А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1105 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Импозантное школьное здание на углу бульвара Эстония и Пярнуского шоссе празднует нынешней осенью свое столетие.

Для современной таллиннской молодежи — однозначно Английский колледж.

Для таллиннцев постарше — Мореходное училище, готовившее кадры для торгового флота.

И только для самых седых старожилов да еще краеведов — Таллиннская женская коммерческая школа.

Всё это — одна и та же постройка отлично знакомая нескольким поколениям горожан по адресу: бульвар Эстония, 10.

При этом не только они, но даже и знатоки-краеведы затруднятся с ответом на вопрос: когда школьное здание распахнуло перед учениками двери?

В домашней обстановке

Здание Таллинского городского коммерческого училища в двадцатые годы прошлого века.

Здание Таллинского городского коммерческого училища в двадцатые годы прошлого века.

«20 октября, в девять утра в присутствии учащих и учащихся Городского женского училища состоялось освящение классов во вновь отстроенном его доме, — сообщали осенью 1916 года «Ревельские известия». — В этом здании, впрочем, пока еще не вполне законченном, помещены сразу три учебных заведения — Городское женское коммерческое училище, Женская торговая школа и Женские художественно-ремесленные мастерские».

Церемония, как уточняло издание, прошла «в скромной и домашней обстановке»: никаких званых гостей, только православный и лютеранский священники. Официальная часть ограничилась напутственной речью директора.

Было не до пышных церемоний: третий год шла война, которую в газетах привыкли именовать не высокопарно «Великой», а беспристрастно-пугающе «Мировой». Фронт проходил практически под соседней Ригой — в Ревеле было не до праздников.

То, что школьное здание, заложенное в кажущемся теперь настолько бесконечно далеком мирном 1913 году, вообще удалось достроить, казалось почти чудом. То, что удалось сохранить для первоначально запланированных нужд, — чудом вдвойне.

Уже после того как в стенах его впервые прозвенел звонок, по городу продолжали ходить слухи: не ровен час, солидная и обширная постройка будет реквизирована военными для собственных нужд — под размещение госпиталя, например.

«Очень не хочется верить, что школу, в которой уже началась учебная работа, не вышвырнут на улицу, а дом ее — не приспособят для чего-либо иного…», — обнадеживала таллиннцев газета «Пяэвалехт» в конце октября.

Символика становления

Опасения подобного рода, возможно, имели под собой основания, но покушаться на недвижимость солидного и уважаемого учебного заведения военные власти всё же не стали.

Еще за десять лет до того — в 1906 году — приехавший из Санкт-Петербурга уроженец Вильянди Густав Нарусбек основал в Ревеле частную торговую школу, в которую принимали как юношей, так и девушек.

С представительницами прекрасного пола у Нарусбека что-то определенно не задалось: через четыре года в трех классах насчитывалось всего десять учениц. В том же году школа стала муниципальной — и исключительно мужской.

Без доступа к образованию юные горожанки, впрочем, не остались: уже в 1911 году была основана Ревельская городская женская торговая школа. От желающих получить в ней обучение отбоя не было: за парты село свыше ста учениц.

Прежние помещения в частном деревянном доме на нынешней улице Веэренни мгновенно оказались тесными. В следующем, 1912 году учебное заведение объявило конкурс на проект нового здания — в формирующемся центре города.

Первой премии на конкурсе присудить не удалось — ни одна из представленных работ, по мнению жюри, до нее не «дотягивала»: к реализации был принят проект, предложенный петербургским зодчим Александром Розенбергом.

Технический надзор за его реализацией и привязка к конкретному земельному участку была поручена местному зодчему — остзейцу Эриху Якоби: с возложенной на него задачей он справился, без преувеличения, блестяще.

Стоимость строительства современного учебного заведения — в нем, например, впервые в Таллинне было решено провести паровое отопление
— составила порядка четырехсот-четырехсот пятидесяти тысяч рублей.

Финансирование проекта взяла на себя Ревельская городская управа: большинство учениц были эстонки, так что сама школа должна была стать одним из символов становления эстонской буржуазии.

Здание получилось эталонным — приступая к возведению собственного здания, попечители нынешней XX школы требовали, чтобы постройка была выстроена «в духе Коммерческого училища».

Модерн и неоклассика

«Здание Женской торговой школы на Гоголевском бульваре безусловно принадлежит к числу роскошнейших и красивейших зданий города, — восторженно писала через неделю после открытия газета «Таллина Театая».

Разделяя мнение коллег, «Пюхапяэвалехт» добавляла: постройка не просто предает центру Таллинна почти столичный масштаб, но и отлично гармонирует с застройкой всей северной стороны нынешнего бульвара Эстония.

Газеты сообщали, что заложенное в апреле 1914 года здание удалось построить, выражаясь языком иной исторической эпохи, «ударными темпами» — под крышу его подвели уже к следующей весне, а к той же осени внешне оно было «совсем готово».

Журналисты подсчитали: в процессе строительства была задействована продукция почти сорока предприятий. Лес для стропил доставляли из Тарту, кирпич — из Локса, черепицу — из Старой Руссы: выполнить столь объемный заказ в Таллинне не успевали.

К сожалению, тогдашние СМИ ничего не сказали об авторе или, хотя бы, о происхождении скульптурного декора школьного здания — а он, вне сомнения, был для города даже не столько богатым, сколько колоритным и многозначным.

Треугольный фронтон главного фасада — постройка решена в духе преломленного сквозь призму югенд-стиля неоклассицизма — украшает женская фигура с совой Афины и посохом Гермеса: символ мудрости и коммерции.

Ниспадающую по плечам пышную шевелюру венчает корона в виде зубцов крепостной стены. Тщетно искать ей трактовку в античной мифологии: указывает она на то, что учебное заведение принадлежит городу.

Боковой, обращенный к Пярнускому шоссе, фронтон, декор частично утратил: во второй половине сороковых с аттика был удален герб учебного заведения. Медальоны под окнами, правда, уцелели.

На одном из них изображена пара белок под развесистым дубом — типичный для архитектурной пластики модерна символ экономического процветания и мудрого ведения хозяйства.

И это, наверное, не случайно: как ни сильны были идеи женской эмансипации, в выпускницах коммерческой школы видели прежде всего хранительниц домашнего очага.

Неизменный профиль

Ожидая автобус или троллейбус на остановке «Вабадузе вяльяк», можно вглядеться в маскароны над окнами фойе школьного здания — и обнаружить, что все они отличаются друг от друга.

Слева от входной двери — маскароны явно античного происхождения. Справа — еще интереснее: если ближний к входу еще отсылает к античности, то самый крайний — совсем из другой эпохи.

Звучит действительно диссонансом: среди обитателей Олимпа неожиданным образом затесался, суровый купец-ганзеец — из тех, кто готов был лично сопровождать свой товар на палубе парусника-когга.

В некотором роде декоративная деталь оказалась пророческой: практически сразу после Второй мировой войны профиль учебного заведения сменился коренным образом — в здании разместилось Таллиннское мореходное училище.

Однако жезл Гермеса в руках девы на фронтоне, повторенный еще раз резьбой входной двери, не давал духу коммерции окончательно покинуть учебные помещения — моряков тут готовили всё-таки не для рыболовного, а именно для торгового флота.

Очередная смена хозяев произошла уже после восстановления Эстонской Республикой государственности: с 1996 года в полностью отреставрированном здании начала работу одна из престижных средних школ столицы — Английский колледж.

Трижды сменив за минувший век собственника, здание на углу бульвара Эстония и Пярнуского шоссе сумело сохранить главное — свой изначальный, педагогический, профиль.

А делается ли основной акцент в учебной программе на коммерцию, мореходное дело или иностранный язык — по большому счету, возможно, принципиального различия и нет.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!