А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Едва занимался рассвет, как по самым оживленным ныне улицам Таллинна, - Суур-Карья и Вяйке-Карья - устремлялся на пастбища скот. Названия улиц (Большая стадная и Малая стадная) живут по сей день, хотя скот горожане уже давно не держат.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Лев и орел - "царственные животное и птица" олицетворяют силу и мощь государства. Поэтому именно они в различных вариантах наиболее часто встречаются в гербах различных государств еще со времен средневековья. Не может не возникнуть вопроса, почему животных на Эстляндском гербе, называют леопардами, ведь они гораздо в большей степени похожи на львов? Да и в описаниях в одних случаях их представляют как львов, а в других - как леопардов. Нет, то не небрежность авторов и тем более не ошибка. В геральдике, в дисциплине о гербах, или даже "науке о гербах", все это четко обусловлено. Название животного зависит от его положения. Льва, стоящего на задних лапах, именуют львом. Изображают его на щите в профиль с высунутым языком и обращенным к спине концом хвоста. Лев, изображенный в щите идущим, с прямо повернутой головою, называется леопардом. Если же лев изображен в гербе идущим, но в профиль, то в соответствии с правилами геральдики перед нами леопардовый лев или лев-леопард.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Трактовавшийся в различные эпохи как цвет самопожертвования, греха и революционной борьбы широко представлен в прошлом и настоящем столицы Эстонии.

Любому советскому первокласснику было известно: «День седьмого ноября — красный день календаря».

Кумачово-праздничной календарная дата перестала быть ровно четверть века назад, сменив свой колер на будничный, черный — в Эстонии и ее столице как минимум.
Красный же цвет из Таллинна никуда не исчез: он закрепился в городском пространстве за много лет до революционных событий 1917 года и их последующего увековечивания.

Неизменно остается он и по сей день: вспомнить об этом в то время года, когда природа, словно нарочно, сводит всё разнообразие своей палитры к унылой серости, будет уместно особенно.

Двоякое отношение

Здание былого "красного монастыря" на улице Мюривахе. Довоенное фото.

Здание былого «красного монастыря» на улице Мюривахе. Довоенное фото.

Отношение средневекового европейца к красному цвету было неоднозначным, двояким.

С одной стороны — цвет крови, пролитой во искупление грехов всего человечества Иисусом, самопожертвования: отсюда рукой подать до символики будущего международного Красного Креста.

С другой — явный отблеск адского пламени, колер запретного плода, которым соблазнил Еву в раю змей-искуситель: отголоски последней трактовки слышны в словосочетании «район красных фонарей».

Культ «красных мадонн», распространенный в Западной Европе XII столетия, Ревель не застал — просто в силу своего возраста А вот с символическим значением красного как «цвета порока» местные бюргеры знакомы были явно.

«Красным монастырем», по примеру других городов ганзейского региона, ревельцы называли дом терпимости. Принадлежал он… магистрату: доходы заведения с ежегодной регулярностью поступали в городскую казну.

Первые сведения о «монастыре» датируются 1474 годом, последние 1522-м. По какой причине и в связи с какими событиями он был закрыт — неизвестно. Зато известен его точный адрес — здание по адресу: Мюйривахе, 5.

Искать дом бывшего «муниципального борделя» на одноименной улице в наши дни — дело безнадежное: трехэтажная постройка с готическим фронтоном погибла в годы Второй мировой войны.

Любителям курьезов и «клубнички» можно указать лишь приблизительное место его расположения: заезд во двор между зданиями кинотеатра «Сыпрус» и нынешним Минэкономики.

Казарма и деревня

Нижний маяк - в просторечии Красный, хотя официально - Белый.

Нижний маяк — в просторечии Красный, хотя официально — Белый.

Среди исследователей бытует, впрочем, версия — к «грешному» толкованию красного название дома терпимости не имеет никакого отношения: дескать, назван он был так просто по цвету строительного материала стен.

Версия сомнительна: средневековое таллиннское зодчество вполне обходилось для стенной кладки природным камнем — серым известняком. Пора кирпичного строительства наступила в Таллинне значительно позже.

Началась она в 1718 году—мастера, присланные для возведения царского дворца в Екатеринентале, попросту не имели опыта работы с местным материалом: пришлось увеличивать мощность печей для обжига кирпича на полуострове Копли.

Поначалу кирпич штукатурили, но стоило только отказаться от подобной практики, как горожане не оставили этого без внимания: топонимика, по крайней мере — неофициальная, среагировала на красно-кирпичный цвет незамедлительно.

Когда именно за комплексом построек на углу современных улиц Копли и Эрика закрепилось прозвище «красных казарм» — сказать сложно. По всей вероятности, лет через пятнадцать после сдачи их в эксплуатацию: в середине двадцатых.

То же прозвище бытовало одно время и за казарменным городком, возведенным в те же десятые годы минувшего столетия в Тонди, но почему-то пользовалось оно меньшей популярностью и оказалось вскоре практически забытым.
Последняя четверть XX века подарила городу еще один народный топоним «красного цвета»: Красной деревней прозвали один из микрорайонов Ласнамяэ — массив жилой застройки работников завода «Двигатель» на улице Лийкури.

До официального статуса прозвище, правда, так никогда и не доросло: в конце девяностых топонимическая комиссия Таллиннской мэрии утвердила за окрестностями название Курепыллу — Журавлиное поле.

Революционный колер

В Западной Европе красный цвет стал ассоциироваться с революционным движением в тридцатые годы позапрошлого столетия — алый флаг был поднят во время восстания лионских ткачей.
В Таллинне в годы Первой русской революции: траурную процессию с гробами жертв расстрела 18 октября 1905 года тогдашние газеты — что русские, что эстонские, что немецкие — нарекли «красными похоронами».

Красный цвет захлестнул таллиннскую топонимику после присоединения Эстонии к СССР: по примеру «Родины пролетариата» местные большевики стали добавлять к названиям предприятий «классово верное» прилагательное.

Радиотехнический завод RET добавил к своему официальному имени
слово Punane, уже в послевоенные годы. Машиностроительный завод Франца Крулля поспешил начать именоваться «Красным Круллем» едва ли не к 7 ноября 1940 года.

Тогда же бывшая типография акционерного общества «Vaba maa» сменила вывеску на «Punane täht» — «Красная Звезда»: парадоксальным образом с названием этим сочеталась претензия на правопреемственность от гимназической печатни XVII века.

Век некоторых «красных топонимов» оказался на удивление кратким: «Punane Krull», например, благополучно стал Таллиннским машиностроительным заводом имени Йоханнеса Лауристина еще во второй половине сороковых.

Другие дожили до восстановления Эстонией государственной независимости — и сгинули вместе с предприятиями, в условиях смены экономической модели ставшие, увы, недостаточно конкурентоспособными.

Абсолютный рекордсмен, похоже — «Красный Рассвет»: чулочно-носочная фабрика «Suva» выехала из исторических помещений, а металлический остов букв «Punane Koit» так и парит над бульваром Пыхья…

Топонимическая стойкость

У каждого поколения таллиннцев — собственные «окрашенные в красный» воспоминания и ассоциации.

Литераты двухсотлетней давности наверняка бы вспомнили «Красную корчму» на территории последующего Кассисаба: изначально постоялый двор, она превратилась в место загородного отдыха интеллектуалов.

Те, чье детство прошло в шестидесятые-семидесятые годы на улице Маяка, помнят: Красной (вроде бы, за цвет перил) называли Екатерининскую лестницу, соединяющую плато Ласнамяги с парком Кадриорг.

Их родители, возможно, помнят, как крохотный безымянный ныне сквер между теперешними зданиями Эстонского банка и центра «Solaris» носил в те же годы официально-пышное имя площади Эстонских Красных стрелков.

От современной, как принято говорить, «креативной молодежи» можно услышать о Красном мосте — пешеходный мостик в парке на берегу пруда Шнелли несколько лет назад действительно был перекрашен в радикально-алый.

Но, пожалуй, главным «топонимом красного цвета» вот уже на протяжении более чем ста лег для жителей Таллинна остается улица Пунане. Под немецким вариантом своего названия Rote Straße она впервые появилась на городской карте в 1902 году.

Именем улица обязана Красному маяку, он же Верхний, или Южный, неизменно указывающему путь мореходам в Таллиннскую бухту с начала второй трети позапрошлого столетия.

Сам маяк, правда, свой изначальный цвет утратил еще в конце ХIХ века. Выкрашенная некогда в красный, деревянная пирамида превратилась в каменную башню — полосатую, черно-белую.

Точнее — «обменялся окраской» с маяком Нижним или Северным — именно он в наши дни называется в обиходе Красным, хотя официально, по документам, проходит именно как Белый.

Абсурд или курьез абсолютно в таллиннском духе, за который краснеть не приходится? Пожалуй, столетняя стойкость топонима заставляет склониться в пользу второй версии…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В старые времена часто шутили, что Город хромает на одну ногу. Дело в том, что в Вышгород из Нижнего города когда-то вели лишь две улицы - Пикк Ялг (Длинная Нога) и Люхике Ялг (Короткая нога). В Таллинне есть улочки настолько узкие, что две дамы в громадных кринолинах никак не могли разойтись на них. Их кавалерам приходилось драться за право своей спутницы пройти по улице первой.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!