А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
История возникновения марципана обросла множеством легенд, одна из версий изложена в рассказе Яана Кросса «Мартов хлеб». Там рассказывается история о том, что однажды заболел бургомистр. Но поскольку тогдашние микстуры делались из лягушачьих лапок и прочих неаппетитных вещей, глава города категорически отказался лечиться и положился на Божью волю. И обеспокоенная здоровьем мужа супруга бургомистра попросила таллиннского аптекаря «замаскировать» лекарство, спрятав его либо в пищу, либо в сладости. Так и поступил помощник аптекаря, исцеливший вкусной смесью бургомистра. Так глава города первым отведал эстонского марципана.
Хроники Таллина
Говорят так:
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Имидж не только «заповедника ганзейского средневековья», но и столицы современного государства Таллинн впервые примерил на себя в годы правления президента Пятса.

До столетия эстонской государственности остается еще целый год, однако споры о том, заслуживает ли монумента один из ее основателей, первый и единственный президент довоенной ЭР, идут полным ходом.

Угол Пярнуского шоссе и улицы Роозикрантси — один из наиболее целостных ансамблей Таллинна времен Пятса.

Угол Пярнуского шоссе и улицы Роозикрантси — один из наиболее целостных ансамблей Таллинна времен Пятса.

Дискуссия о том, в каком именно месте Таллинна надлежит ему стоять, каким должен быть и вообще — уместна ли его установка, не оставила в стороне даже главу государства.

Между тем лучший памятник Константину Пятсу, его эпохе и архитектурным вкусам в столице уже имеется: кварталы застройки второй половины тридцатых годов прошлого века.

Приоритеты планов

Столичный статус обрушился на Таллинн внезапно, словно первый снегопад: в конце ноября 1918 года, когда проигравшая Первую мировую войну Германия передала власть в Эстонии временному правительству страны.

На протяжении всей своей истории соседка Рига была некоронованной «королевой Ливонии». Сосед Гельсингфорс изначально проектировался как административный центр Великого княжества Финляндского. Таллинну предстояло начинать с нуля.

Черты столицы Таллинн начал обретать в тридцатые годы минувшего века. Определенные движения в сторону столичной модернизации городского пространства, конечно, имелись: еще в 1913 году ревельская городская дума одобрила проект финского архитектора Ээлиеля Сааринена — по сути первый таллиннский генплан.

Война и революция поставили на нем даже не крест — явно опережавший свое время саариненовский «Большой Таллинн» был просто забыт, сдан в архив. Просто потому что утратил свою актуальность: возможностей для реализации больше не было.

Составленный Эугеном Хаберманом — главным архитектором столицы — строительный план Таллинна 1922 года ставил перед собой куда более скромные цели: обеспечить дешевым и мало-мальски комфортным жильем стекающихся в город жителей.

С задачей этой он справлялся: уютные, по-своему стильные кварталы Пельгулинна и Лиллеюола, застройка улиц Веэренни, Магазийни, Херне, Ыйльме и по сей день считаются районами, вполне востребованными на рынке недвижимости.

Но ни они, ни расчерченные по строительному плану 1927 года участки между Пярнуским шоссе и железной дорогой были не способны придать Таллинну облик и масштаб столицы. Да, пожалуй, особо и не стремились.

Президентское око

Открывая в 1935 году новое здание Банка Эстонии, государственный старейшина Константин Пятс был вынужден признать: «Мы, эстонцы, умеем работать. Но создавать фасад еще не умеем».

Учиться «фасадной премудрости» надо было, что называется, на ходу: уже предыдущей осенью был принят «Закон о сносе руин и заброшенных зданий» — первый шаг к облагораживанию облика столицы.

Условия застройки центра города, равно как и облик конкретных улиц и площадей — прежде всего центральных, определяющих лицо города, — требовалось отныне рассматривать и утверждать на государственном уровне.

Определялся ныне и статус столичных магистралей: на первое место в их негласном ранжире выдвинулась «президентская трасса» (Нарвское шоссе), связывающая центр города с резиденцией главы государства — дворцом в Кадриорге.

Облик фасадов центральных магистралей президент визировал собственноручно.

По умолчанию вторым по важности приоритетом стало Пярнуское шоссе, трассу которого было необходимо выпрямить, а ширину — расширить почти вдвое.

Каждый фасад двух главных артерий таллиннской жизни — равно, как и площади Вабадузе, — отныне лично рассматривался главой государства и принимался к реализации только за подписью самого Константина Пятса. К делу он относился трепетно: когда оказалось, что ювелир Роман I Таваст добавил над витринами своего магазина на Пярну маантеэ, 20 не утвержденный президентом козырек, дело было передано в суд.

Чувство стиля

По образованию Пятс к архитектуре отношения не имел, но в наличии определенного архитектурного вкуса ему не откажешь: достаточно прогуляться от гостиницы «Палас» до кинотеатра «Космос», чтобы убедиться в этом.

В отличие от своего латвийского современника и коллеги в нелегкой роли «отца нации» — президента Карлиса Ульманиса, он не был одержим мегаломанскими идеями построить «новый эстонский город» вместо «былого немецкого».

Градостроительные проекты времен пятсовской «эпохи безмолвия» практически не затрагивали исторического ядра Таллинна: для поры, когда в Риге без всякой жалости под снос шли целые средневековые кварталы, это было достижением.

Формируя «новое лицо» города, Пятс и близкие к его окружению архитекторы, испытывали не всегда безупречно тонкое чувство такта, но, по крайней мере, присутствовал пиетет к предшествующим архитектурным школам, былым стилям, традициям и вкусам.

Невозможно, не будучи специалистом, на первый взгляд заподозрить, что южное крыло замка Тоомпеа — отнюдь не ровесник восточного: нынешний облик оно приобрело не во времена Екатерины II, а в 1935 году, усилиями зодчего Алара Котли.

Не менее сложно разглядеть в банкетном зале Екатерининского дворца работу не Николо Микетги и Михаила Земцова, а добротную стилизацию 1934 года, созданную архитектором-живописцем Александром Владовским.

***

Единоличному правлению Пятса история отвела чуть более пяти лет. Воплощению в жизнь его идеала столицы — столько же.

Целый ряд начатых в пору его правления зданий был завершен только после Второй мировой войны, с изменением изначального проекта: нынешнее Минобороны, старый Дом радио, исторический терминал Таллиннского аэропорта.

Многое из намеченного так и осталось на бумаге: новая ратуша и городской банк на площади Виру, Дворец спорта на бульваре Тоомпуйестеэ, Дворец труда на углу бульвара Карли и улицы Роозикрантси, Художественный музей.

Бесспорно — личность Пятса как политика противоречива, а его деятельность в роли авторитарного главы государства едва ли заслуживает прославления в современной демократической стране.

Но в роли «архитектора» и «градостроителя» Константин Яковлевич, как почтительно называла президента довоенная русская пресса Эстонии, заслуживает о себе исключительно доброй памяти.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!