А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Таллин капитулировал перед победоносными русскими войсками 29 сентября 1710 года. Царь Петр впервые посетил город в декабре 1711 года, он остановился в доме на Тоомпеа, в настоящее время - дом № 4 на площади Лосси. В последующие годы царь останавливался в своем городском дворце (на месте дома № 8, по улице Толли). В 1714 году Петр приобрел поместье, названное им в честь царицы Екатериненталем (Долина Екатерины). Тогда же был построен Старый дворец (Домик Петра), небольшое здание в силе барокко. В 1718 году началось строительство Нового дворца, причем Петр собственноручно положил в северном углу стены дворца три кирпича - они не оштукатурены и видны в стене.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1093 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Корабли, как и люди, имеют свою судьбу, и никто не может ее предугадать, особенно если речь идет о военном флоте.

Одни — такие, например, как подлодка «Лембит» и ледокол «Суур-Тылль», — прошли сквозь военное лихолетье, совершили подвиги и навсегда стали символами флотского геройства.

Подводная лодка «Калев». Открытка конца тридцатых годов.

Подводная лодка «Калев». Открытка конца тридцатых годов.

К другим судьба оказалась безжалостнее, а человеческая память, к сожалению, — недостаточно внимательна. Погибнув в самом начале войны, они невольно оказались обреченными на забвение.

Невольно и несправедливо, если не сказать — незаслуженно. Потому хотя бы, что боевой путь их, оказавшийся, увы, кратким, не менее насыщенный и героический, чем у их прославленных собратьев.

К таким забытым героям относится и «собрат» легендарного «Лембита» — подводная лодка «Калев», ушедшая на свое последнее задание ровно три четверти века назад.

В предвоенных сумерках

Летом 1937-го в таллиннской Минной гавани было многолюдно: в торжественной обстановке представители государства и вооруженных сил встречали построенную годом ранее на верфях Великобритании подлодку «Калев».

Спроектированная как вариация серии английских субмарин класса «5», она имела не только корпус оригинальной конструкции, но и относилась к числу одних из самых маневренных подводных минных заградителей своего времени.

Красавцы-корабли «Лембит» и «Калев» были гордостью Эстонского государства. Президент Константин Пятс постоянно интересовался каждым выходом подлодок в море и результатами отработки ими элементов боевой подготовки.

Интерес был отнюдь не праздным: тучи на горизонте международной политики ощутимо сгущались. 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу — началась война которая вскоре получит от современников название Второй мировой.

Следующим летом Эстония утратила государственную независимость и вошла в состав Советского Союза. На «Калеве», как и на всех прочих кораблях эстонского флота, сине-черно-белый гюйс сменился флагом военно-морских сил СССР.

Офицеры и команда подводной лодки решили не изменять данной один раз присяге и служить под советским флагом отказались. На борту из прежнего экипажа остались только трое эстонцев — старшины команд.

Ситуация сложилась болезненная: направленные на «Калев» новые кадры матросов и старшин имели боевой опыт, но не были знакомы с материальной частью построенной в Великобритании подлодки.

Во многом преодолеть проблемы помогла личность нового командира корабля — вступившего в должность 3 октября 1940 года старшего лейтенанта Бориса Алексеевича Нырова.

Необычный командир

Обладатель «ныряющей» фамилии ее вполне оправдывал: опытный офицер-подводник, он служил до того штурманом на подводной лодке «М-71», позже — командовал подлодкой «М-91».

Биография его едва ли вписывается в привычную жизненную канву «красных командиров». Сын петербургского служащего, он вместе со своим отцом, сотрудником торгпредства, несколько лет прожил в Иране.

С самого раннего детства Борис Ныров владел несколькими иностранными языками: согласно установленному в семье порядку, с утра он ежедневно говорил с родителями только по-персидски и по-немецки, а после обеда — по-французски.

Шанс познакомиться с эстонскими моряками был у него и до получения нового места службы: азартный яхтсмен, он, еще студентом кораблестроительного института, посещал в команде яхты «Металлист» порты Эстонии, Латвии, Финляндии, Швеции.

Придя на флот, Ныров овладел английским, а за пять месяцев службы в Таллинне овладел эстонским языком настолько, что проблем на уровне общения с местным населением у него, по воспоминаниям современников, не было никаких.

Говорят, лингвистические успехи в эстонском были в немалой степени обусловлены… личными мотивами: его учительницей стала соседка по квартире, местная жительница Александра Осипова.

В начале лета 1941 года «Калев» было решено перебазировать в город Лиепая. Прощаясь со своим «педагогом», капитан подлодки назначил ей дату свадьбы. Но 22 июня Германия напала на Советский Союз.

Фланговая база Балтфлота подверглась атаке немецкой авиации. Назавтра «Калев», «Лембит» и подлодка «С-7» перебазировались в Усть-Двинск — нынешнюю Даугавгриву.

Боевое крещение

Капитанская рубка и матросы "Калева". Фото до 1940 года.

Капитанская рубка и матросы «Калева». Фото до 1940 года.

Пройдя текущий ремонт в доках Кронштадта, «Калев» и «Лембит» пришли в Таллинн. 7 августа капитан Ныров получил приказ — выходить к западному побережью Латвии.

Задача была не из простых: определить фарватеры между Лиепаей и Вентспилсом, занятыми к тому времени врагом, выставить минные заграждения и при необходимости — торпедировать суда противника.

Ранним утром «Калев» в сопровождении пяти тральщиков и двух морских охотников вышел в море. По пути к острову Хийумаа были затралены и взорваны две немецкие мины, а еще две — подсечены и расстреляны.

Немцы проявляли осторожность: лишь 18 августа на рейде появились два транспорта. Они появились в сопровождении кораблей конвоя — и именно с той стороны, откуда не ждали. Но командир «Калева» решился на торпедную атаку.

Маневрируя на малых глубинах, лодка в конце концов достигла поставленной цели — хотя и не совсем так, как планировалось: уклонившись от торпед, немецкие транспорт и плавбаза подорвались на выставленных «Калевом» минах и пошли ко дну.

21 августа «Калев» вернулся в Таллинн, к которому уже подступал враг. Как оказалось, для того чтобы всего неделей позже принять участие в прорыве кораблей Балтийского флота из осажденного города в Кронштадт — героическом и трагическом.

Идя в кильватерном строю, подводная лодка отстала от основного отряда. Отбиваясь от самолетов противника, она фактически оказалась единственным прикрытием для следующих за ней военных транспортов и малых судов.

Во время очередной атаки с воздуха капитан Ныров был ранен осколком, но нашел силы спуститься в рубку и задраить рубочный люк. «Калев» успел уйти под воду — и, поврежденным, смог добраться до Кронштадта

Последний поход

К началу октября ремонт лодки был завершен, а командир ее снова был в строю. Готова заступить на вахту была и команда но по приказу командования матросы-эстонцы были списаны с флота и направлены в трудовые батальоны.

«Калев» был переукомплектован — в том числе и теми, кто выжил во время Таллиннского перехода Треть нового экипажа подлодки имела ордена и медали — для осени 1941 года подобное было на Балтийском флоте беспрецедентным.

15 октября командир «Калева» получил приказ подготовить лодку к походу на полной автономности. Задача была стандартная, за исключением одного «но»: кораблю предстояло выполнить задание повышенной сложности. В тылу врага.

Немецкие войска пытались прорвать оборону Ленинграда. Выяснить, какие части вермахта и где именно перебрасываются к линии фронта предстояло разведывательной группе. Десантировать ее было решено непосредственно на побережье — с подлодки.

Через две недели после получения приказа «Калев», в надводном положении, проследовал мимо острова Гогланд и взял курс на бухту Ихасалу близ Каллавере. Высадив десант, лодка должна была приступить к минированию фарватеров.

Группа разведчиков из трех человек на связь вышла. Подводная лодка, которая доставила их на боевое задание, — нет: ни в назначенное время, ни по истечении всех допустимых сроков. На кронштадтскую базу «Калев» так и не вернулся…

В штабе флота, имея в наличии все документы на поход, а также зная обстановку в районе предстоящих боевых действий, пришли к выводу — подлодка погибла, подорвавшись на мине.

Но радиосообщение, полученное позже от разведгруппы, свидетельствует: главную часть поставленного перед ним задания «Калев» выполнить успел — прежде чем пропал без вести.

***

… Три музея военно-исторической тематики есть в сегодняшнем Таллинне. «Калев» упомянут в экспозиции лишь одного из них — на стенде в ангарах Летной гавани.

Всего полдюжины скупых, если не сказать казенных, слов: «Подводная лодка «Калев» погибла во время похода в 1941 году при невыясненных обстоятельствах». И ни строчкой больше.

И одна строчка — лучше, чем ничего. Но название подводной лодки — имя эпического героя. Оно стало символом героизма и обязывает потомков помнить о подлодке «Калев» и ее экипаже, погибших и за эстонскую землю.

Семен Смеян,

Клуб ветеранов флота

Газета «Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

Двойная датировка — по старому и новому стилям — на фотографии, запечатлевшей первомайскую манифестацию в Ревеле сто лет назад.

«С радостным сердцем, с горящим чувством, с чистою душою»: апрельский Первомай в революционном Ревеле столетней давности.

Ровно сто лет назад Международный день солидарности трудящихся был впервые отпразднован в Таллинне в официальном порядке. Правда, назывался он весной 1917 ...

Читать дальше...

Медальон с фасада дома по улице Мюнди. Георгий — в облачении ландскнехта.

Рельефы, скульптуры, алтари и капеллы: по следам ревельского почитания Георгия-Победоносца

Годовщина восстания Юрьевой ночи — повод вспомнить о почитании жителями былого Ревеля Юри-Юргена-Георгия. И попробовать отыскать «следы» почитаемого в Средние ...

Читать дальше...

Новое здание Балтийского вокзала и площадь перед ним. Иллюстрация из журнала "Pilt ja Sõna" 1946 год.

От орденского выгона до привокзальной площади: метаморфозы окрестностей главной станции Таллина

Желание городских властей благоустроить окрестности Балтийского вокзала — повод вспомнить о том, как обрели они нынешний, говоря откровенно, — не ...

Читать дальше...

В Таллине у пяти дорог

Кто едет по горам и морям и подвергает опасности жизнь и тело, и имущество, не страшится разбойников и бродяг, пожирающих ...

Читать дальше...

Встреча Александра Керенского на площади перед Балтийским вокзалом в Ревеле.

«Русская демократия на эстонской земле»: как министр Керенский в Ревель приезжал

Ровно сто лет назад столицу Эстонии посетил с официальным визитом Александр Федорович Керенский — одна из ключевых фигур февральской революции. Формально ...

Читать дальше...

Цветник на Мусумяги и вид с горки в сторону Пярнуского шоссе. Открытка начала XX века.

От бастиона до романтического сквера: как в Таллине горка у Вируских ворот Поцелуевой стала

Десять лет назад самая «весенняя» горка столицы Эстонии закрепила свое бывшее до этого народным прозвище в качестве официального названия. Скульптуры «Миг ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Есть внешне ничем не примечательная улочка в районе Вышгорода. И даже, кажется, официального названия не имеет. Но интересна тем, что она - самая узкая в городе. Отсюда и народное название "улица пьяного рыцаря". Мол, когда рыцарь пьян настолько, что ходить не в состоянии, он мог по ней пройтись, опираясь руками за дома, находящихся с двух сторон. Однажды две дамы в пышных платьях застопорили на ней движение. Одновременно они пройти по ней не могли, а уступить одна-другой дорогу - не желали. Народу вокруг собралось - тьма! Все ругаются, а сделать ничего не могут. Один молодчик из простых людей сообразил как быть. Говорит, пусть та, что моложе уступит дорогу той, что старше. Дамы настолько перепугались, что одновременно развернулись боком и протиснулись мимо друг-друга по улице.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!