А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Около трехсот лет тому назад, во время Северной войны, на службу в русскую армию поступил герцог Карл-Евгений де Круа. Он очень понравился Петру I, и тот, произведя его в генерал-фельдмаршалы, назначил главнокомандующим русскими войсками под Нарвой. Битва была проиграна. Де Круа попал в плен к шведам. Ему было позволено жить в Таллинне. Высокое звание, титул и общительный характер де Круа располагали к нему людей, которые охотно давали ему деньги в долг. Де Круа жил на широкую ногу. Играл в азартные игры, любил покутить. Но однажды утром слуга увидел, что хозяин умер. Горожане обсуждали, кто заплатит долги герцога де Круа... В конце концов решили: не отдавать тела де Круа городским властям для похорон до тех пор, пока не получат все деньги назад сполна. Власти восприняли это решение спокойно. Не хоронить, так не хоронить... Хлопот - никаких! Хоронить де Круа не стали. Положили герцога в простой еловый гроб и поставили возле церкви Нигулисте в усыпальницу фон Розена... Шло время. О герцоге почти совсем забыли.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1087 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 229 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Сто десять лет назад Таллинн покинул человек, подаривший городу один из самых узнаваемых его символов — памятник броненосцу береговой обороны «Русалка», вице-адмирал Павел Николаевич Вульф.

Возведенный его непосредственными усилиями монумент знаком каждому таллиннцу и абсолютному большинству гостей города.

Личность же инициатора создания первого в Таллинне скульптурного мемориала известна, увы, куда меньше.

В лучшем случае гид упоминает его имя — Павел Вульф. И должность — командир Ревельского порта.

Морская династия

Вице-адмирал Павел Николаевич Вульф. Девяностые годы XIX века.

Вице-адмирал Павел Николаевич Вульф. Девяностые годы XIX века.

Словосочетание «морская династия» давно уже стало газетным клише — избитым и невыразительным, но применительно к родословной Павла Вульфа оно уместно, как никогда.

Недаром же на гербе, дарованном ему и его потомкам вместе с наследственным дворянством в июле 1903 года, изображен парусный линейный корабль, охваченный языками пламени.

Случай для геральдики редкий: в основе изображения — реальное событие. Бой в Хиосской бухте, точнее — его кульминация: загоревшийся русский флагман взрывается, уничтожая вместе с собой флагман турок.

Тогда, 5 июля 1770-го, во время сражения, ставшего прологом к легендарной Чесменской виктории, на борту взорвавшегося корабля «Евстафий Плакида» погиб офицер Карл Вульф — прадед Павла Николаевича по отцовской линии.

Отец, Николай Павлович, выпускник Черноморской штурманской школы, прославился как участник Севастопольской обороны в годы Крымской войны, но, в отличие от предка, остался жив и вышел в отставку в чине контр-адмирала.

Сын превзошел отца по служебной лестнице: в конце карьеры мундир его украсился вице-адмиральскими погонами. Путь к ним был долгим, а главное — насыщенным не канцелярской работой при штабе, а буднями действительной морской службы.

Окончив в столице Морской кадетский корпус, девятнадцатилетний гардемарин Вульф начал на пароходе «Родимый». Позже — ходил офицером и старшим помощником на шхунах «Абин» и «Келасуры», мониторе «Тифон», клипере «Разбойник».

Осенью 1891-го Павел Николаевич получил командование крейсера I ранга «Рюрик», через четыре года — был переведен командовать крейсером «Адмирал Корнилов», еще пять лет спустя — был направлен на службу в Эстляндскую губернию.

Назначение состоялось 4 января 1899 года. За четыре дня до конца того же месяца «Ревельские известия» сообщили о приезде в город нового командира порта и одновременно директора маяков и лоций Балтийского моря.

Приложение сил

Для просоленного морскими ветрами Вульфа, Ревель самого конца ХIХ столетия, на первый взгляд, выглядел заслуженной синекурой. Ревельская крепость давно была упразднена, торговый оборот гавани, может быть не так стремительно, как хотелось бы, но с завидной стабильностью демонстрировал тенденцию к росту.

Даже сердце светской жизни моряков — здание Ревельского морского офицерского собрания на нынешней Ратушной площади — было отремонтировано аккурат к прибытию нового начальства.

Казалось бы, ничего не мешало Павлу Николаевичу сосредоточиться «на работе сугубо административной, «отводя душу» в составлении более точной мореходной карты ближайшего к Ревелю побережья.

Не таким был адмирал Вульф: его, как принято было выражаться в публицистике тех лет, кипучая натура только искала места приложения сил и неизменно находила его в городе, по большому счету — провинциальном.

Так, посетив в первую же осень своего пребывания в Ревеле поминальную службу по жертвам крушения броненосца «Русалка» в портовой Симеоновской церкви, он решил увековечить трагедию памятником и возглавил комитет по его установке.

Еще раньше, чем на берегу Таллиннской бухты (место, кстати, тоже было определено лично Вульфом) взмыл над гранитной скалой ангел с крестом в руке, поблизости, в Екатеринентале, закипело строительство еще одного связанного с флотом объекта.

Не позднее 1901 года на берегу нынешнего Лебединого пруда было построено здание летнего казино Морского офицерского собрания: до того «на служебную дачу» выезжал из города лишь губернатор со своей канцелярией — в Екатерининский дворец.

Двухэтажная деревянная постройка с верандой, стоявшая на месте теперешнего памятника Фридриху Рейнгольду Крейцвальду, до наших дней не дожила: пришедшая в упадок за годы Мировой войны и революции, она была снесена в начале двадцатых.

Зато в целости и сохранности пребывает еще одно реализованное при непосредственном участии Вульфа начинание — здание библиотеки Морского офицерского собрания на Брокусовой горе — ныне улице Олевимяги, 8.

Два перекрещенных кованых якоря до сих пор различимы на его фасаде: свидетельство «флотского прошлого» здания, более века бессменно служившего для нужд библиотечного дела.

Всеобщая благодарность

«31 октября с утренним поездом отбыл из Ревеля хорошо знакомый ревельцам вице-адмирал П.Н. Вульф, бывший командир порта», — писали в первый день ноября 1906 года «Ревельские известия».

Человек, в силу своей служебной должности принимавший в городе российских и зарубежных монархов, в быту был человеком за внешней славой не гнавшийся и покинул Ревель едва ли не инкогнито.

«Адмирал, с присущей ему скромностью, решительно отказался от каких-либо официальных чествований и проводов, — свидетельствовал репортер. — Он отказался от предложенного ему обеда, скрыл день и час отъезда».

Однако те, кому довелось соприкасаться с адмиралом по долгу службы,
стремились выразить ему свое уважение. В первую очередь это касалось непосредственных подчиненных Вульфа — матросов Ревельского полуэкипажа.

Выполнить их просьбу — сняться вместе на групповом портрете — адмирал не смог фотографа поблизости не оказалось. Несмотря на это досадное обстоятельство, матросы выстроились шпалерами и провожали командира дружным «ура!».

Более обстоятельно к прощанию с адмиралом подготовились в Адмиралтейских мастерских газета упоминает о совместном фотографировании с рабочими. Служащие же Маячных мастерских пропели Вульфу «долгие лета» на эстонском языке.

В Офицерском Морском собрании отъезжающему преподнесли специально выгравированный золотой жетон с указанием лет службы в Ревельском порту. В Симеоновской церкви — икону святого Николая, покровителя мореплавателей.

«Нижние чины сигнального поста, узнав от товарищей-вестовых об отъезде адмирала, послали на вокзал своих представителей, — сообщали «Ревельские известия». — Они поднесли икону Спасителя с надписью «Отцу-адмиралу Вульфу».

По слухам, члены Морского собрания единогласно избрали Павла Николаевича пожизненным почетным старшиной и постановили просить разрешения морского начальства поместить его портрет в летнем своем помещении.

Во всех перечисленных случаях вице-адмирал горячо, подчас со слезами на глазах, благодарил всех».

***

Родовой герб, дарованный вице-адмиралу Вульфу и его потомкам.

Родовой герб, дарованный вице-адмиралу Вульфу и его потомкам.

Последние годы жизни Павла Вульфа исследованы мало: скорее всего, он провел их в отставке, поселившись в Севастополе. Здесь же, через три года после отъезда из Ревеля, он и скончался.

Имеются, правда, сведения, что смерть настигла его в пути, — виртуальный Архив российских немцев указывает местом кончины станцию Любань неподалеку от Петербурга, что тоже возможно: адмирал мог возвращаться из столицы.

Всего семь лет, проведенные в Таллинне (с 1899 по 1906), приходятся на шестидесятишестилетнюю биографию Павла Николаевича Вульфа—офицера моряка общественного деятеля, автора балтийских лоций и брошюры о сооружении памятника «Русалке».

Срок не ахти какой продолжительный, но наполненный идеей служения городу, в который привела его воинская служба Можно было бы даже сказать — «случайно», не будь Таллинн во все времена домом для людей, влюбленных к морю.

Город готов отвечать им любовью — в том случае, особенно, если в жизни они руководствуются девизом, начертанным на гербе Павла Николаевича Вульфа — «Стремясь, достигаю».

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

Двойная датировка — по старому и новому стилям — на фотографии, запечатлевшей первомайскую манифестацию в Ревеле сто лет назад.

«С радостным сердцем, с горящим чувством, с чистою душою»: апрельский Первомай в революционном Ревеле столетней давности.

Ровно сто лет назад Международный день солидарности трудящихся был впервые отпразднован в Таллинне в официальном порядке. Правда, назывался он весной 1917 ...

Читать дальше...

Медальон с фасада дома по улице Мюнди. Георгий — в облачении ландскнехта.

Рельефы, скульптуры, алтари и капеллы: по следам ревельского почитания Георгия-Победоносца

Годовщина восстания Юрьевой ночи — повод вспомнить о почитании жителями былого Ревеля Юри-Юргена-Георгия. И попробовать отыскать «следы» почитаемого в Средние ...

Читать дальше...

Новое здание Балтийского вокзала и площадь перед ним. Иллюстрация из журнала "Pilt ja Sõna" 1946 год.

От орденского выгона до привокзальной площади: метаморфозы окрестностей главной станции Таллина

Желание городских властей благоустроить окрестности Балтийского вокзала — повод вспомнить о том, как обрели они нынешний, говоря откровенно, — не ...

Читать дальше...

В Таллине у пяти дорог

Кто едет по горам и морям и подвергает опасности жизнь и тело, и имущество, не страшится разбойников и бродяг, пожирающих ...

Читать дальше...

Встреча Александра Керенского на площади перед Балтийским вокзалом в Ревеле.

«Русская демократия на эстонской земле»: как министр Керенский в Ревель приезжал

Ровно сто лет назад столицу Эстонии посетил с официальным визитом Александр Федорович Керенский — одна из ключевых фигур февральской революции. Формально ...

Читать дальше...

Цветник на Мусумяги и вид с горки в сторону Пярнуского шоссе. Открытка начала XX века.

От бастиона до романтического сквера: как в Таллине горка у Вируских ворот Поцелуевой стала

Десять лет назад самая «весенняя» горка столицы Эстонии закрепила свое бывшее до этого народным прозвище в качестве официального названия. Скульптуры «Миг ...

Читать дальше...

Баня «Койду» в начале восьмидесятых годов прошлого столетия.

«Трехэтажные термы» Лийзы Борн: легендарная баня на улице Койду в Таллине

Самая роскошная общественная баня довоенного Таллинна была построена... бывшей торговкой рыбой. Современному таллиннцу, вне зависимости от его помывочных пристрастий, словосочетание «баня ...

Читать дальше...

Фойе кинотеатра «Гелиос» после реконструкции 1934 года в духе функционализма и льготный билет на балкон зрительного зала.

«Пассаж», «Рекорд», «Гелиос», «Октообер»: век биографии легендарного таллинского кинотеатра

Бесхозный зал в двух шагах от самого сердца исторического центра Таллинна был некогда одним из самых фешенебельных кинотеатров столицы. Ровно сто ...

Читать дальше...

Угол Пярнуского шоссе и улицы Роозикрантси — один из наиболее целостных ансамблей Таллинна времен Пятса.

Обретая столичный фасад: градостроительный памятник Таллина

Имидж не только «заповедника ганзейского средневековья», но и столицы современного государства Таллинн впервые примерил на себя в годы правления президента ...

Читать дальше...

Вид Больших морских ворот из хроники Иоганна Реннера XVI века. Здание на первом плане — вероятно, Гертрудинская церковь.

Кяэдри, которая Гертруда: позабытая покровительница Каламая, района Таллина

17 марта — Гертрудин день, или, как отмечен он в народном календаре, Käädripäev — повод вспомнить о почти забытой современными ...

Читать дальше...

Вывеска кафе "Kultas" — нынешнего «Wabadus» — в конце тридцатых годов прошлого века.

Кафе Николая Культаса — легенда площади Вабадузе в Таллине

Восемьдесят лет назад в самом сердце Таллинна открылось кафе, само название которого стало синонимом столичного шика и — символом обслуживания ...

Читать дальше...

Цветочный магазин «Каннике» — манифест финской «природной архитектуры» в центре Таллинна. Фото 1973 года.

«Фиалка» на углу улицы Гонсиори в Таллине: полвека цветочному магазину «Каннике»

В январе 1967 года список торговых точек столицы пополнился новым адресом, а лексикон таллиннцев — новым названием: открылся цветочный магазин ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!