А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
По одной из легенд, Таллинн основан на могильном кургане. Холм Тоомпеа считается надгробием Калева, легендарного короля эстов. Его безутешная вдова Линда долгие месяцы стаскивала на место погребения огромные валуны. Так и вырос холм Тоомпеа. А Линда, устав от таких нечеловеческих трудов, присела отдохнуть… и превратилась в камень. В 1920 г. в парке у стен города таллинцы установили памятник плачущей от изнеможения Линде. Камень же, виден из таллинского озера Юлемисте, а само оно образовано из наплаканных Линдой слёз.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1095 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Один из «дежурных» ныне туристических магнитов Старого Таллинна вернулся к таллиннцам и гостям города ровно тридцать лет назад — в конце ноября 1986 года.
Для ровесников современной эстонской государственности он существовал всегда — так же, как фигурка ландскнехта на шпиле ратуши или змея с чашей на фасаде ратушной аптеки.

Поколение их родителей помнит те времена, когда его не было вовсе, но когда именно он появился, уточнить затрудняется: то ли до Олимпийской регаты, то ли на закате советской власти.

Единственное дошедшее до нас изображение исторического Колесного колодца: зарисовка Карла Буддеуса. 1828 год.

Единственное дошедшее до нас изображение исторического Колесного колодца: зарисовка Карла Буддеуса. 1828 год.

Изначально колодец называли не Колесным, а Известковым — за качество воды.
Даже знатоки таллиннской старины, без труда извлекающие из памяти даты, подернутые пылью столетий, едва ли скажут с ходу, когда улица Ратаскаэву вновь обрела объект, подаривший ей имя.

Подобное растворение в истории — возможно, высшая степень признания для того, что на канцелярском языке эпохи своего создания именовалось «декоративной скульптурой малых форм», но стало одним из символов города.

Как в кино

«На какое-то мгновение мне показалось, что я стал действующим лицом какого-то снимающегося фильма, — писал в номере за 29 ноября 1986 года корреспондент газеты «Ыхтулехт».

Слева, в сумерках, мерцает вывеска гостиницы. Справа, на каменном основании, — шесть деревянных колонок, поддерживающих выгнувшуюся крышу-колокол. Под ней — ворот с колесом. Колодец».

Журналист как в воду глядел: и трех полных лет не прошло, как поразившее его осенним вечером сооружение действительно «сыграло» в кино: дебют состоялся на съемках трагифарса «Визит дамы».

Волей сотрудников «Мосфильма» Таллинн на этот раз преобразился в заштатный саксонский городишко Гюллен. Колесному колодцу выпала проходная, но характерная роль пересохшего от недофинансирования фонтана.

Едва ли миллионы кинозрителей обратили на это внимание, но таллиннцы-то наверняка заметили: сооружение, «в которое никто давно уже не бросает монетки, чтобы вновь вернуться», выглядит куда моложе окружающей застройки.

По крайней мере — заметно «свежее». Даже медь его крыши еще не успела окраситься благородной зеленоватой патиной: в эффектно снятом с высоты птичьего полета кинокадре это видно особенно заметно.

Следующим летом таллиннский колесный колодец снялся в мюзикле «Рок-н-ролл для принцесс», еще через два года — промелькнул в продолжении фильма о приключениях мушкетеров двадцать лет спустя…

Натуральная жесткость

Кинослава едва ли не самой камерной таллиннской достопримечательности на том, к сожалению, закончилась — по крайней мере на ближайшее время.

Впрочем, на популярности самого колодца — что у горожан, что у гостей города — это никоим образом не отразилось: редок тот день, когда около него не заметишь группу, внемлющую словам гида.

Прислушавшись, можно узнать немало интересного. И то, что впервые колодец на этом месте упоминается уже в конце XIV столетия, и то, что жил в нем, дескать, водяной, и что задабривали его — кошками.

С какого времени и при каких обстоятельствах колодец на пересечении нынешних улиц Ратаскаэву и Дункри получил якобы среди ревельских обывателей прозвище «Кошачий» — отследить пока что не удалось.

Не исключено, что вся легенда — если и не современный гидовский фольклор, то плод фантазии сотрудников местных газет столетней давности: «леденящие души» истории на страницах приложений к ним печатались весьма охотно.

Но альтернативное название у колодца действительно было — хотя и не столь колоритное. Впервые он упоминается в составленной весной 1375 года купчей на недвижимость в качестве ориентира — под нижненемецким именем «ternsod».

На разговорном языке бюргеров ганзейской эпохи слово «stern» означало «известь»: здешняя вода, надо понимать, была жесткая, известковая, для хозяйственных нужд еще годящаяся, а вот на вкус, особенно некипяченая, — не самая, скажем прямо, приятная.

Иначе и быть не могло. Ведь колесный колодец, в отличие от двух десятков имевшихся в Ревеле прочих, не был подключен к водопроводу, со второй половины XIV столетия исправно подававшего горожанам проточную воду из озера Юлемисте.

Археологи убедились: колодец на Ратаскаэву был самым глубоким в Нижнем городе.

Вода тут была «местная», «природная» — скапливающаяся на дне глубокой расщелины, образованной разломом доломитовых плит, стекающая с холма Тоомпеа и прочих окрестных возвышенностей.

Добраться до нее было непросто. Археологические раскопки, проводившиеся в начале восьмидесятых годов прошлого века, показали: не было на территории Нижнего города колодца глубже.

И если из других колодцев воду извлекали черпаком на палке, то
тут уж без ведра на веревке было не обойтись. А без ворота с колесом или без примитивного блока — тем паче.

Законное место

Как именно выглядел Известковый колодец изначально — остается только гадать: на городских планах и чертежах он обозначен простой синей точкой.

Сувенирный значок по рисунку Хейнца Важа, выпущенный в 1972 году, изображает его как два столба над каменным устьем с перекинутой перекладиной, на которой закреплено колесо.

Не исключено, что так оно когда-то и было, но единственное дошедшее до нас изображение колодца указывает на постройку эпохи не готики, а барокко, возведенную не ранее рубежа ХVII-ХVIII веков.

Карандашная зарисовка художника Карла Буддеуса запечатлела пересечение теперешних улиц Ратскаэву и Дункри в 1828 году: на углу — развесистая крона дерева, наполовину скрытая Колесным колодцем.

Существовать идиллии оставалось недолго. Угловой дом утратил свой готический облик к 1850 году: капитально перестроенный, он стал старейшей на данный момент в Таллинне гостиницей «Санкт-Петербург».

Тогда же, вероятнее (хотя имеются сведения, что и на полтора десятилетия раньше), исчез и Колесный колодец: на фотокарточках и открытках столетней давности на его месте толпятся извозчики; позже — высится тумба для театральных афиш.

На протяжении беспокойного двадцатого столетия гостиница меняла статус, становясь то ведомственной, то вновь общедоступной. Менялись и ее названия: «Санкт-Петербург» стал «Петроградом», затем «Бристолем», полвека тому назад — «Тооме».

При воссоздании Колесный колодец «подрос» еще на одну цокольную ступеньку.
Реконструировать отель планировали еще к Олимпийской регате-80. Но реставраторы польской фирмы РК2 закончили все работы и сдали объект только к осени… восемьдесят третьего года.

«Гостиница называется теперь «Ратаскаэву», что и означает колодец с колесным воротом, — пояснял читателям «Вечерний Таллинн». — Техническая комиссия приняла работу с оценкой «отлично».

Название гостиницы и улицы, на которой она расположена, отражает историю Таллинна. Поэтому отрадно, что колодец занял свое законное историческое место на Колодезной улице».

Монументальный макет

Ответ на вопрос о том, можно ли будет ходить к вернувшемуся колодцу по воду, корреспондент получил от руководителя жилищно-эксплуатационного управления Старого города отрицательный.

Ведь колодец, по сути своей, представлял собой монументальную «рекламу» учреждения туристического обслуживания — обновленной гостиницы — и представлял собой, по сути, макет в натуральную величину.

От оригинала, зарисованного Буддеусом без малого два века назад, современный Колесный колодец отличало лишь наличие дополнительного ступенчатого цоколя — на карандашном рисунке не просматривается даже намека на него.

Увы, имени того, кто составлял проект восстановления колодца, газета по какой-то причине упомянуть забыла. Зато прилежно перечислила всех, кто имел отношение к непосредственному процессу строительства.

Кузнецов Тайво Линна и Мати Викса. Плотников Рейно Аннико и Юри Рютмана. Жестянщика Антса Алласа. Каменщиков Гуннара Тинта, Рейна Кийка, Владимира Новикова. Прораба Лембита Хярмасте.

«Увы, колодец красив, но сух, — резюмировал автор заметки в «Ыхтулехт». — Да он и не предназначался для выполнения своей прямой функции. Зато в Старом городе появился еще один прекрасный уголок».

Добавить тут, как говорится, нечего: минувшие три десятилетия полностью подтвердили справедливость этих слов. Только вот сам колодец в год юбилея подновить не мешало бы.

Может, владельцы и руководство гостиницы, вернувшей себе историческое название «Санкт-Петербург» взялись бы за это полезное начинание?

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

Двойная датировка — по старому и новому стилям — на фотографии, запечатлевшей первомайскую манифестацию в Ревеле сто лет назад.

«С радостным сердцем, с горящим чувством, с чистою душою»: апрельский Первомай в революционном Ревеле столетней давности.

Ровно сто лет назад Международный день солидарности трудящихся был впервые отпразднован в Таллинне в официальном порядке. Правда, назывался он весной 1917 ...

Читать дальше...

Медальон с фасада дома по улице Мюнди. Георгий — в облачении ландскнехта.

Рельефы, скульптуры, алтари и капеллы: по следам ревельского почитания Георгия-Победоносца

Годовщина восстания Юрьевой ночи — повод вспомнить о почитании жителями былого Ревеля Юри-Юргена-Георгия. И попробовать отыскать «следы» почитаемого в Средние ...

Читать дальше...

Новое здание Балтийского вокзала и площадь перед ним. Иллюстрация из журнала "Pilt ja Sõna" 1946 год.

От орденского выгона до привокзальной площади: метаморфозы окрестностей главной станции Таллина

Желание городских властей благоустроить окрестности Балтийского вокзала — повод вспомнить о том, как обрели они нынешний, говоря откровенно, — не ...

Читать дальше...

В Таллине у пяти дорог

Кто едет по горам и морям и подвергает опасности жизнь и тело, и имущество, не страшится разбойников и бродяг, пожирающих ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
На улице Ратаскаэву (Колесного колодца) жил некий легкомысленный домовладелец, который промотал все свое состояние. Однажды ночью, потеряв надежду поправить свои дела, он решил покончить с собой. В эту роковую минуту в дом к нему постучался неизвестный и попросил позволения устроить следующей ночью на верхнем этаже его дома свадебный пир. Незнакомец, посулил за это несчастному хозяину несметные богатства, но при одном условии - никто не должен подслушивать и подсматривать, иначе того постигнет смерть. Домовладелец принял предложение. Вечером следующего дня к подъезду дома на Ратаскаэву начали съезжаться роскошные кареты, в окнах верхнего этажа зажглись яркие огни, заскрипела лестница, будто по ней поднималось огромное число людей. Из верхней залы доносились звуки чудесной музыки, весь дом ходил ходуном - казалось, плясали тысячи гостей. Но едва колокола на городских башнях пробили час ночи, как погасли огни на верхнем этаже, и все стихло. Наваждение исчезло. Домовладелец же, еще накануне весь в долгах и думавший покинуть сей бренный мир, сказочно разбогател за ночь и стал кутить пуще прежнего. Правда, внезапно умер его слуга, который успел признаться перед смертью священнику, что был тайным свидетелем свадьбы черта в доме своего хозяина. Черт справляет так свадьбу, - поведал священнику несчастный.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!