А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Таллинн имеет свой флаг - с тремя голубыми и тремя белыми полосками, он был частично заимствован из древнего датского флага. Как гласит легенда, флаг упал с небес после битвы за крепость Таллинна. Однако, другая легенда утверждает, что упавший с неба флаг, был дарован Господом Богом датчанам, и с тех самых пор, стал государственным флагом Дании: белый опрокинутый крест на красном фоне.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1079 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 229 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Один из «дежурных» ныне туристических магнитов Старого Таллинна вернулся к таллиннцам и гостям города ровно тридцать лет назад — в конце ноября 1986 года.
Для ровесников современной эстонской государственности он существовал всегда — так же, как фигурка ландскнехта на шпиле ратуши или змея с чашей на фасаде ратушной аптеки.

Поколение их родителей помнит те времена, когда его не было вовсе, но когда именно он появился, уточнить затрудняется: то ли до Олимпийской регаты, то ли на закате советской власти.

Единственное дошедшее до нас изображение исторического Колесного колодца: зарисовка Карла Буддеуса. 1828 год.

Единственное дошедшее до нас изображение исторического Колесного колодца: зарисовка Карла Буддеуса. 1828 год.

Изначально колодец называли не Колесным, а Известковым — за качество воды.
Даже знатоки таллиннской старины, без труда извлекающие из памяти даты, подернутые пылью столетий, едва ли скажут с ходу, когда улица Ратаскаэву вновь обрела объект, подаривший ей имя.

Подобное растворение в истории — возможно, высшая степень признания для того, что на канцелярском языке эпохи своего создания именовалось «декоративной скульптурой малых форм», но стало одним из символов города.

Как в кино

«На какое-то мгновение мне показалось, что я стал действующим лицом какого-то снимающегося фильма, — писал в номере за 29 ноября 1986 года корреспондент газеты «Ыхтулехт».

Слева, в сумерках, мерцает вывеска гостиницы. Справа, на каменном основании, — шесть деревянных колонок, поддерживающих выгнувшуюся крышу-колокол. Под ней — ворот с колесом. Колодец».

Журналист как в воду глядел: и трех полных лет не прошло, как поразившее его осенним вечером сооружение действительно «сыграло» в кино: дебют состоялся на съемках трагифарса «Визит дамы».

Волей сотрудников «Мосфильма» Таллинн на этот раз преобразился в заштатный саксонский городишко Гюллен. Колесному колодцу выпала проходная, но характерная роль пересохшего от недофинансирования фонтана.

Едва ли миллионы кинозрителей обратили на это внимание, но таллиннцы-то наверняка заметили: сооружение, «в которое никто давно уже не бросает монетки, чтобы вновь вернуться», выглядит куда моложе окружающей застройки.

По крайней мере — заметно «свежее». Даже медь его крыши еще не успела окраситься благородной зеленоватой патиной: в эффектно снятом с высоты птичьего полета кинокадре это видно особенно заметно.

Следующим летом таллиннский колесный колодец снялся в мюзикле «Рок-н-ролл для принцесс», еще через два года — промелькнул в продолжении фильма о приключениях мушкетеров двадцать лет спустя…

Натуральная жесткость

Кинослава едва ли не самой камерной таллиннской достопримечательности на том, к сожалению, закончилась — по крайней мере на ближайшее время.

Впрочем, на популярности самого колодца — что у горожан, что у гостей города — это никоим образом не отразилось: редок тот день, когда около него не заметишь группу, внемлющую словам гида.

Прислушавшись, можно узнать немало интересного. И то, что впервые колодец на этом месте упоминается уже в конце XIV столетия, и то, что жил в нем, дескать, водяной, и что задабривали его — кошками.

С какого времени и при каких обстоятельствах колодец на пересечении нынешних улиц Ратаскаэву и Дункри получил якобы среди ревельских обывателей прозвище «Кошачий» — отследить пока что не удалось.

Не исключено, что вся легенда — если и не современный гидовский фольклор, то плод фантазии сотрудников местных газет столетней давности: «леденящие души» истории на страницах приложений к ним печатались весьма охотно.

Но альтернативное название у колодца действительно было — хотя и не столь колоритное. Впервые он упоминается в составленной весной 1375 года купчей на недвижимость в качестве ориентира — под нижненемецким именем «ternsod».

На разговорном языке бюргеров ганзейской эпохи слово «stern» означало «известь»: здешняя вода, надо понимать, была жесткая, известковая, для хозяйственных нужд еще годящаяся, а вот на вкус, особенно некипяченая, — не самая, скажем прямо, приятная.

Иначе и быть не могло. Ведь колесный колодец, в отличие от двух десятков имевшихся в Ревеле прочих, не был подключен к водопроводу, со второй половины XIV столетия исправно подававшего горожанам проточную воду из озера Юлемисте.

Археологи убедились: колодец на Ратаскаэву был самым глубоким в Нижнем городе.

Вода тут была «местная», «природная» — скапливающаяся на дне глубокой расщелины, образованной разломом доломитовых плит, стекающая с холма Тоомпеа и прочих окрестных возвышенностей.

Добраться до нее было непросто. Археологические раскопки, проводившиеся в начале восьмидесятых годов прошлого века, показали: не было на территории Нижнего города колодца глубже.

И если из других колодцев воду извлекали черпаком на палке, то
тут уж без ведра на веревке было не обойтись. А без ворота с колесом или без примитивного блока — тем паче.

Законное место

Как именно выглядел Известковый колодец изначально — остается только гадать: на городских планах и чертежах он обозначен простой синей точкой.

Сувенирный значок по рисунку Хейнца Важа, выпущенный в 1972 году, изображает его как два столба над каменным устьем с перекинутой перекладиной, на которой закреплено колесо.

Не исключено, что так оно когда-то и было, но единственное дошедшее до нас изображение колодца указывает на постройку эпохи не готики, а барокко, возведенную не ранее рубежа ХVII-ХVIII веков.

Карандашная зарисовка художника Карла Буддеуса запечатлела пересечение теперешних улиц Ратскаэву и Дункри в 1828 году: на углу — развесистая крона дерева, наполовину скрытая Колесным колодцем.

Существовать идиллии оставалось недолго. Угловой дом утратил свой готический облик к 1850 году: капитально перестроенный, он стал старейшей на данный момент в Таллинне гостиницей «Санкт-Петербург».

Тогда же, вероятнее (хотя имеются сведения, что и на полтора десятилетия раньше), исчез и Колесный колодец: на фотокарточках и открытках столетней давности на его месте толпятся извозчики; позже — высится тумба для театральных афиш.

На протяжении беспокойного двадцатого столетия гостиница меняла статус, становясь то ведомственной, то вновь общедоступной. Менялись и ее названия: «Санкт-Петербург» стал «Петроградом», затем «Бристолем», полвека тому назад — «Тооме».

При воссоздании Колесный колодец «подрос» еще на одну цокольную ступеньку.
Реконструировать отель планировали еще к Олимпийской регате-80. Но реставраторы польской фирмы РК2 закончили все работы и сдали объект только к осени… восемьдесят третьего года.

«Гостиница называется теперь «Ратаскаэву», что и означает колодец с колесным воротом, — пояснял читателям «Вечерний Таллинн». — Техническая комиссия приняла работу с оценкой «отлично».

Название гостиницы и улицы, на которой она расположена, отражает историю Таллинна. Поэтому отрадно, что колодец занял свое законное историческое место на Колодезной улице».

Монументальный макет

Ответ на вопрос о том, можно ли будет ходить к вернувшемуся колодцу по воду, корреспондент получил от руководителя жилищно-эксплуатационного управления Старого города отрицательный.

Ведь колодец, по сути своей, представлял собой монументальную «рекламу» учреждения туристического обслуживания — обновленной гостиницы — и представлял собой, по сути, макет в натуральную величину.

От оригинала, зарисованного Буддеусом без малого два века назад, современный Колесный колодец отличало лишь наличие дополнительного ступенчатого цоколя — на карандашном рисунке не просматривается даже намека на него.

Увы, имени того, кто составлял проект восстановления колодца, газета по какой-то причине упомянуть забыла. Зато прилежно перечислила всех, кто имел отношение к непосредственному процессу строительства.

Кузнецов Тайво Линна и Мати Викса. Плотников Рейно Аннико и Юри Рютмана. Жестянщика Антса Алласа. Каменщиков Гуннара Тинта, Рейна Кийка, Владимира Новикова. Прораба Лембита Хярмасте.

«Увы, колодец красив, но сух, — резюмировал автор заметки в «Ыхтулехт». — Да он и не предназначался для выполнения своей прямой функции. Зато в Старом городе появился еще один прекрасный уголок».

Добавить тут, как говорится, нечего: минувшие три десятилетия полностью подтвердили справедливость этих слов. Только вот сам колодец в год юбилея подновить не мешало бы.

Может, владельцы и руководство гостиницы, вернувшей себе историческое название «Санкт-Петербург» взялись бы за это полезное начинание?

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Цветник на Мусумяги и вид с горки в сторону Пярнуского шоссе. Открытка начала XX века.

От бастиона до романтического сквера: как в Таллине горка у Вируских ворот Поцелуевой стала

Десять лет назад самая «весенняя» горка столицы Эстонии закрепила свое бывшее до этого народным прозвище в качестве официального названия. Скульптуры «Миг ...

Читать дальше...

Баня «Койду» в начале восьмидесятых годов прошлого столетия.

«Трехэтажные термы» Лийзы Борн: легендарная баня на улице Койду в Таллине

Самая роскошная общественная баня довоенного Таллинна была построена... бывшей торговкой рыбой. Современному таллиннцу, вне зависимости от его помывочных пристрастий, словосочетание «баня ...

Читать дальше...

Фойе кинотеатра «Гелиос» после реконструкции 1934 года в духе функционализма и льготный билет на балкон зрительного зала.

«Пассаж», «Рекорд», «Гелиос», «Октообер»: век биографии легендарного таллинского кинотеатра

Бесхозный зал в двух шагах от самого сердца исторического центра Таллинна был некогда одним из самых фешенебельных кинотеатров столицы. Ровно сто ...

Читать дальше...

Угол Пярнуского шоссе и улицы Роозикрантси — один из наиболее целостных ансамблей Таллинна времен Пятса.

Обретая столичный фасад: градостроительный памятник Таллина

Имидж не только «заповедника ганзейского средневековья», но и столицы современного государства Таллинн впервые примерил на себя в годы правления президента ...

Читать дальше...

Вид Больших морских ворот из хроники Иоганна Реннера XVI века. Здание на первом плане — вероятно, Гертрудинская церковь.

Кяэдри, которая Гертруда: позабытая покровительница Каламая, района Таллина

17 марта — Гертрудин день, или, как отмечен он в народном календаре, Käädripäev — повод вспомнить о почти забытой современными ...

Читать дальше...

Вывеска кафе "Kultas" — нынешнего «Wabadus» — в конце тридцатых годов прошлого века.

Кафе Николая Культаса — легенда площади Вабадузе в Таллине

Восемьдесят лет назад в самом сердце Таллинна открылось кафе, само название которого стало синонимом столичного шика и — символом обслуживания ...

Читать дальше...

Цветочный магазин «Каннике» — манифест финской «природной архитектуры» в центре Таллинна. Фото 1973 года.

«Фиалка» на углу улицы Гонсиори в Таллине: полвека цветочному магазину «Каннике»

В январе 1967 года список торговых точек столицы пополнился новым адресом, а лексикон таллиннцев — новым названием: открылся цветочный магазин ...

Читать дальше...

Замена покрытия куполов на тогдашнем Александровском кафедральном соборе — нынешнем соборе Александра Невского. Снимок второй половины тридцатых годов.

«Склонитесь же перед волей Его и не скорбите»: как собор Александра Невского Александровским собором в Ревеле стал

Ровно восемьдесят лет назад в Таллинне не стало... собора Александра Невского — появился Александровский кафедральный собор. Речь шла не о простом ...

Читать дальше...

Екатерина Александрийская. Скульптура XV века. Главный алтарь церкви Нигулисте.

Святые, императрицы, мастерицы: россыпь Екатерин на таллиннской карте

Кадрипяэв, или День Катарины — не только дата эстонского народного календаря, но и самый подходящий повод вспомнить всех земных тезок ...

Читать дальше...

Единственное дошедшее до нас изображение исторического Колесного колодца: зарисовка Карла Буддеуса. 1828 год.

Ворот с колесом под крышей-колоколом: тридцать лет возвращению Колесного колодца в Таллине

Один из «дежурных» ныне туристических магнитов Старого Таллинна вернулся к таллиннцам и гостям города ровно тридцать лет назад — в ...

Читать дальше...

Переулки Таллин: Космос над нашим городом.

В этом выпуске: Американский астронавт с эстонскими корнями, полковник морской пехоты США, Джек-Роберт Лузма (он же, Яаак Лаасьмаа). Встреча в ...

Читать дальше...

Переулки Таллин, Что дальше?

 Будущее блога и некоторые ответы зрителям. http://dobro.ee/

Читать дальше...

Родовой герб, дарованный вице-адмиралу Вульфу и его потомкам.

Под девизом «Стремясь, достигаю»: командир Ревельского порта адмирал Вульф

Сто десять лет назад Таллинн покинул человек, подаривший городу один из самых узнаваемых его символов — памятник броненосцу береговой обороны ...

Читать дальше...

Нижний маяк - в просторечии Красный, хотя официально - Белый.

Погляди в свое окно — всё на улице красно: оттенки красного в городской палитре Таллинна

Трактовавшийся в различные эпохи как цвет самопожертвования, греха и революционной борьбы широко представлен в прошлом и настоящем столицы Эстонии. Любому советскому ...

Читать дальше...

Подводная лодка «Калев». Открытка конца тридцатых годов.

Последний поход подлодки Калев: К семидесятипятилетию со дня гибели.

Корабли, как и люди, имеют свою судьбу, и никто не может ее предугадать, особенно если речь идет о военном флоте. Одни ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!