А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Церковь Св. Олафа, построенная в XIII веке и перестроенная в XV веке. Свое название она получила по имени строившего ее архитектора, упавшего с ее башни. По легенде, когда его тело коснулось земли, из его рта выползла змея. По другой легенде, церковь Оливисте, получила название не по имени архитектора, а по мастера, согласившегося покрасить плохо доступный для маляров шпиль прихода. Олев был скромен, и не желал известности, поэтому, работал по ночам. Но однажды его увидели и узнали. С земли, закричали его имя. Мастер разволновался и слетел с высоты вниз. На само же деле, церковь названа так в честь одного из королей Швеции.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Едва занимался рассвет, как по самым оживленным ныне улицам Таллинна, - Суур-Карья и Вяйке-Карья - устремлялся на пастбища скот. Названия улиц (Большая стадная и Малая стадная) живут по сей день, хотя скот горожане уже давно не держат.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1139 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Восемьдесят лет назад в самом сердце Таллинна открылось кафе, само название которого стало синонимом столичного шика и — символом обслуживания по высшему разряду.

Для ровесников нынешней эстонской государственности — «Wabadus»: обязательно через двойную «W», как отсылка к традиции и символ правопреемственности.

Вывеска кафе "Kultas" — нынешнего «Wabadus» — в конце тридцатых годов прошлого века.

Вывеска кафе «Kultas» — нынешнего «Wabadus» — в конце тридцатых годов прошлого века.

Для тех, кто застал времена ЭССР в более или менее сознательном возрасте, — по старой памяти «Moskva»: общесоюзный топоним, набранный, однако, «заграничной» латиницей.

Но в истории таллиннских заведений общественного питания — и даже, пожалуй, больше, бытовой культуры столицы — безусловно только «Kultas»: легендарное кафе и символ целой эпохи.

Представительский класс

Николай Культас, чья фамилия вспыхнула буквами неоновой рекламы на площади Вабадузе 2 февраля 1937 года, относился к той категории людей, которых принято называть английским термином «self made man».

Он, действительно, «сделал себя сам» — уроженец Раквере, сын пекаря, работавшего по окрестным деревням и поселкам: поступил в Таллиннскую реальную школу, параллельно посещал занятия в консерватории, окончил Тартуский университет.

Увлечение музыкой не оказалось для Николая чем-то мимолетным и временным. Проходя армейскую службу, он создал и руководил джаз-бандом Таллиннского гарнизона. И, одновременно, играл на тромбоне в духовом оркестре Сил обороны.

На разносторонне одаренного молодого человека обратил внимание ведущий тартуский предприниматель довоенных лет Йоханнес Паабо — владелец нескольких фирм, популярного в городе кинотеатра и одного из самых любимых горожанами кафе.

Четыре года — с 1932-го по 1936-й — проработал у него управляющим Николай Культас. «Экзаменом на аттестат зрелости» стала для него модернизация и перестройка кино «Аполло». Подходила пора становиться на ноги и начинать собственное дело.

Случай подвернулся: летом всё того же 1936 года в столице завершилось строительство представительного семиэтажного дома на углу площади Вабадузе и улицы Харью — здания Первого эстонского страхового общества «Маjа».

С самого начала было решено, что верхние этажи будут отведены под конторские помещения и фешенебельные квартиры. На первом же разместятся кафе и магазины, как сказали бы ныне, «представительского класса».

Николай рискнул дерзнуть — и не зря: в объявленном конкурсе он оказался победителем. Дело оставалось за малым — выбрать будущему кафе подходящее название.

Выбор посетителей

В самом конце 1936 года на страницах газеты «Päevaleht» было напечатано объявление: имя для будущего кафе на площади Вабадузе предлагается придумать самим будущим посетителям.

Заполнив купон, принять участие в нем могли все желающие. Определить победителя должно было компетентное жюри, в состав которого были приглашены ведущие деятели искусств и культуры.

Из массы поступивших предложений было выбрано несколько наиболее звучных вариантов: неожиданное «Toom», предсказуемые «Harju», «Estonia», «Eesti», оригинальное «Kuldtaas», и, конечно же, «Kultas».

Во второй конкурсный тур прошли два последних. Симпатизируя владельцу заведения, члены жюри склонились к последнему варианту — «в силу его оригинальности, запоминаемости и благозвучия», как поясняли они свой выбор.

В конце концов, особого подхалимажа в этом не было. Ведь сама фамилия Николая Культаса, действительно, звучала схоже с эстонскими словами, означающими горячий ароматный напиток, налитый в элегантную позолоченную чашечку.
Победителем был признан выпускник юридического факультета Тартуского университета Эдгар Тальвик. Ему и достался главный приз — карта на бесплатное питье в новом кафе кофе в течение трех месяцев после его открытия.

Имена тех, кому достались, соответственно, второе и третье места — и право на бесплатный напиток сроком действия в два и один месяц, история, что называется, к сожалению, не сохранила…

Невиданный эффект

«Не хочется превозносить достижения владельца, но «Kultas», действительно, относится к числу самых представительных и роскошных учреждений своего профиля, — писала газета «Rahvaleht» на следующий день после открытия кафе. — Лестница с низкими ступенями напоминает вход во дворец. Сразу же с нее начинается то характерное для заведения обилие зеркал. Они укрывают все стены, увеличивая внутреннее пространство. Эта «игра отражений» производит невиданный эффект».

Впечатляло посетителей и резное деревянное панно, посвященное древней истории Эстории. Издание признавало: с эстетической стороны работа оформителя Пеэта Арена и архитектора Эдгара Лохка должна быть признана «более чем удовлетворяющей».

Удивляло техническое оснащение кафе: каких-либо «кухонных» запахов ни на первом, ни на втором этаже его не ощущалось — едва ли не впервые в Таллинне здесь были применены системы принудительной вентиляции помещений.

Но — не интерьерами едиными: газетные репортеры в один голос восхищались вышколенностью официантов. Попасть в их ряды мог к Культасу только обладатель диплома о законченном гимназическом образовании.
От обслуживающего персонала кафе в обязательном порядке требовалось знание как минимум одного иностранного языка — вдобавок к обязательным «трем местным» — эстонскому, немецкому и русскому.

Во время ожидания заказа гостю предлагали ознакомиться со свежей прессой — эстонской и зарубежной, отправить, не выходя из-за столика, письмо или телеграмму и даже… отгладить костюм. В последнем случае клиенту выдавался уютный халат, а курьер бежал с пиджаком в химчистку на улице Мюйривахе.

***

«Культура кафе, давно вытеснивших в Европе корчму, набирает силы и у нас, — заверяла в день открытия «Kultas» газета «Uus Eesti». — В наших условиях, когда принимать гостей или устраивать семейные мероприятия в тесных квартирах и шумно, и неудобно, кафе становятся попросту жизненно необходимыми».

Биография кафе, открывшегося в здании по адресу: площадь Вабадузе, 10 восемьдесят лет назад, служит лучшим доказательствам справедливости этих слов: под разными именами и при любых режимах работало оно неизменно.

Работает и в наши дни. Жаль только, что основатель его до сих пор не увековечен если и не названием заведения общественного питания, то хотя-бы бюстом или мемориальной доской в его фойе.

В том, что Николай Культас заслуживает доброй памяти, — сомнений нет. Так за чем же, собственно, дело?

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Ноеый облик площади Вабадузе с памятником победы в Освободительной войне на проекте А. Котли и Э. Кеса. 1937 год. Крайнее здание справа — нынешняя мэрия.

Монумент на площади Свободы в Таллине: мечты, идеи, проекты и авторы

Таллиннский «памятник номер один» мог быть многофигурной композицией, вознесенным в небо мечом и даже... церковью. Идея увековечить образование Эстонской Республики ЯЗЫКОМ ...

Читать дальше...

Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Как известно, война была излюбленным занятием в эпоху средневековья. Однако не все башни занимались истреблением людей. Некоторые из крепостных строений несли на своих могучих плечах тяжкое бремя функций воспитания, по мере сил стараясь сеять в народе разумное, доброе, вечное. В этой связи нельзя не упомянуть Девичью башню. Это в других местах вам расскажут романтичные истории о принцессе, заточенной непреклонным отцом в высокую башню-темницу, откуда нельзя сбежать, и ее последнем прыжке навстречу свободе. В Таллинне все было намного прозаичнее: в этой башне находилась тюрьма для девиц легкого поведения и падших женщин.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!