А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет. Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От ворот Виру остались только башенки.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Желание городских властей благоустроить окрестности Балтийского вокзала — повод вспомнить о том, как обрели они нынешний, говоря откровенно, — не слишком выразительный облик.

По сравнению с соседними Ригой, Вильнюсом, Петербургом и Хельсинки, Таллинну в определенном смысле не повезло: привокзальной площадью в полном смысле он так и не обзавелся.

Новое здание Балтийского вокзала и площадь перед ним. Иллюстрация из журнала "Pilt ja Sõna" 1946 год.

Новое здание Балтийского вокзала и площадь перед ним. Иллюстрация из журнала «Pilt ja Sõna» 1946 год.

Что, на самом деле, даже несколько странно: железная дорога протянулась к городу без малого полтора века назад, место расположения главной пассажирской станции никогда не менялось.
Балтийский вокзал мог быть построен и в Лиллекюла, и на площади Виру.

Разом обвинить несколько поколений таллиннских градостроителей в нерадивости — или даже в профессиональном безразличии к формированию облика «главного въезда» в столицу — проще всего.

Понять, что стояло за подобной «индифферентностью» к одному из ключевых узлов городского пространства, — куда как сложнее. А также — гораздо интереснее и ценнее с учетом планов будущих преобразований.

Искусство компромисса

Первый паровозный свисток зазвучал над Ревелем осенью 1870 года: стальная магистраль связала административный центр Эстляндской губернии со столицей империи.

Строилась Балтийская железная дорога прежде всего как товарная: ревельский порт вскрывался ото льда недели на две раньше петербургского, гавань Балтишпорта не замерзала вовсе.

Особого пассажиропотока между Ревелем и Санкт-Петербургом не предвиделось — возможно, именно поэтому при выборе места будущей центральной станции руководствовались логистикой грузов.

Логично было бы «придвинуть» ее как можно ближе к району порта. Однако почвы к северу от городских укреплений, в недавнем прошлом основательно заболоченные, потребовали бы обширных земляных работ.

Проблема состояла и в том, что ветка на нынешний Палдиски от основной магистрали отклонялась на территории предместья Лиллекюла: в масштабах второй трети позапрошлого столетия — на далекой городской окраине.

Один из первоначальных проектов предусматривал строительство возведения станционного хозяйства именно здесь: до порта доставляемые паровозами грузы должна была транспортировать железная дорога на… конной тяге.

Прокладка последней, по мнению акционеров строительства, должна была спонсироваться не из их кармана, а из казны магистрата — отцы города заглянули в нее и ответили ожидаемым отказом.

Наконец, имелся третий вариант — Русский рынок, теперешняя площадь Виру. Но тут воспротивились домовладельцы: искры из паровозных труб могли стать причиной возгораний, а то и пожаров.

Пустошь бывшего т.н. «Орденского пастбища» у западного обрыва холма Тоомпеа оказалась наилучшим компромиссом: и до гавани не слишком далеко, и рукой подать до городского центра.

Выгодный вид

В зависимости от расположения станционного здания вокзалы подразделяются на продольные и тупиковые.

Ревельский, по-хорошему, должен был бы относиться именно к последнему. Дальше стальному полотну было тянуться некуда: впереди — только акватория Финского залива

Однако построить вокзальное здание в торце железнодорожных путей, как десятилетием ранее было это сделано в Риге, оказалось невозможно: товарная ветка тянулась в гавань.

Губернский инженер Рудольф фон Кнюпфер сделал вид, что «не заметил» этого обстоятельства импозантное здание Балтийского вокзала он выстроил параллельно пассажирским перронам.

Справа от него, вдоль основной ветки, тянулись склады и мастерские. Слева — в сторону порта — со временем были возведены дома вокзальной обслуги и особняки железнодорожного начальства

Роль привокзальной площади» оказалась, таким образом, «автоматически» отведена отрезку Домского бульвара — части бульварного кольца, опоясывающего средневековое ядро Таллинна по линии былых земляных укреплений.

В последней трети XIX столетия прежние фортификации преображались в пояс зеленых насаждений — облик парка на берегу пруда Шнелли и по сей день служит наглядным свидетельством тому, что преображались весьма успешно.

Ревель, таким образом, оказался отчасти даже в выигрышном положении: необходимости как-то специально формировать пространство привокзальной площади, действительно, вроде бы и не было.

С одной стороны его формировал построенный из местного доломита фасад вокзального здания. С другой — величественный вид скалы Тоомпеа и венчающего ее Верхнего города.

Масштаб проекта

Градостроительные амбиции ставшей в 1918 году независимой Эстонии, пространства вокруг Балтийского вокзала практически не затрагивали.

В начале двадцатых, правда, снесли православную часовню, стоявшую как раз напротив главного входа в вокзальное здание — но на том пыл преобразований и исчез.

Радикальным образом ситуация начала меняться лишь после Второй мировой войны. Самого вокзала она коснулась дважды: при обороне города в августе 1941 года он был подожжен, в марте 1944-го — выгорел.

К первому послевоенному лету нанесенные центральной железнодорожной станции Таллинна раны были, в общих чертах, подлечены: постройка фон Кнюпфера была восстановлена, внешний вид ее остался неизменным.

Облик, уместный для губернского города семидесятилетней давности для столицы Эстонской ССР выглядел, вероятно, вопиющим ретроградством: вокзал и его окрестности, по мнению современников, нуждались в срочной реконструкции.

Осенью 1946 года иллюстрированный журнал «Pilt ja Sõna» опубликовал пространную статью «Будущий Таллинн», снабдив текст наброском предполагаемого вида нового здания Балтийского вокзала и прилегающей к нему территории.

Неизвестно, насколько серьезны были тогдашние намерения, но масштаб их зачаровывает: достаточно тривиальное станционное задние планировалось заменить чем-то внушительным и масштабным.

При этом — даже намека на «общесоюзную» архитектуру проект не содержал: больше всего новый вокзал напоминает аналогичную постройку в… Кенигсберге, возведенную еще при Рейхе.

Что самое главное — сориентирована постройка должна была быть не на бульвар Тоомпуйестеэ и Верхний город: главным фасадом должен был стать торцовый, северный.

По всей вероятности, здесь же предполагалась и новая привокзальная площадь: деревянные постройки к северу от вокзала пострадали в войну и дожидались времени сноса.

Поиск решения

Ликвидировать пострадавшую застройку оказалось проще, чем приступить к полномасштабной реконструкции вокзального здания.

Осуществлялась она поэтапно: вначале, в 1962 году, был готов павильон пригородного сообщения, перекрытый футуристическим бетонным куполом. Пять лет спустя современный вид обрело и главное здание. Его архитекторам пришлось разрешить непростую задачу: одновременно сохранить ориентацию вокзального здания на бульвар, получивший к тому времени имя Гагарина, и наметить абрис будущей привокзальной площади.

На то, что замышлялась она, вероятно, там, где располагалась и располагается поворотная петля троллейбусных маршрутов, указывает, в частности, расположение главных вокзальных часов — красуются они на торцовом фасаде.

Но, как говорится, — «не задалось»: территория к северу от вокзала постепенно превратилась в стоянку. Вначале — преимущественно пригородных и экскурсионных автобусов, чуть позже — личного автотранспорта.

В последние годы советской власти вокзал по периметру оброс бахромой коммерческих точек: разномастные будки киосков лет пятнадцать назад сменились торговыми павильонами.

Красоты облику привокзальной площади они однозначно не придали. Напротив: сделали его невыразительным и дробным. А следом коммерция захватила и само здание вокзала…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!