А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
Хроники Таллина
Говорят так:
Ратушная площадь, интересна, например, тем, что именно здесь была установлена праматерь всех русских новогодних елок. По свидетельству историков, Петр I, в 1710 году увидел наряженную елку и повелел отныне на Руси тоже такие ставить. Так что, событию этому, более трёхсот лет.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1311 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Имидж не только «заповедника ганзейского средневековья», но и столицы современного государства Таллинн впервые примерил на себя в годы правления президента Пятса.

До столетия эстонской государственности остается еще целый год, однако споры о том, заслуживает ли монумента один из ее основателей, первый и единственный президент довоенной ЭР, идут полным ходом.

Угол Пярнуского шоссе и улицы Роозикрантси — один из наиболее целостных ансамблей Таллинна времен Пятса.

Угол Пярнуского шоссе и улицы Роозикрантси — один из наиболее целостных ансамблей Таллинна времен Пятса.

Дискуссия о том, в каком именно месте Таллинна надлежит ему стоять, каким должен быть и вообще — уместна ли его установка, не оставила в стороне даже главу государства.

Между тем лучший памятник Константину Пятсу, его эпохе и архитектурным вкусам в столице уже имеется: кварталы застройки второй половины тридцатых годов прошлого века.

Приоритеты планов

Столичный статус обрушился на Таллинн внезапно, словно первый снегопад: в конце ноября 1918 года, когда проигравшая Первую мировую войну Германия передала власть в Эстонии временному правительству страны.

На протяжении всей своей истории соседка Рига была некоронованной «королевой Ливонии». Сосед Гельсингфорс изначально проектировался как административный центр Великого княжества Финляндского. Таллинну предстояло начинать с нуля.

Черты столицы Таллинн начал обретать в тридцатые годы минувшего века. Определенные движения в сторону столичной модернизации городского пространства, конечно, имелись: еще в 1913 году ревельская городская дума одобрила проект финского архитектора Ээлиеля Сааринена — по сути первый таллиннский генплан.

Война и революция поставили на нем даже не крест — явно опережавший свое время саариненовский «Большой Таллинн» был просто забыт, сдан в архив. Просто потому что утратил свою актуальность: возможностей для реализации больше не было.

Составленный Эугеном Хаберманом — главным архитектором столицы — строительный план Таллинна 1922 года ставил перед собой куда более скромные цели: обеспечить дешевым и мало-мальски комфортным жильем стекающихся в город жителей.

С задачей этой он справлялся: уютные, по-своему стильные кварталы Пельгулинна и Лиллеюола, застройка улиц Веэренни, Магазийни, Херне, Ыйльме и по сей день считаются районами, вполне востребованными на рынке недвижимости.

Но ни они, ни расчерченные по строительному плану 1927 года участки между Пярнуским шоссе и железной дорогой были не способны придать Таллинну облик и масштаб столицы. Да, пожалуй, особо и не стремились.

Президентское око

Открывая в 1935 году новое здание Банка Эстонии, государственный старейшина Константин Пятс был вынужден признать: «Мы, эстонцы, умеем работать. Но создавать фасад еще не умеем».

Учиться «фасадной премудрости» надо было, что называется, на ходу: уже предыдущей осенью был принят «Закон о сносе руин и заброшенных зданий» — первый шаг к облагораживанию облика столицы.

Условия застройки центра города, равно как и облик конкретных улиц и площадей — прежде всего центральных, определяющих лицо города, — требовалось отныне рассматривать и утверждать на государственном уровне.

Определялся ныне и статус столичных магистралей: на первое место в их негласном ранжире выдвинулась «президентская трасса» (Нарвское шоссе), связывающая центр города с резиденцией главы государства — дворцом в Кадриорге.

Облик фасадов центральных магистралей президент визировал собственноручно.

По умолчанию вторым по важности приоритетом стало Пярнуское шоссе, трассу которого было необходимо выпрямить, а ширину — расширить почти вдвое.

Каждый фасад двух главных артерий таллиннской жизни — равно, как и площади Вабадузе, — отныне лично рассматривался главой государства и принимался к реализации только за подписью самого Константина Пятса. К делу он относился трепетно: когда оказалось, что ювелир Роман I Таваст добавил над витринами своего магазина на Пярну маантеэ, 20 не утвержденный президентом козырек, дело было передано в суд.

Чувство стиля

По образованию Пятс к архитектуре отношения не имел, но в наличии определенного архитектурного вкуса ему не откажешь: достаточно прогуляться от гостиницы «Палас» до кинотеатра «Космос», чтобы убедиться в этом.

В отличие от своего латвийского современника и коллеги в нелегкой роли «отца нации» — президента Карлиса Ульманиса, он не был одержим мегаломанскими идеями построить «новый эстонский город» вместо «былого немецкого».

Градостроительные проекты времен пятсовской «эпохи безмолвия» практически не затрагивали исторического ядра Таллинна: для поры, когда в Риге без всякой жалости под снос шли целые средневековые кварталы, это было достижением.

Формируя «новое лицо» города, Пятс и близкие к его окружению архитекторы, испытывали не всегда безупречно тонкое чувство такта, но, по крайней мере, присутствовал пиетет к предшествующим архитектурным школам, былым стилям, традициям и вкусам.

Невозможно, не будучи специалистом, на первый взгляд заподозрить, что южное крыло замка Тоомпеа — отнюдь не ровесник восточного: нынешний облик оно приобрело не во времена Екатерины II, а в 1935 году, усилиями зодчего Алара Котли.

Не менее сложно разглядеть в банкетном зале Екатерининского дворца работу не Николо Микетги и Михаила Земцова, а добротную стилизацию 1934 года, созданную архитектором-живописцем Александром Владовским.

***

Единоличному правлению Пятса история отвела чуть более пяти лет. Воплощению в жизнь его идеала столицы — столько же.

Целый ряд начатых в пору его правления зданий был завершен только после Второй мировой войны, с изменением изначального проекта: нынешнее Минобороны, старый Дом радио, исторический терминал Таллиннского аэропорта.

Многое из намеченного так и осталось на бумаге: новая ратуша и городской банк на площади Виру, Дворец спорта на бульваре Тоомпуйестеэ, Дворец труда на углу бульвара Карли и улицы Роозикрантси, Художественный музей.

Бесспорно — личность Пятса как политика противоречива, а его деятельность в роли авторитарного главы государства едва ли заслуживает прославления в современной демократической стране.

Но в роли «архитектора» и «градостроителя» Константин Яковлевич, как почтительно называла президента довоенная русская пресса Эстонии, заслуживает о себе исключительно доброй памяти.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Как известно, война была излюбленным занятием в эпоху средневековья. Однако не все башни занимались истреблением людей. Некоторые из крепостных строений несли на своих могучих плечах тяжкое бремя функций воспитания, по мере сил стараясь сеять в народе разумное, доброе, вечное. В этой связи нельзя не упомянуть Девичью башню. Это в других местах вам расскажут романтичные истории о принцессе, заточенной непреклонным отцом в высокую башню-темницу, откуда нельзя сбежать, и ее последнем прыжке навстречу свободе. В Таллинне все было намного прозаичнее: в этой башне находилась тюрьма для девиц легкого поведения и падших женщин.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!