Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В 1940 году, после вхождения Эстонии в Советский Союз, Нымме был присоединен к Таллинну на правах района. Разговоры о восстановлении статуса города велись в начале 80-х годов, но то время жители побоялись лишиться снабжения, полагающегося столице союзной республики. Сегодня представить себе Таллинн без Нымме уже невозможно. Как и Нымме – без Таллинна.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1358 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Бесхозный зал в двух шагах от самого сердца исторического центра Таллинна был некогда одним из самых фешенебельных кинотеатров столицы.

Ровно сто лет назад — в последний день зимы 1917 года — двери перед зрителями распахнул синематограф «Пассаж».

Фойе кинотеатра «Гелиос» после реконструкции 1934 года в духе функционализма и льготный билет на балкон зрительного зала.

Фойе кинотеатра «Гелиос» после реконструкции 1934 года в духе функционализма и льготный билет на балкон зрительного зала.

Одного из немногих (если и не вовсе единственного), который умудрился проработать при всех, без исключения, режимах, правивших на территории современной Эстонии в XX веке.

Один день — при царе, десять месяцев — при временном правительстве. Потом — при большевиках, кайзере, независимости, советах, нацистах, вновь при советах, в восстановленной ЭР…

Менялись владельцы, названия, декор интерьеров. Неизменным оставалось главное: популярность у таллиннцев, обусловленная как удачным расположением, так и комфортом зрительного зала и фойе.

Вход со двора

К концу второго десятилетия прошлого столетия «великий немой» стал для жителей Ревеля привычным элементом досуга.

Большая часть кинотеатров, размещалась, правда, в случайных, наскоро приспособленных для показа фильмов помещениях, но первые специально предназначенные для этого здания были построены.

На улице Айа парил уже над вытянутым фасадом бронзовый орел с молочным шаром фонаря в клюве — вывеска синематографа «Казино». На бульваре Мере высилась громада «Гранд-Марины». В начале Нарвского шоссе тянулся купол «Форума».

Отыскать «Пассаж», по сравнению с ними, было делом непростым. Заполонившая накануне его открытия полосы местных газет реклама подробно разъясняла: Глиняная, то бишь — Виру, дом под номером 4, вход — под арку, в самой глубине второго двора.

Подобное расположение — впрочем, как и название самого кинотеатра, — не было случайностью. Он действительно располагался в пассаже — современным языком говоря, торгово-развлекательном центре. Точнее — должен был располагаться.

Название синематографа напоминало о проектах строительства в Ревеле пассажа. Еще в 1912 году недвижимость между улицами Виру, Карья и Сауна приобрели торговцы мануфактурой и готовой одеждой Герман Гуткин и Илья Зунделевич — с целью построить первый в Ревеле универсальный магазин современного типа.

Проект был заказан у финских зодчих В. Шьестрема и В. Пальмквиста. Он был опубликован в архитектурных изданиях, но грянула Первая мировая война и завораживающие своим размахом планы так и остались на бумаге.

Всё, что удалось возвести, — коробку стен будущего кинотеатра он был изначально предусмотрен частью комплекса Её-то и приобрел в 1915 году некто X. Кронталь — владелец летнего ресторана на горке Харью.

Почти два года потребовалось в непростую военную пору, чтобы довести его до рабочего состояния. Но результат, судя по всему, получился достойным — по свидетельствам репортеров.

Налет футуризма

«Еще одним новым полнилась многочисленная уже семья таллиннских кинотеатров: «Пассажем», — писала 1 марта 1917 года газета «Tallinna Teataja». — Оно приятно внешне и полно чувства домашнего уюта внутри.

Зрительный зал — светлый, оборудованный системой очистки воздуха и просторный: он вмещает примерно пятьсот кресел. Стены украшают росписи, выполненные художником Пеэтом Ареном, общим числом — шестнадцать.

Изображающие веселые происшествия из повседневной жизни и их последствия, они выполнены в манере настолько «радикального модерна», что, по воле или, может, уж против воли художника, даже оставляют впечатление налета футуризма».

Восхищаясь современным и даже отчасти непривычно смелым для вкусов губернского города внутренним дизайном, издание полагало, что обошлось оно в кругленькую сумму и наверняка было самым выгодным заказом для живописца.

Не поскупился хозяин нового кинотеатра и на музыкальное сопровождение: немые еще в ту пору ленты показывались не под дребезжание пианино, а под музыку «достойного исключительного восхищения полного струнного оркестра».
Отмечали газетчики и четкость изображения на экране — хотя во время премьерного показа не обошлось без курьезного происшествия: о нем в тридцатые годы вспоминал один из пионеров эстонского кино, киномеханик Рихард Саарман.

Росписи были заказаны у художника круга петербургского «Мира искусства». «Хозяин, словно корчмарь, подошел к аппарату с открытой бутылью коньяка в руках, — рассказывал он. — Я подумал, он собирается меня угостить. Но план у него был иной — слегка «спрыснуть» благое начинание буквально.

Кронталь плеснул три стакана на проектор. Жидкость попала на пленку и текст поплыл. Так что пришлось актерам играть на экране анонимно — без названия ленты и исполнителей ролей…»

Ничто не менялось в первой трети XX века с такой быстротой, как пристрастия и вкусы публики: то, что совсем недавно виделось последним словом моды, вскоре оказывалось дремучим анахронизмом.

Росписи Арена — художника, близкого к петербургскому объединению «Мир искусства», пронизанные духом комедии дель-арте, всего каких-то десять лет спустя после открытия кинотеатра были безжалостно удалены.

В 1927 году у «Пассажа» сменился владелец: им стала компания Estonia Film, претендующая на роль национального киноконцерна. Былое название вскоре сменилось на «Рекорд», потом на «Новый Рекорд», затем — на «Гелиос».

Имя античного бога Солнца пришлось кстати: новый интерьер кинотеатра, радикально реконструированный по проекту архитектора Эдгара Йоханна Куузика в духе функционализма, действительно, казался наполнен натуральным солнечным светом.

Здание увеличилось в объеме — прежде всего за счет пристройки к зрительному залу помещений фойе и кинопрокатной конторы. В самом зале появился балкон, огнеупорные стены и лестница для экстренной эвакуации посетителей.

В газетах, правда, несколько посокрушались по поводу «аскетичной функциональности» и «коробчатой архитектуры» здания, но не могли не признать — кинотеатр перестроен «по последним зарубежным образцам».

Обновленный в 1939 году еще раз по проекту того же Куузика кинотеатр получил статус представительского: он попал на страницы «Альманаха эстонских архитекторов» в качестве эталона для подражания.

Жаль только, что, приступая к перестройке, архитектор не догадался отдать распоряжение заснять прежние интерьеры: кинозалы с декором в духе модерна не сохранились в Эстонии даже на фотоснимках…

Иные имена

Годы Второй мировой войны ни для кого не прошли в Таллинне бесследно. Для столичных кинотеатров — в особенности.

При отступлении из города РККА в августе сорок первого сгорела «Гранд-Марина» на месте нынешнего РКЦ. В марте сорок четвертого под бомбами погибли «Амор», «Кунгла», «Модерн».

Самый фешенебельный кинозал города уцелел, но функции свои навсегда утратил: сначала в «Глорию-Паллас» на площади Вабадузе въехала труппа театра «Эстония», затем — Русского драматического.

Для «Гелиоса» настала золотая пора единственное уцелевшее кино представительского класса, он, по умолчанию, стал в послевоенные годы для столицы Эстонской ССР «храмом самого массового из искусств» номер один. Имя солнечного божества древней Эллады стало несколько неуместным. Ломать голову над новым, подходящим эпохе и статусу именем долго не пришлось: в год тридцатилетия — своего и революции — кинотеатр стал называться «Октообер».

Сорок последующих лет громкое имя всё больше и больше становилось для него единственным утешением: конкуренты дышали в затылок. В 1955 году открылся кинотеатр «Сыпруc», в 1964 году — «Космос».

Право премьерного показа негласно перешло к ним — более просторным и современным. Но на отсутствие зрителей «Октообер» тоже не жаловался: очередь за билетами, бывало, стояла до улицы Виру.

Так продолжалось до начала девяностых годов: на каком-то этапе показалось, что видеомагнитофон и телевизор одержали окончательную победу над кинопроектором и полотняным экраном.

Имя божества для главного кино столицы ЭССР сочли неуместным. Не помогло даже возвращение «последнего» исторического названия: ставший в 1988-м году вновь «Гелиосом» прежний «Октообер» закрылся через семь лет — тихо и незаметно.

***

За последние пятнадцать лет в Таллинне выросло поколение, которое не помнит не только «советское» название «Гелиоса», но и не догадывается о существовании самого кинотеатра Может быть, нынешний год столетнего юбилея станет, наконец, мигом пробуждения легендарного кино от затянувшегося «летаргического сна». И возрождения его — пускай и в новом облике?!

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пожарный расчёт. г.Таллин, Коплиская пожарная станция 1948 год.

Коплиская пожарная станция в Таллине, празднует 110-летие!

Сегодня нашей спасательной команде Копли 110 лет! пожарная станция, созданная для защиты завода Беккера, порта и поселения, в настоящее время ...

Читать дальше...

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!