А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Церковь Св. Олафа, построенная в XIII веке и перестроенная в XV веке. Свое название она получила по имени строившего ее архитектора, упавшего с ее башни. По легенде, когда его тело коснулось земли, из его рта выползла змея. По другой легенде, церковь Оливисте, получила название не по имени архитектора, а по мастера, согласившегося покрасить плохо доступный для маляров шпиль прихода. Олев был скромен, и не желал известности, поэтому, работал по ночам. Но однажды его увидели и узнали. С земли, закричали его имя. Мастер разволновался и слетел с высоты вниз. На само же деле, церковь названа так в честь одного из королей Швеции.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет. Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От ворот Виру остались только башенки.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

17 марта — Гертрудин день, или, как отмечен он в народном календаре, Käädripäev — повод вспомнить о почти забытой современными таллиннцами, но чрезвычайно популярной в ганзейском Ревеле святой.

Расслышать в эстонском имени Кяэдри германское по своему происхождению имя Гертруда — непросто.

Вид Больших морских ворот из хроники Иоганна Реннера XVI века. Здание на первом плане — вероятно, Гертрудинская церковь.

Вид Больших морских ворот из хроники Иоганна Реннера XVI века. Здание на первом плане — вероятно, Гертрудинская церковь.

Реконструировать ту позицию, которую занимала в ментальности и повседневной жизни средневекового предка нынешнего таллиннца одноименная святая — значительно труднее.
Гертруда Нивельская слыла покровительницей всех путешествующих по водам.
Пять веков главенства на землях Эстонии лютеранства перетасовали некогда почитаемых в народе заступников причудливым образом — в том числе и по «географической привязке».

Этнографы свидетельствуют: память о Гертруде сохранилась лишь в селах Южной Эстонии. Но в Средние века центрами ее почитания были города побережья Балтики — удел купцов-ганзейцев, странников и мореходов.

Близость к воде

.. .Весной 1506 года ревельский магистрат получил письмо, отправленное из Риги в середине марта.

Рижский архиепископ Михаэль ставил ревельцам на вид: дескать, к переданным им в пользование мощам святой Гертруды Нивельской они относятся без должного почитания.

В чем именно заключалось недостаточно ревностное отношение к святыни — сказать сложно. С одной стороны, горожане обвиняются в лени. С другой — автор письма требует возвратить мощи ему.

Не исключено, что жители тогдашнего Ревеля относились к нетленным частицам тела Гертруды, напротив, даже слишком «рьяно» — разумеется, на собственный, имеющий мало общего с официальной церковной доктриной, манер.

Ладно, в затерянной на далеком европейском севере Ливонии, но даже и в средневековой Франции мощи святых использовались порой слишком «буквально» — например, погружались в воду, чтобы прекратить наводнение или обеспечить улов.

Второе кажется вполне вероятным и в привязке к ревельским реалиям. Ведь посвященная святой Гертруде церковь некогда находилась в городе в непосредственной близости как от воды, так и от поселений рыбаков.

За крепостной стеной — у Больших морских ворот. Там, где собственно город сменялся деревянной застройкой рыбацкого предместья Каламая.

Воля понтифика

В окрестностях бельгийского Нивеля, где в первой трети VII века родилась будущая святая Гертруда, не то что моря — порядочного озера не сыскать.

Связь основательницы обители в родном городе с «водной» тематикой достаточно косвенная: молитвами она якобы защитила отправившихся за богослужебными книгами в Рим монахов от нападения морского чудовища.

Сюжета из жития оказалось достаточно, чтобы Гертруда, дочь майордома франкских королей, добровольно отказавшаяся от брака с сыном монарха и принявшая монашеский постриг, превратилась в покровительницу всех странствующих по водам.

За помощью к Гертруде с равным рвением обращались застигнутые на море непогодой купцы -судовладельцы и члены корабельных команд. Если заступница отвечала на просьбу и судно добиралось до берега, благодарности уцелевших не было конца.

На фундамент Гертрудинской капеллы наткнулись при строительстве бастиона Сконе. Известно, например, что в 1519 году ревельский торговец Ханс Боувер, спасшийся во время кораблекрушения, пожертвовал церкви Нигулисте серебряный семирожковый канделябр, а Гертрудинской капелле у Морских ворот — изваяние святого Георгия.

Нет сомнения, что дар этот был не единственный: к тому времени почитание Гертруды пустило в Ревеле давние корни. Само посвященное ей сакральное здание существовало вот уже шестьдесят с лишним лет как минимум.

Возможно — еще больше: в 1438 году бюргеры Кост ванн Борстелл, Хинрик Шевльвент и Йохан Сунненшьён обратились к эстляндскому епископу Генриху фон Херкюллю с просьбой возвести святой Гертруде часовню.

Что произошло дальше — неясно. С одной стороны, церковный иерарх свое добро дал. С другой — через двенадцать лет вопрос о необходимости строительства часовни вновь встал на повестке дня.

Со времен Северной войны собственного лютеранского прихода в Каламая так и нет. В дело пришлось вмешаться самому римскому папе: буллой от 2 июня 1450 года понтифик Николай V повелел ревельскому магистрату проследить, чтобы дом молитвы был завершен.

Исполнить папскую волю удалось только через пять лет: регулярные богослужения в часовне начались не ранее 1455 года.

Пик популярности

В середине XV столетия культ Гертруды достигал в Ревеле, по всей видимости, своего апогея.

Документы той поры упоминают не только существования нескольких посвященных ей алтарей и «персональной» часовни, но и отдельного церковного братства — Гертрудинской гильдии.

Устава или даже списка членов организации обнаружить исследователям до сих пор так и не удалось. Но косвенные свидетельства о статусе в обществе гильдейских братьев отыскать все же возможно.

В 1451 году основные «профессиональные союзы» ревельских бюргеров согласовали между собой порядок движения во время процессии одного из значимых праздников католического календаря — Дня плоти Господней.

Согласно утвержденному регламенту, свечи во имя Гертруды Нивельской члены посвященного ей братства должны были нести после всех цехов Канутской гильдии, объединявшей наиболее искусных ремесленников-немцев.

Но всё же — перед шествием цехов Олайской гильдии, вотчины представителей более тяжелых и менее оплачиваемых ремесел, которые традиционно считались достойными почти исключительно «ненемцев» — предков нынешних эстонцев, финнов, шведов.

Святой Гертруде — наряду с девой Марией и Троицей — был посвящен алтарь, заказанный корпорацией «золотой молодежи» города — черноголовыми: неженатыми купцами, членами Братства святого Маврикия.

И по сей день вырезанная из липы фигурка Гертруды Нивельской красуется среди изваяний главного алтаря церкви Нигулисте, служа свидетельством ее популярности и у состоявшихся «отцов города».

Даже странно что Гертрудинская капелла при этом обслуживала преимущественно малоимущие слои населения — полноправные бюргеры в Каламая не селились.

Трижды рожденная

Где именно располагалась капелла Гертруды — сказать можно лишь приблизительно: уже в 1535 году городские власти приняли решение о ее сносе.

Не победа церковной реформации, отрицающей почитание католических святых, была тому причиной — модернизация фортификационного пояса: часовня оказалась на трассе намеченного земляного вала.

Когда устарел и он, строители Сконеского бастиона наткнулись на фундамент некоего каменного строения — по всей вероятности, средневековой часовни. Залегал он на месте современного северного выезда с Раннамяэ теэ.

Камням из стен разрушенной постройки, впрочем, нашли подобающее применение: они легли в фундамент кирхи, которую было решено возвести для форштадтского люда по близости с последующим Каламаяским кладбищем.

В силу традиции нареченная в честь Гертруды Гертрудинская церковь просуществовала недолго: вместе с прочими постройками портового предместья она была сожжена в годы Ливонской войны — чтобы осаждающие не превратили их в оборонный рубеж.

Немногим более долгим оказался век третьей сакральной постройки, посвященной Гертруде, — возведенной для духовных потребностей жителей Каламая уже в эпоху шведского владычества, хотя до сих пор и не ясно, где и когда точно.

Известно, только, что здание было увенчано звонницей. И что церковная колокольня то ли достраивалась, то ли перестраивалась, то ли — только ремонтировалась трижды: соответственно в 1672,1688 и 1689 годах.

Усилия пошли прахом: при приближении к Ревелю передовых разъездов петровского воинства каламаяская церковь вновь была предана огню по распоряжению магистратских властей.

Восстановиться вновь было ей больше не суждено: ни в XVIII веке, ни в XIX, ни в XX лютеранский приход в Каламая возобновлен не был.

***

Последние четверть века судьба горки Раннавярава — бывшего бастиона Сконе — остается в подвешенном состоянии.

Когда проект детальной ее реконструкции будет, наконец, не только составлен, но и воплощен в жизнь, очень уместно было бы увидеть в его ансамбле и памятный знак Гертрудинской капелле.

Ведь святая, которой она была посвящена, как могла и умела, хранила многие поколения далеких предков нынешних таллиннцев от буйства морской стихии и жестокостей пиратов.

Вторые, конечно, давно стали на Балтике достоянием истории. А море может оказаться непредсказуемым во все времена…

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!