Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Раз в год из заброшенного колодца в центре Таллинна выходит водяной и задает первому встречному вопрос: "Достроен ли город?" И если хоть кто-то ответит: "Да", случится беда -- водяной затопит всю местность. Поэтому горожане из века в век твердят одно: старый Таллинн будет достраиваться вечно.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Самая роскошная общественная баня довоенного Таллинна была построена… бывшей торговкой рыбой.

Современному таллиннцу, вне зависимости от его помывочных пристрастий, словосочетание «баня Койду» не говорит ровным счет ничего.

Баня «Койду» в начале восьмидесятых годов прошлого столетия.

Баня «Койду» в начале восьмидесятых годов прошлого столетия.

Мекка для любителей пара с веником и архитектурная доминанта одной из основных магистралей столицы — Пярнуского шоссе, она сгинула без следа ровно тридцать пять лет назад.
Бывшая рыночная торговка стала соучредителем Эстонской рыболовецкой палаты.
Еще полувеком ранее — 19 марта 1937 года — здание в духе представительного функционализма распахнуло перед таллиннцами двери. Сразу же став поводом для разговоров и газетных статей.

Было о чем поговорить: владелицей четырехэтажной каменной постройки, возведенной по проекту популярнейшего в ту пору архитектора Эугена Захариуса, была горожанка, в буквальном смысле «сделавшая себя сама».

Миллионер с рынка

К ходовым языкам Таллинна восьмидесятилетний давности английский не относился, а потому словосочетание «self-made man» было широкой общественности, скорее всего, не известно.

Обстоятельство это отнюдь не говорит, что энергичных и предприимчивых личностей, попадающих под данное определение целиком и полностью, в ту пору в Эстонии не было — скорее, наоборот.

Лийза Каттел, ставшая знаменитой под фамилией мужа Борн, относилась к их числу. Родившись на острове Хийумаа в самом конце 1882 года, она поселилась в столице в зрелом возрасте, но сумела покорить ее.

Еще в начале тридцатых годов Лийза Борн всплывает на страницах газет как рядовая рыночная торговка: настойчиво и упорно судилась с соседом по рыбному ряду, самовольно присвоившим ее торговое место и ящики для товара

Казалось бы, у нее были все шансы остаться одной из множества типажей Центрального рынка, шумевшего в ту пору под стенами «Эстонии», — если бы не события на противоположном, западном побережье Балтийского моря.

«Рачья чума» — повальная болезнь — свела число членистоногих во внутренних водоемах Швеции к критическому минимуму. Для страны, лето в которой невозможно представить без Праздника ловли раков, это было равнозначно катастрофе.
Вычитала Лийза о беде, посетившей соседей-шведов, из газет или узнала каким-то иным путем — неведомо. Но на колебания рыночной конъюнктуры таллиннская торговка рыбой среагировала оперативно и грамотно.

Скупка эстонских раков и перепродажа их в Швецию стала золотой жилой. За считанные годы Борн превратилась в ведущего экспортера: в 1936 году ее фамилия среди учредителей Палаты рыботорговцев.

Завистливые языки сколько угодно могли именовать Лийзу «рачьей королевой»: она стала героем газетных полос — и не только сенсационных материалов под заголовками вроде «Миллионеры с рынка».

Первенец двадцатилетия

«За двадцать лет независимости на Большом Пярнуском шоссе не построено ни одного нового дома!» — патетично сокрушалась весной 1936 года газета «Uus Eesti».

Была в этих строчках доля преувеличения: и двадцатилетие провозглашения эстонской государственности на момент публикации еще не наступило, и строительство, конечно, велось.

Правда, неказистые деревянные двухэтажки, выросшие на территории предместий Тонди и Китсекюла, облику города столичного масштаба, конечно же, прибавить способны не были.

Фасад «главной улицы» формально начал формироваться не от центра Таллинна — площади Вабадузе, а с противоположной стороны, от пересечения дороги на Пярну с насыпью железнодорожного полотна. Именно здесь, на углу с улицей Койду, в самом конце весны 1936 года был заложен фундамент будущей новостройки: амбициям столицы государства она отвечала как по масштабу и материалу, так и по внешнему облику.

Владелицей земельного участка и возводимой постройки была Лийза Борн — сама биография ее, кажется, была идеальной иллюстрацией к тому, чего может достичь в молодом государстве его предприимчивая гражданка.

Предприимчивость и расчет не изменили госпоже Борн и во время дебюта в новом для нее амплуа домовладельца: здание должно было стать многофункциональным. Верхний этаж — почти что «пентхауз» — жилой, три нижних — коммерческие.

Репортерам Лийза говорила, что совместить доходный дом с баней подтолкнуло ее отсутствие последней в ближайших окрестностях — равно как и дефицит индивидуальных ванн у окрестных жильцов.

Но что-то подсказывает, что решение владелица принимала с расчетом не только на них, но и на всех любителей банного отдыха, — проектировалось явно не рядовое «помывочное заведение».

Никель и стекло

Хотя сама биография Лийзы Борн — страница в истории становления современного общества, открывалась принадлежавшая ей баня по-старинке — с приглашением священника.

Похоже, это была единственная дань традиции: судя по газетным публикациям, само заведение было обустроено по последнему слову современной банной индустрии и отвечало новейшим требованиям.

«Освященная вечером в пятницу пастором Кубу и открывающаяся сегодня для всеобщего пользования баня по адресу: Пярнуское шоссе, 96 относится к числу лучших в городе, — авторитетно заверяла читателей газета «Waba Maa». — Помимо общего помывочного отделения и отдельных номеров в ней также имеется русская и римская парные, а также небольшая парилка, которую в начале рабочей недели можно использовать при покупке индивидуальных «кабинетов».

Газетчики сравнивали заведение не с баней, а почти что с римскими термами.

Корреспондент «Uus Eesti» счел необходимым отметить наличие плавательного бассейна, обилие душевых кабин, которые помогут избежать очередей из желающих ополоснуться и «сидячие паровые шкафы» для любителей особо сильного жара.

«Uudisleht», в свою очередь, отмечала рациональную внутреннюю планировку помещений, стильную мебель в раздевалках и массажных кабинетах, высокие потолки в отделениях для приема расслабляющих и лечебных ванн.

Конкурент на ниве «народных изданий» — газета «Rahvaleht» — подчеркивала интерьерам и качеством предоставляемых услуг заведение Лийзы Борн похоже, скорее, не на баню, а на подлинные античные термы.

«Повсюду обилие керамической плитки. Щедро использованы в отделке также никель и стекло, что производит впечатление самого современного интерьера», — резюмировала «Uus Eesti».

Градостроительная судьба

Работавшая шесть дней в неделю с десяти утра до десяти вечера баня быстро обрела преданных поклонников.

Любителей почувствовать себя «без пяти минут всамделишными патрициями» не отпугивал даже относительно высокий прейскурант: час в индивидуальном кабинете обходился в полторы кроны.

Зато цены на общее отделение были даже несколько ниже, чем у конкурентов: тридцать пять сентов за посещение русской бани, пятьдесят — за римскую с бассейном. Детский билет стоил и вовсе пятнадцать сентов.

С включением Эстонии в состав Советского Союза баню, как водится, национализировали. Но на популярности политические пертурбации не сказались: работала она и при большевиках, и при нацистах, и вновь в ЭССР.

Точку в истории успевшего стать для таллиннцев легендарным заведения поставила отнюдь не политика и даже не экономика. Скорее — темпы урбанизации столицы. Если быть совсем точным — увеличение транспортного потока на Пярнуском шоссе.

Тоннель под местом его пересечения с железной дорогой впервые намеревались построить еще до войны, но в пятидесятые годы склонились к варианту строительства виадука для трамваев и автомобильного транспорта. Готов он был в 1959 году.

Спроектированный без должного опыта, он оказался не застрахован от ошибок: въезжать на мост, особенно в гололедицу и слякоть, было непросто: слишком уж крут и стремительным оказался подъем «в горку».

К концу семидесятых стало ясно — придется строить новый путепровод — с более пологим въездом. Для сооружения его было необходимо место — и дома на углу Койду и Пярнуского шоссе пошли под слом.

Дом на углу Пярну маантеэ и улицы Койду планировали не ломать, а передвинуть.

Главный архитектор столицы Дмитрий Брунс, впрочем, предлагал не сносить капитальные постройки, а передвинуть их с трассы будущего строительства, но идея у властей поддержки не нашла.

А зря! Ведь будь реализован его проект, таллиннцы могли бы похвастаться банным комплексом с необычной биографией и еще более причудливой градостроительной судьбой.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!