Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Первые уличные фонари появились в Таллинне в 1710 году - они висели посреди улиц на веревках. И зажигались только в приезд важных вельмож или в большие праздники.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Хотя титул «Осенняя столица» Таллинн с наступлением астрономической осени и передает Нарве ежегодно, улица Осенняя — Сюгизе — неизменно остается с таллиннцами.

«Коль не зима, не осень, не весна, не лето — то знай, голубчик мой, что город Ревель это», — категорично заверял газетный фельетонист сто лет назад.

Флагшток под сине-черно-белый вымпел над одним из домов по улице Сюгизе готов к использованию и сегодня.

Флагшток под сине-черно-белый вымпел над одним из домов по улице Сюгизе готов к использованию и сегодня.

Сотрудник «Ревельского листка» однозначно ошибался — что-что, а вот уж осень, в отличие от всех прочих времен года, в Таллинне выдается и удается всякий раз. Гарантированно и неизбежно.

В городе, золотой век которого выпал на тот исторический период, который с руки голландского медиевиста Йохана Хёйзинги обрел поэтическое имя «Осень Средневековья», иначе и быть не могло.

Как не могло не появиться в Таллинне и собственной Осенней улицы — Сюгизе. Даром что лежит она вне территории средневекового ядра города — неспешному путнику она способна поведать немало любопытных историй.

Епископы и жулики

Самый «осенний» топоним столичной карты молод — неполных восемьдесят лет. Для Таллинна — не возраст.

Немногим старше — лет эдак на тридцать — народное название предместья, через который она пролегает; название Кельмикюла начинает встречаться на страницах выходивших в Ревеле эстонских газет не ранее конца XIX века.

Ранее, по большому счету говоря, и писать-то о здешних местах было особенно нечего: покос у подножия холма Тоомпеа использовался испокон веков как пастбище. Изначально — епископское, позднее — просто Верхнего города.

Во второй половине XVII столетия был, правда, у нынешнего Кельмикюла уникальный шанс: один из планов расширения ревельской крепости предусматривал расширение городской территории в западном направлении едва ли не на треть.

Новая часть города, согласно градостроительным представлениям эпохи, должна была быть защищена поясом бастионов и обзавестись регулярной сеткой улиц с двумя квадратами площадей на месте их взаимного пересечения.

Как мало реалистичный, по соображениям прежде всего финансового характера, план этот правительством Шведского королевства был отклонен: с улицами в Кельмикюла пришлось подождать еще добрых лет двести.

Шпиль Домского собора в перспективе улицы Сюгизе напоминает о епископском прошлом нынешнего Кельмикюла.

Шпиль Домского собора в перспективе улицы Сюгизе напоминает о епископском прошлом нынешнего Кельмикюла.

Трассироваться они начали здесь в семидесятые годы позапрошлого столетия, когда Ревель, утративший после Крымской войны статус города-крепости, активно шагнул через линию крепостных укреплений.

В новых предместьях селился пришлый люд: вчерашние крестьяне, сменившие плуг и борону на машины и станки первых промышленных предприятий административного центра Эстляндской губернии.

Привокзальный район (а железная дорога очертила одну из его границ в 1870 году) всегда и везде притягивал к себе не только обслуживающий персонал, но и лиц, на руку не совсем чистых.

Возможно, именно поэтому народная молва и прозвала его Кельмикюла — Деревня прохвостов, плутов, жуликов. А в словарном переводе начала XX века — и вовсе — воров.

Сёренсен и Сёрене

На карте Ревеля столетней давности топонима «Сюгизе» еще нет. Сама улица, правда присутствует — под малопонятным именем Зеренская.

К зерни — раннесредневековой технике изготовления ювелирных украшений — название не имеет никакого отношения: на Севере Европы представлена она в ту пору не была.

Ключ к разгадке лежит в области не металлообработки, а садоводства: в апреле 1810 года некий садовник Сёрен Торенфельд приобрел у магистрата окрестные земли и учредил на нем питомник.

Судя по фамилии, а прежде всего по имени, — по происхождению он
был датчанин: сложно сказать чем, но территория нынешнего Кельмикюла людей со скандинавскими корнями полтораста лет тому назад к себе просто притягивала.

Так, в последней четверти XIX века, когда садоводческое хозяйство давно сменило первоначального владельца, едва ли не самым выдающимся домохозяином в его окрестностях стала семья рыбопромышленников Сёренсенов.

Тягаться Сёренсенам с такими «килечными королями» Ревеля царских времен, как Дёмины, Малаховы или Леэсменты, было, вероятно не под силу. Но в историю самого знаменитого кулинарного бренда Таллинна вклад они посильный внесли.

Стопроцентно гарантировать, конечно, невозможно, но считается, что именно Вольдемар Сёренсен в семидесятые годы позапрошлого столетия решил украсить этикетку консервной банки с кильками частью таллиннского силуэта.

Так это или не так — судить, конечно, сложно. Отследить в точности — еще сложнее, так как и конкуренты на ниве увековечивания абриса шпилей Старого города на килечной жестянке существовали уже лет девяносто тому назад.

Но не исключено, что доля истины в легенде явно рекламного свойства имеется. Не зря же былую улицу Сёренси горожане-эстонцы переименовали к тому времени в Сёэренсени, и топоним этот стал официальным.

Намек флагштока

Хотя той же фамилии обязана своим былым названием не только Сюгизе, но и улица Суве (ее в двадцатые годы называли Вяйке-Сёэренсени), большинство местного населения составляли всё же эстонцы.

Для того чтобы удостовериться в этом, необязательно ворошить страницы адресных книг вековой давности; достаточно устремить взор в… небо над улицей Сюгизе. Точнее — над фронтонами образующих ее застройку жилых домов.

Дело даже не в том, что на профессиональном жаргоне историков архитектуры именуются они последние лет пятнадцать «лендеровскими» — по фамилии инженера-строитеяя Вольдемара Лендера, первого таллиннского мэра-эстонца.

Почти безошибочный намек на национальность первых домовладельцев — деревянный стержень, воздвигнутый над крышей лестничной клетки, элемент не чисто декоративный, как может показаться ныне, но некогда — вполне функциональный.

В официальные знаменательные дни украшать жилые дома флагами полагалось и во времена Российской империи. Понятно, что флаги это были государственные: дворники должны были вывешивать у входа бело-сине-красные полотнища.

Использование сине-черно-белого (по происхождению — корпоративного, но вскоре ставшего для эстонцев подлинно национальным) знамени на «равных позициях» с общегосударственной символикой не то что не поощрялось — не дозволялось вовсе.

А вот про вымпелы какой-либо расцветки имперское законодательство, надо понимать, молчало. Именно потому «сознательные» эстонцы, строя дом для себя и своих соплеменников, спешили воздвигнуть над ним флагшток для его поднятия.

В 1896 году «Ревельекие известия» опубликовали письмо некоего горожанина; дескать, в дни «Все-эстонского певческого празднования» сине-черно-белые вымпелы реяли в предместьях повсюду, а вот государственных флагов было не видать.

Власти намек поняли: поднимать вымпелы каких-либо цветов, кроме белого, синего и красного, над домами в губернском городе Ревеле вскоре было строго воспрещено: что в комбинации с госсимволикой, что без.

***

6 ноября 1939 года из Таллинна, в рамках программы переселения остзейских немцев на «историческую родину», отбыла Бетти Сёренсен — последняя представительница некогда славного рода.

К тому времени улица, носившая фамилию ее предков, вот уже полгода как была переименована: очередная волна кампании по эстонизации топонимов столицы заменила ее прежнее имя на нынешнее.

Почему именно Сюгизе — топонимическая комиссия Городской управы не пояснила. Скорее всего — по «логическому» принципу: соседняя Кордезе стала Кеваде —Весенней, а перпендикулярная Вяйке-Сёренсени — Суве, то есть — Летней.

Можно, конечно, пофантазировать и предположить, что в новом имени содержался скрытый намек на рыбопромышленников Сёренсенов: самой ценной испокон веков считалась килька, пойманная в Таллиннской бухте именно по осени.

Но это — лишь предположение, домысел, который может родиться во время прогулки по не длинной, но колоритной, своим почти нетронутым обликом рубежа ХIХ-ХХ столетий, улице предместья Кельмикюла.

Начавшись от бульвара Тоомпуйэстеэ, она через дюжину домов упирается в кованые ворота деревянного особняка, в котором несколько лет назад открылся еврейский детский сад «Авив».

Название его в переводе с иврита означает — Весна. Что тоже символично: ведь вслед за любой осенью неизбежно приходит не только промозглая зима, но и обязательно — весеннее тепло.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Между прочим…
Невероятно романтическая и пестрая история Таллинна началась почти 850 лет назад. По одной из легенд, а Таллинн полон ими, как старинный бабушкин сундук, датский король Вольдемар, захвативший к началу XII века весь север Эстонии, выехал со своей свитой на охоту. Увидев оленя небывалой красоты, Вольдемар приказал взять его живым. Но гордый зверь не дался в руки датчанам и бросился с высокой отвесной скалы. Восхищенный король решил возвести на этом месте город. Так, по преданию, возник Таллин, нынешняя столица Эстонской Республики. Его старое название, - Реваль, происходит от датского выражения, в переводе: «косуля упала».
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!