А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1079 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 229 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Корабли, как и люди, имеют свою судьбу, и никто не может ее предугадать, особенно если речь идет о военном флоте.

Одни — такие, например, как подлодка «Лембит» и ледокол «Суур-Тылль», — прошли сквозь военное лихолетье, совершили подвиги и навсегда стали символами флотского геройства.

Подводная лодка «Калев». Открытка конца тридцатых годов.

Подводная лодка «Калев». Открытка конца тридцатых годов.

К другим судьба оказалась безжалостнее, а человеческая память, к сожалению, — недостаточно внимательна. Погибнув в самом начале войны, они невольно оказались обреченными на забвение.

Невольно и несправедливо, если не сказать — незаслуженно. Потому хотя бы, что боевой путь их, оказавшийся, увы, кратким, не менее насыщенный и героический, чем у их прославленных собратьев.

К таким забытым героям относится и «собрат» легендарного «Лембита» — подводная лодка «Калев», ушедшая на свое последнее задание ровно три четверти века назад.

В предвоенных сумерках

Летом 1937-го в таллиннской Минной гавани было многолюдно: в торжественной обстановке представители государства и вооруженных сил встречали построенную годом ранее на верфях Великобритании подлодку «Калев».

Спроектированная как вариация серии английских субмарин класса «5», она имела не только корпус оригинальной конструкции, но и относилась к числу одних из самых маневренных подводных минных заградителей своего времени.

Красавцы-корабли «Лембит» и «Калев» были гордостью Эстонского государства. Президент Константин Пятс постоянно интересовался каждым выходом подлодок в море и результатами отработки ими элементов боевой подготовки.

Интерес был отнюдь не праздным: тучи на горизонте международной политики ощутимо сгущались. 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу — началась война которая вскоре получит от современников название Второй мировой.

Следующим летом Эстония утратила государственную независимость и вошла в состав Советского Союза. На «Калеве», как и на всех прочих кораблях эстонского флота, сине-черно-белый гюйс сменился флагом военно-морских сил СССР.

Офицеры и команда подводной лодки решили не изменять данной один раз присяге и служить под советским флагом отказались. На борту из прежнего экипажа остались только трое эстонцев — старшины команд.

Ситуация сложилась болезненная: направленные на «Калев» новые кадры матросов и старшин имели боевой опыт, но не были знакомы с материальной частью построенной в Великобритании подлодки.

Во многом преодолеть проблемы помогла личность нового командира корабля — вступившего в должность 3 октября 1940 года старшего лейтенанта Бориса Алексеевича Нырова.

Необычный командир

Обладатель «ныряющей» фамилии ее вполне оправдывал: опытный офицер-подводник, он служил до того штурманом на подводной лодке «М-71», позже — командовал подлодкой «М-91».

Биография его едва ли вписывается в привычную жизненную канву «красных командиров». Сын петербургского служащего, он вместе со своим отцом, сотрудником торгпредства, несколько лет прожил в Иране.

С самого раннего детства Борис Ныров владел несколькими иностранными языками: согласно установленному в семье порядку, с утра он ежедневно говорил с родителями только по-персидски и по-немецки, а после обеда — по-французски.

Шанс познакомиться с эстонскими моряками был у него и до получения нового места службы: азартный яхтсмен, он, еще студентом кораблестроительного института, посещал в команде яхты «Металлист» порты Эстонии, Латвии, Финляндии, Швеции.

Придя на флот, Ныров овладел английским, а за пять месяцев службы в Таллинне овладел эстонским языком настолько, что проблем на уровне общения с местным населением у него, по воспоминаниям современников, не было никаких.

Говорят, лингвистические успехи в эстонском были в немалой степени обусловлены… личными мотивами: его учительницей стала соседка по квартире, местная жительница Александра Осипова.

В начале лета 1941 года «Калев» было решено перебазировать в город Лиепая. Прощаясь со своим «педагогом», капитан подлодки назначил ей дату свадьбы. Но 22 июня Германия напала на Советский Союз.

Фланговая база Балтфлота подверглась атаке немецкой авиации. Назавтра «Калев», «Лембит» и подлодка «С-7» перебазировались в Усть-Двинск — нынешнюю Даугавгриву.

Боевое крещение

Капитанская рубка и матросы "Калева". Фото до 1940 года.

Капитанская рубка и матросы «Калева». Фото до 1940 года.

Пройдя текущий ремонт в доках Кронштадта, «Калев» и «Лембит» пришли в Таллинн. 7 августа капитан Ныров получил приказ — выходить к западному побережью Латвии.

Задача была не из простых: определить фарватеры между Лиепаей и Вентспилсом, занятыми к тому времени врагом, выставить минные заграждения и при необходимости — торпедировать суда противника.

Ранним утром «Калев» в сопровождении пяти тральщиков и двух морских охотников вышел в море. По пути к острову Хийумаа были затралены и взорваны две немецкие мины, а еще две — подсечены и расстреляны.

Немцы проявляли осторожность: лишь 18 августа на рейде появились два транспорта. Они появились в сопровождении кораблей конвоя — и именно с той стороны, откуда не ждали. Но командир «Калева» решился на торпедную атаку.

Маневрируя на малых глубинах, лодка в конце концов достигла поставленной цели — хотя и не совсем так, как планировалось: уклонившись от торпед, немецкие транспорт и плавбаза подорвались на выставленных «Калевом» минах и пошли ко дну.

21 августа «Калев» вернулся в Таллинн, к которому уже подступал враг. Как оказалось, для того чтобы всего неделей позже принять участие в прорыве кораблей Балтийского флота из осажденного города в Кронштадт — героическом и трагическом.

Идя в кильватерном строю, подводная лодка отстала от основного отряда. Отбиваясь от самолетов противника, она фактически оказалась единственным прикрытием для следующих за ней военных транспортов и малых судов.

Во время очередной атаки с воздуха капитан Ныров был ранен осколком, но нашел силы спуститься в рубку и задраить рубочный люк. «Калев» успел уйти под воду — и, поврежденным, смог добраться до Кронштадта

Последний поход

К началу октября ремонт лодки был завершен, а командир ее снова был в строю. Готова заступить на вахту была и команда но по приказу командования матросы-эстонцы были списаны с флота и направлены в трудовые батальоны.

«Калев» был переукомплектован — в том числе и теми, кто выжил во время Таллиннского перехода Треть нового экипажа подлодки имела ордена и медали — для осени 1941 года подобное было на Балтийском флоте беспрецедентным.

15 октября командир «Калева» получил приказ подготовить лодку к походу на полной автономности. Задача была стандартная, за исключением одного «но»: кораблю предстояло выполнить задание повышенной сложности. В тылу врага.

Немецкие войска пытались прорвать оборону Ленинграда. Выяснить, какие части вермахта и где именно перебрасываются к линии фронта предстояло разведывательной группе. Десантировать ее было решено непосредственно на побережье — с подлодки.

Через две недели после получения приказа «Калев», в надводном положении, проследовал мимо острова Гогланд и взял курс на бухту Ихасалу близ Каллавере. Высадив десант, лодка должна была приступить к минированию фарватеров.

Группа разведчиков из трех человек на связь вышла. Подводная лодка, которая доставила их на боевое задание, — нет: ни в назначенное время, ни по истечении всех допустимых сроков. На кронштадтскую базу «Калев» так и не вернулся…

В штабе флота, имея в наличии все документы на поход, а также зная обстановку в районе предстоящих боевых действий, пришли к выводу — подлодка погибла, подорвавшись на мине.

Но радиосообщение, полученное позже от разведгруппы, свидетельствует: главную часть поставленного перед ним задания «Калев» выполнить успел — прежде чем пропал без вести.

***

… Три музея военно-исторической тематики есть в сегодняшнем Таллинне. «Калев» упомянут в экспозиции лишь одного из них — на стенде в ангарах Летной гавани.

Всего полдюжины скупых, если не сказать казенных, слов: «Подводная лодка «Калев» погибла во время похода в 1941 году при невыясненных обстоятельствах». И ни строчкой больше.

И одна строчка — лучше, чем ничего. Но название подводной лодки — имя эпического героя. Оно стало символом героизма и обязывает потомков помнить о подлодке «Калев» и ее экипаже, погибших и за эстонскую землю.

Семен Смеян,

Клуб ветеранов флота

Газета «Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Цветник на Мусумяги и вид с горки в сторону Пярнуского шоссе. Открытка начала XX века.

От бастиона до романтического сквера: как в Таллине горка у Вируских ворот Поцелуевой стала

Десять лет назад самая «весенняя» горка столицы Эстонии закрепила свое бывшее до этого народным прозвище в качестве официального названия. Скульптуры «Миг ...

Читать дальше...

Баня «Койду» в начале восьмидесятых годов прошлого столетия.

«Трехэтажные термы» Лийзы Борн: легендарная баня на улице Койду в Таллине

Самая роскошная общественная баня довоенного Таллинна была построена... бывшей торговкой рыбой. Современному таллиннцу, вне зависимости от его помывочных пристрастий, словосочетание «баня ...

Читать дальше...

Фойе кинотеатра «Гелиос» после реконструкции 1934 года в духе функционализма и льготный билет на балкон зрительного зала.

«Пассаж», «Рекорд», «Гелиос», «Октообер»: век биографии легендарного таллинского кинотеатра

Бесхозный зал в двух шагах от самого сердца исторического центра Таллинна был некогда одним из самых фешенебельных кинотеатров столицы. Ровно сто ...

Читать дальше...

Угол Пярнуского шоссе и улицы Роозикрантси — один из наиболее целостных ансамблей Таллинна времен Пятса.

Обретая столичный фасад: градостроительный памятник Таллина

Имидж не только «заповедника ганзейского средневековья», но и столицы современного государства Таллинн впервые примерил на себя в годы правления президента ...

Читать дальше...

Вид Больших морских ворот из хроники Иоганна Реннера XVI века. Здание на первом плане — вероятно, Гертрудинская церковь.

Кяэдри, которая Гертруда: позабытая покровительница Каламая, района Таллина

17 марта — Гертрудин день, или, как отмечен он в народном календаре, Käädripäev — повод вспомнить о почти забытой современными ...

Читать дальше...

Вывеска кафе "Kultas" — нынешнего «Wabadus» — в конце тридцатых годов прошлого века.

Кафе Николая Культаса — легенда площади Вабадузе в Таллине

Восемьдесят лет назад в самом сердце Таллинна открылось кафе, само название которого стало синонимом столичного шика и — символом обслуживания ...

Читать дальше...

Цветочный магазин «Каннике» — манифест финской «природной архитектуры» в центре Таллинна. Фото 1973 года.

«Фиалка» на углу улицы Гонсиори в Таллине: полвека цветочному магазину «Каннике»

В январе 1967 года список торговых точек столицы пополнился новым адресом, а лексикон таллиннцев — новым названием: открылся цветочный магазин ...

Читать дальше...

Замена покрытия куполов на тогдашнем Александровском кафедральном соборе — нынешнем соборе Александра Невского. Снимок второй половины тридцатых годов.

«Склонитесь же перед волей Его и не скорбите»: как собор Александра Невского Александровским собором в Ревеле стал

Ровно восемьдесят лет назад в Таллинне не стало... собора Александра Невского — появился Александровский кафедральный собор. Речь шла не о простом ...

Читать дальше...

Екатерина Александрийская. Скульптура XV века. Главный алтарь церкви Нигулисте.

Святые, императрицы, мастерицы: россыпь Екатерин на таллиннской карте

Кадрипяэв, или День Катарины — не только дата эстонского народного календаря, но и самый подходящий повод вспомнить всех земных тезок ...

Читать дальше...

Единственное дошедшее до нас изображение исторического Колесного колодца: зарисовка Карла Буддеуса. 1828 год.

Ворот с колесом под крышей-колоколом: тридцать лет возвращению Колесного колодца в Таллине

Один из «дежурных» ныне туристических магнитов Старого Таллинна вернулся к таллиннцам и гостям города ровно тридцать лет назад — в ...

Читать дальше...

Переулки Таллин: Космос над нашим городом.

В этом выпуске: Американский астронавт с эстонскими корнями, полковник морской пехоты США, Джек-Роберт Лузма (он же, Яаак Лаасьмаа). Встреча в ...

Читать дальше...

Переулки Таллин, Что дальше?

 Будущее блога и некоторые ответы зрителям. http://dobro.ee/

Читать дальше...

Родовой герб, дарованный вице-адмиралу Вульфу и его потомкам.

Под девизом «Стремясь, достигаю»: командир Ревельского порта адмирал Вульф

Сто десять лет назад Таллинн покинул человек, подаривший городу один из самых узнаваемых его символов — памятник броненосцу береговой обороны ...

Читать дальше...

Нижний маяк - в просторечии Красный, хотя официально - Белый.

Погляди в свое окно — всё на улице красно: оттенки красного в городской палитре Таллинна

Трактовавшийся в различные эпохи как цвет самопожертвования, греха и революционной борьбы широко представлен в прошлом и настоящем столицы Эстонии. Любому советскому ...

Читать дальше...

Подводная лодка «Калев». Открытка конца тридцатых годов.

Последний поход подлодки Калев: К семидесятипятилетию со дня гибели.

Корабли, как и люди, имеют свою судьбу, и никто не может ее предугадать, особенно если речь идет о военном флоте. Одни ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Башня Кик-ин-де-Кек ("Загляни в кухню") называется так, потому что высота ее 45,5 метров, и раньше из ее бойниц можно было подсмотреть, что у кого на обед.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!