А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1084 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 229 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Ровно сто лет назад столицу Эстонии посетил с официальным визитом Александр Федорович Керенский — одна из ключевых фигур февральской революции.

Формально — министр юстиции Временного правительства, по сути — новоявленный «вождь революционных масс», Керенский весной 1917 года мог ощущать себя в Ревеле триумфатором.

Его визит, по большому-то счету рабочий, обыденный, если вовсе не сказать — рутинный, сто лет назад был воспринят горожанами с неподдельным энтузиазмом.

Шутка ли: после посещения административного центра Эстляндской губернии политик должен был несколько дней держать правую руку на перевязи: так часто пожимали ее ревельцы…

Долгожданный гость

Встреча Александра Керенского на площади перед Балтийским вокзалом в Ревеле.

Встреча Александра Керенского на площади перед Балтийским вокзалом в Ревеле.

«Вероятно, ни один царский визит прежде не мог привлечь к себе такого количества народа, как приезд сюда министра юстиции Керенского, — писала газета «Tallinna Teataja». — Едва ли не с самого рассвета к зданию Балтийского вокзала стали стекаться таллиннцы: 9 апреля выпало в революционный год на воскресенье, так что поприветствовать столичного гостя смогли прийти и рабочие».

Среди них, а также в среде расквартированных в Ревеле матросов, почему-то существовала твердая уверенность: «вождь революции» прибудет в город с первым же петроградским поездом, в половине девятого утра.

Отсутствие Керенского среди его пассажиров отнюдь не обескуражило встречающих: услышав от станционного начальства, что прибытие ожидается только в 11.30, массы горожан приняли решение не расходиться, а терпеливо ждать.

Ожидание затягивалось. То и дело по взволнованной толпе полз шепот: состав задерживается на тридцать минут, на час, на час с четвертью. «Еще бы — соглашались в толпе. — Небось, на каждой промежуточной станции послушать Керенского охота!».

Знающие люди оказались правы: по крайней мере в Нарве, Раквере и Тапа министра упрашивали выйти из вагона и обратиться к местному населению с приветственными речами. До Ревеля поезд из столицы добрался только к часу пополудни.

Военный оркестр грянул приветственный марш. Керенский в сопровождении «ветерана» партии социалистов-революционеров Екатерины Брешко-Брешковской и французских парламентариев вышел на перрон.

Розы и розга

Главной фигуре дня Ревель был знаком: одиннадцать лет назад он уже бывал здесь по рабочим делам.

Более того — адвокатская карьера Керенского, по большому счету, началась с защиты крестьян, задним числом назначенными ответственными за разгром баронской мызы в революцию 1905 года.

В ту пору двадцатипятилетний адвокат и предположить не мог, что неполное десятилетие спустя встречать его выйдет чуть ли не весь город: присланный автомобиль то и дело застревал в толпе.

Город утопал в цветах и транспарантах: то там, то здесь среди революционных алых стягов развевались сине-черно-белые триколоры. Партийные лозунги сочетались с признаниями в личной преданности делу революции.

Посреди Русского рынка — современной площади Виру — высилась задрапированная кумачом трибуна. Поднявшись на нее, склонный к патетичным выступлениям министр произнес речь, в которой клятвенно пообещал: прежний строй похоронен навсегда.

Мысль эта, сама по себе на втором месяце революции достаточно банальная, была воспринята толпой на «ура». Почувствовав настроение присутствующих — преимущественно, военных, министр решил прибегнуть к наглядному примеру.

«Видите эти прутья? — обратился Керенский к слушателям, сжимая преподнесенный ему букет роз, для надежности закрепленный пучком свежесрезанных ивовых веток. — Ими наказывали солдат! Свободная Россия навсегда отказывается от них!»

Немудреный ораторский прием вызвал у неискушенной ревельской публики шквал аплодисментов. Вновь грянул оркестр, и автомобиль понес столичных гостей в Екатериненталь, где заседал совет рабочих и солдатских депутатов.

По пути не обошлось без вынужденных остановок: экзальтированные
гражданки норовили бросить цветы прямо в лобовое стекло катившего по Нарвскому шоссе кабриолета.

Смысл свободы

Со страниц выходивших в Ревеле сто лет назад русских газет визит министра Керенского и «бабушки русской революции» Брешко-Брешковской рисуется исключительно в радужном свете.

Совсем недавно временное правительство приняло решение о создании новой административной единицы — автономной Эстонии, впервые объединившей в своих границах территорию нынешней ЭР в единое целое.

Представителем верховной власти в ней стал Яан Поска. Однако среди эстонского населения пошли разговоры: маневр этот — временный, и в скором времени Петроград планирует поставить на должность губернского комиссара некоего русского.

Можно предположить, что одной из негласных задач приезда Керенского было развенчание подобных слухов. А если брать шире — то и общее «прощупывание» местного населения на предмет лояльности к российской государственности.

«Мне предоставлена честь доложить Временному правительству, что эстонский народ передает свою судьбу в руки Всероссийского учредительного собрания», — заверил почетного гостя во время митинга в театре «Эстония» адвокат Отто Страндман.

Он подчеркнул, что стремление к автономии по образцу соседней Финляндии не означает тайных или же явных желаний эстонцев отколоться от
обновленной демократической России, которая обещает уважать права всех живущих в ней наций.

Именно эти слова, вероятно, и ожидал услышать министр юстиции. «Я ясно вижу, что эстонский народ никогда не был против России, — произнес в ответ на речь Страндмана Керенский. — Всегда и неизменно он был только против российской тирании.

Мне приятно вспоминать, что я защищал эстонских крестьян, восставших против средневекового феодализма. Теперь же, как тогда эстонцев, я буду решительно защищать меньшинства, находящиеся в распоряжении эстонцев.

Увиденное в ваших краях заверяет меня в том, что вы умеете осознавать смысл свободы и не допустите насилия против личности. Да здравствует автономная Эстония!»

Хранить идеалы

Посетил Керенский и соседнее с театром «Эстония» здание — современную Городскую библиотеку, в те дни — Ревельское русское общественное собрание. Тон и акцент речей были тут несколько иными.

«Я рад приветствовать русскую демократию на эстонской земле, — обратился гость к представителям многочисленных русских общественных организаций города — Именно вам выпала нынче особо тяжкая задача».

Заключалась она, по словам оратора, в том, что живущие в Эстляндии русские невольно оказались заложниками прежних, самодержавных властей и проводимой царской властью политики, не считавшейся с интересами эстонцев.

«Русская демократия, как представительница большого народа, где бы она ни действовала, всегда умеет оберегать норму справедливости и хранить идеалы уважения ко всякой другой национальности, — цитировало Керенского «Ревельское слово». — Я знаю: русская демократия всеща умела находить правильный тон для
установления дружеских отношений с демократией эстонской. Никаких жалоб со стороны эстонцев Временное правительство не получало и никаких интриг против них никто не ведет».

Прежде чем покинуть зал Общественного собрания, гость обратился к представителям армии и флота, призвав их стоять на страже интересов революции — так же стойко, как делала это, по мнению Керенского, до сих пор русская интеллигенция.

Несколько вычурное сравнение не резануло слух присутствующих: под раскатистое и многократное «ура!» министр отправился в ратушу.

***

«Вы знали высокие идеалы русских по литературе, — обратился Керенский к депутатам Ревельского городского собрания. — Но под влиянием царизма, может быть, задумывались: не одно ли и то же русский народ и власть?

Вскоре вы убедитесь, что русский народ и временное правительство успокоят весь мир не путем насилия, а признанием прав всех народов, признанием права на свободу, самоопределение всех и каждого!»

Обещания, щедро расточаемые самопровозглашенным «вождем революции» не только во время двухдневного пребывания в Ревеле, так и остались обещаниями — как бы красиво они ни звучали.

О том, что 9 и 10 апреля современники называли «незабвенными историческими днями в жизни всего эстонского народа», в наши дни не помнит практически никто. Заслуженно ли?

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Двойная датировка — по старому и новому стилям — на фотографии, запечатлевшей первомайскую манифестацию в Ревеле сто лет назад.

«С радостным сердцем, с горящим чувством, с чистою душою»: апрельский Первомай в революционном Ревеле столетней давности.

Ровно сто лет назад Международный день солидарности трудящихся был впервые отпразднован в Таллинне в официальном порядке. Правда, назывался он весной 1917 ...

Читать дальше...

Медальон с фасада дома по улице Мюнди. Георгий — в облачении ландскнехта.

Рельефы, скульптуры, алтари и капеллы: по следам ревельского почитания Георгия-Победоносца

Годовщина восстания Юрьевой ночи — повод вспомнить о почитании жителями былого Ревеля Юри-Юргена-Георгия. И попробовать отыскать «следы» почитаемого в Средние ...

Читать дальше...

Новое здание Балтийского вокзала и площадь перед ним. Иллюстрация из журнала "Pilt ja Sõna" 1946 год.

От орденского выгона до привокзальной площади: метаморфозы окрестностей главной станции Таллина

Желание городских властей благоустроить окрестности Балтийского вокзала — повод вспомнить о том, как обрели они нынешний, говоря откровенно, — не ...

Читать дальше...

В Таллине у пяти дорог

Кто едет по горам и морям и подвергает опасности жизнь и тело, и имущество, не страшится разбойников и бродяг, пожирающих ...

Читать дальше...

Встреча Александра Керенского на площади перед Балтийским вокзалом в Ревеле.

«Русская демократия на эстонской земле»: как министр Керенский в Ревель приезжал

Ровно сто лет назад столицу Эстонии посетил с официальным визитом Александр Федорович Керенский — одна из ключевых фигур февральской революции. Формально ...

Читать дальше...

Цветник на Мусумяги и вид с горки в сторону Пярнуского шоссе. Открытка начала XX века.

От бастиона до романтического сквера: как в Таллине горка у Вируских ворот Поцелуевой стала

Десять лет назад самая «весенняя» горка столицы Эстонии закрепила свое бывшее до этого народным прозвище в качестве официального названия. Скульптуры «Миг ...

Читать дальше...

Баня «Койду» в начале восьмидесятых годов прошлого столетия.

«Трехэтажные термы» Лийзы Борн: легендарная баня на улице Койду в Таллине

Самая роскошная общественная баня довоенного Таллинна была построена... бывшей торговкой рыбой. Современному таллиннцу, вне зависимости от его помывочных пристрастий, словосочетание «баня ...

Читать дальше...

Фойе кинотеатра «Гелиос» после реконструкции 1934 года в духе функционализма и льготный билет на балкон зрительного зала.

«Пассаж», «Рекорд», «Гелиос», «Октообер»: век биографии легендарного таллинского кинотеатра

Бесхозный зал в двух шагах от самого сердца исторического центра Таллинна был некогда одним из самых фешенебельных кинотеатров столицы. Ровно сто ...

Читать дальше...

Угол Пярнуского шоссе и улицы Роозикрантси — один из наиболее целостных ансамблей Таллинна времен Пятса.

Обретая столичный фасад: градостроительный памятник Таллина

Имидж не только «заповедника ганзейского средневековья», но и столицы современного государства Таллинн впервые примерил на себя в годы правления президента ...

Читать дальше...

Вид Больших морских ворот из хроники Иоганна Реннера XVI века. Здание на первом плане — вероятно, Гертрудинская церковь.

Кяэдри, которая Гертруда: позабытая покровительница Каламая, района Таллина

17 марта — Гертрудин день, или, как отмечен он в народном календаре, Käädripäev — повод вспомнить о почти забытой современными ...

Читать дальше...

Вывеска кафе "Kultas" — нынешнего «Wabadus» — в конце тридцатых годов прошлого века.

Кафе Николая Культаса — легенда площади Вабадузе в Таллине

Восемьдесят лет назад в самом сердце Таллинна открылось кафе, само название которого стало синонимом столичного шика и — символом обслуживания ...

Читать дальше...

Цветочный магазин «Каннике» — манифест финской «природной архитектуры» в центре Таллинна. Фото 1973 года.

«Фиалка» на углу улицы Гонсиори в Таллине: полвека цветочному магазину «Каннике»

В январе 1967 года список торговых точек столицы пополнился новым адресом, а лексикон таллиннцев — новым названием: открылся цветочный магазин ...

Читать дальше...

Замена покрытия куполов на тогдашнем Александровском кафедральном соборе — нынешнем соборе Александра Невского. Снимок второй половины тридцатых годов.

«Склонитесь же перед волей Его и не скорбите»: как собор Александра Невского Александровским собором в Ревеле стал

Ровно восемьдесят лет назад в Таллинне не стало... собора Александра Невского — появился Александровский кафедральный собор. Речь шла не о простом ...

Читать дальше...

Екатерина Александрийская. Скульптура XV века. Главный алтарь церкви Нигулисте.

Святые, императрицы, мастерицы: россыпь Екатерин на таллиннской карте

Кадрипяэв, или День Катарины — не только дата эстонского народного календаря, но и самый подходящий повод вспомнить всех земных тезок ...

Читать дальше...

Единственное дошедшее до нас изображение исторического Колесного колодца: зарисовка Карла Буддеуса. 1828 год.

Ворот с колесом под крышей-колоколом: тридцать лет возвращению Колесного колодца в Таллине

Один из «дежурных» ныне туристических магнитов Старого Таллинна вернулся к таллиннцам и гостям города ровно тридцать лет назад — в ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!