А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Трактовавшийся в различные эпохи как цвет самопожертвования, греха и революционной борьбы широко представлен в прошлом и настоящем столицы Эстонии.

Любому советскому первокласснику было известно: «День седьмого ноября — красный день календаря».

Кумачово-праздничной календарная дата перестала быть ровно четверть века назад, сменив свой колер на будничный, черный — в Эстонии и ее столице как минимум.
Красный же цвет из Таллинна никуда не исчез: он закрепился в городском пространстве за много лет до революционных событий 1917 года и их последующего увековечивания.

Неизменно остается он и по сей день: вспомнить об этом в то время года, когда природа, словно нарочно, сводит всё разнообразие своей палитры к унылой серости, будет уместно особенно.

Двоякое отношение

Здание былого "красного монастыря" на улице Мюривахе. Довоенное фото.

Здание былого «красного монастыря» на улице Мюривахе. Довоенное фото.

Отношение средневекового европейца к красному цвету было неоднозначным, двояким.

С одной стороны — цвет крови, пролитой во искупление грехов всего человечества Иисусом, самопожертвования: отсюда рукой подать до символики будущего международного Красного Креста.

С другой — явный отблеск адского пламени, колер запретного плода, которым соблазнил Еву в раю змей-искуситель: отголоски последней трактовки слышны в словосочетании «район красных фонарей».

Культ «красных мадонн», распространенный в Западной Европе XII столетия, Ревель не застал — просто в силу своего возраста А вот с символическим значением красного как «цвета порока» местные бюргеры знакомы были явно.

«Красным монастырем», по примеру других городов ганзейского региона, ревельцы называли дом терпимости. Принадлежал он… магистрату: доходы заведения с ежегодной регулярностью поступали в городскую казну.

Первые сведения о «монастыре» датируются 1474 годом, последние 1522-м. По какой причине и в связи с какими событиями он был закрыт — неизвестно. Зато известен его точный адрес — здание по адресу: Мюйривахе, 5.

Искать дом бывшего «муниципального борделя» на одноименной улице в наши дни — дело безнадежное: трехэтажная постройка с готическим фронтоном погибла в годы Второй мировой войны.

Любителям курьезов и «клубнички» можно указать лишь приблизительное место его расположения: заезд во двор между зданиями кинотеатра «Сыпрус» и нынешним Минэкономики.

Казарма и деревня

Нижний маяк - в просторечии Красный, хотя официально - Белый.

Нижний маяк — в просторечии Красный, хотя официально — Белый.

Среди исследователей бытует, впрочем, версия — к «грешному» толкованию красного название дома терпимости не имеет никакого отношения: дескать, назван он был так просто по цвету строительного материала стен.

Версия сомнительна: средневековое таллиннское зодчество вполне обходилось для стенной кладки природным камнем — серым известняком. Пора кирпичного строительства наступила в Таллинне значительно позже.

Началась она в 1718 году—мастера, присланные для возведения царского дворца в Екатеринентале, попросту не имели опыта работы с местным материалом: пришлось увеличивать мощность печей для обжига кирпича на полуострове Копли.

Поначалу кирпич штукатурили, но стоило только отказаться от подобной практики, как горожане не оставили этого без внимания: топонимика, по крайней мере — неофициальная, среагировала на красно-кирпичный цвет незамедлительно.

Когда именно за комплексом построек на углу современных улиц Копли и Эрика закрепилось прозвище «красных казарм» — сказать сложно. По всей вероятности, лет через пятнадцать после сдачи их в эксплуатацию: в середине двадцатых.

То же прозвище бытовало одно время и за казарменным городком, возведенным в те же десятые годы минувшего столетия в Тонди, но почему-то пользовалось оно меньшей популярностью и оказалось вскоре практически забытым.
Последняя четверть XX века подарила городу еще один народный топоним «красного цвета»: Красной деревней прозвали один из микрорайонов Ласнамяэ — массив жилой застройки работников завода «Двигатель» на улице Лийкури.

До официального статуса прозвище, правда, так никогда и не доросло: в конце девяностых топонимическая комиссия Таллиннской мэрии утвердила за окрестностями название Курепыллу — Журавлиное поле.

Революционный колер

В Западной Европе красный цвет стал ассоциироваться с революционным движением в тридцатые годы позапрошлого столетия — алый флаг был поднят во время восстания лионских ткачей.
В Таллинне в годы Первой русской революции: траурную процессию с гробами жертв расстрела 18 октября 1905 года тогдашние газеты — что русские, что эстонские, что немецкие — нарекли «красными похоронами».

Красный цвет захлестнул таллиннскую топонимику после присоединения Эстонии к СССР: по примеру «Родины пролетариата» местные большевики стали добавлять к названиям предприятий «классово верное» прилагательное.

Радиотехнический завод RET добавил к своему официальному имени
слово Punane, уже в послевоенные годы. Машиностроительный завод Франца Крулля поспешил начать именоваться «Красным Круллем» едва ли не к 7 ноября 1940 года.

Тогда же бывшая типография акционерного общества «Vaba maa» сменила вывеску на «Punane täht» — «Красная Звезда»: парадоксальным образом с названием этим сочеталась претензия на правопреемственность от гимназической печатни XVII века.

Век некоторых «красных топонимов» оказался на удивление кратким: «Punane Krull», например, благополучно стал Таллиннским машиностроительным заводом имени Йоханнеса Лауристина еще во второй половине сороковых.

Другие дожили до восстановления Эстонией государственной независимости — и сгинули вместе с предприятиями, в условиях смены экономической модели ставшие, увы, недостаточно конкурентоспособными.

Абсолютный рекордсмен, похоже — «Красный Рассвет»: чулочно-носочная фабрика «Suva» выехала из исторических помещений, а металлический остов букв «Punane Koit» так и парит над бульваром Пыхья…

Топонимическая стойкость

У каждого поколения таллиннцев — собственные «окрашенные в красный» воспоминания и ассоциации.

Литераты двухсотлетней давности наверняка бы вспомнили «Красную корчму» на территории последующего Кассисаба: изначально постоялый двор, она превратилась в место загородного отдыха интеллектуалов.

Те, чье детство прошло в шестидесятые-семидесятые годы на улице Маяка, помнят: Красной (вроде бы, за цвет перил) называли Екатерининскую лестницу, соединяющую плато Ласнамяги с парком Кадриорг.

Их родители, возможно, помнят, как крохотный безымянный ныне сквер между теперешними зданиями Эстонского банка и центра «Solaris» носил в те же годы официально-пышное имя площади Эстонских Красных стрелков.

От современной, как принято говорить, «креативной молодежи» можно услышать о Красном мосте — пешеходный мостик в парке на берегу пруда Шнелли несколько лет назад действительно был перекрашен в радикально-алый.

Но, пожалуй, главным «топонимом красного цвета» вот уже на протяжении более чем ста лег для жителей Таллинна остается улица Пунане. Под немецким вариантом своего названия Rote Straße она впервые появилась на городской карте в 1902 году.

Именем улица обязана Красному маяку, он же Верхний, или Южный, неизменно указывающему путь мореходам в Таллиннскую бухту с начала второй трети позапрошлого столетия.

Сам маяк, правда, свой изначальный цвет утратил еще в конце ХIХ века. Выкрашенная некогда в красный, деревянная пирамида превратилась в каменную башню — полосатую, черно-белую.

Точнее — «обменялся окраской» с маяком Нижним или Северным — именно он в наши дни называется в обиходе Красным, хотя официально, по документам, проходит именно как Белый.

Абсурд или курьез абсолютно в таллиннском духе, за который краснеть не приходится? Пожалуй, столетняя стойкость топонима заставляет склониться в пользу второй версии…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Тут, в Старом Таллине, на твою голову сплошняком сыплются разнообразные "привидения - Белые Дамы", "меткие стрелки - Тоомасы", "связавшиеся с дьяволом - Олевы", "черноголовые братья", и прочие "колодцы желаний". И ты слушаешь, слушаешь взахлёб, отвесив челюсть, потому что не просто знаешь, а уже нутром чуешь, что вот эти доски, вмурованные в площадь, действительно указывают на место единственной публичной казни священника в городе, а не воткнуты сюда пару лет назад предприимчивыми гражданами для заманивания туристов. Таллинну не имеет смысла пускаться на такое низкопробное трюкачество, которым грешит вся туристическая Европа, ибо здесь сохранилось и дошло до нас даже слишком много для человеческого индивидуума того самого неуютного средневековья. С замками, рыцарями, купцами, принцессами, ведьмами, колдунами и прочей атрибутикой...
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!