А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Ратушная площадь, интересна, например, тем, что именно здесь была установлена праматерь всех русских новогодних елок. По свидетельству историков, Петр I, в 1710 году увидел наряженную елку и повелел отныне на Руси тоже такие ставить. Так что, событию этому, более трёхсот лет.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1918 году Эстония обрела независимость. Однако война на несколько лет задержала решение вопросов ее государственности. В 1923 году в Эстонской Республике проводился гербовый конкурс, который не дал результатов. Тогда Государственная Дума в июне 1925 года утвердила исторически сложившийся герб с изображением трех леопардов синего цвета без корон, с красными языками и серебряными глазами, расположенных на золотом фоне щита. Отсутствие корон на головах леопардов вполне объяснимо. Корона - один из символов монархии, Эстония же стала республикой. Прецедент снятия корон к тому времени уже был. Его создало в 1917 году Временное правительство России. Оно в качестве герба оставило двуглавого орла, освободив его от всех имперских атрибутов - корон, скипетра и державы. Вместе с тем сохранения орла - сердцевины герба - выражало историческую преемственность с гербом Российского государства.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1103 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Имидж не только «заповедника ганзейского средневековья», но и столицы современного государства Таллинн впервые примерил на себя в годы правления президента Пятса.

До столетия эстонской государственности остается еще целый год, однако споры о том, заслуживает ли монумента один из ее основателей, первый и единственный президент довоенной ЭР, идут полным ходом.

Угол Пярнуского шоссе и улицы Роозикрантси — один из наиболее целостных ансамблей Таллинна времен Пятса.

Угол Пярнуского шоссе и улицы Роозикрантси — один из наиболее целостных ансамблей Таллинна времен Пятса.

Дискуссия о том, в каком именно месте Таллинна надлежит ему стоять, каким должен быть и вообще — уместна ли его установка, не оставила в стороне даже главу государства.

Между тем лучший памятник Константину Пятсу, его эпохе и архитектурным вкусам в столице уже имеется: кварталы застройки второй половины тридцатых годов прошлого века.

Приоритеты планов

Столичный статус обрушился на Таллинн внезапно, словно первый снегопад: в конце ноября 1918 года, когда проигравшая Первую мировую войну Германия передала власть в Эстонии временному правительству страны.

На протяжении всей своей истории соседка Рига была некоронованной «королевой Ливонии». Сосед Гельсингфорс изначально проектировался как административный центр Великого княжества Финляндского. Таллинну предстояло начинать с нуля.

Черты столицы Таллинн начал обретать в тридцатые годы минувшего века. Определенные движения в сторону столичной модернизации городского пространства, конечно, имелись: еще в 1913 году ревельская городская дума одобрила проект финского архитектора Ээлиеля Сааринена — по сути первый таллиннский генплан.

Война и революция поставили на нем даже не крест — явно опережавший свое время саариненовский «Большой Таллинн» был просто забыт, сдан в архив. Просто потому что утратил свою актуальность: возможностей для реализации больше не было.

Составленный Эугеном Хаберманом — главным архитектором столицы — строительный план Таллинна 1922 года ставил перед собой куда более скромные цели: обеспечить дешевым и мало-мальски комфортным жильем стекающихся в город жителей.

С задачей этой он справлялся: уютные, по-своему стильные кварталы Пельгулинна и Лиллеюола, застройка улиц Веэренни, Магазийни, Херне, Ыйльме и по сей день считаются районами, вполне востребованными на рынке недвижимости.

Но ни они, ни расчерченные по строительному плану 1927 года участки между Пярнуским шоссе и железной дорогой были не способны придать Таллинну облик и масштаб столицы. Да, пожалуй, особо и не стремились.

Президентское око

Открывая в 1935 году новое здание Банка Эстонии, государственный старейшина Константин Пятс был вынужден признать: «Мы, эстонцы, умеем работать. Но создавать фасад еще не умеем».

Учиться «фасадной премудрости» надо было, что называется, на ходу: уже предыдущей осенью был принят «Закон о сносе руин и заброшенных зданий» — первый шаг к облагораживанию облика столицы.

Условия застройки центра города, равно как и облик конкретных улиц и площадей — прежде всего центральных, определяющих лицо города, — требовалось отныне рассматривать и утверждать на государственном уровне.

Определялся ныне и статус столичных магистралей: на первое место в их негласном ранжире выдвинулась «президентская трасса» (Нарвское шоссе), связывающая центр города с резиденцией главы государства — дворцом в Кадриорге.

Облик фасадов центральных магистралей президент визировал собственноручно.

По умолчанию вторым по важности приоритетом стало Пярнуское шоссе, трассу которого было необходимо выпрямить, а ширину — расширить почти вдвое.

Каждый фасад двух главных артерий таллиннской жизни — равно, как и площади Вабадузе, — отныне лично рассматривался главой государства и принимался к реализации только за подписью самого Константина Пятса. К делу он относился трепетно: когда оказалось, что ювелир Роман I Таваст добавил над витринами своего магазина на Пярну маантеэ, 20 не утвержденный президентом козырек, дело было передано в суд.

Чувство стиля

По образованию Пятс к архитектуре отношения не имел, но в наличии определенного архитектурного вкуса ему не откажешь: достаточно прогуляться от гостиницы «Палас» до кинотеатра «Космос», чтобы убедиться в этом.

В отличие от своего латвийского современника и коллеги в нелегкой роли «отца нации» — президента Карлиса Ульманиса, он не был одержим мегаломанскими идеями построить «новый эстонский город» вместо «былого немецкого».

Градостроительные проекты времен пятсовской «эпохи безмолвия» практически не затрагивали исторического ядра Таллинна: для поры, когда в Риге без всякой жалости под снос шли целые средневековые кварталы, это было достижением.

Формируя «новое лицо» города, Пятс и близкие к его окружению архитекторы, испытывали не всегда безупречно тонкое чувство такта, но, по крайней мере, присутствовал пиетет к предшествующим архитектурным школам, былым стилям, традициям и вкусам.

Невозможно, не будучи специалистом, на первый взгляд заподозрить, что южное крыло замка Тоомпеа — отнюдь не ровесник восточного: нынешний облик оно приобрело не во времена Екатерины II, а в 1935 году, усилиями зодчего Алара Котли.

Не менее сложно разглядеть в банкетном зале Екатерининского дворца работу не Николо Микетги и Михаила Земцова, а добротную стилизацию 1934 года, созданную архитектором-живописцем Александром Владовским.

***

Единоличному правлению Пятса история отвела чуть более пяти лет. Воплощению в жизнь его идеала столицы — столько же.

Целый ряд начатых в пору его правления зданий был завершен только после Второй мировой войны, с изменением изначального проекта: нынешнее Минобороны, старый Дом радио, исторический терминал Таллиннского аэропорта.

Многое из намеченного так и осталось на бумаге: новая ратуша и городской банк на площади Виру, Дворец спорта на бульваре Тоомпуйестеэ, Дворец труда на углу бульвара Карли и улицы Роозикрантси, Художественный музей.

Бесспорно — личность Пятса как политика противоречива, а его деятельность в роли авторитарного главы государства едва ли заслуживает прославления в современной демократической стране.

Но в роли «архитектора» и «градостроителя» Константин Яковлевич, как почтительно называла президента довоенная русская пресса Эстонии, заслуживает о себе исключительно доброй памяти.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!