А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев. Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29. Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе. Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии, Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца. Хук напомнил царю о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то Петр и наделил Хука и его наследников привилегией растить перед своим домом два дерева, чтобы они давали тень в теплые летние дни . Так и растут эти единственные на улицах Нижнего города деревья. Нынешние липы были посажены в прошлом столетии, видимо, на смену первым, высаженным при царе Петре.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1105 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

В нынешнем году филиал Морского музея Эстонии — Летная гавань и ее ангары — празднует солидный юбилей: сто лет со дня закладки.

Проезжая на автобусе номер 73 прибрежный район Каламая, невозможно не отметить, как преобразилось это историческое предместье.

Ангары Лётной гавани в Ревеле в процессе строительства сто лет назад...

Ангары Лётной гавани в Ревеле в процессе строительства сто лет назад…

Всегда живущее морем, в наши дни оно стало ближе к акватории, к объектам, которые стали для таллиннцев и гостей города его новыми символами, — Гидрогавани и ее ангарам.

Между тем «новизна» тут, конечно же, относительная — нынешней осенью Гидрогавань имеет все основания отметить солидный юбилей — сто лет со дня начала работ по ее сооружению.

Уникальный комплекс начала XX столетия, ставший не так давно современным домом для экспозиции Морского музея, по своей конструкции и оформлению — одно из красивейших архитектурных памятников Эстонии.

То, что сегодня в обиходной речи, не задумываясь, называют заимствованным из эстонского термином «Леннусадам», включает в себя не только бассейн с причалами, молом и ангаром, но и давнюю историю.

История эта имеет непосредственное отношение к балтийскому флоту и Ревсльской морской крепости имени императора Петра Великого, заложенной за два года до начала Первой мировой войны.

С моря и с воздуха

... и в наши дни - преображённые в филиал Морского музея Эстонии.

… и в наши дни — преображённые в филиал Морского музея Эстонии.

В 1912 году, при рассмотрении плана боевого развертывания Балтфлота в случае войны с Германией, было предусмотрено создание так называемой «Нарген-Поркалудской минной позиции», получившей название Центральной.

Нарген — современный остров Найссаар, Порккала — полуостров километров на тридцать западнее Хельсинки: расположенные друг напротив друга, они действительно блокировали подходы к столице империи — Санкт-Петербургу.

Тогда же командующий русским флотом на Балтике, адмирал Николай Оттович фон Эссен поставил перед Генеральным штабом вопрос о необходимости создания отрядов морской авиации, которая была бы способна вести разведку над акваторией.
Центром прикрывающего российскую столицу укреп района был назначен Ревель.
Действовать авиационный отряд, согласно его планам, должен был на расстоянии в сто шестьдесят-двести миль от района минного заграждения и своевременно предупреждать о приближении кораблей неприятельского германского флота.

К началу войны на всём южном побережье Балтийского моря, начиная от современного города Лиепая в Латвии и вплоть до самой Нарвы на теперешней эстонско-российской граница были созданы авиационные станции, укомплектованные гидросамолетами.

Для своего времени это было новое и грозное оружие. Беда в том, что сами аэропланы были «морскими», скорее, формально; поставленные на поплавки, они обладали ограниченными тактическими возможностями. Да и было их, увы, недостаточно.

Уже в 1914 году конструктор Дмитрий Павлович Григорович разработал принципиально новый самолет — летающую лодку «М-5». Ее летные качества и боевые возможности были несравнимо лучше поплавковых предшественников.

Следующей весной гидросамолет совершил первые полеты, но в серийное производство поступил только в 1916 году. Генштаб приступил к формированию дивизий морской авиации — одной на Балтике, другой на Черном море.

Бригады и отряды

Центром прикрывающего российскую столицу укрепрайона — морской
крепости Петра Великого — с самого начала был назначен Ревель.

Адмирал Эссен, понимая всю опасность германской морской авиации для кораблей и баз флота, уже зимой 1914 года стал создавать в городе систему противовоздушной обороны.

Авиационный отряд базировался со следующей весны в устье реки Бригитовки (так местное русское население именовало в ту пору Пирита) и оставался здесь до сдачи города войскам кайзера в феврале восемнадцатого.

С наступлением навигации 1915 года резко обострилась обстановка на сухопутном фронте под Ригой, равно как и в Рижском заливе. Становилось очевидно: германское командование готовится задействовать в наступлении и авиацию.

Развитие самой стратегии воздушной войны показывало; немцы не будут ограничиваться использованием ее исключительно в разведывательных целях — летом шестнадцатого германский цеппелин впервые сбросил на Ревель авиабомбы.

К концу того же года была сформирована дивизия морской авиации Балтийского флота, состоявшая из двух бригад: первая — для выполнения боевых задач на северном, «финляндском», побережье Финского залива, вторая — на южном, «эстляндском».

В составе каждой бригады было по девять летных отрядов — то есть порядка шестидесяти современнейших на тот момент гидросамолетов. Но, к сожалению, даже к окончанию войны полностью укомплектованы они так никогда и не были…

Для строительства летной гавани была отведена территория на побережье Каламая: военными она использовалась со второй трети XIX столетия.

Уникальный памятник

Строительство ангаров для гидросамолетов — в тогдашней документации их (за отсутствием терминологии фамильярно называли порой просто «сараями для аэропланов») было предприятием ответственным.

Первый тур конкурса проектов стратегического объекта оказался безрезультатным. На второй, состоявшийся в апреле 1916 года, поступили проекты трех фирм — одного российского и двух зарубежных. Их представители прибыли в Ревель.

Победителем в итоге стало датское инженерное бюро Christian&Nielsen, предложившее самый дешевый и надежный проект. В июле он был послан на согласование в Морское министерство, и в том же месяце столица утвердила его.

Еще за четыре дня до получения формального подтверждения, 5 июня 1916 года, на берегах Ревельской бухты началось строительство. По всей видимости, еще до наступления зимних холодов удалось закончить заливку трех бетонных куполов.

Осенью следующего года строительство в Летной гавани прервалось: в сентябре семнадцатого была сдана Рига — фронт неотвратимо приближался к Таллинну. В конце февраля 18-го, не встретив сопротивления, кайзеровские войска вступили в город.

Несмотря на то что ангары достроены не были, немецкое командование решило задействовать уже имеющуюся инфраструктуру: она стала базой для созданного отряда морской авиации «Ревель», который вел разведку над акваторией Финского залива.

Освободительная война затронула Летную гавань «по касательной»: эстонской морской авиацией она использовалась, но летчики отрабатывали только взлет и посадки, непосредственного участия в боевых действиях 1918-1920 годов не принимали.

В дальнейшем, вплоть до 1940 года, Летная гавань и ее строения использовались для нужд авиации и расположения частей противовоздушной обороны. Никаких значительных дополнений в сложившийся комплекс внесено не было.
После вхождения Эстонии в состав СССР постройки были переданы Балтийскому флоту, с августа сорок первого по сентябрь сорок четвертого ими распоряжалось немецкое военное командование.
Прошлое Таллинна и флотские традиции не оставляют равнодушными никого.
В послевоенные десятилетия в ангарах Летной гавани размещались различные организации флотского подчинения — отношение к ним оставалось сугубо утилитарным, служебным.

Лишь в конце семидесятых годов историк Евгений Кальюнди впервые обратил на постройку внимание — и выявил в ней уникальный памятник архитектуры начала XX века.

Но должно было пройти еще без малого два десятилетия, чтобы комплекс был взят под охрану как объект культурного наследия…

***

Точкой отсчета новейшего периода в истории Летной гавани стоит считать 11 мая 2012 года, когда территория ее стала музейным комплексом.

К тому времени у причалов разместился на вечной стоянке музейный флот Эстонии, была завершена беспрецедентная по своим масштабам реставрация ангаров и реконструкция их интерьеров.

Музеефикация — лучшая судьба для памятников военной истории: устарев с точки зрения фортификации, они могут немало рассказать о прошлом не только вооруженных сил страны, но и о развитии инженерно-технической мысли.

Недаром в филиале Морского музея в Летной гавани каждый день можно увидеть десятки, а то и сотни посетителей. Самых разных возрастов — прошлое Ревеля — Таллинна и славные флотские традиции не оставляют равнодушными никого.

Семен Смеян,
Клуб ветеранов флота

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Богатство и процветание города всецело зависели от торговли, главным образом транзитной, между Западной Европой и Новгородом, а через него и другими русскими городами. 22 февраля 1346 года Таллинн получил от Ганзейского союза право складочного пункта в Новгородской торговле. Из Франции и Португалии привозили много соли. «Таллинн построен на соли» - гласит средневековая поговорка. И, действительно, только в течение одного дня, 15 июля 1442 года, в Таллинн пришло 57 кораблей с солью. Количество соли, привозимой в Таллинн, в некоторые годы превышало 1,200 млн. кг. На соль обменивалось в те времена зерно, занимавшее главное место среди товаров, которые вывозили из города. Соль по здешнему обычаю никто не имел право взвешивать на своих весах. Для этого на ратушной площади имелось специальное здание – «важня», известное с XIV века. В 1554 году в северной части площади была построена Новая важня. Это было двухэтажное здание с высокой крышей, украшенное барельефными медальонами с изображением граждан города. Здание важни погибло в 1944 году, а барельефы хранятся в музее. Место, на котором стояла важня, отмечено вымосткой – линией в два камня поперек основной вымостки площади.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!