А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Строго говоря, марципан не конфеты. И уж абсолютно точно не булки. Само слово немецкое. За право называть себя родиной марципана вечно спорят Любек и Таллинн. По одной из легенд, изобрели марципан в Средневековье в немецком городе Любеке во время его осады. Когда в городе кончились продукты, местные кондитеры сделали из остатков миндаля и сахара первые марципаны.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1103 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Желание городских властей благоустроить окрестности Балтийского вокзала — повод вспомнить о том, как обрели они нынешний, говоря откровенно, — не слишком выразительный облик.

По сравнению с соседними Ригой, Вильнюсом, Петербургом и Хельсинки, Таллинну в определенном смысле не повезло: привокзальной площадью в полном смысле он так и не обзавелся.

Новое здание Балтийского вокзала и площадь перед ним. Иллюстрация из журнала "Pilt ja Sõna" 1946 год.

Новое здание Балтийского вокзала и площадь перед ним. Иллюстрация из журнала «Pilt ja Sõna» 1946 год.

Что, на самом деле, даже несколько странно: железная дорога протянулась к городу без малого полтора века назад, место расположения главной пассажирской станции никогда не менялось.
Балтийский вокзал мог быть построен и в Лиллекюла, и на площади Виру.

Разом обвинить несколько поколений таллиннских градостроителей в нерадивости — или даже в профессиональном безразличии к формированию облика «главного въезда» в столицу — проще всего.

Понять, что стояло за подобной «индифферентностью» к одному из ключевых узлов городского пространства, — куда как сложнее. А также — гораздо интереснее и ценнее с учетом планов будущих преобразований.

Искусство компромисса

Первый паровозный свисток зазвучал над Ревелем осенью 1870 года: стальная магистраль связала административный центр Эстляндской губернии со столицей империи.

Строилась Балтийская железная дорога прежде всего как товарная: ревельский порт вскрывался ото льда недели на две раньше петербургского, гавань Балтишпорта не замерзала вовсе.

Особого пассажиропотока между Ревелем и Санкт-Петербургом не предвиделось — возможно, именно поэтому при выборе места будущей центральной станции руководствовались логистикой грузов.

Логично было бы «придвинуть» ее как можно ближе к району порта. Однако почвы к северу от городских укреплений, в недавнем прошлом основательно заболоченные, потребовали бы обширных земляных работ.

Проблема состояла и в том, что ветка на нынешний Палдиски от основной магистрали отклонялась на территории предместья Лиллекюла: в масштабах второй трети позапрошлого столетия — на далекой городской окраине.

Один из первоначальных проектов предусматривал строительство возведения станционного хозяйства именно здесь: до порта доставляемые паровозами грузы должна была транспортировать железная дорога на… конной тяге.

Прокладка последней, по мнению акционеров строительства, должна была спонсироваться не из их кармана, а из казны магистрата — отцы города заглянули в нее и ответили ожидаемым отказом.

Наконец, имелся третий вариант — Русский рынок, теперешняя площадь Виру. Но тут воспротивились домовладельцы: искры из паровозных труб могли стать причиной возгораний, а то и пожаров.

Пустошь бывшего т.н. «Орденского пастбища» у западного обрыва холма Тоомпеа оказалась наилучшим компромиссом: и до гавани не слишком далеко, и рукой подать до городского центра.

Выгодный вид

В зависимости от расположения станционного здания вокзалы подразделяются на продольные и тупиковые.

Ревельский, по-хорошему, должен был бы относиться именно к последнему. Дальше стальному полотну было тянуться некуда: впереди — только акватория Финского залива

Однако построить вокзальное здание в торце железнодорожных путей, как десятилетием ранее было это сделано в Риге, оказалось невозможно: товарная ветка тянулась в гавань.

Губернский инженер Рудольф фон Кнюпфер сделал вид, что «не заметил» этого обстоятельства импозантное здание Балтийского вокзала он выстроил параллельно пассажирским перронам.

Справа от него, вдоль основной ветки, тянулись склады и мастерские. Слева — в сторону порта — со временем были возведены дома вокзальной обслуги и особняки железнодорожного начальства

Роль привокзальной площади» оказалась, таким образом, «автоматически» отведена отрезку Домского бульвара — части бульварного кольца, опоясывающего средневековое ядро Таллинна по линии былых земляных укреплений.

В последней трети XIX столетия прежние фортификации преображались в пояс зеленых насаждений — облик парка на берегу пруда Шнелли и по сей день служит наглядным свидетельством тому, что преображались весьма успешно.

Ревель, таким образом, оказался отчасти даже в выигрышном положении: необходимости как-то специально формировать пространство привокзальной площади, действительно, вроде бы и не было.

С одной стороны его формировал построенный из местного доломита фасад вокзального здания. С другой — величественный вид скалы Тоомпеа и венчающего ее Верхнего города.

Масштаб проекта

Градостроительные амбиции ставшей в 1918 году независимой Эстонии, пространства вокруг Балтийского вокзала практически не затрагивали.

В начале двадцатых, правда, снесли православную часовню, стоявшую как раз напротив главного входа в вокзальное здание — но на том пыл преобразований и исчез.

Радикальным образом ситуация начала меняться лишь после Второй мировой войны. Самого вокзала она коснулась дважды: при обороне города в августе 1941 года он был подожжен, в марте 1944-го — выгорел.

К первому послевоенному лету нанесенные центральной железнодорожной станции Таллинна раны были, в общих чертах, подлечены: постройка фон Кнюпфера была восстановлена, внешний вид ее остался неизменным.

Облик, уместный для губернского города семидесятилетней давности для столицы Эстонской ССР выглядел, вероятно, вопиющим ретроградством: вокзал и его окрестности, по мнению современников, нуждались в срочной реконструкции.

Осенью 1946 года иллюстрированный журнал «Pilt ja Sõna» опубликовал пространную статью «Будущий Таллинн», снабдив текст наброском предполагаемого вида нового здания Балтийского вокзала и прилегающей к нему территории.

Неизвестно, насколько серьезны были тогдашние намерения, но масштаб их зачаровывает: достаточно тривиальное станционное задние планировалось заменить чем-то внушительным и масштабным.

При этом — даже намека на «общесоюзную» архитектуру проект не содержал: больше всего новый вокзал напоминает аналогичную постройку в… Кенигсберге, возведенную еще при Рейхе.

Что самое главное — сориентирована постройка должна была быть не на бульвар Тоомпуйестеэ и Верхний город: главным фасадом должен был стать торцовый, северный.

По всей вероятности, здесь же предполагалась и новая привокзальная площадь: деревянные постройки к северу от вокзала пострадали в войну и дожидались времени сноса.

Поиск решения

Ликвидировать пострадавшую застройку оказалось проще, чем приступить к полномасштабной реконструкции вокзального здания.

Осуществлялась она поэтапно: вначале, в 1962 году, был готов павильон пригородного сообщения, перекрытый футуристическим бетонным куполом. Пять лет спустя современный вид обрело и главное здание. Его архитекторам пришлось разрешить непростую задачу: одновременно сохранить ориентацию вокзального здания на бульвар, получивший к тому времени имя Гагарина, и наметить абрис будущей привокзальной площади.

На то, что замышлялась она, вероятно, там, где располагалась и располагается поворотная петля троллейбусных маршрутов, указывает, в частности, расположение главных вокзальных часов — красуются они на торцовом фасаде.

Но, как говорится, — «не задалось»: территория к северу от вокзала постепенно превратилась в стоянку. Вначале — преимущественно пригородных и экскурсионных автобусов, чуть позже — личного автотранспорта.

В последние годы советской власти вокзал по периметру оброс бахромой коммерческих точек: разномастные будки киосков лет пятнадцать назад сменились торговыми павильонами.

Красоты облику привокзальной площади они однозначно не придали. Напротив: сделали его невыразительным и дробным. А следом коммерция захватила и само здание вокзала…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллинн имеет свой флаг - с тремя голубыми и тремя белыми полосками, он был частично заимствован из древнего датского флага. Как гласит легенда, флаг упал с небес после битвы за крепость Таллинна. Однако, другая легенда утверждает, что упавший с неба флаг, был дарован Господом Богом датчанам, и с тех самых пор, стал государственным флагом Дании: белый опрокинутый крест на красном фоне.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!