А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
На большом гербе Эстонской Республики, на золотом фоне исполненного в стиле барокко щита, изображены три льва-леопарда синего цвета с языками красного цвета и глазами серебряного цвета, которые идут, если смотреть со стороны щита, направо, устремив взоры на зрителя. С трех сторон щит окаймлен венком из двух скрещенных дубовых веток золотистого цвета. Основой герба Эстонии стал датский герб XIII столетия. Этот герб вместе с флагом передал Таллину король Вольдемар II в 1219 году. Официально герб утвердили в 1925 году. На сохранившейся наиболее ранней печати Таллина, относящейся к 1277 году, изображены три идущих коронованных леопарда с головами в анфас на треугольном гербовом щите. Леопарды были синими, располагались они на золотом поле.
Хроники Таллина
Говорят так:
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Хотя титул «Осенняя столица» Таллинн с наступлением астрономической осени и передает Нарве ежегодно, улица Осенняя — Сюгизе — неизменно остается с таллиннцами.

«Коль не зима, не осень, не весна, не лето — то знай, голубчик мой, что город Ревель это», — категорично заверял газетный фельетонист сто лет назад.

Флагшток под сине-черно-белый вымпел над одним из домов по улице Сюгизе готов к использованию и сегодня.

Флагшток под сине-черно-белый вымпел над одним из домов по улице Сюгизе готов к использованию и сегодня.

Сотрудник «Ревельского листка» однозначно ошибался — что-что, а вот уж осень, в отличие от всех прочих времен года, в Таллинне выдается и удается всякий раз. Гарантированно и неизбежно.

В городе, золотой век которого выпал на тот исторический период, который с руки голландского медиевиста Йохана Хёйзинги обрел поэтическое имя «Осень Средневековья», иначе и быть не могло.

Как не могло не появиться в Таллинне и собственной Осенней улицы — Сюгизе. Даром что лежит она вне территории средневекового ядра города — неспешному путнику она способна поведать немало любопытных историй.

Епископы и жулики

Самый «осенний» топоним столичной карты молод — неполных восемьдесят лет. Для Таллинна — не возраст.

Немногим старше — лет эдак на тридцать — народное название предместья, через который она пролегает; название Кельмикюла начинает встречаться на страницах выходивших в Ревеле эстонских газет не ранее конца XIX века.

Ранее, по большому счету говоря, и писать-то о здешних местах было особенно нечего: покос у подножия холма Тоомпеа использовался испокон веков как пастбище. Изначально — епископское, позднее — просто Верхнего города.

Во второй половине XVII столетия был, правда, у нынешнего Кельмикюла уникальный шанс: один из планов расширения ревельской крепости предусматривал расширение городской территории в западном направлении едва ли не на треть.

Новая часть города, согласно градостроительным представлениям эпохи, должна была быть защищена поясом бастионов и обзавестись регулярной сеткой улиц с двумя квадратами площадей на месте их взаимного пересечения.

Как мало реалистичный, по соображениям прежде всего финансового характера, план этот правительством Шведского королевства был отклонен: с улицами в Кельмикюла пришлось подождать еще добрых лет двести.

Шпиль Домского собора в перспективе улицы Сюгизе напоминает о епископском прошлом нынешнего Кельмикюла.

Шпиль Домского собора в перспективе улицы Сюгизе напоминает о епископском прошлом нынешнего Кельмикюла.

Трассироваться они начали здесь в семидесятые годы позапрошлого столетия, когда Ревель, утративший после Крымской войны статус города-крепости, активно шагнул через линию крепостных укреплений.

В новых предместьях селился пришлый люд: вчерашние крестьяне, сменившие плуг и борону на машины и станки первых промышленных предприятий административного центра Эстляндской губернии.

Привокзальный район (а железная дорога очертила одну из его границ в 1870 году) всегда и везде притягивал к себе не только обслуживающий персонал, но и лиц, на руку не совсем чистых.

Возможно, именно поэтому народная молва и прозвала его Кельмикюла — Деревня прохвостов, плутов, жуликов. А в словарном переводе начала XX века — и вовсе — воров.

Сёренсен и Сёрене

На карте Ревеля столетней давности топонима «Сюгизе» еще нет. Сама улица, правда присутствует — под малопонятным именем Зеренская.

К зерни — раннесредневековой технике изготовления ювелирных украшений — название не имеет никакого отношения: на Севере Европы представлена она в ту пору не была.

Ключ к разгадке лежит в области не металлообработки, а садоводства: в апреле 1810 года некий садовник Сёрен Торенфельд приобрел у магистрата окрестные земли и учредил на нем питомник.

Судя по фамилии, а прежде всего по имени, — по происхождению он
был датчанин: сложно сказать чем, но территория нынешнего Кельмикюла людей со скандинавскими корнями полтораста лет тому назад к себе просто притягивала.

Так, в последней четверти XIX века, когда садоводческое хозяйство давно сменило первоначального владельца, едва ли не самым выдающимся домохозяином в его окрестностях стала семья рыбопромышленников Сёренсенов.

Тягаться Сёренсенам с такими «килечными королями» Ревеля царских времен, как Дёмины, Малаховы или Леэсменты, было, вероятно не под силу. Но в историю самого знаменитого кулинарного бренда Таллинна вклад они посильный внесли.

Стопроцентно гарантировать, конечно, невозможно, но считается, что именно Вольдемар Сёренсен в семидесятые годы позапрошлого столетия решил украсить этикетку консервной банки с кильками частью таллиннского силуэта.

Так это или не так — судить, конечно, сложно. Отследить в точности — еще сложнее, так как и конкуренты на ниве увековечивания абриса шпилей Старого города на килечной жестянке существовали уже лет девяносто тому назад.

Но не исключено, что доля истины в легенде явно рекламного свойства имеется. Не зря же былую улицу Сёренси горожане-эстонцы переименовали к тому времени в Сёэренсени, и топоним этот стал официальным.

Намек флагштока

Хотя той же фамилии обязана своим былым названием не только Сюгизе, но и улица Суве (ее в двадцатые годы называли Вяйке-Сёэренсени), большинство местного населения составляли всё же эстонцы.

Для того чтобы удостовериться в этом, необязательно ворошить страницы адресных книг вековой давности; достаточно устремить взор в… небо над улицей Сюгизе. Точнее — над фронтонами образующих ее застройку жилых домов.

Дело даже не в том, что на профессиональном жаргоне историков архитектуры именуются они последние лет пятнадцать «лендеровскими» — по фамилии инженера-строитеяя Вольдемара Лендера, первого таллиннского мэра-эстонца.

Почти безошибочный намек на национальность первых домовладельцев — деревянный стержень, воздвигнутый над крышей лестничной клетки, элемент не чисто декоративный, как может показаться ныне, но некогда — вполне функциональный.

В официальные знаменательные дни украшать жилые дома флагами полагалось и во времена Российской империи. Понятно, что флаги это были государственные: дворники должны были вывешивать у входа бело-сине-красные полотнища.

Использование сине-черно-белого (по происхождению — корпоративного, но вскоре ставшего для эстонцев подлинно национальным) знамени на «равных позициях» с общегосударственной символикой не то что не поощрялось — не дозволялось вовсе.

А вот про вымпелы какой-либо расцветки имперское законодательство, надо понимать, молчало. Именно потому «сознательные» эстонцы, строя дом для себя и своих соплеменников, спешили воздвигнуть над ним флагшток для его поднятия.

В 1896 году «Ревельекие известия» опубликовали письмо некоего горожанина; дескать, в дни «Все-эстонского певческого празднования» сине-черно-белые вымпелы реяли в предместьях повсюду, а вот государственных флагов было не видать.

Власти намек поняли: поднимать вымпелы каких-либо цветов, кроме белого, синего и красного, над домами в губернском городе Ревеле вскоре было строго воспрещено: что в комбинации с госсимволикой, что без.

***

6 ноября 1939 года из Таллинна, в рамках программы переселения остзейских немцев на «историческую родину», отбыла Бетти Сёренсен — последняя представительница некогда славного рода.

К тому времени улица, носившая фамилию ее предков, вот уже полгода как была переименована: очередная волна кампании по эстонизации топонимов столицы заменила ее прежнее имя на нынешнее.

Почему именно Сюгизе — топонимическая комиссия Городской управы не пояснила. Скорее всего — по «логическому» принципу: соседняя Кордезе стала Кеваде —Весенней, а перпендикулярная Вяйке-Сёренсени — Суве, то есть — Летней.

Можно, конечно, пофантазировать и предположить, что в новом имени содержался скрытый намек на рыбопромышленников Сёренсенов: самой ценной испокон веков считалась килька, пойманная в Таллиннской бухте именно по осени.

Но это — лишь предположение, домысел, который может родиться во время прогулки по не длинной, но колоритной, своим почти нетронутым обликом рубежа ХIХ-ХХ столетий, улице предместья Кельмикюла.

Начавшись от бульвара Тоомпуйэстеэ, она через дюжину домов упирается в кованые ворота деревянного особняка, в котором несколько лет назад открылся еврейский детский сад «Авив».

Название его в переводе с иврита означает — Весна. Что тоже символично: ведь вслед за любой осенью неизбежно приходит не только промозглая зима, но и обязательно — весеннее тепло.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
На улице Ратаскаэву (Колесного колодца) жил некий легкомысленный домовладелец, который промотал все свое состояние. Однажды ночью, потеряв надежду поправить свои дела, он решил покончить с собой. В эту роковую минуту в дом к нему постучался неизвестный и попросил позволения устроить следующей ночью на верхнем этаже его дома свадебный пир. Незнакомец, посулил за это несчастному хозяину несметные богатства, но при одном условии - никто не должен подслушивать и подсматривать, иначе того постигнет смерть. Домовладелец принял предложение. Вечером следующего дня к подъезду дома на Ратаскаэву начали съезжаться роскошные кареты, в окнах верхнего этажа зажглись яркие огни, заскрипела лестница, будто по ней поднималось огромное число людей. Из верхней залы доносились звуки чудесной музыки, весь дом ходил ходуном - казалось, плясали тысячи гостей. Но едва колокола на городских башнях пробили час ночи, как погасли огни на верхнем этаже, и все стихло. Наваждение исчезло. Домовладелец же, еще накануне весь в долгах и думавший покинуть сей бренный мир, сказочно разбогател за ночь и стал кутить пуще прежнего. Правда, внезапно умер его слуга, который успел признаться перед смертью священнику, что был тайным свидетелем свадьбы черта в доме своего хозяина. Черт справляет так свадьбу, - поведал священнику несчастный.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!