А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Около трехсот лет тому назад, во время Северной войны, на службу в русскую армию поступил герцог Карл-Евгений де Круа. Он очень понравился Петру I, и тот, произведя его в генерал-фельдмаршалы, назначил главнокомандующим русскими войсками под Нарвой. Битва была проиграна. Де Круа попал в плен к шведам. Ему было позволено жить в Таллинне. Высокое звание, титул и общительный характер де Круа располагали к нему людей, которые охотно давали ему деньги в долг. Де Круа жил на широкую ногу. Играл в азартные игры, любил покутить. Но однажды утром слуга увидел, что хозяин умер. Горожане обсуждали, кто заплатит долги герцога де Круа... В конце концов решили: не отдавать тела де Круа городским властям для похорон до тех пор, пока не получат все деньги назад сполна. Власти восприняли это решение спокойно. Не хоронить, так не хоронить... Хлопот - никаких! Хоронить де Круа не стали. Положили герцога в простой еловый гроб и поставили возле церкви Нигулисте в усыпальницу фон Розена... Шло время. О герцоге почти совсем забыли.
Хроники Таллина
Говорят так:
Ходила о пригорке Тынисмяги, легенда, вернее притча о привидениях. Водились эти привидения в несколько необычном месте – в колодце. В великую засуху 1674 года с колодцем произошло нечто непонятное: вода в нем вдруг закипела, забурлила, заклокотала. Два человека, попытавшихся спуститься на дно колодца по лестнице, так там и остались. Русалки затянули под воду, решили люди. Третий, спустившийся в колодец, обвязавшись веревкой, только и смог что вымолвить, когда его вытащили наверх: «Привидения»! Отцы города не нашли ничего лучшего как засыпать колодец и установить на его месте крест. Нечисть этого не снесла и сгинула куда-то.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Ровно восемьдесят лет назад в Таллинне не стало… собора Александра Невского — появился Александровский кафедральный собор.

Речь шла не о простом переименовании: передача церкви от русского прихода эстонскому должна была поставить точку в стремлении любой ценой «очистить силуэт столицы от наследия царского самодержавия».

Замена покрытия куполов на тогдашнем Александровском кафедральном соборе — нынешнем соборе Александра Невского. Снимок второй половины тридцатых годов.

Замена покрытия куполов на тогдашнем Александровском кафедральном соборе — нынешнем соборе Александра Невского. Снимок второй половины тридцатых годов.

Борьба эта, развернувшаяся в первые годы обретения Эстонией независимости, разгоралась накануне всякого юбилея государственности — десятилетия в 1928 году и пятнадцатилетия — в 1933-м.

Передача здания эстонскому приходу была шагом тяжелым и компромиссным.
Оба раза общественному мнению удавалось, впрочем, спасти нехарактерный для Таллинна, но оригинальный и выразительный архитектурный памятник от угрозы немедленного сноса.

Но даже самым отчаянным оптимистам, пожалуй, было очевидно: здание, возведенное как символ политики «обрусения Остзейских провинций», от возобновления нападок не защищено.

Решение было найдено лишь в середине тридцатых: передать храм под резиденцию митрополита Эстонской православной церкви, служившего до того в Преображенском соборе.

При этом русским прихожанам было предложено перебраться почему-то не в него, а в скромную, если не сказать больше, деревянную церковку Симеона и Анны — в районе порта.

Изыдем с достоинством

«В канун Николина дня и в самый праздник русский приход Александро-Невского собора прощался со своим храмом, — писали 7 декабря 1936 года «Вести дня». — У многих — слезы на глазах.

Скорбь их понятна: ведь под этими величавыми сводами осенялись благословением важнейшие этапы жизни — крещение, вступление в брак. Здесь же было пролито много слез при отпевании родных и близких».

В словах корреспондента о том, что дом молитвы стал в тот день тесен, не было преувеличения: помимо прихожан, иные из которых жертвовали в свое время на строительство церкви, в собор пришли и любители духовной музыки.

«На богослужении хор дал всё лучшее из своего богатого репертуара: Чайковский, Архангельский, Бортнянский, Шереметьев, Фатеев, — свидетельствовало издание. — Молитва господня в исполнении П. Прохоровой прозвучала особенно стройно».

«Пусть слезы не станут слезами уныния и отчаяния, а молитвенной памяти, — обратился к прихожанам священник Г. Алексеев. — Я призываю вас побороть в себе чувства печали. Изыдем из этого величественного храма с добрыми и чистыми чувствами.

Внешнее благолепие храма — не цель, а всего лишь средство для достижения высших христианских ценностей. В малом храме, где молились души наших предков, мы найдем те же очищающие духовные ценности и благодать Божию».

«Не надо волнения, грусти, слез, — вторил ему протоиерей собора И. Богоявленский. — Перейдем в маленькую церковь Святого Симеона. Так нужно. Туда ведет нас Господь. Склонитесь перед волей Его и не скорбите».

Былая слава

Август Янсен. "Тоомпеа зимой". Масло, 1942, EKM

Август Янсен. «Тоомпеа зимой». Масло, 1942, EKM

Формально всё выглядело вполне благопристойно, логично и оправданно: приходу Александро-Невского собора содержать огромное здание действительно было не по плечу.

Он и в лучшие-то свои годы был домом молитвы, в первую очередь — для чиновников губернской администрации: старожилы-купцы сохраняли верность Никольской церкви, военные — полковым храмам.

«Из 212 7624 зарегистрированных на данный момент членов эстонской апостольской православной церкви две трети являются эстонцами и всего одна треть — русскими, — делилась статистикой газета «Maahääl». — Переход кафедрального собора эстонскому приходу обосновывается общецерковными интересами, а также национальными интересами, согласно которым богослужения на эстонском языке были бы в храме предпочтительнее.

Мозаики на фронтонах реставрировал мастер, работавший в Спасе на Крови.
Благодаря этому не только наши собственные граждане, но и многочисленные иностранные туристы, дивясь этому непривычному в Западной Европе сооружению византийского стиля, будут понимать, что находятся в эстонской церкви».

Справедливости ради следует всё же уточнить — богослужения на государственном языке велись в соборе Александра Невского к тому времени вот уже третий год кряду, но ограничивались исключительно только службой Дня независимости.

Благодаря прежнему своему, негласному «губернскому», статусу собор, судя по газетным публикациям, и во времена Эстонской Республики, магнитом притягивал к себе тех, кто открыто симпатизировал рухнувшей монархии.

Так, в 1932 году некая группа туристов из Пярну была удивлена, что в соборе служится панихида не только по расстрелянному императору Николаю II, но и читаются молитвы во здравие спасшихся членов дома Романовых…

Языковая мозаика

Алар Котли. "Вид Тоомпеа с высоты птичьего полета без русской церкви". Графика, 1942, частное собрание

Алар Котли. «Вид Тоомпеа с высоты птичьего полета без русской церкви». Графика, 1942, частное собрание

Эстонские издания подчеркивали: имя главы ЭАПЦ в точности совпадает с именем князя Александра Невского, так что переименование собора будет носить характер «почти косметический».

Само же церковное здание, насчитывающее к моменту передачи неполных двадцать восемь лет, определенно нуждалось в более обстоятельном ремонте — в первую очередь это касалось мозаик на его фасадах

Проблема, однако, заключалась в том, что мастеров-мозаичистов, способных провести реставрационные работы, в Эстонии, на первый взгляд, попросту не оказалось, — технология была в здешних краях не самой распространенной.

Лишь весной 1939 года на острове Сааремаа удалось отыскать пожилого специалиста, некоего Цезаря Калью. В свое время он работал над мозаиками, украшающими внешние стены собора Воскресения Христова на Крови в Санкт-Петербурге.

Изначально новое руководство сообора планировало не только вставить выпавшие под воздействием непогоды кусочки золоченой смальты, но и заменить древнерусскую вязь мозаичных икон на поясняющие надписи на эстонском языке.

Но то ли, действительно, квалификации у мастера оказалось недостаточно, то ли, как гласит легенда, он не дерзнул покушаться на работу своих предшественников, но оригинальные тексты на мозаиках собора остались прежние.

Не исключено, что у заказчиков реставрации просто не хватило средств на задуманные «языковые поправки», — как замечала газета «Päevaleht», что русские тексты можно и просто убрать, ничего не выкладывая взамен.

«Если средства позволят, к осени в соборе планируется заменить существующие орнаменты на исполненные в эстонском стиле, — продолжала газета. — Но прежде необходимо исправить систему отопления».

Жизнь в цоколе

До «эстонизации интерьеров» в соборе дело не дошло — успели лишь закрасить роспись внутреннего портала едва ли не единственную в Эстонии, выполненную в технике майоликовой живописи.

Еще одним странным для культового сооружения, в котором шли ежедневные службы, новшеством была установка внутри него… маятника Фуко, наглядно демонстрирующего вращение Земли.

Внешнему облику собора повезло значительно меньше: едва ли не на следующий год после «обмена приходами», было принято решение удалить с куполов собора золотое покрытие, сменив его серой жестью — якобы более стильной.

Осенью 1939 года в цокольном этаже собора открыли Музей православной церковной утвари: митрополит Александр призывал провинциальные приходы передавать ее в собрание, чтобы древние иконы не стали добычей нечистых на руку антикваров.

Здесь же выставили и другие диковинки — например, хранящуюся в соборе еще с царских времен гигантскую богослужебную книгу в серебряном переплете и серебряные же венки, возложенные к памятнику Петру I в день открытия.

Знакомиться с музейной коллекцией довелось посетителям совсем недолго: то ли в самом конце 1941-го, то ли в самом начале 1942 года немецкие власти закрыли собор, сославшись на его «опасное техническое состояние».

Впрочем, церковная жизнь в нем всё же не прервалась полностью — в подвальном этаже все годы нацистской оккупации Таллинна действовала православная Андреевская церковь.

***

Свои двери перед верующими собор вновь распахнул только весной 1945 году: Синод ЭАПЦ почти в полном составе эмигрировал — и здание вновь перешло русскому приходу.

Но послевоенная биография храма — не менее порой драматичная включающая в себя, помимо прочего, намерение переделать его, по примеру соседей-рижан, в планетарий — отдельная история.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Легенда о загадочном кристалле, или Шоу кулинарных мастеров: Некогда старый эст создал дивный рецепт хмельного зелья. Жгучий, сладкий, он согревал с первой рюмки и переливался волшебным рубиновым цветом при мерцании свечей. Но самым необычным в этом напитке были прозрачные кристаллы, которые произрастали в бутылках... сами по себе. Предприимчивый старец успешно стал продавать свое изобретение. С того времени каждый гость непременно вез из Эстонии ликер "Кянну-Кукк".
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!