А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Раз в год из заброшенного колодца в центре Таллинна выходит водяной и задает первому встречному вопрос: "Достроен ли город?" И если хоть кто-то ответит: "Да", случится беда -- водяной затопит всю местность. Поэтому горожане из века в век твердят одно: старый Таллинн будет достраиваться вечно.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1272 posts
    • 4 comments
    • 33 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 235 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Самая роскошная общественная баня довоенного Таллинна была построена… бывшей торговкой рыбой.

Современному таллиннцу, вне зависимости от его помывочных пристрастий, словосочетание «баня Койду» не говорит ровным счет ничего.

Баня «Койду» в начале восьмидесятых годов прошлого столетия.

Баня «Койду» в начале восьмидесятых годов прошлого столетия.

Мекка для любителей пара с веником и архитектурная доминанта одной из основных магистралей столицы — Пярнуского шоссе, она сгинула без следа ровно тридцать пять лет назад.
Бывшая рыночная торговка стала соучредителем Эстонской рыболовецкой палаты.
Еще полувеком ранее — 19 марта 1937 года — здание в духе представительного функционализма распахнуло перед таллиннцами двери. Сразу же став поводом для разговоров и газетных статей.

Было о чем поговорить: владелицей четырехэтажной каменной постройки, возведенной по проекту популярнейшего в ту пору архитектора Эугена Захариуса, была горожанка, в буквальном смысле «сделавшая себя сама».

Миллионер с рынка

К ходовым языкам Таллинна восьмидесятилетний давности английский не относился, а потому словосочетание «self-made man» было широкой общественности, скорее всего, не известно.

Обстоятельство это отнюдь не говорит, что энергичных и предприимчивых личностей, попадающих под данное определение целиком и полностью, в ту пору в Эстонии не было — скорее, наоборот.

Лийза Каттел, ставшая знаменитой под фамилией мужа Борн, относилась к их числу. Родившись на острове Хийумаа в самом конце 1882 года, она поселилась в столице в зрелом возрасте, но сумела покорить ее.

Еще в начале тридцатых годов Лийза Борн всплывает на страницах газет как рядовая рыночная торговка: настойчиво и упорно судилась с соседом по рыбному ряду, самовольно присвоившим ее торговое место и ящики для товара

Казалось бы, у нее были все шансы остаться одной из множества типажей Центрального рынка, шумевшего в ту пору под стенами «Эстонии», — если бы не события на противоположном, западном побережье Балтийского моря.

«Рачья чума» — повальная болезнь — свела число членистоногих во внутренних водоемах Швеции к критическому минимуму. Для страны, лето в которой невозможно представить без Праздника ловли раков, это было равнозначно катастрофе.
Вычитала Лийза о беде, посетившей соседей-шведов, из газет или узнала каким-то иным путем — неведомо. Но на колебания рыночной конъюнктуры таллиннская торговка рыбой среагировала оперативно и грамотно.

Скупка эстонских раков и перепродажа их в Швецию стала золотой жилой. За считанные годы Борн превратилась в ведущего экспортера: в 1936 году ее фамилия среди учредителей Палаты рыботорговцев.

Завистливые языки сколько угодно могли именовать Лийзу «рачьей королевой»: она стала героем газетных полос — и не только сенсационных материалов под заголовками вроде «Миллионеры с рынка».

Первенец двадцатилетия

«За двадцать лет независимости на Большом Пярнуском шоссе не построено ни одного нового дома!» — патетично сокрушалась весной 1936 года газета «Uus Eesti».

Была в этих строчках доля преувеличения: и двадцатилетие провозглашения эстонской государственности на момент публикации еще не наступило, и строительство, конечно, велось.

Правда, неказистые деревянные двухэтажки, выросшие на территории предместий Тонди и Китсекюла, облику города столичного масштаба, конечно же, прибавить способны не были.

Фасад «главной улицы» формально начал формироваться не от центра Таллинна — площади Вабадузе, а с противоположной стороны, от пересечения дороги на Пярну с насыпью железнодорожного полотна. Именно здесь, на углу с улицей Койду, в самом конце весны 1936 года был заложен фундамент будущей новостройки: амбициям столицы государства она отвечала как по масштабу и материалу, так и по внешнему облику.

Владелицей земельного участка и возводимой постройки была Лийза Борн — сама биография ее, кажется, была идеальной иллюстрацией к тому, чего может достичь в молодом государстве его предприимчивая гражданка.

Предприимчивость и расчет не изменили госпоже Борн и во время дебюта в новом для нее амплуа домовладельца: здание должно было стать многофункциональным. Верхний этаж — почти что «пентхауз» — жилой, три нижних — коммерческие.

Репортерам Лийза говорила, что совместить доходный дом с баней подтолкнуло ее отсутствие последней в ближайших окрестностях — равно как и дефицит индивидуальных ванн у окрестных жильцов.

Но что-то подсказывает, что решение владелица принимала с расчетом не только на них, но и на всех любителей банного отдыха, — проектировалось явно не рядовое «помывочное заведение».

Никель и стекло

Хотя сама биография Лийзы Борн — страница в истории становления современного общества, открывалась принадлежавшая ей баня по-старинке — с приглашением священника.

Похоже, это была единственная дань традиции: судя по газетным публикациям, само заведение было обустроено по последнему слову современной банной индустрии и отвечало новейшим требованиям.

«Освященная вечером в пятницу пастором Кубу и открывающаяся сегодня для всеобщего пользования баня по адресу: Пярнуское шоссе, 96 относится к числу лучших в городе, — авторитетно заверяла читателей газета «Waba Maa». — Помимо общего помывочного отделения и отдельных номеров в ней также имеется русская и римская парные, а также небольшая парилка, которую в начале рабочей недели можно использовать при покупке индивидуальных «кабинетов».

Газетчики сравнивали заведение не с баней, а почти что с римскими термами.

Корреспондент «Uus Eesti» счел необходимым отметить наличие плавательного бассейна, обилие душевых кабин, которые помогут избежать очередей из желающих ополоснуться и «сидячие паровые шкафы» для любителей особо сильного жара.

«Uudisleht», в свою очередь, отмечала рациональную внутреннюю планировку помещений, стильную мебель в раздевалках и массажных кабинетах, высокие потолки в отделениях для приема расслабляющих и лечебных ванн.

Конкурент на ниве «народных изданий» — газета «Rahvaleht» — подчеркивала интерьерам и качеством предоставляемых услуг заведение Лийзы Борн похоже, скорее, не на баню, а на подлинные античные термы.

«Повсюду обилие керамической плитки. Щедро использованы в отделке также никель и стекло, что производит впечатление самого современного интерьера», — резюмировала «Uus Eesti».

Градостроительная судьба

Работавшая шесть дней в неделю с десяти утра до десяти вечера баня быстро обрела преданных поклонников.

Любителей почувствовать себя «без пяти минут всамделишными патрициями» не отпугивал даже относительно высокий прейскурант: час в индивидуальном кабинете обходился в полторы кроны.

Зато цены на общее отделение были даже несколько ниже, чем у конкурентов: тридцать пять сентов за посещение русской бани, пятьдесят — за римскую с бассейном. Детский билет стоил и вовсе пятнадцать сентов.

С включением Эстонии в состав Советского Союза баню, как водится, национализировали. Но на популярности политические пертурбации не сказались: работала она и при большевиках, и при нацистах, и вновь в ЭССР.

Точку в истории успевшего стать для таллиннцев легендарным заведения поставила отнюдь не политика и даже не экономика. Скорее — темпы урбанизации столицы. Если быть совсем точным — увеличение транспортного потока на Пярнуском шоссе.

Тоннель под местом его пересечения с железной дорогой впервые намеревались построить еще до войны, но в пятидесятые годы склонились к варианту строительства виадука для трамваев и автомобильного транспорта. Готов он был в 1959 году.

Спроектированный без должного опыта, он оказался не застрахован от ошибок: въезжать на мост, особенно в гололедицу и слякоть, было непросто: слишком уж крут и стремительным оказался подъем «в горку».

К концу семидесятых стало ясно — придется строить новый путепровод — с более пологим въездом. Для сооружения его было необходимо место — и дома на углу Койду и Пярнуского шоссе пошли под слом.

Дом на углу Пярну маантеэ и улицы Койду планировали не ломать, а передвинуть.

Главный архитектор столицы Дмитрий Брунс, впрочем, предлагал не сносить капитальные постройки, а передвинуть их с трассы будущего строительства, но идея у властей поддержки не нашла.

А зря! Ведь будь реализован его проект, таллиннцы могли бы похвастаться банным комплексом с необычной биографией и еще более причудливой градостроительной судьбой.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Mündi Baar. Бар Лисья Нора в Таллине

Мюнди-бар, или по другому, - Лисья Нора. Каким он был в разные годы. На первом снимке, рядышком расположился бар. "Вяйке ...

Читать дальше...

1962 Tallinn Viru tänaval müüdi raamatuid, nüüd lilli samas kohas

Таллин. улица Виру. 1962 год.

Где ныне продают цветы, в близком 1962 году, имелся книжный развал. Источник: ajapaik.ee  

Читать дальше...

Работы по демонтажу памятника Петру Великому начались в ночь с 29 на 30 апреля 1922 года.

Работы по демонтажу начались 29 апреля 1922 года памятник Петру Великому, стоявший на Петровской площади Таллинна (ныне площадь Свободы). Памятник первому ...

Читать дальше...

Первые советские кинотеатры в Таллине

В интернете появилось познавательное видео про историю кинотеатров в Таллине, в советский период.   

Читать дальше...

Всё хорошо, Таллин 1992 / Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992

Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Всё хорошо, Таллин, 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992. Vennaskond "Kõik on hea". ...

Читать дальше...

Таллинская весна 1960 года. Столица Эстонии ровно 60 лет назад.

В том году, то есть ровно 60 лет назад, кардинально изменился облик таллиннского Певческого поля вследствие того, что было построено ...

Читать дальше...

Таксофоны.

ФОТО: Lembit Soonpere, Eesti Filmiarhiiv

Эстония в советские годы: вещи, о которых многие из нас уже не помнят

В то время, когда люди старшего поколения ищут свои трудовые книжки, молодым людям стоит напомнить о вещах и явлениях, которые ...

Читать дальше...

Интерьеры бастионных ходов Таллинна в наши дни – в той их части, где размещена экспозиция резных камней.

От казематов к музейным залам: вчера и сегодня бастионных ходов Таллина

Десять лет назад одним белым пятном на карте Таллинна стало меньше: для посетителей открылись подземные ходы, скрытые в недрах бывшего ...

Читать дальше...

Акварель Йоханнеса Хау, изображающая ул. Виру по направлению к Ратушной площади в 1830-х годах.

Восемь столетий Таллинна: век пятнадцатый, каменный

Век пятнадцатый – от основания же города третий – применительно к таллиннской истории по праву можно именовать «каменным». Не в том, ...

Читать дальше...

Раскрыт секрет двери Бременской башни в Таллинне. Оказалось, что ей 600 лет!

Результаты исследования показали, что внутренняя дверь таллиннской Бременской башни была изготовлена, вероятнее всего, в конце XIV – начале XV века. ...

Читать дальше...

Для поколения родителей Георг Отс – это еще и имя на борту парома хельсинской линии, для поколения детей – название мемориального трамвая маршрута Тонди-Кадриорг.

«Но есть у нас Таллинн…»: по столице с Георгом Отсом

Ровно сто лет тому назад - 21 марта 1920 – на свет появился Георг Отс: человек, которому при жизни стать ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!