А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1087 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 229 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Хотя титул «Осенняя столица» Таллинн с наступлением астрономической осени и передает Нарве ежегодно, улица Осенняя — Сюгизе — неизменно остается с таллиннцами.

«Коль не зима, не осень, не весна, не лето — то знай, голубчик мой, что город Ревель это», — категорично заверял газетный фельетонист сто лет назад.

Флагшток под сине-черно-белый вымпел над одним из домов по улице Сюгизе готов к использованию и сегодня.

Флагшток под сине-черно-белый вымпел над одним из домов по улице Сюгизе готов к использованию и сегодня.

Сотрудник «Ревельского листка» однозначно ошибался — что-что, а вот уж осень, в отличие от всех прочих времен года, в Таллинне выдается и удается всякий раз. Гарантированно и неизбежно.

В городе, золотой век которого выпал на тот исторический период, который с руки голландского медиевиста Йохана Хёйзинги обрел поэтическое имя «Осень Средневековья», иначе и быть не могло.

Как не могло не появиться в Таллинне и собственной Осенней улицы — Сюгизе. Даром что лежит она вне территории средневекового ядра города — неспешному путнику она способна поведать немало любопытных историй.

Епископы и жулики

Самый «осенний» топоним столичной карты молод — неполных восемьдесят лет. Для Таллинна — не возраст.

Немногим старше — лет эдак на тридцать — народное название предместья, через который она пролегает; название Кельмикюла начинает встречаться на страницах выходивших в Ревеле эстонских газет не ранее конца XIX века.

Ранее, по большому счету говоря, и писать-то о здешних местах было особенно нечего: покос у подножия холма Тоомпеа использовался испокон веков как пастбище. Изначально — епископское, позднее — просто Верхнего города.

Во второй половине XVII столетия был, правда, у нынешнего Кельмикюла уникальный шанс: один из планов расширения ревельской крепости предусматривал расширение городской территории в западном направлении едва ли не на треть.

Новая часть города, согласно градостроительным представлениям эпохи, должна была быть защищена поясом бастионов и обзавестись регулярной сеткой улиц с двумя квадратами площадей на месте их взаимного пересечения.

Как мало реалистичный, по соображениям прежде всего финансового характера, план этот правительством Шведского королевства был отклонен: с улицами в Кельмикюла пришлось подождать еще добрых лет двести.

Шпиль Домского собора в перспективе улицы Сюгизе напоминает о епископском прошлом нынешнего Кельмикюла.

Шпиль Домского собора в перспективе улицы Сюгизе напоминает о епископском прошлом нынешнего Кельмикюла.

Трассироваться они начали здесь в семидесятые годы позапрошлого столетия, когда Ревель, утративший после Крымской войны статус города-крепости, активно шагнул через линию крепостных укреплений.

В новых предместьях селился пришлый люд: вчерашние крестьяне, сменившие плуг и борону на машины и станки первых промышленных предприятий административного центра Эстляндской губернии.

Привокзальный район (а железная дорога очертила одну из его границ в 1870 году) всегда и везде притягивал к себе не только обслуживающий персонал, но и лиц, на руку не совсем чистых.

Возможно, именно поэтому народная молва и прозвала его Кельмикюла — Деревня прохвостов, плутов, жуликов. А в словарном переводе начала XX века — и вовсе — воров.

Сёренсен и Сёрене

На карте Ревеля столетней давности топонима «Сюгизе» еще нет. Сама улица, правда присутствует — под малопонятным именем Зеренская.

К зерни — раннесредневековой технике изготовления ювелирных украшений — название не имеет никакого отношения: на Севере Европы представлена она в ту пору не была.

Ключ к разгадке лежит в области не металлообработки, а садоводства: в апреле 1810 года некий садовник Сёрен Торенфельд приобрел у магистрата окрестные земли и учредил на нем питомник.

Судя по фамилии, а прежде всего по имени, — по происхождению он
был датчанин: сложно сказать чем, но территория нынешнего Кельмикюла людей со скандинавскими корнями полтораста лет тому назад к себе просто притягивала.

Так, в последней четверти XIX века, когда садоводческое хозяйство давно сменило первоначального владельца, едва ли не самым выдающимся домохозяином в его окрестностях стала семья рыбопромышленников Сёренсенов.

Тягаться Сёренсенам с такими «килечными королями» Ревеля царских времен, как Дёмины, Малаховы или Леэсменты, было, вероятно не под силу. Но в историю самого знаменитого кулинарного бренда Таллинна вклад они посильный внесли.

Стопроцентно гарантировать, конечно, невозможно, но считается, что именно Вольдемар Сёренсен в семидесятые годы позапрошлого столетия решил украсить этикетку консервной банки с кильками частью таллиннского силуэта.

Так это или не так — судить, конечно, сложно. Отследить в точности — еще сложнее, так как и конкуренты на ниве увековечивания абриса шпилей Старого города на килечной жестянке существовали уже лет девяносто тому назад.

Но не исключено, что доля истины в легенде явно рекламного свойства имеется. Не зря же былую улицу Сёренси горожане-эстонцы переименовали к тому времени в Сёэренсени, и топоним этот стал официальным.

Намек флагштока

Хотя той же фамилии обязана своим былым названием не только Сюгизе, но и улица Суве (ее в двадцатые годы называли Вяйке-Сёэренсени), большинство местного населения составляли всё же эстонцы.

Для того чтобы удостовериться в этом, необязательно ворошить страницы адресных книг вековой давности; достаточно устремить взор в… небо над улицей Сюгизе. Точнее — над фронтонами образующих ее застройку жилых домов.

Дело даже не в том, что на профессиональном жаргоне историков архитектуры именуются они последние лет пятнадцать «лендеровскими» — по фамилии инженера-строитеяя Вольдемара Лендера, первого таллиннского мэра-эстонца.

Почти безошибочный намек на национальность первых домовладельцев — деревянный стержень, воздвигнутый над крышей лестничной клетки, элемент не чисто декоративный, как может показаться ныне, но некогда — вполне функциональный.

В официальные знаменательные дни украшать жилые дома флагами полагалось и во времена Российской империи. Понятно, что флаги это были государственные: дворники должны были вывешивать у входа бело-сине-красные полотнища.

Использование сине-черно-белого (по происхождению — корпоративного, но вскоре ставшего для эстонцев подлинно национальным) знамени на «равных позициях» с общегосударственной символикой не то что не поощрялось — не дозволялось вовсе.

А вот про вымпелы какой-либо расцветки имперское законодательство, надо понимать, молчало. Именно потому «сознательные» эстонцы, строя дом для себя и своих соплеменников, спешили воздвигнуть над ним флагшток для его поднятия.

В 1896 году «Ревельекие известия» опубликовали письмо некоего горожанина; дескать, в дни «Все-эстонского певческого празднования» сине-черно-белые вымпелы реяли в предместьях повсюду, а вот государственных флагов было не видать.

Власти намек поняли: поднимать вымпелы каких-либо цветов, кроме белого, синего и красного, над домами в губернском городе Ревеле вскоре было строго воспрещено: что в комбинации с госсимволикой, что без.

***

6 ноября 1939 года из Таллинна, в рамках программы переселения остзейских немцев на «историческую родину», отбыла Бетти Сёренсен — последняя представительница некогда славного рода.

К тому времени улица, носившая фамилию ее предков, вот уже полгода как была переименована: очередная волна кампании по эстонизации топонимов столицы заменила ее прежнее имя на нынешнее.

Почему именно Сюгизе — топонимическая комиссия Городской управы не пояснила. Скорее всего — по «логическому» принципу: соседняя Кордезе стала Кеваде —Весенней, а перпендикулярная Вяйке-Сёренсени — Суве, то есть — Летней.

Можно, конечно, пофантазировать и предположить, что в новом имени содержался скрытый намек на рыбопромышленников Сёренсенов: самой ценной испокон веков считалась килька, пойманная в Таллиннской бухте именно по осени.

Но это — лишь предположение, домысел, который может родиться во время прогулки по не длинной, но колоритной, своим почти нетронутым обликом рубежа ХIХ-ХХ столетий, улице предместья Кельмикюла.

Начавшись от бульвара Тоомпуйэстеэ, она через дюжину домов упирается в кованые ворота деревянного особняка, в котором несколько лет назад открылся еврейский детский сад «Авив».

Название его в переводе с иврита означает — Весна. Что тоже символично: ведь вслед за любой осенью неизбежно приходит не только промозглая зима, но и обязательно — весеннее тепло.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

Двойная датировка — по старому и новому стилям — на фотографии, запечатлевшей первомайскую манифестацию в Ревеле сто лет назад.

«С радостным сердцем, с горящим чувством, с чистою душою»: апрельский Первомай в революционном Ревеле столетней давности.

Ровно сто лет назад Международный день солидарности трудящихся был впервые отпразднован в Таллинне в официальном порядке. Правда, назывался он весной 1917 ...

Читать дальше...

Медальон с фасада дома по улице Мюнди. Георгий — в облачении ландскнехта.

Рельефы, скульптуры, алтари и капеллы: по следам ревельского почитания Георгия-Победоносца

Годовщина восстания Юрьевой ночи — повод вспомнить о почитании жителями былого Ревеля Юри-Юргена-Георгия. И попробовать отыскать «следы» почитаемого в Средние ...

Читать дальше...

Новое здание Балтийского вокзала и площадь перед ним. Иллюстрация из журнала "Pilt ja Sõna" 1946 год.

От орденского выгона до привокзальной площади: метаморфозы окрестностей главной станции Таллина

Желание городских властей благоустроить окрестности Балтийского вокзала — повод вспомнить о том, как обрели они нынешний, говоря откровенно, — не ...

Читать дальше...

В Таллине у пяти дорог

Кто едет по горам и морям и подвергает опасности жизнь и тело, и имущество, не страшится разбойников и бродяг, пожирающих ...

Читать дальше...

Встреча Александра Керенского на площади перед Балтийским вокзалом в Ревеле.

«Русская демократия на эстонской земле»: как министр Керенский в Ревель приезжал

Ровно сто лет назад столицу Эстонии посетил с официальным визитом Александр Федорович Керенский — одна из ключевых фигур февральской революции. Формально ...

Читать дальше...

Цветник на Мусумяги и вид с горки в сторону Пярнуского шоссе. Открытка начала XX века.

От бастиона до романтического сквера: как в Таллине горка у Вируских ворот Поцелуевой стала

Десять лет назад самая «весенняя» горка столицы Эстонии закрепила свое бывшее до этого народным прозвище в качестве официального названия. Скульптуры «Миг ...

Читать дальше...

Баня «Койду» в начале восьмидесятых годов прошлого столетия.

«Трехэтажные термы» Лийзы Борн: легендарная баня на улице Койду в Таллине

Самая роскошная общественная баня довоенного Таллинна была построена... бывшей торговкой рыбой. Современному таллиннцу, вне зависимости от его помывочных пристрастий, словосочетание «баня ...

Читать дальше...

Фойе кинотеатра «Гелиос» после реконструкции 1934 года в духе функционализма и льготный билет на балкон зрительного зала.

«Пассаж», «Рекорд», «Гелиос», «Октообер»: век биографии легендарного таллинского кинотеатра

Бесхозный зал в двух шагах от самого сердца исторического центра Таллинна был некогда одним из самых фешенебельных кинотеатров столицы. Ровно сто ...

Читать дальше...

Угол Пярнуского шоссе и улицы Роозикрантси — один из наиболее целостных ансамблей Таллинна времен Пятса.

Обретая столичный фасад: градостроительный памятник Таллина

Имидж не только «заповедника ганзейского средневековья», но и столицы современного государства Таллинн впервые примерил на себя в годы правления президента ...

Читать дальше...

Вид Больших морских ворот из хроники Иоганна Реннера XVI века. Здание на первом плане — вероятно, Гертрудинская церковь.

Кяэдри, которая Гертруда: позабытая покровительница Каламая, района Таллина

17 марта — Гертрудин день, или, как отмечен он в народном календаре, Käädripäev — повод вспомнить о почти забытой современными ...

Читать дальше...

Вывеска кафе "Kultas" — нынешнего «Wabadus» — в конце тридцатых годов прошлого века.

Кафе Николая Культаса — легенда площади Вабадузе в Таллине

Восемьдесят лет назад в самом сердце Таллинна открылось кафе, само название которого стало синонимом столичного шика и — символом обслуживания ...

Читать дальше...

Цветочный магазин «Каннике» — манифест финской «природной архитектуры» в центре Таллинна. Фото 1973 года.

«Фиалка» на углу улицы Гонсиори в Таллине: полвека цветочному магазину «Каннике»

В январе 1967 года список торговых точек столицы пополнился новым адресом, а лексикон таллиннцев — новым названием: открылся цветочный магазин ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Церковь Св. Олафа, построенная в XIII веке и перестроенная в XV веке. Свое название она получила по имени строившего ее архитектора, упавшего с ее башни. По легенде, когда его тело коснулось земли, из его рта выползла змея. По другой легенде, церковь Оливисте, получила название не по имени архитектора, а по мастера, согласившегося покрасить плохо доступный для маляров шпиль прихода. Олев был скромен, и не желал известности, поэтому, работал по ночам. Но однажды его увидели и узнали. С земли, закричали его имя. Мастер разволновался и слетел с высоты вниз. На само же деле, церковь названа так в честь одного из королей Швеции.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!