А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
На улице Ратаскаеву, (Колодезная улица), можно увидеть старый колодец, в котором, по преданию, живет страшный гоблин. Когда-то ему на съедение жители бросали в колодец кошек.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1134 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Бесхозный зал в двух шагах от самого сердца исторического центра Таллинна был некогда одним из самых фешенебельных кинотеатров столицы.

Ровно сто лет назад — в последний день зимы 1917 года — двери перед зрителями распахнул синематограф «Пассаж».

Фойе кинотеатра «Гелиос» после реконструкции 1934 года в духе функционализма и льготный билет на балкон зрительного зала.

Фойе кинотеатра «Гелиос» после реконструкции 1934 года в духе функционализма и льготный билет на балкон зрительного зала.

Одного из немногих (если и не вовсе единственного), который умудрился проработать при всех, без исключения, режимах, правивших на территории современной Эстонии в XX веке.

Один день — при царе, десять месяцев — при временном правительстве. Потом — при большевиках, кайзере, независимости, советах, нацистах, вновь при советах, в восстановленной ЭР…

Менялись владельцы, названия, декор интерьеров. Неизменным оставалось главное: популярность у таллиннцев, обусловленная как удачным расположением, так и комфортом зрительного зала и фойе.

Вход со двора

К концу второго десятилетия прошлого столетия «великий немой» стал для жителей Ревеля привычным элементом досуга.

Большая часть кинотеатров, размещалась, правда, в случайных, наскоро приспособленных для показа фильмов помещениях, но первые специально предназначенные для этого здания были построены.

На улице Айа парил уже над вытянутым фасадом бронзовый орел с молочным шаром фонаря в клюве — вывеска синематографа «Казино». На бульваре Мере высилась громада «Гранд-Марины». В начале Нарвского шоссе тянулся купол «Форума».

Отыскать «Пассаж», по сравнению с ними, было делом непростым. Заполонившая накануне его открытия полосы местных газет реклама подробно разъясняла: Глиняная, то бишь — Виру, дом под номером 4, вход — под арку, в самой глубине второго двора.

Подобное расположение — впрочем, как и название самого кинотеатра, — не было случайностью. Он действительно располагался в пассаже — современным языком говоря, торгово-развлекательном центре. Точнее — должен был располагаться.

Название синематографа напоминало о проектах строительства в Ревеле пассажа. Еще в 1912 году недвижимость между улицами Виру, Карья и Сауна приобрели торговцы мануфактурой и готовой одеждой Герман Гуткин и Илья Зунделевич — с целью построить первый в Ревеле универсальный магазин современного типа.

Проект был заказан у финских зодчих В. Шьестрема и В. Пальмквиста. Он был опубликован в архитектурных изданиях, но грянула Первая мировая война и завораживающие своим размахом планы так и остались на бумаге.

Всё, что удалось возвести, — коробку стен будущего кинотеатра он был изначально предусмотрен частью комплекса Её-то и приобрел в 1915 году некто X. Кронталь — владелец летнего ресторана на горке Харью.

Почти два года потребовалось в непростую военную пору, чтобы довести его до рабочего состояния. Но результат, судя по всему, получился достойным — по свидетельствам репортеров.

Налет футуризма

«Еще одним новым полнилась многочисленная уже семья таллиннских кинотеатров: «Пассажем», — писала 1 марта 1917 года газета «Tallinna Teataja». — Оно приятно внешне и полно чувства домашнего уюта внутри.

Зрительный зал — светлый, оборудованный системой очистки воздуха и просторный: он вмещает примерно пятьсот кресел. Стены украшают росписи, выполненные художником Пеэтом Ареном, общим числом — шестнадцать.

Изображающие веселые происшествия из повседневной жизни и их последствия, они выполнены в манере настолько «радикального модерна», что, по воле или, может, уж против воли художника, даже оставляют впечатление налета футуризма».

Восхищаясь современным и даже отчасти непривычно смелым для вкусов губернского города внутренним дизайном, издание полагало, что обошлось оно в кругленькую сумму и наверняка было самым выгодным заказом для живописца.

Не поскупился хозяин нового кинотеатра и на музыкальное сопровождение: немые еще в ту пору ленты показывались не под дребезжание пианино, а под музыку «достойного исключительного восхищения полного струнного оркестра».
Отмечали газетчики и четкость изображения на экране — хотя во время премьерного показа не обошлось без курьезного происшествия: о нем в тридцатые годы вспоминал один из пионеров эстонского кино, киномеханик Рихард Саарман.

Росписи были заказаны у художника круга петербургского «Мира искусства». «Хозяин, словно корчмарь, подошел к аппарату с открытой бутылью коньяка в руках, — рассказывал он. — Я подумал, он собирается меня угостить. Но план у него был иной — слегка «спрыснуть» благое начинание буквально.

Кронталь плеснул три стакана на проектор. Жидкость попала на пленку и текст поплыл. Так что пришлось актерам играть на экране анонимно — без названия ленты и исполнителей ролей…»

Ничто не менялось в первой трети XX века с такой быстротой, как пристрастия и вкусы публики: то, что совсем недавно виделось последним словом моды, вскоре оказывалось дремучим анахронизмом.

Росписи Арена — художника, близкого к петербургскому объединению «Мир искусства», пронизанные духом комедии дель-арте, всего каких-то десять лет спустя после открытия кинотеатра были безжалостно удалены.

В 1927 году у «Пассажа» сменился владелец: им стала компания Estonia Film, претендующая на роль национального киноконцерна. Былое название вскоре сменилось на «Рекорд», потом на «Новый Рекорд», затем — на «Гелиос».

Имя античного бога Солнца пришлось кстати: новый интерьер кинотеатра, радикально реконструированный по проекту архитектора Эдгара Йоханна Куузика в духе функционализма, действительно, казался наполнен натуральным солнечным светом.

Здание увеличилось в объеме — прежде всего за счет пристройки к зрительному залу помещений фойе и кинопрокатной конторы. В самом зале появился балкон, огнеупорные стены и лестница для экстренной эвакуации посетителей.

В газетах, правда, несколько посокрушались по поводу «аскетичной функциональности» и «коробчатой архитектуры» здания, но не могли не признать — кинотеатр перестроен «по последним зарубежным образцам».

Обновленный в 1939 году еще раз по проекту того же Куузика кинотеатр получил статус представительского: он попал на страницы «Альманаха эстонских архитекторов» в качестве эталона для подражания.

Жаль только, что, приступая к перестройке, архитектор не догадался отдать распоряжение заснять прежние интерьеры: кинозалы с декором в духе модерна не сохранились в Эстонии даже на фотоснимках…

Иные имена

Годы Второй мировой войны ни для кого не прошли в Таллинне бесследно. Для столичных кинотеатров — в особенности.

При отступлении из города РККА в августе сорок первого сгорела «Гранд-Марина» на месте нынешнего РКЦ. В марте сорок четвертого под бомбами погибли «Амор», «Кунгла», «Модерн».

Самый фешенебельный кинозал города уцелел, но функции свои навсегда утратил: сначала в «Глорию-Паллас» на площади Вабадузе въехала труппа театра «Эстония», затем — Русского драматического.

Для «Гелиоса» настала золотая пора единственное уцелевшее кино представительского класса, он, по умолчанию, стал в послевоенные годы для столицы Эстонской ССР «храмом самого массового из искусств» номер один. Имя солнечного божества древней Эллады стало несколько неуместным. Ломать голову над новым, подходящим эпохе и статусу именем долго не пришлось: в год тридцатилетия — своего и революции — кинотеатр стал называться «Октообер».

Сорок последующих лет громкое имя всё больше и больше становилось для него единственным утешением: конкуренты дышали в затылок. В 1955 году открылся кинотеатр «Сыпруc», в 1964 году — «Космос».

Право премьерного показа негласно перешло к ним — более просторным и современным. Но на отсутствие зрителей «Октообер» тоже не жаловался: очередь за билетами, бывало, стояла до улицы Виру.

Так продолжалось до начала девяностых годов: на каком-то этапе показалось, что видеомагнитофон и телевизор одержали окончательную победу над кинопроектором и полотняным экраном.

Имя божества для главного кино столицы ЭССР сочли неуместным. Не помогло даже возвращение «последнего» исторического названия: ставший в 1988-м году вновь «Гелиосом» прежний «Октообер» закрылся через семь лет — тихо и незаметно.

***

За последние пятнадцать лет в Таллинне выросло поколение, которое не помнит не только «советское» название «Гелиоса», но и не догадывается о существовании самого кинотеатра Может быть, нынешний год столетнего юбилея станет, наконец, мигом пробуждения легендарного кино от затянувшегося «летаргического сна». И возрождения его — пускай и в новом облике?!

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Мужик обеспечивает пернатых кормом. Март 2018. Таллин, Ратушная площадь.

Мужик обеспечивает пернатых кормом. Март 2018. Таллин, Ратушная площадь. Чайки, любовь и голуби в Средневековом Таллине. Март 2018 года. Мужик обеспечивает ...

Читать дальше...

Аномальная зона в Таллине. Ратушную площадь располовининло снегом!

Аномальная зона в Таллине. Ратушную площадь располовининло снегом! Март 2018 года. Сторона Тепла, и Сторона Холода.    

Читать дальше...

Ратман Якоб Иоганн фон Гонзиор и его супруга Амалия Констанция. Снимок шестидесятых годов позапрошлого столетия.

Наследие ратмана Якоба Гонзиора: фонд, улица, социальное жилье в Ревеле

Начало очередного ремонта одной из основных магистралей центра столицы заставляет вновь вспомнить человека, которого величали «таллиннским Рокфеллером». Корреспондент издания "Esmaspäev", присвоивший ...

Читать дальше...

Таллин: В Старый Город пришла Весна!

В Старый Город пришла Весна! Наши таллинские красавицы вместе с Городским Стражником поднимают настроение. Автор видеоблога «Переулки.Таллин»: http://ee.dobro.ee Linda Ronstadt - You're ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В 1940 году, после вхождения Эстонии в Советский Союз, Нымме был присоединен к Таллинну на правах района. Разговоры о восстановлении статуса города велись в начале 80-х годов, но то время жители побоялись лишиться снабжения, полагающегося столице союзной республики. Сегодня представить себе Таллинн без Нымме уже невозможно. Как и Нымме – без Таллинна.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!