А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Таллинн имеет свой флаг - с тремя голубыми и тремя белыми полосками, он был частично заимствован из древнего датского флага. Как гласит легенда, флаг упал с небес после битвы за крепость Таллинна. Однако, другая легенда утверждает, что упавший с неба флаг, был дарован Господом Богом датчанам, и с тех самых пор, стал государственным флагом Дании: белый опрокинутый крест на красном фоне.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1091 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Бесхозный зал в двух шагах от самого сердца исторического центра Таллинна был некогда одним из самых фешенебельных кинотеатров столицы.

Ровно сто лет назад — в последний день зимы 1917 года — двери перед зрителями распахнул синематограф «Пассаж».

Фойе кинотеатра «Гелиос» после реконструкции 1934 года в духе функционализма и льготный билет на балкон зрительного зала.

Фойе кинотеатра «Гелиос» после реконструкции 1934 года в духе функционализма и льготный билет на балкон зрительного зала.

Одного из немногих (если и не вовсе единственного), который умудрился проработать при всех, без исключения, режимах, правивших на территории современной Эстонии в XX веке.

Один день — при царе, десять месяцев — при временном правительстве. Потом — при большевиках, кайзере, независимости, советах, нацистах, вновь при советах, в восстановленной ЭР…

Менялись владельцы, названия, декор интерьеров. Неизменным оставалось главное: популярность у таллиннцев, обусловленная как удачным расположением, так и комфортом зрительного зала и фойе.

Вход со двора

К концу второго десятилетия прошлого столетия «великий немой» стал для жителей Ревеля привычным элементом досуга.

Большая часть кинотеатров, размещалась, правда, в случайных, наскоро приспособленных для показа фильмов помещениях, но первые специально предназначенные для этого здания были построены.

На улице Айа парил уже над вытянутым фасадом бронзовый орел с молочным шаром фонаря в клюве — вывеска синематографа «Казино». На бульваре Мере высилась громада «Гранд-Марины». В начале Нарвского шоссе тянулся купол «Форума».

Отыскать «Пассаж», по сравнению с ними, было делом непростым. Заполонившая накануне его открытия полосы местных газет реклама подробно разъясняла: Глиняная, то бишь — Виру, дом под номером 4, вход — под арку, в самой глубине второго двора.

Подобное расположение — впрочем, как и название самого кинотеатра, — не было случайностью. Он действительно располагался в пассаже — современным языком говоря, торгово-развлекательном центре. Точнее — должен был располагаться.

Название синематографа напоминало о проектах строительства в Ревеле пассажа. Еще в 1912 году недвижимость между улицами Виру, Карья и Сауна приобрели торговцы мануфактурой и готовой одеждой Герман Гуткин и Илья Зунделевич — с целью построить первый в Ревеле универсальный магазин современного типа.

Проект был заказан у финских зодчих В. Шьестрема и В. Пальмквиста. Он был опубликован в архитектурных изданиях, но грянула Первая мировая война и завораживающие своим размахом планы так и остались на бумаге.

Всё, что удалось возвести, — коробку стен будущего кинотеатра он был изначально предусмотрен частью комплекса Её-то и приобрел в 1915 году некто X. Кронталь — владелец летнего ресторана на горке Харью.

Почти два года потребовалось в непростую военную пору, чтобы довести его до рабочего состояния. Но результат, судя по всему, получился достойным — по свидетельствам репортеров.

Налет футуризма

«Еще одним новым полнилась многочисленная уже семья таллиннских кинотеатров: «Пассажем», — писала 1 марта 1917 года газета «Tallinna Teataja». — Оно приятно внешне и полно чувства домашнего уюта внутри.

Зрительный зал — светлый, оборудованный системой очистки воздуха и просторный: он вмещает примерно пятьсот кресел. Стены украшают росписи, выполненные художником Пеэтом Ареном, общим числом — шестнадцать.

Изображающие веселые происшествия из повседневной жизни и их последствия, они выполнены в манере настолько «радикального модерна», что, по воле или, может, уж против воли художника, даже оставляют впечатление налета футуризма».

Восхищаясь современным и даже отчасти непривычно смелым для вкусов губернского города внутренним дизайном, издание полагало, что обошлось оно в кругленькую сумму и наверняка было самым выгодным заказом для живописца.

Не поскупился хозяин нового кинотеатра и на музыкальное сопровождение: немые еще в ту пору ленты показывались не под дребезжание пианино, а под музыку «достойного исключительного восхищения полного струнного оркестра».
Отмечали газетчики и четкость изображения на экране — хотя во время премьерного показа не обошлось без курьезного происшествия: о нем в тридцатые годы вспоминал один из пионеров эстонского кино, киномеханик Рихард Саарман.

Росписи были заказаны у художника круга петербургского «Мира искусства». «Хозяин, словно корчмарь, подошел к аппарату с открытой бутылью коньяка в руках, — рассказывал он. — Я подумал, он собирается меня угостить. Но план у него был иной — слегка «спрыснуть» благое начинание буквально.

Кронталь плеснул три стакана на проектор. Жидкость попала на пленку и текст поплыл. Так что пришлось актерам играть на экране анонимно — без названия ленты и исполнителей ролей…»

Ничто не менялось в первой трети XX века с такой быстротой, как пристрастия и вкусы публики: то, что совсем недавно виделось последним словом моды, вскоре оказывалось дремучим анахронизмом.

Росписи Арена — художника, близкого к петербургскому объединению «Мир искусства», пронизанные духом комедии дель-арте, всего каких-то десять лет спустя после открытия кинотеатра были безжалостно удалены.

В 1927 году у «Пассажа» сменился владелец: им стала компания Estonia Film, претендующая на роль национального киноконцерна. Былое название вскоре сменилось на «Рекорд», потом на «Новый Рекорд», затем — на «Гелиос».

Имя античного бога Солнца пришлось кстати: новый интерьер кинотеатра, радикально реконструированный по проекту архитектора Эдгара Йоханна Куузика в духе функционализма, действительно, казался наполнен натуральным солнечным светом.

Здание увеличилось в объеме — прежде всего за счет пристройки к зрительному залу помещений фойе и кинопрокатной конторы. В самом зале появился балкон, огнеупорные стены и лестница для экстренной эвакуации посетителей.

В газетах, правда, несколько посокрушались по поводу «аскетичной функциональности» и «коробчатой архитектуры» здания, но не могли не признать — кинотеатр перестроен «по последним зарубежным образцам».

Обновленный в 1939 году еще раз по проекту того же Куузика кинотеатр получил статус представительского: он попал на страницы «Альманаха эстонских архитекторов» в качестве эталона для подражания.

Жаль только, что, приступая к перестройке, архитектор не догадался отдать распоряжение заснять прежние интерьеры: кинозалы с декором в духе модерна не сохранились в Эстонии даже на фотоснимках…

Иные имена

Годы Второй мировой войны ни для кого не прошли в Таллинне бесследно. Для столичных кинотеатров — в особенности.

При отступлении из города РККА в августе сорок первого сгорела «Гранд-Марина» на месте нынешнего РКЦ. В марте сорок четвертого под бомбами погибли «Амор», «Кунгла», «Модерн».

Самый фешенебельный кинозал города уцелел, но функции свои навсегда утратил: сначала в «Глорию-Паллас» на площади Вабадузе въехала труппа театра «Эстония», затем — Русского драматического.

Для «Гелиоса» настала золотая пора единственное уцелевшее кино представительского класса, он, по умолчанию, стал в послевоенные годы для столицы Эстонской ССР «храмом самого массового из искусств» номер один. Имя солнечного божества древней Эллады стало несколько неуместным. Ломать голову над новым, подходящим эпохе и статусу именем долго не пришлось: в год тридцатилетия — своего и революции — кинотеатр стал называться «Октообер».

Сорок последующих лет громкое имя всё больше и больше становилось для него единственным утешением: конкуренты дышали в затылок. В 1955 году открылся кинотеатр «Сыпруc», в 1964 году — «Космос».

Право премьерного показа негласно перешло к ним — более просторным и современным. Но на отсутствие зрителей «Октообер» тоже не жаловался: очередь за билетами, бывало, стояла до улицы Виру.

Так продолжалось до начала девяностых годов: на каком-то этапе показалось, что видеомагнитофон и телевизор одержали окончательную победу над кинопроектором и полотняным экраном.

Имя божества для главного кино столицы ЭССР сочли неуместным. Не помогло даже возвращение «последнего» исторического названия: ставший в 1988-м году вновь «Гелиосом» прежний «Октообер» закрылся через семь лет — тихо и незаметно.

***

За последние пятнадцать лет в Таллинне выросло поколение, которое не помнит не только «советское» название «Гелиоса», но и не догадывается о существовании самого кинотеатра Может быть, нынешний год столетнего юбилея станет, наконец, мигом пробуждения легендарного кино от затянувшегося «летаргического сна». И возрождения его — пускай и в новом облике?!

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

Двойная датировка — по старому и новому стилям — на фотографии, запечатлевшей первомайскую манифестацию в Ревеле сто лет назад.

«С радостным сердцем, с горящим чувством, с чистою душою»: апрельский Первомай в революционном Ревеле столетней давности.

Ровно сто лет назад Международный день солидарности трудящихся был впервые отпразднован в Таллинне в официальном порядке. Правда, назывался он весной 1917 ...

Читать дальше...

Медальон с фасада дома по улице Мюнди. Георгий — в облачении ландскнехта.

Рельефы, скульптуры, алтари и капеллы: по следам ревельского почитания Георгия-Победоносца

Годовщина восстания Юрьевой ночи — повод вспомнить о почитании жителями былого Ревеля Юри-Юргена-Георгия. И попробовать отыскать «следы» почитаемого в Средние ...

Читать дальше...

Новое здание Балтийского вокзала и площадь перед ним. Иллюстрация из журнала "Pilt ja Sõna" 1946 год.

От орденского выгона до привокзальной площади: метаморфозы окрестностей главной станции Таллина

Желание городских властей благоустроить окрестности Балтийского вокзала — повод вспомнить о том, как обрели они нынешний, говоря откровенно, — не ...

Читать дальше...

В Таллине у пяти дорог

Кто едет по горам и морям и подвергает опасности жизнь и тело, и имущество, не страшится разбойников и бродяг, пожирающих ...

Читать дальше...

Встреча Александра Керенского на площади перед Балтийским вокзалом в Ревеле.

«Русская демократия на эстонской земле»: как министр Керенский в Ревель приезжал

Ровно сто лет назад столицу Эстонии посетил с официальным визитом Александр Федорович Керенский — одна из ключевых фигур февральской революции. Формально ...

Читать дальше...

Цветник на Мусумяги и вид с горки в сторону Пярнуского шоссе. Открытка начала XX века.

От бастиона до романтического сквера: как в Таллине горка у Вируских ворот Поцелуевой стала

Десять лет назад самая «весенняя» горка столицы Эстонии закрепила свое бывшее до этого народным прозвище в качестве официального названия. Скульптуры «Миг ...

Читать дальше...

Баня «Койду» в начале восьмидесятых годов прошлого столетия.

«Трехэтажные термы» Лийзы Борн: легендарная баня на улице Койду в Таллине

Самая роскошная общественная баня довоенного Таллинна была построена... бывшей торговкой рыбой. Современному таллиннцу, вне зависимости от его помывочных пристрастий, словосочетание «баня ...

Читать дальше...

Фойе кинотеатра «Гелиос» после реконструкции 1934 года в духе функционализма и льготный билет на балкон зрительного зала.

«Пассаж», «Рекорд», «Гелиос», «Октообер»: век биографии легендарного таллинского кинотеатра

Бесхозный зал в двух шагах от самого сердца исторического центра Таллинна был некогда одним из самых фешенебельных кинотеатров столицы. Ровно сто ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!