А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Тут, в Старом Таллине, на твою голову сплошняком сыплются разнообразные "привидения - Белые Дамы", "меткие стрелки - Тоомасы", "связавшиеся с дьяволом - Олевы", "черноголовые братья", и прочие "колодцы желаний". И ты слушаешь, слушаешь взахлёб, отвесив челюсть, потому что не просто знаешь, а уже нутром чуешь, что вот эти доски, вмурованные в площадь, действительно указывают на место единственной публичной казни священника в городе, а не воткнуты сюда пару лет назад предприимчивыми гражданами для заманивания туристов. Таллинну не имеет смысла пускаться на такое низкопробное трюкачество, которым грешит вся туристическая Европа, ибо здесь сохранилось и дошло до нас даже слишком много для человеческого индивидуума того самого неуютного средневековья. С замками, рыцарями, купцами, принцессами, ведьмами, колдунами и прочей атрибутикой...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Ровно сто лет назад столицу Эстонии посетил с официальным визитом Александр Федорович Керенский — одна из ключевых фигур февральской революции.

Формально — министр юстиции Временного правительства, по сути — новоявленный «вождь революционных масс», Керенский весной 1917 года мог ощущать себя в Ревеле триумфатором.

Его визит, по большому-то счету рабочий, обыденный, если вовсе не сказать — рутинный, сто лет назад был воспринят горожанами с неподдельным энтузиазмом.

Шутка ли: после посещения административного центра Эстляндской губернии политик должен был несколько дней держать правую руку на перевязи: так часто пожимали ее ревельцы…

Долгожданный гость

Встреча Александра Керенского на площади перед Балтийским вокзалом в Ревеле.

Встреча Александра Керенского на площади перед Балтийским вокзалом в Ревеле.

«Вероятно, ни один царский визит прежде не мог привлечь к себе такого количества народа, как приезд сюда министра юстиции Керенского, — писала газета «Tallinna Teataja». — Едва ли не с самого рассвета к зданию Балтийского вокзала стали стекаться таллиннцы: 9 апреля выпало в революционный год на воскресенье, так что поприветствовать столичного гостя смогли прийти и рабочие».

Среди них, а также в среде расквартированных в Ревеле матросов, почему-то существовала твердая уверенность: «вождь революции» прибудет в город с первым же петроградским поездом, в половине девятого утра.

Отсутствие Керенского среди его пассажиров отнюдь не обескуражило встречающих: услышав от станционного начальства, что прибытие ожидается только в 11.30, массы горожан приняли решение не расходиться, а терпеливо ждать.

Ожидание затягивалось. То и дело по взволнованной толпе полз шепот: состав задерживается на тридцать минут, на час, на час с четвертью. «Еще бы — соглашались в толпе. — Небось, на каждой промежуточной станции послушать Керенского охота!».

Знающие люди оказались правы: по крайней мере в Нарве, Раквере и Тапа министра упрашивали выйти из вагона и обратиться к местному населению с приветственными речами. До Ревеля поезд из столицы добрался только к часу пополудни.

Военный оркестр грянул приветственный марш. Керенский в сопровождении «ветерана» партии социалистов-революционеров Екатерины Брешко-Брешковской и французских парламентариев вышел на перрон.

Розы и розга

Главной фигуре дня Ревель был знаком: одиннадцать лет назад он уже бывал здесь по рабочим делам.

Более того — адвокатская карьера Керенского, по большому счету, началась с защиты крестьян, задним числом назначенными ответственными за разгром баронской мызы в революцию 1905 года.

В ту пору двадцатипятилетний адвокат и предположить не мог, что неполное десятилетие спустя встречать его выйдет чуть ли не весь город: присланный автомобиль то и дело застревал в толпе.

Город утопал в цветах и транспарантах: то там, то здесь среди революционных алых стягов развевались сине-черно-белые триколоры. Партийные лозунги сочетались с признаниями в личной преданности делу революции.

Посреди Русского рынка — современной площади Виру — высилась задрапированная кумачом трибуна. Поднявшись на нее, склонный к патетичным выступлениям министр произнес речь, в которой клятвенно пообещал: прежний строй похоронен навсегда.

Мысль эта, сама по себе на втором месяце революции достаточно банальная, была воспринята толпой на «ура». Почувствовав настроение присутствующих — преимущественно, военных, министр решил прибегнуть к наглядному примеру.

«Видите эти прутья? — обратился Керенский к слушателям, сжимая преподнесенный ему букет роз, для надежности закрепленный пучком свежесрезанных ивовых веток. — Ими наказывали солдат! Свободная Россия навсегда отказывается от них!»

Немудреный ораторский прием вызвал у неискушенной ревельской публики шквал аплодисментов. Вновь грянул оркестр, и автомобиль понес столичных гостей в Екатериненталь, где заседал совет рабочих и солдатских депутатов.

По пути не обошлось без вынужденных остановок: экзальтированные
гражданки норовили бросить цветы прямо в лобовое стекло катившего по Нарвскому шоссе кабриолета.

Смысл свободы

Со страниц выходивших в Ревеле сто лет назад русских газет визит министра Керенского и «бабушки русской революции» Брешко-Брешковской рисуется исключительно в радужном свете.

Совсем недавно временное правительство приняло решение о создании новой административной единицы — автономной Эстонии, впервые объединившей в своих границах территорию нынешней ЭР в единое целое.

Представителем верховной власти в ней стал Яан Поска. Однако среди эстонского населения пошли разговоры: маневр этот — временный, и в скором времени Петроград планирует поставить на должность губернского комиссара некоего русского.

Можно предположить, что одной из негласных задач приезда Керенского было развенчание подобных слухов. А если брать шире — то и общее «прощупывание» местного населения на предмет лояльности к российской государственности.

«Мне предоставлена честь доложить Временному правительству, что эстонский народ передает свою судьбу в руки Всероссийского учредительного собрания», — заверил почетного гостя во время митинга в театре «Эстония» адвокат Отто Страндман.

Он подчеркнул, что стремление к автономии по образцу соседней Финляндии не означает тайных или же явных желаний эстонцев отколоться от
обновленной демократической России, которая обещает уважать права всех живущих в ней наций.

Именно эти слова, вероятно, и ожидал услышать министр юстиции. «Я ясно вижу, что эстонский народ никогда не был против России, — произнес в ответ на речь Страндмана Керенский. — Всегда и неизменно он был только против российской тирании.

Мне приятно вспоминать, что я защищал эстонских крестьян, восставших против средневекового феодализма. Теперь же, как тогда эстонцев, я буду решительно защищать меньшинства, находящиеся в распоряжении эстонцев.

Увиденное в ваших краях заверяет меня в том, что вы умеете осознавать смысл свободы и не допустите насилия против личности. Да здравствует автономная Эстония!»

Хранить идеалы

Посетил Керенский и соседнее с театром «Эстония» здание — современную Городскую библиотеку, в те дни — Ревельское русское общественное собрание. Тон и акцент речей были тут несколько иными.

«Я рад приветствовать русскую демократию на эстонской земле, — обратился гость к представителям многочисленных русских общественных организаций города — Именно вам выпала нынче особо тяжкая задача».

Заключалась она, по словам оратора, в том, что живущие в Эстляндии русские невольно оказались заложниками прежних, самодержавных властей и проводимой царской властью политики, не считавшейся с интересами эстонцев.

«Русская демократия, как представительница большого народа, где бы она ни действовала, всегда умеет оберегать норму справедливости и хранить идеалы уважения ко всякой другой национальности, — цитировало Керенского «Ревельское слово». — Я знаю: русская демократия всеща умела находить правильный тон для
установления дружеских отношений с демократией эстонской. Никаких жалоб со стороны эстонцев Временное правительство не получало и никаких интриг против них никто не ведет».

Прежде чем покинуть зал Общественного собрания, гость обратился к представителям армии и флота, призвав их стоять на страже интересов революции — так же стойко, как делала это, по мнению Керенского, до сих пор русская интеллигенция.

Несколько вычурное сравнение не резануло слух присутствующих: под раскатистое и многократное «ура!» министр отправился в ратушу.

***

«Вы знали высокие идеалы русских по литературе, — обратился Керенский к депутатам Ревельского городского собрания. — Но под влиянием царизма, может быть, задумывались: не одно ли и то же русский народ и власть?

Вскоре вы убедитесь, что русский народ и временное правительство успокоят весь мир не путем насилия, а признанием прав всех народов, признанием права на свободу, самоопределение всех и каждого!»

Обещания, щедро расточаемые самопровозглашенным «вождем революции» не только во время двухдневного пребывания в Ревеле, так и остались обещаниями — как бы красиво они ни звучали.

О том, что 9 и 10 апреля современники называли «незабвенными историческими днями в жизни всего эстонского народа», в наши дни не помнит практически никто. Заслуженно ли?

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!