А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1105 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Сто десять лет назад Таллинн покинул человек, подаривший городу один из самых узнаваемых его символов — памятник броненосцу береговой обороны «Русалка», вице-адмирал Павел Николаевич Вульф.

Возведенный его непосредственными усилиями монумент знаком каждому таллиннцу и абсолютному большинству гостей города.

Личность же инициатора создания первого в Таллинне скульптурного мемориала известна, увы, куда меньше.

В лучшем случае гид упоминает его имя — Павел Вульф. И должность — командир Ревельского порта.

Морская династия

Вице-адмирал Павел Николаевич Вульф. Девяностые годы XIX века.

Вице-адмирал Павел Николаевич Вульф. Девяностые годы XIX века.

Словосочетание «морская династия» давно уже стало газетным клише — избитым и невыразительным, но применительно к родословной Павла Вульфа оно уместно, как никогда.

Недаром же на гербе, дарованном ему и его потомкам вместе с наследственным дворянством в июле 1903 года, изображен парусный линейный корабль, охваченный языками пламени.

Случай для геральдики редкий: в основе изображения — реальное событие. Бой в Хиосской бухте, точнее — его кульминация: загоревшийся русский флагман взрывается, уничтожая вместе с собой флагман турок.

Тогда, 5 июля 1770-го, во время сражения, ставшего прологом к легендарной Чесменской виктории, на борту взорвавшегося корабля «Евстафий Плакида» погиб офицер Карл Вульф — прадед Павла Николаевича по отцовской линии.

Отец, Николай Павлович, выпускник Черноморской штурманской школы, прославился как участник Севастопольской обороны в годы Крымской войны, но, в отличие от предка, остался жив и вышел в отставку в чине контр-адмирала.

Сын превзошел отца по служебной лестнице: в конце карьеры мундир его украсился вице-адмиральскими погонами. Путь к ним был долгим, а главное — насыщенным не канцелярской работой при штабе, а буднями действительной морской службы.

Окончив в столице Морской кадетский корпус, девятнадцатилетний гардемарин Вульф начал на пароходе «Родимый». Позже — ходил офицером и старшим помощником на шхунах «Абин» и «Келасуры», мониторе «Тифон», клипере «Разбойник».

Осенью 1891-го Павел Николаевич получил командование крейсера I ранга «Рюрик», через четыре года — был переведен командовать крейсером «Адмирал Корнилов», еще пять лет спустя — был направлен на службу в Эстляндскую губернию.

Назначение состоялось 4 января 1899 года. За четыре дня до конца того же месяца «Ревельские известия» сообщили о приезде в город нового командира порта и одновременно директора маяков и лоций Балтийского моря.

Приложение сил

Для просоленного морскими ветрами Вульфа, Ревель самого конца ХIХ столетия, на первый взгляд, выглядел заслуженной синекурой. Ревельская крепость давно была упразднена, торговый оборот гавани, может быть не так стремительно, как хотелось бы, но с завидной стабильностью демонстрировал тенденцию к росту.

Даже сердце светской жизни моряков — здание Ревельского морского офицерского собрания на нынешней Ратушной площади — было отремонтировано аккурат к прибытию нового начальства.

Казалось бы, ничего не мешало Павлу Николаевичу сосредоточиться «на работе сугубо административной, «отводя душу» в составлении более точной мореходной карты ближайшего к Ревелю побережья.

Не таким был адмирал Вульф: его, как принято было выражаться в публицистике тех лет, кипучая натура только искала места приложения сил и неизменно находила его в городе, по большому счету — провинциальном.

Так, посетив в первую же осень своего пребывания в Ревеле поминальную службу по жертвам крушения броненосца «Русалка» в портовой Симеоновской церкви, он решил увековечить трагедию памятником и возглавил комитет по его установке.

Еще раньше, чем на берегу Таллиннской бухты (место, кстати, тоже было определено лично Вульфом) взмыл над гранитной скалой ангел с крестом в руке, поблизости, в Екатеринентале, закипело строительство еще одного связанного с флотом объекта.

Не позднее 1901 года на берегу нынешнего Лебединого пруда было построено здание летнего казино Морского офицерского собрания: до того «на служебную дачу» выезжал из города лишь губернатор со своей канцелярией — в Екатерининский дворец.

Двухэтажная деревянная постройка с верандой, стоявшая на месте теперешнего памятника Фридриху Рейнгольду Крейцвальду, до наших дней не дожила: пришедшая в упадок за годы Мировой войны и революции, она была снесена в начале двадцатых.

Зато в целости и сохранности пребывает еще одно реализованное при непосредственном участии Вульфа начинание — здание библиотеки Морского офицерского собрания на Брокусовой горе — ныне улице Олевимяги, 8.

Два перекрещенных кованых якоря до сих пор различимы на его фасаде: свидетельство «флотского прошлого» здания, более века бессменно служившего для нужд библиотечного дела.

Всеобщая благодарность

«31 октября с утренним поездом отбыл из Ревеля хорошо знакомый ревельцам вице-адмирал П.Н. Вульф, бывший командир порта», — писали в первый день ноября 1906 года «Ревельские известия».

Человек, в силу своей служебной должности принимавший в городе российских и зарубежных монархов, в быту был человеком за внешней славой не гнавшийся и покинул Ревель едва ли не инкогнито.

«Адмирал, с присущей ему скромностью, решительно отказался от каких-либо официальных чествований и проводов, — свидетельствовал репортер. — Он отказался от предложенного ему обеда, скрыл день и час отъезда».

Однако те, кому довелось соприкасаться с адмиралом по долгу службы,
стремились выразить ему свое уважение. В первую очередь это касалось непосредственных подчиненных Вульфа — матросов Ревельского полуэкипажа.

Выполнить их просьбу — сняться вместе на групповом портрете — адмирал не смог фотографа поблизости не оказалось. Несмотря на это досадное обстоятельство, матросы выстроились шпалерами и провожали командира дружным «ура!».

Более обстоятельно к прощанию с адмиралом подготовились в Адмиралтейских мастерских газета упоминает о совместном фотографировании с рабочими. Служащие же Маячных мастерских пропели Вульфу «долгие лета» на эстонском языке.

В Офицерском Морском собрании отъезжающему преподнесли специально выгравированный золотой жетон с указанием лет службы в Ревельском порту. В Симеоновской церкви — икону святого Николая, покровителя мореплавателей.

«Нижние чины сигнального поста, узнав от товарищей-вестовых об отъезде адмирала, послали на вокзал своих представителей, — сообщали «Ревельские известия». — Они поднесли икону Спасителя с надписью «Отцу-адмиралу Вульфу».

По слухам, члены Морского собрания единогласно избрали Павла Николаевича пожизненным почетным старшиной и постановили просить разрешения морского начальства поместить его портрет в летнем своем помещении.

Во всех перечисленных случаях вице-адмирал горячо, подчас со слезами на глазах, благодарил всех».

***

Родовой герб, дарованный вице-адмиралу Вульфу и его потомкам.

Родовой герб, дарованный вице-адмиралу Вульфу и его потомкам.

Последние годы жизни Павла Вульфа исследованы мало: скорее всего, он провел их в отставке, поселившись в Севастополе. Здесь же, через три года после отъезда из Ревеля, он и скончался.

Имеются, правда, сведения, что смерть настигла его в пути, — виртуальный Архив российских немцев указывает местом кончины станцию Любань неподалеку от Петербурга, что тоже возможно: адмирал мог возвращаться из столицы.

Всего семь лет, проведенные в Таллинне (с 1899 по 1906), приходятся на шестидесятишестилетнюю биографию Павла Николаевича Вульфа—офицера моряка общественного деятеля, автора балтийских лоций и брошюры о сооружении памятника «Русалке».

Срок не ахти какой продолжительный, но наполненный идеей служения городу, в который привела его воинская служба Можно было бы даже сказать — «случайно», не будь Таллинн во все времена домом для людей, влюбленных к морю.

Город готов отвечать им любовью — в том случае, особенно, если в жизни они руководствуются девизом, начертанным на гербе Павла Николаевича Вульфа — «Стремясь, достигаю».

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!