А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

В нынешнем году филиал Морского музея Эстонии — Летная гавань и ее ангары — празднует солидный юбилей: сто лет со дня закладки.

Проезжая на автобусе номер 73 прибрежный район Каламая, невозможно не отметить, как преобразилось это историческое предместье.

Ангары Лётной гавани в Ревеле в процессе строительства сто лет назад...

Ангары Лётной гавани в Ревеле в процессе строительства сто лет назад…

Всегда живущее морем, в наши дни оно стало ближе к акватории, к объектам, которые стали для таллиннцев и гостей города его новыми символами, — Гидрогавани и ее ангарам.

Между тем «новизна» тут, конечно же, относительная — нынешней осенью Гидрогавань имеет все основания отметить солидный юбилей — сто лет со дня начала работ по ее сооружению.

Уникальный комплекс начала XX столетия, ставший не так давно современным домом для экспозиции Морского музея, по своей конструкции и оформлению — одно из красивейших архитектурных памятников Эстонии.

То, что сегодня в обиходной речи, не задумываясь, называют заимствованным из эстонского термином «Леннусадам», включает в себя не только бассейн с причалами, молом и ангаром, но и давнюю историю.

История эта имеет непосредственное отношение к балтийскому флоту и Ревсльской морской крепости имени императора Петра Великого, заложенной за два года до начала Первой мировой войны.

С моря и с воздуха

... и в наши дни - преображённые в филиал Морского музея Эстонии.

… и в наши дни — преображённые в филиал Морского музея Эстонии.

В 1912 году, при рассмотрении плана боевого развертывания Балтфлота в случае войны с Германией, было предусмотрено создание так называемой «Нарген-Поркалудской минной позиции», получившей название Центральной.

Нарген — современный остров Найссаар, Порккала — полуостров километров на тридцать западнее Хельсинки: расположенные друг напротив друга, они действительно блокировали подходы к столице империи — Санкт-Петербургу.

Тогда же командующий русским флотом на Балтике, адмирал Николай Оттович фон Эссен поставил перед Генеральным штабом вопрос о необходимости создания отрядов морской авиации, которая была бы способна вести разведку над акваторией.
Центром прикрывающего российскую столицу укреп района был назначен Ревель.
Действовать авиационный отряд, согласно его планам, должен был на расстоянии в сто шестьдесят-двести миль от района минного заграждения и своевременно предупреждать о приближении кораблей неприятельского германского флота.

К началу войны на всём южном побережье Балтийского моря, начиная от современного города Лиепая в Латвии и вплоть до самой Нарвы на теперешней эстонско-российской граница были созданы авиационные станции, укомплектованные гидросамолетами.

Для своего времени это было новое и грозное оружие. Беда в том, что сами аэропланы были «морскими», скорее, формально; поставленные на поплавки, они обладали ограниченными тактическими возможностями. Да и было их, увы, недостаточно.

Уже в 1914 году конструктор Дмитрий Павлович Григорович разработал принципиально новый самолет — летающую лодку «М-5». Ее летные качества и боевые возможности были несравнимо лучше поплавковых предшественников.

Следующей весной гидросамолет совершил первые полеты, но в серийное производство поступил только в 1916 году. Генштаб приступил к формированию дивизий морской авиации — одной на Балтике, другой на Черном море.

Бригады и отряды

Центром прикрывающего российскую столицу укрепрайона — морской
крепости Петра Великого — с самого начала был назначен Ревель.

Адмирал Эссен, понимая всю опасность германской морской авиации для кораблей и баз флота, уже зимой 1914 года стал создавать в городе систему противовоздушной обороны.

Авиационный отряд базировался со следующей весны в устье реки Бригитовки (так местное русское население именовало в ту пору Пирита) и оставался здесь до сдачи города войскам кайзера в феврале восемнадцатого.

С наступлением навигации 1915 года резко обострилась обстановка на сухопутном фронте под Ригой, равно как и в Рижском заливе. Становилось очевидно: германское командование готовится задействовать в наступлении и авиацию.

Развитие самой стратегии воздушной войны показывало; немцы не будут ограничиваться использованием ее исключительно в разведывательных целях — летом шестнадцатого германский цеппелин впервые сбросил на Ревель авиабомбы.

К концу того же года была сформирована дивизия морской авиации Балтийского флота, состоявшая из двух бригад: первая — для выполнения боевых задач на северном, «финляндском», побережье Финского залива, вторая — на южном, «эстляндском».

В составе каждой бригады было по девять летных отрядов — то есть порядка шестидесяти современнейших на тот момент гидросамолетов. Но, к сожалению, даже к окончанию войны полностью укомплектованы они так никогда и не были…

Для строительства летной гавани была отведена территория на побережье Каламая: военными она использовалась со второй трети XIX столетия.

Уникальный памятник

Строительство ангаров для гидросамолетов — в тогдашней документации их (за отсутствием терминологии фамильярно называли порой просто «сараями для аэропланов») было предприятием ответственным.

Первый тур конкурса проектов стратегического объекта оказался безрезультатным. На второй, состоявшийся в апреле 1916 года, поступили проекты трех фирм — одного российского и двух зарубежных. Их представители прибыли в Ревель.

Победителем в итоге стало датское инженерное бюро Christian&Nielsen, предложившее самый дешевый и надежный проект. В июле он был послан на согласование в Морское министерство, и в том же месяце столица утвердила его.

Еще за четыре дня до получения формального подтверждения, 5 июня 1916 года, на берегах Ревельской бухты началось строительство. По всей видимости, еще до наступления зимних холодов удалось закончить заливку трех бетонных куполов.

Осенью следующего года строительство в Летной гавани прервалось: в сентябре семнадцатого была сдана Рига — фронт неотвратимо приближался к Таллинну. В конце февраля 18-го, не встретив сопротивления, кайзеровские войска вступили в город.

Несмотря на то что ангары достроены не были, немецкое командование решило задействовать уже имеющуюся инфраструктуру: она стала базой для созданного отряда морской авиации «Ревель», который вел разведку над акваторией Финского залива.

Освободительная война затронула Летную гавань «по касательной»: эстонской морской авиацией она использовалась, но летчики отрабатывали только взлет и посадки, непосредственного участия в боевых действиях 1918-1920 годов не принимали.

В дальнейшем, вплоть до 1940 года, Летная гавань и ее строения использовались для нужд авиации и расположения частей противовоздушной обороны. Никаких значительных дополнений в сложившийся комплекс внесено не было.
После вхождения Эстонии в состав СССР постройки были переданы Балтийскому флоту, с августа сорок первого по сентябрь сорок четвертого ими распоряжалось немецкое военное командование.
Прошлое Таллинна и флотские традиции не оставляют равнодушными никого.
В послевоенные десятилетия в ангарах Летной гавани размещались различные организации флотского подчинения — отношение к ним оставалось сугубо утилитарным, служебным.

Лишь в конце семидесятых годов историк Евгений Кальюнди впервые обратил на постройку внимание — и выявил в ней уникальный памятник архитектуры начала XX века.

Но должно было пройти еще без малого два десятилетия, чтобы комплекс был взят под охрану как объект культурного наследия…

***

Точкой отсчета новейшего периода в истории Летной гавани стоит считать 11 мая 2012 года, когда территория ее стала музейным комплексом.

К тому времени у причалов разместился на вечной стоянке музейный флот Эстонии, была завершена беспрецедентная по своим масштабам реставрация ангаров и реконструкция их интерьеров.

Музеефикация — лучшая судьба для памятников военной истории: устарев с точки зрения фортификации, они могут немало рассказать о прошлом не только вооруженных сил страны, но и о развитии инженерно-технической мысли.

Недаром в филиале Морского музея в Летной гавани каждый день можно увидеть десятки, а то и сотни посетителей. Самых разных возрастов — прошлое Ревеля — Таллинна и славные флотские традиции не оставляют равнодушными никого.

Семен Смеян,
Клуб ветеранов флота

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!