А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
На улице Ратаскаэву (Колесного колодца) жил некий легкомысленный домовладелец, который промотал все свое состояние. Однажды ночью, потеряв надежду поправить свои дела, он решил покончить с собой. В эту роковую минуту в дом к нему постучался неизвестный и попросил позволения устроить следующей ночью на верхнем этаже его дома свадебный пир. Незнакомец, посулил за это несчастному хозяину несметные богатства, но при одном условии - никто не должен подслушивать и подсматривать, иначе того постигнет смерть. Домовладелец принял предложение. Вечером следующего дня к подъезду дома на Ратаскаэву начали съезжаться роскошные кареты, в окнах верхнего этажа зажглись яркие огни, заскрипела лестница, будто по ней поднималось огромное число людей. Из верхней залы доносились звуки чудесной музыки, весь дом ходил ходуном - казалось, плясали тысячи гостей. Но едва колокола на городских башнях пробили час ночи, как погасли огни на верхнем этаже, и все стихло. Наваждение исчезло. Домовладелец же, еще накануне весь в долгах и думавший покинуть сей бренный мир, сказочно разбогател за ночь и стал кутить пуще прежнего. Правда, внезапно умер его слуга, который успел признаться перед смертью священнику, что был тайным свидетелем свадьбы черта в доме своего хозяина. Черт справляет так свадьбу, - поведал священнику несчастный.
Хроники Таллина
Говорят так:
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1307 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Хотя титул «Осенняя столица» Таллинн с наступлением астрономической осени и передает Нарве ежегодно, улица Осенняя — Сюгизе — неизменно остается с таллиннцами.

«Коль не зима, не осень, не весна, не лето — то знай, голубчик мой, что город Ревель это», — категорично заверял газетный фельетонист сто лет назад.

Флагшток под сине-черно-белый вымпел над одним из домов по улице Сюгизе готов к использованию и сегодня.

Флагшток под сине-черно-белый вымпел над одним из домов по улице Сюгизе готов к использованию и сегодня.

Сотрудник «Ревельского листка» однозначно ошибался — что-что, а вот уж осень, в отличие от всех прочих времен года, в Таллинне выдается и удается всякий раз. Гарантированно и неизбежно.

В городе, золотой век которого выпал на тот исторический период, который с руки голландского медиевиста Йохана Хёйзинги обрел поэтическое имя «Осень Средневековья», иначе и быть не могло.

Как не могло не появиться в Таллинне и собственной Осенней улицы — Сюгизе. Даром что лежит она вне территории средневекового ядра города — неспешному путнику она способна поведать немало любопытных историй.

Епископы и жулики

Самый «осенний» топоним столичной карты молод — неполных восемьдесят лет. Для Таллинна — не возраст.

Немногим старше — лет эдак на тридцать — народное название предместья, через который она пролегает; название Кельмикюла начинает встречаться на страницах выходивших в Ревеле эстонских газет не ранее конца XIX века.

Ранее, по большому счету говоря, и писать-то о здешних местах было особенно нечего: покос у подножия холма Тоомпеа использовался испокон веков как пастбище. Изначально — епископское, позднее — просто Верхнего города.

Во второй половине XVII столетия был, правда, у нынешнего Кельмикюла уникальный шанс: один из планов расширения ревельской крепости предусматривал расширение городской территории в западном направлении едва ли не на треть.

Новая часть города, согласно градостроительным представлениям эпохи, должна была быть защищена поясом бастионов и обзавестись регулярной сеткой улиц с двумя квадратами площадей на месте их взаимного пересечения.

Как мало реалистичный, по соображениям прежде всего финансового характера, план этот правительством Шведского королевства был отклонен: с улицами в Кельмикюла пришлось подождать еще добрых лет двести.

Шпиль Домского собора в перспективе улицы Сюгизе напоминает о епископском прошлом нынешнего Кельмикюла.

Шпиль Домского собора в перспективе улицы Сюгизе напоминает о епископском прошлом нынешнего Кельмикюла.

Трассироваться они начали здесь в семидесятые годы позапрошлого столетия, когда Ревель, утративший после Крымской войны статус города-крепости, активно шагнул через линию крепостных укреплений.

В новых предместьях селился пришлый люд: вчерашние крестьяне, сменившие плуг и борону на машины и станки первых промышленных предприятий административного центра Эстляндской губернии.

Привокзальный район (а железная дорога очертила одну из его границ в 1870 году) всегда и везде притягивал к себе не только обслуживающий персонал, но и лиц, на руку не совсем чистых.

Возможно, именно поэтому народная молва и прозвала его Кельмикюла — Деревня прохвостов, плутов, жуликов. А в словарном переводе начала XX века — и вовсе — воров.

Сёренсен и Сёрене

На карте Ревеля столетней давности топонима «Сюгизе» еще нет. Сама улица, правда присутствует — под малопонятным именем Зеренская.

К зерни — раннесредневековой технике изготовления ювелирных украшений — название не имеет никакого отношения: на Севере Европы представлена она в ту пору не была.

Ключ к разгадке лежит в области не металлообработки, а садоводства: в апреле 1810 года некий садовник Сёрен Торенфельд приобрел у магистрата окрестные земли и учредил на нем питомник.

Судя по фамилии, а прежде всего по имени, — по происхождению он
был датчанин: сложно сказать чем, но территория нынешнего Кельмикюла людей со скандинавскими корнями полтораста лет тому назад к себе просто притягивала.

Так, в последней четверти XIX века, когда садоводческое хозяйство давно сменило первоначального владельца, едва ли не самым выдающимся домохозяином в его окрестностях стала семья рыбопромышленников Сёренсенов.

Тягаться Сёренсенам с такими «килечными королями» Ревеля царских времен, как Дёмины, Малаховы или Леэсменты, было, вероятно не под силу. Но в историю самого знаменитого кулинарного бренда Таллинна вклад они посильный внесли.

Стопроцентно гарантировать, конечно, невозможно, но считается, что именно Вольдемар Сёренсен в семидесятые годы позапрошлого столетия решил украсить этикетку консервной банки с кильками частью таллиннского силуэта.

Так это или не так — судить, конечно, сложно. Отследить в точности — еще сложнее, так как и конкуренты на ниве увековечивания абриса шпилей Старого города на килечной жестянке существовали уже лет девяносто тому назад.

Но не исключено, что доля истины в легенде явно рекламного свойства имеется. Не зря же былую улицу Сёренси горожане-эстонцы переименовали к тому времени в Сёэренсени, и топоним этот стал официальным.

Намек флагштока

Хотя той же фамилии обязана своим былым названием не только Сюгизе, но и улица Суве (ее в двадцатые годы называли Вяйке-Сёэренсени), большинство местного населения составляли всё же эстонцы.

Для того чтобы удостовериться в этом, необязательно ворошить страницы адресных книг вековой давности; достаточно устремить взор в… небо над улицей Сюгизе. Точнее — над фронтонами образующих ее застройку жилых домов.

Дело даже не в том, что на профессиональном жаргоне историков архитектуры именуются они последние лет пятнадцать «лендеровскими» — по фамилии инженера-строитеяя Вольдемара Лендера, первого таллиннского мэра-эстонца.

Почти безошибочный намек на национальность первых домовладельцев — деревянный стержень, воздвигнутый над крышей лестничной клетки, элемент не чисто декоративный, как может показаться ныне, но некогда — вполне функциональный.

В официальные знаменательные дни украшать жилые дома флагами полагалось и во времена Российской империи. Понятно, что флаги это были государственные: дворники должны были вывешивать у входа бело-сине-красные полотнища.

Использование сине-черно-белого (по происхождению — корпоративного, но вскоре ставшего для эстонцев подлинно национальным) знамени на «равных позициях» с общегосударственной символикой не то что не поощрялось — не дозволялось вовсе.

А вот про вымпелы какой-либо расцветки имперское законодательство, надо понимать, молчало. Именно потому «сознательные» эстонцы, строя дом для себя и своих соплеменников, спешили воздвигнуть над ним флагшток для его поднятия.

В 1896 году «Ревельекие известия» опубликовали письмо некоего горожанина; дескать, в дни «Все-эстонского певческого празднования» сине-черно-белые вымпелы реяли в предместьях повсюду, а вот государственных флагов было не видать.

Власти намек поняли: поднимать вымпелы каких-либо цветов, кроме белого, синего и красного, над домами в губернском городе Ревеле вскоре было строго воспрещено: что в комбинации с госсимволикой, что без.

***

6 ноября 1939 года из Таллинна, в рамках программы переселения остзейских немцев на «историческую родину», отбыла Бетти Сёренсен — последняя представительница некогда славного рода.

К тому времени улица, носившая фамилию ее предков, вот уже полгода как была переименована: очередная волна кампании по эстонизации топонимов столицы заменила ее прежнее имя на нынешнее.

Почему именно Сюгизе — топонимическая комиссия Городской управы не пояснила. Скорее всего — по «логическому» принципу: соседняя Кордезе стала Кеваде —Весенней, а перпендикулярная Вяйке-Сёренсени — Суве, то есть — Летней.

Можно, конечно, пофантазировать и предположить, что в новом имени содержался скрытый намек на рыбопромышленников Сёренсенов: самой ценной испокон веков считалась килька, пойманная в Таллиннской бухте именно по осени.

Но это — лишь предположение, домысел, который может родиться во время прогулки по не длинной, но колоритной, своим почти нетронутым обликом рубежа ХIХ-ХХ столетий, улице предместья Кельмикюла.

Начавшись от бульвара Тоомпуйэстеэ, она через дюжину домов упирается в кованые ворота деревянного особняка, в котором несколько лет назад открылся еврейский детский сад «Авив».

Название его в переводе с иврита означает — Весна. Что тоже символично: ведь вслед за любой осенью неизбежно приходит не только промозглая зима, но и обязательно — весеннее тепло.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Эстония - страна интеллигентная и культурная. Причём это не "культур-мультур" Питера, и не московская показуха вечерних нарядов. Например, гастроли какой-нибудь театральной труппы или премьера собственного спектакля - общегородское событие. И собираются на него и стар, и млад, и беден, и олигарх. Серьёзно. Таллинн, кстати - эдакий "российский голливуд", точнее, его натурная съёмочная площадка. Потрясающие задники для любых исторических и не очень киноэпосов. Каких только фильмов здесь не снималось... А ещё Таллинн очень популярен у фотографов. Здесь можно поймать миллионы "вкусных" моментов. И поэтому в книжных магазинах наряду с "открыточно-достопримечательными" книгами по Таллинну продаются авторские фотоальбомы многих известных фотохудожников. Эстония - ещё в советские годы была "не от соцмира сего". Эдакий налёт отстранённости присутствовал. А сейчас - и подавно совсем европейская страна стала.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!