А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Хроники Таллина
Говорят так:
Строго говоря, марципан не конфеты. И уж абсолютно точно не булки. Само слово немецкое. За право называть себя родиной марципана вечно спорят Любек и Таллинн. По одной из легенд, изобрели марципан в Средневековье в немецком городе Любеке во время его осады. Когда в городе кончились продукты, местные кондитеры сделали из остатков миндаля и сахара первые марципаны.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1311 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Корабли, как и люди, имеют свою судьбу, и никто не может ее предугадать, особенно если речь идет о военном флоте.

Одни — такие, например, как подлодка «Лембит» и ледокол «Суур-Тылль», — прошли сквозь военное лихолетье, совершили подвиги и навсегда стали символами флотского геройства.

Подводная лодка «Калев». Открытка конца тридцатых годов.

Подводная лодка «Калев». Открытка конца тридцатых годов.

К другим судьба оказалась безжалостнее, а человеческая память, к сожалению, — недостаточно внимательна. Погибнув в самом начале войны, они невольно оказались обреченными на забвение.

Невольно и несправедливо, если не сказать — незаслуженно. Потому хотя бы, что боевой путь их, оказавшийся, увы, кратким, не менее насыщенный и героический, чем у их прославленных собратьев.

К таким забытым героям относится и «собрат» легендарного «Лембита» — подводная лодка «Калев», ушедшая на свое последнее задание ровно три четверти века назад.

В предвоенных сумерках

Летом 1937-го в таллиннской Минной гавани было многолюдно: в торжественной обстановке представители государства и вооруженных сил встречали построенную годом ранее на верфях Великобритании подлодку «Калев».

Спроектированная как вариация серии английских субмарин класса «5», она имела не только корпус оригинальной конструкции, но и относилась к числу одних из самых маневренных подводных минных заградителей своего времени.

Красавцы-корабли «Лембит» и «Калев» были гордостью Эстонского государства. Президент Константин Пятс постоянно интересовался каждым выходом подлодок в море и результатами отработки ими элементов боевой подготовки.

Интерес был отнюдь не праздным: тучи на горизонте международной политики ощутимо сгущались. 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу — началась война которая вскоре получит от современников название Второй мировой.

Следующим летом Эстония утратила государственную независимость и вошла в состав Советского Союза. На «Калеве», как и на всех прочих кораблях эстонского флота, сине-черно-белый гюйс сменился флагом военно-морских сил СССР.

Офицеры и команда подводной лодки решили не изменять данной один раз присяге и служить под советским флагом отказались. На борту из прежнего экипажа остались только трое эстонцев — старшины команд.

Ситуация сложилась болезненная: направленные на «Калев» новые кадры матросов и старшин имели боевой опыт, но не были знакомы с материальной частью построенной в Великобритании подлодки.

Во многом преодолеть проблемы помогла личность нового командира корабля — вступившего в должность 3 октября 1940 года старшего лейтенанта Бориса Алексеевича Нырова.

Необычный командир

Обладатель «ныряющей» фамилии ее вполне оправдывал: опытный офицер-подводник, он служил до того штурманом на подводной лодке «М-71», позже — командовал подлодкой «М-91».

Биография его едва ли вписывается в привычную жизненную канву «красных командиров». Сын петербургского служащего, он вместе со своим отцом, сотрудником торгпредства, несколько лет прожил в Иране.

С самого раннего детства Борис Ныров владел несколькими иностранными языками: согласно установленному в семье порядку, с утра он ежедневно говорил с родителями только по-персидски и по-немецки, а после обеда — по-французски.

Шанс познакомиться с эстонскими моряками был у него и до получения нового места службы: азартный яхтсмен, он, еще студентом кораблестроительного института, посещал в команде яхты «Металлист» порты Эстонии, Латвии, Финляндии, Швеции.

Придя на флот, Ныров овладел английским, а за пять месяцев службы в Таллинне овладел эстонским языком настолько, что проблем на уровне общения с местным населением у него, по воспоминаниям современников, не было никаких.

Говорят, лингвистические успехи в эстонском были в немалой степени обусловлены… личными мотивами: его учительницей стала соседка по квартире, местная жительница Александра Осипова.

В начале лета 1941 года «Калев» было решено перебазировать в город Лиепая. Прощаясь со своим «педагогом», капитан подлодки назначил ей дату свадьбы. Но 22 июня Германия напала на Советский Союз.

Фланговая база Балтфлота подверглась атаке немецкой авиации. Назавтра «Калев», «Лембит» и подлодка «С-7» перебазировались в Усть-Двинск — нынешнюю Даугавгриву.

Боевое крещение

Капитанская рубка и матросы "Калева". Фото до 1940 года.

Капитанская рубка и матросы «Калева». Фото до 1940 года.

Пройдя текущий ремонт в доках Кронштадта, «Калев» и «Лембит» пришли в Таллинн. 7 августа капитан Ныров получил приказ — выходить к западному побережью Латвии.

Задача была не из простых: определить фарватеры между Лиепаей и Вентспилсом, занятыми к тому времени врагом, выставить минные заграждения и при необходимости — торпедировать суда противника.

Ранним утром «Калев» в сопровождении пяти тральщиков и двух морских охотников вышел в море. По пути к острову Хийумаа были затралены и взорваны две немецкие мины, а еще две — подсечены и расстреляны.

Немцы проявляли осторожность: лишь 18 августа на рейде появились два транспорта. Они появились в сопровождении кораблей конвоя — и именно с той стороны, откуда не ждали. Но командир «Калева» решился на торпедную атаку.

Маневрируя на малых глубинах, лодка в конце концов достигла поставленной цели — хотя и не совсем так, как планировалось: уклонившись от торпед, немецкие транспорт и плавбаза подорвались на выставленных «Калевом» минах и пошли ко дну.

21 августа «Калев» вернулся в Таллинн, к которому уже подступал враг. Как оказалось, для того чтобы всего неделей позже принять участие в прорыве кораблей Балтийского флота из осажденного города в Кронштадт — героическом и трагическом.

Идя в кильватерном строю, подводная лодка отстала от основного отряда. Отбиваясь от самолетов противника, она фактически оказалась единственным прикрытием для следующих за ней военных транспортов и малых судов.

Во время очередной атаки с воздуха капитан Ныров был ранен осколком, но нашел силы спуститься в рубку и задраить рубочный люк. «Калев» успел уйти под воду — и, поврежденным, смог добраться до Кронштадта

Последний поход

К началу октября ремонт лодки был завершен, а командир ее снова был в строю. Готова заступить на вахту была и команда но по приказу командования матросы-эстонцы были списаны с флота и направлены в трудовые батальоны.

«Калев» был переукомплектован — в том числе и теми, кто выжил во время Таллиннского перехода Треть нового экипажа подлодки имела ордена и медали — для осени 1941 года подобное было на Балтийском флоте беспрецедентным.

15 октября командир «Калева» получил приказ подготовить лодку к походу на полной автономности. Задача была стандартная, за исключением одного «но»: кораблю предстояло выполнить задание повышенной сложности. В тылу врага.

Немецкие войска пытались прорвать оборону Ленинграда. Выяснить, какие части вермахта и где именно перебрасываются к линии фронта предстояло разведывательной группе. Десантировать ее было решено непосредственно на побережье — с подлодки.

Через две недели после получения приказа «Калев», в надводном положении, проследовал мимо острова Гогланд и взял курс на бухту Ихасалу близ Каллавере. Высадив десант, лодка должна была приступить к минированию фарватеров.

Группа разведчиков из трех человек на связь вышла. Подводная лодка, которая доставила их на боевое задание, — нет: ни в назначенное время, ни по истечении всех допустимых сроков. На кронштадтскую базу «Калев» так и не вернулся…

В штабе флота, имея в наличии все документы на поход, а также зная обстановку в районе предстоящих боевых действий, пришли к выводу — подлодка погибла, подорвавшись на мине.

Но радиосообщение, полученное позже от разведгруппы, свидетельствует: главную часть поставленного перед ним задания «Калев» выполнить успел — прежде чем пропал без вести.

***

… Три музея военно-исторической тематики есть в сегодняшнем Таллинне. «Калев» упомянут в экспозиции лишь одного из них — на стенде в ангарах Летной гавани.

Всего полдюжины скупых, если не сказать казенных, слов: «Подводная лодка «Калев» погибла во время похода в 1941 году при невыясненных обстоятельствах». И ни строчкой больше.

И одна строчка — лучше, чем ничего. Но название подводной лодки — имя эпического героя. Оно стало символом героизма и обязывает потомков помнить о подлодке «Калев» и ее экипаже, погибших и за эстонскую землю.

Семен Смеян,

Клуб ветеранов флота

Газета «Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!