А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Есть города, которые искусственно создают вокруг себя мифы, легенды, надуманные традиции, спешно заворачиваясь в них, скрывая свою молодость-зеленость. Таллинн - полная их противоположность. Он буквально задыхается под комом накрученных на него легенд и мифов. Ну как не развесить уши, слушая легенду о удачливом аптекаре, устроившем у себя в аптеке первый в мире "мужской клуб", просто наклеив на бутылки с вином этикетки от лекарств, когда эта самая аптека перед тобой: она работает аж с 1422 года, и ей владеет десятое поколение того самого аптекаря. Как не поверить про "свадьбу чёрта и нечистую квартиру", когда вот они, давно занавешенные окна этой квартиры, в которой никто не живёт и вот оно, уже сотню с гаком лет публикуемое в местной газете объявление о продаже, на которое никакой здравомыслящий человек не купится.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Самая роскошная общественная баня довоенного Таллинна была построена… бывшей торговкой рыбой.

Современному таллиннцу, вне зависимости от его помывочных пристрастий, словосочетание «баня Койду» не говорит ровным счет ничего.

Баня «Койду» в начале восьмидесятых годов прошлого столетия.

Баня «Койду» в начале восьмидесятых годов прошлого столетия.

Мекка для любителей пара с веником и архитектурная доминанта одной из основных магистралей столицы — Пярнуского шоссе, она сгинула без следа ровно тридцать пять лет назад.
Бывшая рыночная торговка стала соучредителем Эстонской рыболовецкой палаты.
Еще полувеком ранее — 19 марта 1937 года — здание в духе представительного функционализма распахнуло перед таллиннцами двери. Сразу же став поводом для разговоров и газетных статей.

Было о чем поговорить: владелицей четырехэтажной каменной постройки, возведенной по проекту популярнейшего в ту пору архитектора Эугена Захариуса, была горожанка, в буквальном смысле «сделавшая себя сама».

Миллионер с рынка

К ходовым языкам Таллинна восьмидесятилетний давности английский не относился, а потому словосочетание «self-made man» было широкой общественности, скорее всего, не известно.

Обстоятельство это отнюдь не говорит, что энергичных и предприимчивых личностей, попадающих под данное определение целиком и полностью, в ту пору в Эстонии не было — скорее, наоборот.

Лийза Каттел, ставшая знаменитой под фамилией мужа Борн, относилась к их числу. Родившись на острове Хийумаа в самом конце 1882 года, она поселилась в столице в зрелом возрасте, но сумела покорить ее.

Еще в начале тридцатых годов Лийза Борн всплывает на страницах газет как рядовая рыночная торговка: настойчиво и упорно судилась с соседом по рыбному ряду, самовольно присвоившим ее торговое место и ящики для товара

Казалось бы, у нее были все шансы остаться одной из множества типажей Центрального рынка, шумевшего в ту пору под стенами «Эстонии», — если бы не события на противоположном, западном побережье Балтийского моря.

«Рачья чума» — повальная болезнь — свела число членистоногих во внутренних водоемах Швеции к критическому минимуму. Для страны, лето в которой невозможно представить без Праздника ловли раков, это было равнозначно катастрофе.
Вычитала Лийза о беде, посетившей соседей-шведов, из газет или узнала каким-то иным путем — неведомо. Но на колебания рыночной конъюнктуры таллиннская торговка рыбой среагировала оперативно и грамотно.

Скупка эстонских раков и перепродажа их в Швецию стала золотой жилой. За считанные годы Борн превратилась в ведущего экспортера: в 1936 году ее фамилия среди учредителей Палаты рыботорговцев.

Завистливые языки сколько угодно могли именовать Лийзу «рачьей королевой»: она стала героем газетных полос — и не только сенсационных материалов под заголовками вроде «Миллионеры с рынка».

Первенец двадцатилетия

«За двадцать лет независимости на Большом Пярнуском шоссе не построено ни одного нового дома!» — патетично сокрушалась весной 1936 года газета «Uus Eesti».

Была в этих строчках доля преувеличения: и двадцатилетие провозглашения эстонской государственности на момент публикации еще не наступило, и строительство, конечно, велось.

Правда, неказистые деревянные двухэтажки, выросшие на территории предместий Тонди и Китсекюла, облику города столичного масштаба, конечно же, прибавить способны не были.

Фасад «главной улицы» формально начал формироваться не от центра Таллинна — площади Вабадузе, а с противоположной стороны, от пересечения дороги на Пярну с насыпью железнодорожного полотна. Именно здесь, на углу с улицей Койду, в самом конце весны 1936 года был заложен фундамент будущей новостройки: амбициям столицы государства она отвечала как по масштабу и материалу, так и по внешнему облику.

Владелицей земельного участка и возводимой постройки была Лийза Борн — сама биография ее, кажется, была идеальной иллюстрацией к тому, чего может достичь в молодом государстве его предприимчивая гражданка.

Предприимчивость и расчет не изменили госпоже Борн и во время дебюта в новом для нее амплуа домовладельца: здание должно было стать многофункциональным. Верхний этаж — почти что «пентхауз» — жилой, три нижних — коммерческие.

Репортерам Лийза говорила, что совместить доходный дом с баней подтолкнуло ее отсутствие последней в ближайших окрестностях — равно как и дефицит индивидуальных ванн у окрестных жильцов.

Но что-то подсказывает, что решение владелица принимала с расчетом не только на них, но и на всех любителей банного отдыха, — проектировалось явно не рядовое «помывочное заведение».

Никель и стекло

Хотя сама биография Лийзы Борн — страница в истории становления современного общества, открывалась принадлежавшая ей баня по-старинке — с приглашением священника.

Похоже, это была единственная дань традиции: судя по газетным публикациям, само заведение было обустроено по последнему слову современной банной индустрии и отвечало новейшим требованиям.

«Освященная вечером в пятницу пастором Кубу и открывающаяся сегодня для всеобщего пользования баня по адресу: Пярнуское шоссе, 96 относится к числу лучших в городе, — авторитетно заверяла читателей газета «Waba Maa». — Помимо общего помывочного отделения и отдельных номеров в ней также имеется русская и римская парные, а также небольшая парилка, которую в начале рабочей недели можно использовать при покупке индивидуальных «кабинетов».

Газетчики сравнивали заведение не с баней, а почти что с римскими термами.

Корреспондент «Uus Eesti» счел необходимым отметить наличие плавательного бассейна, обилие душевых кабин, которые помогут избежать очередей из желающих ополоснуться и «сидячие паровые шкафы» для любителей особо сильного жара.

«Uudisleht», в свою очередь, отмечала рациональную внутреннюю планировку помещений, стильную мебель в раздевалках и массажных кабинетах, высокие потолки в отделениях для приема расслабляющих и лечебных ванн.

Конкурент на ниве «народных изданий» — газета «Rahvaleht» — подчеркивала интерьерам и качеством предоставляемых услуг заведение Лийзы Борн похоже, скорее, не на баню, а на подлинные античные термы.

«Повсюду обилие керамической плитки. Щедро использованы в отделке также никель и стекло, что производит впечатление самого современного интерьера», — резюмировала «Uus Eesti».

Градостроительная судьба

Работавшая шесть дней в неделю с десяти утра до десяти вечера баня быстро обрела преданных поклонников.

Любителей почувствовать себя «без пяти минут всамделишными патрициями» не отпугивал даже относительно высокий прейскурант: час в индивидуальном кабинете обходился в полторы кроны.

Зато цены на общее отделение были даже несколько ниже, чем у конкурентов: тридцать пять сентов за посещение русской бани, пятьдесят — за римскую с бассейном. Детский билет стоил и вовсе пятнадцать сентов.

С включением Эстонии в состав Советского Союза баню, как водится, национализировали. Но на популярности политические пертурбации не сказались: работала она и при большевиках, и при нацистах, и вновь в ЭССР.

Точку в истории успевшего стать для таллиннцев легендарным заведения поставила отнюдь не политика и даже не экономика. Скорее — темпы урбанизации столицы. Если быть совсем точным — увеличение транспортного потока на Пярнуском шоссе.

Тоннель под местом его пересечения с железной дорогой впервые намеревались построить еще до войны, но в пятидесятые годы склонились к варианту строительства виадука для трамваев и автомобильного транспорта. Готов он был в 1959 году.

Спроектированный без должного опыта, он оказался не застрахован от ошибок: въезжать на мост, особенно в гололедицу и слякоть, было непросто: слишком уж крут и стремительным оказался подъем «в горку».

К концу семидесятых стало ясно — придется строить новый путепровод — с более пологим въездом. Для сооружения его было необходимо место — и дома на углу Койду и Пярнуского шоссе пошли под слом.

Дом на углу Пярну маантеэ и улицы Койду планировали не ломать, а передвинуть.

Главный архитектор столицы Дмитрий Брунс, впрочем, предлагал не сносить капитальные постройки, а передвинуть их с трассы будущего строительства, но идея у властей поддержки не нашла.

А зря! Ведь будь реализован его проект, таллиннцы могли бы похвастаться банным комплексом с необычной биографией и еще более причудливой градостроительной судьбой.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Ходила о пригорке Тынисмяги, легенда, вернее притча о привидениях. Водились эти привидения в несколько необычном месте – в колодце. В великую засуху 1674 года с колодцем произошло нечто непонятное: вода в нем вдруг закипела, забурлила, заклокотала. Два человека, попытавшихся спуститься на дно колодца по лестнице, так там и остались. Русалки затянули под воду, решили люди. Третий, спустившийся в колодец, обвязавшись веревкой, только и смог что вымолвить, когда его вытащили наверх: «Привидения»! Отцы города не нашли ничего лучшего как засыпать колодец и установить на его месте крест. Нечисть этого не снесла и сгинула куда-то.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!