А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Едва занимался рассвет, как по самым оживленным ныне улицам Таллинна, - Суур-Карья и Вяйке-Карья - устремлялся на пастбища скот. Названия улиц (Большая стадная и Малая стадная) живут по сей день, хотя скот горожане уже давно не держат.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Рождение озера Юлемисте: На берегу озера Юлемисте стоит и в наши дни господский дом поместья Мыйгу. Рассказывают, будто в стародавние времена на месте Юлемисте было помещичье поле, и что мол под водой до сих пор отчетливо видны каменные ограды, межевые камни. Дно озера хорошо просматривается, так как глубина его невелика.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Ровно сто лет назад столицу Эстонии посетил с официальным визитом Александр Федорович Керенский — одна из ключевых фигур февральской революции.

Формально — министр юстиции Временного правительства, по сути — новоявленный «вождь революционных масс», Керенский весной 1917 года мог ощущать себя в Ревеле триумфатором.

Его визит, по большому-то счету рабочий, обыденный, если вовсе не сказать — рутинный, сто лет назад был воспринят горожанами с неподдельным энтузиазмом.

Шутка ли: после посещения административного центра Эстляндской губернии политик должен был несколько дней держать правую руку на перевязи: так часто пожимали ее ревельцы…

Долгожданный гость

Встреча Александра Керенского на площади перед Балтийским вокзалом в Ревеле.

Встреча Александра Керенского на площади перед Балтийским вокзалом в Ревеле.

«Вероятно, ни один царский визит прежде не мог привлечь к себе такого количества народа, как приезд сюда министра юстиции Керенского, — писала газета «Tallinna Teataja». — Едва ли не с самого рассвета к зданию Балтийского вокзала стали стекаться таллиннцы: 9 апреля выпало в революционный год на воскресенье, так что поприветствовать столичного гостя смогли прийти и рабочие».

Среди них, а также в среде расквартированных в Ревеле матросов, почему-то существовала твердая уверенность: «вождь революции» прибудет в город с первым же петроградским поездом, в половине девятого утра.

Отсутствие Керенского среди его пассажиров отнюдь не обескуражило встречающих: услышав от станционного начальства, что прибытие ожидается только в 11.30, массы горожан приняли решение не расходиться, а терпеливо ждать.

Ожидание затягивалось. То и дело по взволнованной толпе полз шепот: состав задерживается на тридцать минут, на час, на час с четвертью. «Еще бы — соглашались в толпе. — Небось, на каждой промежуточной станции послушать Керенского охота!».

Знающие люди оказались правы: по крайней мере в Нарве, Раквере и Тапа министра упрашивали выйти из вагона и обратиться к местному населению с приветственными речами. До Ревеля поезд из столицы добрался только к часу пополудни.

Военный оркестр грянул приветственный марш. Керенский в сопровождении «ветерана» партии социалистов-революционеров Екатерины Брешко-Брешковской и французских парламентариев вышел на перрон.

Розы и розга

Главной фигуре дня Ревель был знаком: одиннадцать лет назад он уже бывал здесь по рабочим делам.

Более того — адвокатская карьера Керенского, по большому счету, началась с защиты крестьян, задним числом назначенными ответственными за разгром баронской мызы в революцию 1905 года.

В ту пору двадцатипятилетний адвокат и предположить не мог, что неполное десятилетие спустя встречать его выйдет чуть ли не весь город: присланный автомобиль то и дело застревал в толпе.

Город утопал в цветах и транспарантах: то там, то здесь среди революционных алых стягов развевались сине-черно-белые триколоры. Партийные лозунги сочетались с признаниями в личной преданности делу революции.

Посреди Русского рынка — современной площади Виру — высилась задрапированная кумачом трибуна. Поднявшись на нее, склонный к патетичным выступлениям министр произнес речь, в которой клятвенно пообещал: прежний строй похоронен навсегда.

Мысль эта, сама по себе на втором месяце революции достаточно банальная, была воспринята толпой на «ура». Почувствовав настроение присутствующих — преимущественно, военных, министр решил прибегнуть к наглядному примеру.

«Видите эти прутья? — обратился Керенский к слушателям, сжимая преподнесенный ему букет роз, для надежности закрепленный пучком свежесрезанных ивовых веток. — Ими наказывали солдат! Свободная Россия навсегда отказывается от них!»

Немудреный ораторский прием вызвал у неискушенной ревельской публики шквал аплодисментов. Вновь грянул оркестр, и автомобиль понес столичных гостей в Екатериненталь, где заседал совет рабочих и солдатских депутатов.

По пути не обошлось без вынужденных остановок: экзальтированные
гражданки норовили бросить цветы прямо в лобовое стекло катившего по Нарвскому шоссе кабриолета.

Смысл свободы

Со страниц выходивших в Ревеле сто лет назад русских газет визит министра Керенского и «бабушки русской революции» Брешко-Брешковской рисуется исключительно в радужном свете.

Совсем недавно временное правительство приняло решение о создании новой административной единицы — автономной Эстонии, впервые объединившей в своих границах территорию нынешней ЭР в единое целое.

Представителем верховной власти в ней стал Яан Поска. Однако среди эстонского населения пошли разговоры: маневр этот — временный, и в скором времени Петроград планирует поставить на должность губернского комиссара некоего русского.

Можно предположить, что одной из негласных задач приезда Керенского было развенчание подобных слухов. А если брать шире — то и общее «прощупывание» местного населения на предмет лояльности к российской государственности.

«Мне предоставлена честь доложить Временному правительству, что эстонский народ передает свою судьбу в руки Всероссийского учредительного собрания», — заверил почетного гостя во время митинга в театре «Эстония» адвокат Отто Страндман.

Он подчеркнул, что стремление к автономии по образцу соседней Финляндии не означает тайных или же явных желаний эстонцев отколоться от
обновленной демократической России, которая обещает уважать права всех живущих в ней наций.

Именно эти слова, вероятно, и ожидал услышать министр юстиции. «Я ясно вижу, что эстонский народ никогда не был против России, — произнес в ответ на речь Страндмана Керенский. — Всегда и неизменно он был только против российской тирании.

Мне приятно вспоминать, что я защищал эстонских крестьян, восставших против средневекового феодализма. Теперь же, как тогда эстонцев, я буду решительно защищать меньшинства, находящиеся в распоряжении эстонцев.

Увиденное в ваших краях заверяет меня в том, что вы умеете осознавать смысл свободы и не допустите насилия против личности. Да здравствует автономная Эстония!»

Хранить идеалы

Посетил Керенский и соседнее с театром «Эстония» здание — современную Городскую библиотеку, в те дни — Ревельское русское общественное собрание. Тон и акцент речей были тут несколько иными.

«Я рад приветствовать русскую демократию на эстонской земле, — обратился гость к представителям многочисленных русских общественных организаций города — Именно вам выпала нынче особо тяжкая задача».

Заключалась она, по словам оратора, в том, что живущие в Эстляндии русские невольно оказались заложниками прежних, самодержавных властей и проводимой царской властью политики, не считавшейся с интересами эстонцев.

«Русская демократия, как представительница большого народа, где бы она ни действовала, всегда умеет оберегать норму справедливости и хранить идеалы уважения ко всякой другой национальности, — цитировало Керенского «Ревельское слово». — Я знаю: русская демократия всеща умела находить правильный тон для
установления дружеских отношений с демократией эстонской. Никаких жалоб со стороны эстонцев Временное правительство не получало и никаких интриг против них никто не ведет».

Прежде чем покинуть зал Общественного собрания, гость обратился к представителям армии и флота, призвав их стоять на страже интересов революции — так же стойко, как делала это, по мнению Керенского, до сих пор русская интеллигенция.

Несколько вычурное сравнение не резануло слух присутствующих: под раскатистое и многократное «ура!» министр отправился в ратушу.

***

«Вы знали высокие идеалы русских по литературе, — обратился Керенский к депутатам Ревельского городского собрания. — Но под влиянием царизма, может быть, задумывались: не одно ли и то же русский народ и власть?

Вскоре вы убедитесь, что русский народ и временное правительство успокоят весь мир не путем насилия, а признанием прав всех народов, признанием права на свободу, самоопределение всех и каждого!»

Обещания, щедро расточаемые самопровозглашенным «вождем революции» не только во время двухдневного пребывания в Ревеле, так и остались обещаниями — как бы красиво они ни звучали.

О том, что 9 и 10 апреля современники называли «незабвенными историческими днями в жизни всего эстонского народа», в наши дни не помнит практически никто. Заслуженно ли?

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Удивительно, но в планах барона фон Глена, Нымме, замышлялся не просто курортным предместьем, а полноценным конкурентом Таллинну. Мало того, что фон Глен основал здесь несколько предприятий – он планировал превратить Нымме в... морской порт. По вырубке, созданной по трассе канала, который должен был приводить корабли из Коплиской бухты к подножию Мустамяги, была полвека спустя проложена улица Эхитаяте теэ.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!