А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Около трехсот лет тому назад, во время Северной войны, на службу в русскую армию поступил герцог Карл-Евгений де Круа. Он очень понравился Петру I, и тот, произведя его в генерал-фельдмаршалы, назначил главнокомандующим русскими войсками под Нарвой. Битва была проиграна. Де Круа попал в плен к шведам. Ему было позволено жить в Таллинне. Высокое звание, титул и общительный характер де Круа располагали к нему людей, которые охотно давали ему деньги в долг. Де Круа жил на широкую ногу. Играл в азартные игры, любил покутить. Но однажды утром слуга увидел, что хозяин умер. Горожане обсуждали, кто заплатит долги герцога де Круа... В конце концов решили: не отдавать тела де Круа городским властям для похорон до тех пор, пока не получат все деньги назад сполна. Власти восприняли это решение спокойно. Не хоронить, так не хоронить... Хлопот - никаких! Хоронить де Круа не стали. Положили герцога в простой еловый гроб и поставили возле церкви Нигулисте в усыпальницу фон Розена... Шло время. О герцоге почти совсем забыли.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1355 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Трактовавшийся в различные эпохи как цвет самопожертвования, греха и революционной борьбы широко представлен в прошлом и настоящем столицы Эстонии.

Любому советскому первокласснику было известно: «День седьмого ноября — красный день календаря».

Кумачово-праздничной календарная дата перестала быть ровно четверть века назад, сменив свой колер на будничный, черный — в Эстонии и ее столице как минимум.
Красный же цвет из Таллинна никуда не исчез: он закрепился в городском пространстве за много лет до революционных событий 1917 года и их последующего увековечивания.

Неизменно остается он и по сей день: вспомнить об этом в то время года, когда природа, словно нарочно, сводит всё разнообразие своей палитры к унылой серости, будет уместно особенно.

Двоякое отношение

Здание былого "красного монастыря" на улице Мюривахе. Довоенное фото.

Здание былого «красного монастыря» на улице Мюривахе. Довоенное фото.

Отношение средневекового европейца к красному цвету было неоднозначным, двояким.

С одной стороны — цвет крови, пролитой во искупление грехов всего человечества Иисусом, самопожертвования: отсюда рукой подать до символики будущего международного Красного Креста.

С другой — явный отблеск адского пламени, колер запретного плода, которым соблазнил Еву в раю змей-искуситель: отголоски последней трактовки слышны в словосочетании «район красных фонарей».

Культ «красных мадонн», распространенный в Западной Европе XII столетия, Ревель не застал — просто в силу своего возраста А вот с символическим значением красного как «цвета порока» местные бюргеры знакомы были явно.

«Красным монастырем», по примеру других городов ганзейского региона, ревельцы называли дом терпимости. Принадлежал он… магистрату: доходы заведения с ежегодной регулярностью поступали в городскую казну.

Первые сведения о «монастыре» датируются 1474 годом, последние 1522-м. По какой причине и в связи с какими событиями он был закрыт — неизвестно. Зато известен его точный адрес — здание по адресу: Мюйривахе, 5.

Искать дом бывшего «муниципального борделя» на одноименной улице в наши дни — дело безнадежное: трехэтажная постройка с готическим фронтоном погибла в годы Второй мировой войны.

Любителям курьезов и «клубнички» можно указать лишь приблизительное место его расположения: заезд во двор между зданиями кинотеатра «Сыпрус» и нынешним Минэкономики.

Казарма и деревня

Нижний маяк - в просторечии Красный, хотя официально - Белый.

Нижний маяк — в просторечии Красный, хотя официально — Белый.

Среди исследователей бытует, впрочем, версия — к «грешному» толкованию красного название дома терпимости не имеет никакого отношения: дескать, назван он был так просто по цвету строительного материала стен.

Версия сомнительна: средневековое таллиннское зодчество вполне обходилось для стенной кладки природным камнем — серым известняком. Пора кирпичного строительства наступила в Таллинне значительно позже.

Началась она в 1718 году—мастера, присланные для возведения царского дворца в Екатеринентале, попросту не имели опыта работы с местным материалом: пришлось увеличивать мощность печей для обжига кирпича на полуострове Копли.

Поначалу кирпич штукатурили, но стоило только отказаться от подобной практики, как горожане не оставили этого без внимания: топонимика, по крайней мере — неофициальная, среагировала на красно-кирпичный цвет незамедлительно.

Когда именно за комплексом построек на углу современных улиц Копли и Эрика закрепилось прозвище «красных казарм» — сказать сложно. По всей вероятности, лет через пятнадцать после сдачи их в эксплуатацию: в середине двадцатых.

То же прозвище бытовало одно время и за казарменным городком, возведенным в те же десятые годы минувшего столетия в Тонди, но почему-то пользовалось оно меньшей популярностью и оказалось вскоре практически забытым.
Последняя четверть XX века подарила городу еще один народный топоним «красного цвета»: Красной деревней прозвали один из микрорайонов Ласнамяэ — массив жилой застройки работников завода «Двигатель» на улице Лийкури.

До официального статуса прозвище, правда, так никогда и не доросло: в конце девяностых топонимическая комиссия Таллиннской мэрии утвердила за окрестностями название Курепыллу — Журавлиное поле.

Революционный колер

В Западной Европе красный цвет стал ассоциироваться с революционным движением в тридцатые годы позапрошлого столетия — алый флаг был поднят во время восстания лионских ткачей.
В Таллинне в годы Первой русской революции: траурную процессию с гробами жертв расстрела 18 октября 1905 года тогдашние газеты — что русские, что эстонские, что немецкие — нарекли «красными похоронами».

Красный цвет захлестнул таллиннскую топонимику после присоединения Эстонии к СССР: по примеру «Родины пролетариата» местные большевики стали добавлять к названиям предприятий «классово верное» прилагательное.

Радиотехнический завод RET добавил к своему официальному имени
слово Punane, уже в послевоенные годы. Машиностроительный завод Франца Крулля поспешил начать именоваться «Красным Круллем» едва ли не к 7 ноября 1940 года.

Тогда же бывшая типография акционерного общества «Vaba maa» сменила вывеску на «Punane täht» — «Красная Звезда»: парадоксальным образом с названием этим сочеталась претензия на правопреемственность от гимназической печатни XVII века.

Век некоторых «красных топонимов» оказался на удивление кратким: «Punane Krull», например, благополучно стал Таллиннским машиностроительным заводом имени Йоханнеса Лауристина еще во второй половине сороковых.

Другие дожили до восстановления Эстонией государственной независимости — и сгинули вместе с предприятиями, в условиях смены экономической модели ставшие, увы, недостаточно конкурентоспособными.

Абсолютный рекордсмен, похоже — «Красный Рассвет»: чулочно-носочная фабрика «Suva» выехала из исторических помещений, а металлический остов букв «Punane Koit» так и парит над бульваром Пыхья…

Топонимическая стойкость

У каждого поколения таллиннцев — собственные «окрашенные в красный» воспоминания и ассоциации.

Литераты двухсотлетней давности наверняка бы вспомнили «Красную корчму» на территории последующего Кассисаба: изначально постоялый двор, она превратилась в место загородного отдыха интеллектуалов.

Те, чье детство прошло в шестидесятые-семидесятые годы на улице Маяка, помнят: Красной (вроде бы, за цвет перил) называли Екатерининскую лестницу, соединяющую плато Ласнамяги с парком Кадриорг.

Их родители, возможно, помнят, как крохотный безымянный ныне сквер между теперешними зданиями Эстонского банка и центра «Solaris» носил в те же годы официально-пышное имя площади Эстонских Красных стрелков.

От современной, как принято говорить, «креативной молодежи» можно услышать о Красном мосте — пешеходный мостик в парке на берегу пруда Шнелли несколько лет назад действительно был перекрашен в радикально-алый.

Но, пожалуй, главным «топонимом красного цвета» вот уже на протяжении более чем ста лег для жителей Таллинна остается улица Пунане. Под немецким вариантом своего названия Rote Straße она впервые появилась на городской карте в 1902 году.

Именем улица обязана Красному маяку, он же Верхний, или Южный, неизменно указывающему путь мореходам в Таллиннскую бухту с начала второй трети позапрошлого столетия.

Сам маяк, правда, свой изначальный цвет утратил еще в конце ХIХ века. Выкрашенная некогда в красный, деревянная пирамида превратилась в каменную башню — полосатую, черно-белую.

Точнее — «обменялся окраской» с маяком Нижним или Северным — именно он в наши дни называется в обиходе Красным, хотя официально, по документам, проходит именно как Белый.

Абсурд или курьез абсолютно в таллиннском духе, за который краснеть не приходится? Пожалуй, столетняя стойкость топонима заставляет склониться в пользу второй версии…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!