А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Башня Кик-ин-де-Кек ("Загляни в кухню") называется так, потому что высота ее 45,5 метров, и раньше из ее бойниц можно было подсмотреть, что у кого на обед.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1091 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Ровно восемьдесят лет назад в Таллинне не стало… собора Александра Невского — появился Александровский кафедральный собор.

Речь шла не о простом переименовании: передача церкви от русского прихода эстонскому должна была поставить точку в стремлении любой ценой «очистить силуэт столицы от наследия царского самодержавия».

Замена покрытия куполов на тогдашнем Александровском кафедральном соборе — нынешнем соборе Александра Невского. Снимок второй половины тридцатых годов.

Замена покрытия куполов на тогдашнем Александровском кафедральном соборе — нынешнем соборе Александра Невского. Снимок второй половины тридцатых годов.

Борьба эта, развернувшаяся в первые годы обретения Эстонией независимости, разгоралась накануне всякого юбилея государственности — десятилетия в 1928 году и пятнадцатилетия — в 1933-м.

Передача здания эстонскому приходу была шагом тяжелым и компромиссным.
Оба раза общественному мнению удавалось, впрочем, спасти нехарактерный для Таллинна, но оригинальный и выразительный архитектурный памятник от угрозы немедленного сноса.

Но даже самым отчаянным оптимистам, пожалуй, было очевидно: здание, возведенное как символ политики «обрусения Остзейских провинций», от возобновления нападок не защищено.

Решение было найдено лишь в середине тридцатых: передать храм под резиденцию митрополита Эстонской православной церкви, служившего до того в Преображенском соборе.

При этом русским прихожанам было предложено перебраться почему-то не в него, а в скромную, если не сказать больше, деревянную церковку Симеона и Анны — в районе порта.

Изыдем с достоинством

«В канун Николина дня и в самый праздник русский приход Александро-Невского собора прощался со своим храмом, — писали 7 декабря 1936 года «Вести дня». — У многих — слезы на глазах.

Скорбь их понятна: ведь под этими величавыми сводами осенялись благословением важнейшие этапы жизни — крещение, вступление в брак. Здесь же было пролито много слез при отпевании родных и близких».

В словах корреспондента о том, что дом молитвы стал в тот день тесен, не было преувеличения: помимо прихожан, иные из которых жертвовали в свое время на строительство церкви, в собор пришли и любители духовной музыки.

«На богослужении хор дал всё лучшее из своего богатого репертуара: Чайковский, Архангельский, Бортнянский, Шереметьев, Фатеев, — свидетельствовало издание. — Молитва господня в исполнении П. Прохоровой прозвучала особенно стройно».

«Пусть слезы не станут слезами уныния и отчаяния, а молитвенной памяти, — обратился к прихожанам священник Г. Алексеев. — Я призываю вас побороть в себе чувства печали. Изыдем из этого величественного храма с добрыми и чистыми чувствами.

Внешнее благолепие храма — не цель, а всего лишь средство для достижения высших христианских ценностей. В малом храме, где молились души наших предков, мы найдем те же очищающие духовные ценности и благодать Божию».

«Не надо волнения, грусти, слез, — вторил ему протоиерей собора И. Богоявленский. — Перейдем в маленькую церковь Святого Симеона. Так нужно. Туда ведет нас Господь. Склонитесь перед волей Его и не скорбите».

Былая слава

Август Янсен. "Тоомпеа зимой". Масло, 1942, EKM

Август Янсен. «Тоомпеа зимой». Масло, 1942, EKM

Формально всё выглядело вполне благопристойно, логично и оправданно: приходу Александро-Невского собора содержать огромное здание действительно было не по плечу.

Он и в лучшие-то свои годы был домом молитвы, в первую очередь — для чиновников губернской администрации: старожилы-купцы сохраняли верность Никольской церкви, военные — полковым храмам.

«Из 212 7624 зарегистрированных на данный момент членов эстонской апостольской православной церкви две трети являются эстонцами и всего одна треть — русскими, — делилась статистикой газета «Maahääl». — Переход кафедрального собора эстонскому приходу обосновывается общецерковными интересами, а также национальными интересами, согласно которым богослужения на эстонском языке были бы в храме предпочтительнее.

Мозаики на фронтонах реставрировал мастер, работавший в Спасе на Крови.
Благодаря этому не только наши собственные граждане, но и многочисленные иностранные туристы, дивясь этому непривычному в Западной Европе сооружению византийского стиля, будут понимать, что находятся в эстонской церкви».

Справедливости ради следует всё же уточнить — богослужения на государственном языке велись в соборе Александра Невского к тому времени вот уже третий год кряду, но ограничивались исключительно только службой Дня независимости.

Благодаря прежнему своему, негласному «губернскому», статусу собор, судя по газетным публикациям, и во времена Эстонской Республики, магнитом притягивал к себе тех, кто открыто симпатизировал рухнувшей монархии.

Так, в 1932 году некая группа туристов из Пярну была удивлена, что в соборе служится панихида не только по расстрелянному императору Николаю II, но и читаются молитвы во здравие спасшихся членов дома Романовых…

Языковая мозаика

Алар Котли. "Вид Тоомпеа с высоты птичьего полета без русской церкви". Графика, 1942, частное собрание

Алар Котли. «Вид Тоомпеа с высоты птичьего полета без русской церкви». Графика, 1942, частное собрание

Эстонские издания подчеркивали: имя главы ЭАПЦ в точности совпадает с именем князя Александра Невского, так что переименование собора будет носить характер «почти косметический».

Само же церковное здание, насчитывающее к моменту передачи неполных двадцать восемь лет, определенно нуждалось в более обстоятельном ремонте — в первую очередь это касалось мозаик на его фасадах

Проблема, однако, заключалась в том, что мастеров-мозаичистов, способных провести реставрационные работы, в Эстонии, на первый взгляд, попросту не оказалось, — технология была в здешних краях не самой распространенной.

Лишь весной 1939 года на острове Сааремаа удалось отыскать пожилого специалиста, некоего Цезаря Калью. В свое время он работал над мозаиками, украшающими внешние стены собора Воскресения Христова на Крови в Санкт-Петербурге.

Изначально новое руководство сообора планировало не только вставить выпавшие под воздействием непогоды кусочки золоченой смальты, но и заменить древнерусскую вязь мозаичных икон на поясняющие надписи на эстонском языке.

Но то ли, действительно, квалификации у мастера оказалось недостаточно, то ли, как гласит легенда, он не дерзнул покушаться на работу своих предшественников, но оригинальные тексты на мозаиках собора остались прежние.

Не исключено, что у заказчиков реставрации просто не хватило средств на задуманные «языковые поправки», — как замечала газета «Päevaleht», что русские тексты можно и просто убрать, ничего не выкладывая взамен.

«Если средства позволят, к осени в соборе планируется заменить существующие орнаменты на исполненные в эстонском стиле, — продолжала газета. — Но прежде необходимо исправить систему отопления».

Жизнь в цоколе

До «эстонизации интерьеров» в соборе дело не дошло — успели лишь закрасить роспись внутреннего портала едва ли не единственную в Эстонии, выполненную в технике майоликовой живописи.

Еще одним странным для культового сооружения, в котором шли ежедневные службы, новшеством была установка внутри него… маятника Фуко, наглядно демонстрирующего вращение Земли.

Внешнему облику собора повезло значительно меньше: едва ли не на следующий год после «обмена приходами», было принято решение удалить с куполов собора золотое покрытие, сменив его серой жестью — якобы более стильной.

Осенью 1939 года в цокольном этаже собора открыли Музей православной церковной утвари: митрополит Александр призывал провинциальные приходы передавать ее в собрание, чтобы древние иконы не стали добычей нечистых на руку антикваров.

Здесь же выставили и другие диковинки — например, хранящуюся в соборе еще с царских времен гигантскую богослужебную книгу в серебряном переплете и серебряные же венки, возложенные к памятнику Петру I в день открытия.

Знакомиться с музейной коллекцией довелось посетителям совсем недолго: то ли в самом конце 1941-го, то ли в самом начале 1942 года немецкие власти закрыли собор, сославшись на его «опасное техническое состояние».

Впрочем, церковная жизнь в нем всё же не прервалась полностью — в подвальном этаже все годы нацистской оккупации Таллинна действовала православная Андреевская церковь.

***

Свои двери перед верующими собор вновь распахнул только весной 1945 году: Синод ЭАПЦ почти в полном составе эмигрировал — и здание вновь перешло русскому приходу.

Но послевоенная биография храма — не менее порой драматичная включающая в себя, помимо прочего, намерение переделать его, по примеру соседей-рижан, в планетарий — отдельная история.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

Двойная датировка — по старому и новому стилям — на фотографии, запечатлевшей первомайскую манифестацию в Ревеле сто лет назад.

«С радостным сердцем, с горящим чувством, с чистою душою»: апрельский Первомай в революционном Ревеле столетней давности.

Ровно сто лет назад Международный день солидарности трудящихся был впервые отпразднован в Таллинне в официальном порядке. Правда, назывался он весной 1917 ...

Читать дальше...

Медальон с фасада дома по улице Мюнди. Георгий — в облачении ландскнехта.

Рельефы, скульптуры, алтари и капеллы: по следам ревельского почитания Георгия-Победоносца

Годовщина восстания Юрьевой ночи — повод вспомнить о почитании жителями былого Ревеля Юри-Юргена-Георгия. И попробовать отыскать «следы» почитаемого в Средние ...

Читать дальше...

Новое здание Балтийского вокзала и площадь перед ним. Иллюстрация из журнала "Pilt ja Sõna" 1946 год.

От орденского выгона до привокзальной площади: метаморфозы окрестностей главной станции Таллина

Желание городских властей благоустроить окрестности Балтийского вокзала — повод вспомнить о том, как обрели они нынешний, говоря откровенно, — не ...

Читать дальше...

В Таллине у пяти дорог

Кто едет по горам и морям и подвергает опасности жизнь и тело, и имущество, не страшится разбойников и бродяг, пожирающих ...

Читать дальше...

Встреча Александра Керенского на площади перед Балтийским вокзалом в Ревеле.

«Русская демократия на эстонской земле»: как министр Керенский в Ревель приезжал

Ровно сто лет назад столицу Эстонии посетил с официальным визитом Александр Федорович Керенский — одна из ключевых фигур февральской революции. Формально ...

Читать дальше...

Цветник на Мусумяги и вид с горки в сторону Пярнуского шоссе. Открытка начала XX века.

От бастиона до романтического сквера: как в Таллине горка у Вируских ворот Поцелуевой стала

Десять лет назад самая «весенняя» горка столицы Эстонии закрепила свое бывшее до этого народным прозвище в качестве официального названия. Скульптуры «Миг ...

Читать дальше...

Баня «Койду» в начале восьмидесятых годов прошлого столетия.

«Трехэтажные термы» Лийзы Борн: легендарная баня на улице Койду в Таллине

Самая роскошная общественная баня довоенного Таллинна была построена... бывшей торговкой рыбой. Современному таллиннцу, вне зависимости от его помывочных пристрастий, словосочетание «баня ...

Читать дальше...

Фойе кинотеатра «Гелиос» после реконструкции 1934 года в духе функционализма и льготный билет на балкон зрительного зала.

«Пассаж», «Рекорд», «Гелиос», «Октообер»: век биографии легендарного таллинского кинотеатра

Бесхозный зал в двух шагах от самого сердца исторического центра Таллинна был некогда одним из самых фешенебельных кинотеатров столицы. Ровно сто ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Первые уличные фонари появились в Таллинне в 1710 году - они висели посреди улиц на веревках. И зажигались только в приезд важных вельмож или в большие праздники.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!