А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
На улице Ратаскаеву, (Колодезная улица), можно увидеть старый колодец, в котором, по преданию, живет страшный гоблин. Когда-то ему на съедение жители бросали в колодец кошек.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Метроном
  • Blog stats
    • 1183 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Годовщина восстания Юрьевой ночи — повод вспомнить о почитании жителями былого Ревеля Юри-Юргена-Георгия. И попробовать отыскать «следы» почитаемого в Средние века святого.

За Юрьевым днем закрепился имидж даты народной, если не сказать — простонародной, крестьянской: дата первого выгона скота на пастбища и начала сельскохозяйственного года.

Резная плита с Георгием, сидящим на коне в рыцарских доспехах. Утрачена.

Резная плита с Георгием, сидящим на коне в рыцарских доспехах. Утрачена.

Хотя быт горожан средневековой Европы во многом сохранял рудименты сельского быта, свидетельств о каком-либо отмечании Юрьева дня жителями ганзейского Ревеля до нас не дошло.

Может быть — просто не сохранились. А может — слишком уж свежи, а главное — болезненны, были в коллективной памяти бюргеров события вспыхнувшего в 1343 году восстания Юрьевой ночи.

Как бы дело в реальности ни обстояло, а святой Юри-Юрген-Георгий, отважный воин и победитель злых сил, средневековыми предшественниками современных таллиннцев, вне всякого сомнения, почитался.

Следы этого почитания, некогда искреннего, религиозного, ныне сменившегося, скорее, искусствоведческо-краеведческим почтением, в городском пространстве Таллинна можно отыскать и поныне.

Почерк мастера

Из экспонатов таллиннских музеев воспетым в художественной литературе до сих пор оказался только один: деревянная скульптура, обнаруженная после войны в часовне Роослепа на полуострове Ноароотси.

Едва ли полутораметровое изваяние предназначалось для деревушки шведских рыбаков изначально. Слишком уж верны его пропорции, слишком нетипична поза, слишком тщательна проработка: чувствуется рука городского мастера.

Имя его неизвестно, но величина таланта сомнений не вызывает: по мнению ряда искусствоведов, создателем фигуры юноши, попирающего копьем поверженного дракона, мог быть знаменитый уроженец Ревеля художник Михкель Зиттов.

Современные исследователи, впрочем, подвергают эту догадку, популярную полвека назад, большим сомнениям. Но литература иногда оказывается сильнее искусствоведческих штудий. Особенно, если автор легенды — прижизненный классик.

«Четыре монолога по поводу святого Георгия» Яана Кросся сделали для популяризации скульптуры и предполагаемых обстоятельств ее создания больше, чем авторы серьезных и обстоятельных научных монографий, посвященных Зиттову.

Фабула повести незамысловата: ученик фламандских живописцев, придворный художник западноевропейских королей вернулся в родной город, где сталкивается с собратьями по цеху, не желающими допустить конкурента к работе.

Зиттову, словно вчерашнему подмастерью, приходится вновь доказывать свое ремесло: вырезать из дерева «тестовую работу» на звание мастера. «Шедевр» в цеховом значении слова оказывается шедевром подлинным.

Таковым он остается и по сей день — объект восхищения поклонников средневекового искусства, источник вдохновения для натур творческих и догадок — для профессиональных исследователей.

Земля под ногами

Медальон с фасада дома по улице Мюнди. Георгий — в облачении ландскнехта.

Медальон с фасада дома по улице Мюнди. Георгий — в облачении ландскнехта.

С легкой руки Яана Кросся — именно художественно-мировоззренческим концепциям ренессансного живописца и ваятеля скульптура, экспонируемая ныне в Нигулисте, обязана не совсем привычной иконографией.

«А по поводу святого Георгия мне, в самом деле, пришла мысль… каким я его для них сделаю… — размышляет главный герой повести. — Не всадником, как его часто изображали. Лошадь — это только так, для красоты, или по привычке».

Автор литературного произведения, впервые опубликованного в 1970 году, не мог, конечно же, представить, что через двадцать лет описанная им скульптура будет расположена в двух десятках метров от еще одного изображения святого Георгия.

Причем и на этот раз герой-драконоборец будет изображен без своего «транспортного средства» — летящего коня: твердо стоящим в чеканных рыцарских латах на земле. Точнее — на поверженном недруге, почти неприметном на первый взгляд.

В отличие от скульптурного, авторство старейшего изображения Георгия Победоносца в таллиннской живописи особых сомнений не вызывает: на боковой створке главного алтаря Нигулисте запечатлел его в 1481 году иконописец Хермен Роде.

Для того чтобы убедиться в популярности «Георгия пехотинца» среди обывателей средневекового Ревеля, нет, впрочем, нужды отправляться под своды музея—концертного зала, приобретая билет и сдавая вещи в гардероб.
Достаточно прогуляться по крохотной улочке Мюнди, которая соединяет Ратушную площадь с трассой улицы Пикк. И, слегка притормозив шаг, чтобы не проскочить переулок насквозь, приглядеться к дому под номером 2.

Чуть левее крайнего с северной стороны фасада окна третьего этажа можно разглядеть декоративную деталь: восьмигранник из серого доломита, на котором вырезан поединок Георгия с драконом.

Георгиевские капеллы традиционно строили в Таллинне у северной стены церкви. Воин с занесенным над головой мечом не нуждается тут не только в лошади, но и в рыцарских доспехах: одет он лишь в кирасу, на манер пеших ландскнехтов из городского ополчения.

На кирасе — равноконечный крест: с одной стороны несомненный символ христианства, с другой — одновременно мотив как малого герба Ревеля, так и сюзерена — Ливонского ордена.

Готландский гость

Георгию с улицы Мюнди определенно повезло: резная деталь, бывшая, вероятно, частью предпорожной плиты, при сносе средневекового крыльца была аккуратно сохранена и вмурована на нынешнее место.

Несравненно меньше повезло еще одному барельефу с изображением популярного воина-святого: находившийся до Второй мировой войны опять-таки в Нигулисте, он погиб при бомбардировке в марте 1944 года.

К счастью, незадолго до гибели произведение камнереза предусмотрительно было сфотографировано: судя по манере автора, утраченным оказалось старейшее обращение к образу Георгия в таллиннском искусстве.

Змееборец изображен здесь, ожидаемо, всадником в начале XV, а, возможно, даже и в самом конце XIV столетия, когда резная плита была создана, именно кавалерист-рыцарь, а не пехотинец-простолюдин являлся главной «боевой единицей».

Георгий и поныне стоит на страже, готовый защитить таллиннцев от любых напастей. Манера исполнения, откровенно архаичная, не имеет на сегодняшний день известных аналогов в Таллинне. Что позволяет заподозрить в ней работу заезжего мастера — скорее всего, с южного побережья Швеции или с острова Готланд.

Последнее выглядит наиболее правдоподобным: первые немецкие купцы и ремесленники, поселившиеся у восточного склона холма Тоомпеа и воздвигнувшие церковь Нигулисте, были родом из тех краев.

Нет особых поводов сомневаться и в том, что мастера, строившие и украшавшие сакральное здание, были готландскими уроженцами. Возможно, древнейший «таллиннский Георгий» был создан одним из них.

Хранитель севера

Всадника Георгия, пронзающего почти невидимым копьем тушу змия, довоенный фотограф запечатлел закрепленным кованными скрепами у основания церковной звонницы.

Туда резная плита попала, скорее всего, во время ремонтов и переделок, которые предпринимались в церковном здании в последней трети XIX века. Изначальное расположение, увы, уже не установить.

Но с большой долей вероятности можно предположить, что могла она располагаться в капелле Святого Георгия: архитектурный объем позже был «растворен» в позднейшей погребальной капелле Клодта и вестибюле входа.

Зато — в целости и сохранности — сохранилась аналогичная постройка на территории Верхнего города: Георгиевская капелла была пристроена к основному объему Домской церкви в семидесятых-восьмидесятых годах XV века.

Вплоть до начала богослужений по лютеранскому обряду она использовалась для молитвы. Потом — стояла заброшенной, пока в 1622 году не была приобретена дворянкой Маргаритой Розенкрантц и не обращена в семейную усыпальницу.

После того как род потомков Маргариты Розенкрантц угас, капелла вновь пришла в запустение, превратившись в складское помещение для списанного церковного имущества. Руки реставраторов добрались до него лишь в начале нынешнего тысячелетия.

Стоит отметить: и в случае Домской церкви, и в случае Нигулисте посвященные воину-святому часовни располагались у северной стены. А ведь именно с севера, как верили в Средние века, приходило всяческое зло.

Хочется верить, что змееборец Георгий и поныне зорко стоит на страже, готовый защитить таллиннцев от любых напастей. И в Юрьев, и во все остальные триста шестьдесят четыре дня в году.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Автор Игорь Коробов и редактор Артур Модебадзе во время презентации книги ««Эстляндское имматрикулированное рыцарство» на ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction в Москве в декабре минувшего года.

Уникальное, без преувеличения, издание на русском языке посвященное истории Эстляндского рыцарства, увидело свет в Таллинне.

От самого слова «гербовник» веет почтенностью, седой стариной и сладковатым запахом пыли. Ему бы стоять в архивном зале Национальной библиотеки, рядом ...

Читать дальше...

«Вилсанди», «Стенсо» и «Ханси»: эстонские суда на Дороге Жизни

Три четверти века назад — 19 ноября 1944 года — завершился один из самых трагических эпизодов Второй мировой войны: была ...

Читать дальше...

Замок Ангерн - малый замок Ливонского Ордена

   В средневековой Ливонии было не так уж и мало замков. На территории современной Латвии их было 152, на территории нынешней ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Таллина в преддверии 1968 года

Если главной площадью страны считается площадь некогда именовавшаяся Петровской, то главной площадью города без всякого сомнения мы воспринимаем, Ратушную, а ...

Читать дальше...

Как выглядел рабоче-крестьянский костюм в 13-14 святых веках?

     Разнообразия для люда служивого и деревенского особо не было. Во второй половине 14 века, можем выделить особую моду у горожан. ...

Читать дальше...

Легенды Таллина: ул. Ратаскаэву 16. Хуго, домовладелец, у которого справлял свадьбу Дьявол.

     Легенды древнего города Таллина. История седьмая: Улица Ратаскаэву 16 (Колодезная). Хуго, домовладелец, у которого справлял свадьбу Дьявол... Каждую неделю, по средам, ...

Читать дальше...

Самая первая елка на Ратушной площади Таллинна глазами популярного в довоенной Эстонии карикатуриста Гори (Велло Агори). Первая полоса номера газеты "Rahvaleht" за 18 декабря 1928 года.

«Это ель господ-коммерсантов...»: девяносто лет елочной премьеры в Таллине

У елки на Ратушной площади Таллинна — достойный юбилей: ровно девяносто лет назад она была установлена здесь впервые. Современному таллиннцу, не ...

Читать дальше...

Легенды Таллина: Понтус, торговец человеческой кожей.

     Легенды древнего города Таллина. История шестая: Понтус, торговец человеческой кожей.. Каждую неделю, по средам, в 8.00, новая легенда, от проекта "Ливонский ...

Читать дальше...

Премьера пьесы «Семья пилотов» на сцене Государственного Русского драматического театра Эстонской ССР. 15 декабря 1948 года.

«Рука дружбы от Москвы к Таллинну»: первые шаги Русского театра Эстонии

Русский театр Эстонии — старейший из театральных коллективов страны, играющий на русском языке, начал свою работу семьдесят лет назад: 15 ...

Читать дальше...

Легенды Таллина: Король Эрик IV Плужный Грош и монастырь Святого Михаила.

     Легенды древнего города Таллина. История пятая: Король Эрик IV Плужный Грош и монастырь Святого Михаила. Каждую неделю, по средам, в 8.00, ...

Читать дальше...

Начало возвращения исторического ледокола в Таллинн. Момент отхода из Ломоносова: впереди буксир «Тюлень», в белых варежках слева у брашпиля вместе с другими членами экипажа «Волынца» — автор статьи.

Еще раз о легендарном «Суур Тылле»: возвращение в родную гавань Таллина

Ровно тридцать лет назад легендарному ледоколу «Суур Тылл», вернувшемуся, наконец, в родную гавань, было возвращено его нынешнее имя. Поскольку в последнее ...

Читать дальше...

Легенды Таллина: ул. Лай 29. Влюблённый монах францисканец.

     Легенды древнего города Таллина. Ревеля. История четвёртая: Улица Лай 29 (Широкая). Влюблённый монах францисканец. Каждую неделю, по средам, в 8.00, новая ...

Читать дальше...

Здание, возводившееся в конце тридцатых годов для нужд Английского колледжа, после Второй мировой войны было передано для обучения будущих педагогов.

Колледж, ставший университетом: старейший корпус нынешнего TLÜ

Старейший из учебных помещений Таллиннского университета — корпус "Теrrа" на Нарвском шоссе — был заложен ровно восемьдесят лет назад: 28 ...

Читать дальше...

Легенды Таллина: ул. Лай 29. Липовое дело.

     Легенды древнего города Таллина. Ревеля. История третья: Улица Лай 29 (Длинная). Липовое дело. Каждую неделю, по средам, в 8.00, новая легенда, ...

Читать дальше...

«Лайне» — старейший корабль ВМФ Эстонии. Довоенное фото.

Первенец эстонского ВМФ: сторожевик и конвоир «Лайне»

Скромное и неприметное на первый взгляд сторожевое и конвойное судно «Лайне» стало первым кораблем Военно-морских сил новорожденной Эстонской Республики, созданных ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллин капитулировал перед победоносными русскими войсками 29 сентября 1710 года. Царь Петр впервые посетил город в декабре 1711 года, он остановился в доме на Тоомпеа, в настоящее время - дом № 4 на площади Лосси. В последующие годы царь останавливался в своем городском дворце (на месте дома № 8, по улице Толли). В 1714 году Петр приобрел поместье, названное им в честь царицы Екатериненталем (Долина Екатерины). Тогда же был построен Старый дворец (Домик Петра), небольшое здание в силе барокко. В 1718 году началось строительство Нового дворца, причем Петр собственноручно положил в северном углу стены дворца три кирпича - они не оштукатурены и видны в стене.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!