А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1091 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Имидж не только «заповедника ганзейского средневековья», но и столицы современного государства Таллинн впервые примерил на себя в годы правления президента Пятса.

До столетия эстонской государственности остается еще целый год, однако споры о том, заслуживает ли монумента один из ее основателей, первый и единственный президент довоенной ЭР, идут полным ходом.

Угол Пярнуского шоссе и улицы Роозикрантси — один из наиболее целостных ансамблей Таллинна времен Пятса.

Угол Пярнуского шоссе и улицы Роозикрантси — один из наиболее целостных ансамблей Таллинна времен Пятса.

Дискуссия о том, в каком именно месте Таллинна надлежит ему стоять, каким должен быть и вообще — уместна ли его установка, не оставила в стороне даже главу государства.

Между тем лучший памятник Константину Пятсу, его эпохе и архитектурным вкусам в столице уже имеется: кварталы застройки второй половины тридцатых годов прошлого века.

Приоритеты планов

Столичный статус обрушился на Таллинн внезапно, словно первый снегопад: в конце ноября 1918 года, когда проигравшая Первую мировую войну Германия передала власть в Эстонии временному правительству страны.

На протяжении всей своей истории соседка Рига была некоронованной «королевой Ливонии». Сосед Гельсингфорс изначально проектировался как административный центр Великого княжества Финляндского. Таллинну предстояло начинать с нуля.

Черты столицы Таллинн начал обретать в тридцатые годы минувшего века. Определенные движения в сторону столичной модернизации городского пространства, конечно, имелись: еще в 1913 году ревельская городская дума одобрила проект финского архитектора Ээлиеля Сааринена — по сути первый таллиннский генплан.

Война и революция поставили на нем даже не крест — явно опережавший свое время саариненовский «Большой Таллинн» был просто забыт, сдан в архив. Просто потому что утратил свою актуальность: возможностей для реализации больше не было.

Составленный Эугеном Хаберманом — главным архитектором столицы — строительный план Таллинна 1922 года ставил перед собой куда более скромные цели: обеспечить дешевым и мало-мальски комфортным жильем стекающихся в город жителей.

С задачей этой он справлялся: уютные, по-своему стильные кварталы Пельгулинна и Лиллеюола, застройка улиц Веэренни, Магазийни, Херне, Ыйльме и по сей день считаются районами, вполне востребованными на рынке недвижимости.

Но ни они, ни расчерченные по строительному плану 1927 года участки между Пярнуским шоссе и железной дорогой были не способны придать Таллинну облик и масштаб столицы. Да, пожалуй, особо и не стремились.

Президентское око

Открывая в 1935 году новое здание Банка Эстонии, государственный старейшина Константин Пятс был вынужден признать: «Мы, эстонцы, умеем работать. Но создавать фасад еще не умеем».

Учиться «фасадной премудрости» надо было, что называется, на ходу: уже предыдущей осенью был принят «Закон о сносе руин и заброшенных зданий» — первый шаг к облагораживанию облика столицы.

Условия застройки центра города, равно как и облик конкретных улиц и площадей — прежде всего центральных, определяющих лицо города, — требовалось отныне рассматривать и утверждать на государственном уровне.

Определялся ныне и статус столичных магистралей: на первое место в их негласном ранжире выдвинулась «президентская трасса» (Нарвское шоссе), связывающая центр города с резиденцией главы государства — дворцом в Кадриорге.

Облик фасадов центральных магистралей президент визировал собственноручно.

По умолчанию вторым по важности приоритетом стало Пярнуское шоссе, трассу которого было необходимо выпрямить, а ширину — расширить почти вдвое.

Каждый фасад двух главных артерий таллиннской жизни — равно, как и площади Вабадузе, — отныне лично рассматривался главой государства и принимался к реализации только за подписью самого Константина Пятса. К делу он относился трепетно: когда оказалось, что ювелир Роман I Таваст добавил над витринами своего магазина на Пярну маантеэ, 20 не утвержденный президентом козырек, дело было передано в суд.

Чувство стиля

По образованию Пятс к архитектуре отношения не имел, но в наличии определенного архитектурного вкуса ему не откажешь: достаточно прогуляться от гостиницы «Палас» до кинотеатра «Космос», чтобы убедиться в этом.

В отличие от своего латвийского современника и коллеги в нелегкой роли «отца нации» — президента Карлиса Ульманиса, он не был одержим мегаломанскими идеями построить «новый эстонский город» вместо «былого немецкого».

Градостроительные проекты времен пятсовской «эпохи безмолвия» практически не затрагивали исторического ядра Таллинна: для поры, когда в Риге без всякой жалости под снос шли целые средневековые кварталы, это было достижением.

Формируя «новое лицо» города, Пятс и близкие к его окружению архитекторы, испытывали не всегда безупречно тонкое чувство такта, но, по крайней мере, присутствовал пиетет к предшествующим архитектурным школам, былым стилям, традициям и вкусам.

Невозможно, не будучи специалистом, на первый взгляд заподозрить, что южное крыло замка Тоомпеа — отнюдь не ровесник восточного: нынешний облик оно приобрело не во времена Екатерины II, а в 1935 году, усилиями зодчего Алара Котли.

Не менее сложно разглядеть в банкетном зале Екатерининского дворца работу не Николо Микетги и Михаила Земцова, а добротную стилизацию 1934 года, созданную архитектором-живописцем Александром Владовским.

***

Единоличному правлению Пятса история отвела чуть более пяти лет. Воплощению в жизнь его идеала столицы — столько же.

Целый ряд начатых в пору его правления зданий был завершен только после Второй мировой войны, с изменением изначального проекта: нынешнее Минобороны, старый Дом радио, исторический терминал Таллиннского аэропорта.

Многое из намеченного так и осталось на бумаге: новая ратуша и городской банк на площади Виру, Дворец спорта на бульваре Тоомпуйестеэ, Дворец труда на углу бульвара Карли и улицы Роозикрантси, Художественный музей.

Бесспорно — личность Пятса как политика противоречива, а его деятельность в роли авторитарного главы государства едва ли заслуживает прославления в современной демократической стране.

Но в роли «архитектора» и «градостроителя» Константин Яковлевич, как почтительно называла президента довоенная русская пресса Эстонии, заслуживает о себе исключительно доброй памяти.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

Двойная датировка — по старому и новому стилям — на фотографии, запечатлевшей первомайскую манифестацию в Ревеле сто лет назад.

«С радостным сердцем, с горящим чувством, с чистою душою»: апрельский Первомай в революционном Ревеле столетней давности.

Ровно сто лет назад Международный день солидарности трудящихся был впервые отпразднован в Таллинне в официальном порядке. Правда, назывался он весной 1917 ...

Читать дальше...

Медальон с фасада дома по улице Мюнди. Георгий — в облачении ландскнехта.

Рельефы, скульптуры, алтари и капеллы: по следам ревельского почитания Георгия-Победоносца

Годовщина восстания Юрьевой ночи — повод вспомнить о почитании жителями былого Ревеля Юри-Юргена-Георгия. И попробовать отыскать «следы» почитаемого в Средние ...

Читать дальше...

Новое здание Балтийского вокзала и площадь перед ним. Иллюстрация из журнала "Pilt ja Sõna" 1946 год.

От орденского выгона до привокзальной площади: метаморфозы окрестностей главной станции Таллина

Желание городских властей благоустроить окрестности Балтийского вокзала — повод вспомнить о том, как обрели они нынешний, говоря откровенно, — не ...

Читать дальше...

В Таллине у пяти дорог

Кто едет по горам и морям и подвергает опасности жизнь и тело, и имущество, не страшится разбойников и бродяг, пожирающих ...

Читать дальше...

Встреча Александра Керенского на площади перед Балтийским вокзалом в Ревеле.

«Русская демократия на эстонской земле»: как министр Керенский в Ревель приезжал

Ровно сто лет назад столицу Эстонии посетил с официальным визитом Александр Федорович Керенский — одна из ключевых фигур февральской революции. Формально ...

Читать дальше...

Цветник на Мусумяги и вид с горки в сторону Пярнуского шоссе. Открытка начала XX века.

От бастиона до романтического сквера: как в Таллине горка у Вируских ворот Поцелуевой стала

Десять лет назад самая «весенняя» горка столицы Эстонии закрепила свое бывшее до этого народным прозвище в качестве официального названия. Скульптуры «Миг ...

Читать дальше...

Баня «Койду» в начале восьмидесятых годов прошлого столетия.

«Трехэтажные термы» Лийзы Борн: легендарная баня на улице Койду в Таллине

Самая роскошная общественная баня довоенного Таллинна была построена... бывшей торговкой рыбой. Современному таллиннцу, вне зависимости от его помывочных пристрастий, словосочетание «баня ...

Читать дальше...

Фойе кинотеатра «Гелиос» после реконструкции 1934 года в духе функционализма и льготный билет на балкон зрительного зала.

«Пассаж», «Рекорд», «Гелиос», «Октообер»: век биографии легендарного таллинского кинотеатра

Бесхозный зал в двух шагах от самого сердца исторического центра Таллинна был некогда одним из самых фешенебельных кинотеатров столицы. Ровно сто ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Ходила о пригорке Тынисмяги, легенда, вернее притча о привидениях. Водились эти привидения в несколько необычном месте – в колодце. В великую засуху 1674 года с колодцем произошло нечто непонятное: вода в нем вдруг закипела, забурлила, заклокотала. Два человека, попытавшихся спуститься на дно колодца по лестнице, так там и остались. Русалки затянули под воду, решили люди. Третий, спустившийся в колодец, обвязавшись веревкой, только и смог что вымолвить, когда его вытащили наверх: «Привидения»! Отцы города не нашли ничего лучшего как засыпать колодец и установить на его месте крест. Нечисть этого не снесла и сгинула куда-то.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!