А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1105 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Ровно сто лет назад Международный день солидарности трудящихся был впервые отпразднован в Таллинне в официальном порядке.

Правда, назывался он весной 1917 года несколько по-иному — День российской свободы. И отмечался не в мае, а в… апреле. Последнее было вызвано тринадцатидневной разницей между григорианским и юлианским календарями: 01.05 по новому стилю соответствовало 18.04 по стилю старому.

Двойная датировка — по старому и новому стилям — на фотографии, запечатлевшей первомайскую манифестацию в Ревеле сто лет назад.

Двойная датировка — по старому и новому стилям — на фотографии, запечатлевшей первомайскую манифестацию в Ревеле сто лет назад.

Дата эта выпадала на рабочий день — вторник. Чтобы не подрывать и так уже порядком расшатанную трудовую дисциплину, вначале планировали перенести торжества на ближайшее воскресенье.

Праздник хотели перенести на воскресенье, но соображения солидарности победили.

Однако из соображения солидарности со всем остальным миром временное правительство решило учредить дополнительный выходной — первый государственный праздник революционной России.

Заря эры

К тому времени праздник 1 мая был населению недавней Российской империи знаком достаточно хорошо.

Чуть ли не с петровских времен проживавшие в Петербурге и городах присоединенных остзейских провинций немцы встречали в этот день приход долгожданной весны выездами на природу.

С конца XIX столетия праздник утратил свою изначальную «этническую» окраску, превратившись в негласное начало весенне-летнего сезона в общественных садах и дачных предместьях по всей России.

Проникновение праздника в рабочую среду немало поспособствовало его «политизации»: вслед за пролетариями в ближайшие загородные перелески потянулись агитаторы различных революционных кружков и партий.

Крушение самодержавия привело к тому, что скрываться от бдительного взора городовых участникам пролетарских маевок нужды больше не было. Как и нужды выезжать за город: торжество выплеснулось на улицы и площади.

«Первое мая отныне является для нас не только символом Свободы, — намекая на изменившийся статус праздничной даты, писала газета «Ревельское слово». — Это — один из дней уже реальной Свободы всего русского народа.

И мы горячо приветствуем этот день, как может приветствовать его только сердце, измучившееся в оковах рабства. Привет тебе, заря новой светлой эры в жизни молодой демократической Российской Республики!

С радостным сердцем, с горящим, трепещущим чувством, с чистою душою выйдем мы завтра на наш великий праздник. Будем же радоваться как дети. Привет тебе, наш Первый май!».

Милое единодушие

«Апрельский Первомай» выдался в Ревеле столетней давности прохладным, но сухим и солнечным — участию горожан в праздновании погода помешать не могла.

В ранний час над городом заревели фабричные и заводские гудки: они созывали рабочих не к станкам, а к воротам проходных, где формировались колонны для шествия в центр города.

От подтягивающихся из далеких слободок и предместий колонн уже к восьми утра стал тесен Русский рынок — теперешняя площадь Виру. Стоявшая по его центру часовенка тонула среди моря знамен.

«С этого пункта каждая корпорация чинно и стройно направлялась распорядителями Совета рабочих и воинских депутатов по Нарвской улице к Екатеринентальскому дворцу, — сообщали «Ревельские известия». — Как мило, как единодушно встречали и провожали друг друга разные объединения: не было различия классов и национальностей, а лишь ярко выделялось народное единение и всеобщее братство».

Интернациональный состав населения революционного Ревеля был в этот день особенно очевиден: над толпой плыли транспаранты на эстонском, русском, латышском, польском, идише.

Корреспондент «Пяэвалехт» разглядел даже лозунги на чешском: к манифестации присоединилась группа военнопленных армии Австро-Венгрии, чехов и словаков по национальности.

След Первомая столетней давности можно отыскать в Таллинне и по сей день.

«Эффектно выделялась в шествии группа украинцев, во главе которой шли трое казаков в национальных старинных костюмах», — свидетельствовали «Ревельские известия».

Внимание масс

Около полудня манифестанты под звуки духовых оркестров двинулись в направлении Екатериненталя — там, во дворце, заседал Совет рабочих и воинских депутатов.

Выразить ему свои самые искренние поздравления по поводу праздничного дня и «наступившей Свободы» считал своим долгом едва ли не каждый горожанин: церемония растянулась на добрых три часа.

С балкона бывшей летней резиденции эстляндского губернатора к пришедшим обращались представители различных политических партий — преимущественно левой ориентации: социал-революционеры и большевики.

По аллеям Кадриоргского парка бродили сборщики пожертвований на строительство в Таллинне некоего «Дворца труда», который должен был стать памятником победе революции и средоточием культурного досуга рабочего класса.

Ходовым товаром оказались также жетоны в память первого официально разрешенного Первомая и медальончики с аллегорическим изображением «России, навеки разорвавшей путы многовекового рабства».

«По всему городу проходили импровизированные митинги, — отмечало «Свободное слово солдата и матроса». — К сожалению, внимание масс не было использовано для развития стройной идеи в умах.

Все прения носили случайный характер. Дебатировались злободневные темы о Ленине, о форме одежды воинских частей, о бойкоте буржуазных газет — в зависимости от способностей ораторов».

Неуместные эксцессы

Выходившие в Ревеле русские газеты были единодушны: общенародное торжество прошло при образцовом порядке и обошлось без каких-либо эксцессов.

На самом деле эксцессы, к сожалению, имели место. Немногочисленные и спонтанные, они, увы, нарушали несколько елейную картину всеобщего единения и братства.

Дело в том, что накануне праздника орган большевиков «Kiir» опубликовал заметку, в которой подчеркивалось: у пролетариата нет отчества, а, следовательно, национальная символика 1 мая неуместна.

Вроде бы, в последний момент эстонские члены РСДРП вспомнили, что публичное использование сине-черно-белого флага было совсем недавно запрещено рухнувшим режимом, — и переменило свою точку зрения.

Но было уже поздно: напечатать соответствующую резолюцию не успели, и читатели большевистской газеты повели себя по отношению к своим же соплеменникам, осмелившимся выступить под национальным флагом, радикально.

Мало того что национальные триколоры не разрешали поднять над колоннами, — особо «революционно настроенные» граждане ломились в двери домов, над которыми были подняты какие-либо знамена, кроме красного, требуя их немедленного снятия.

Больше всего не повезло членам Эстонского женского союза: выступили они под собственным кумачовым флагом, но повязали на него две синие ленточки. Некий матрос, обругав барышень, вырвал у них древко и сорвал «неуместные элементы».

«Гордый и красивый лозунг «Свобода всем угнетенным народам» так и остается лозунгом, — сокрушалась «Tallinna Teataja». — Претендовавшие на роль организаторов праздника не посчитали нужным обеспечить одну из гражданских свобод».

«Кое-кто говорит, это, дескать, рабочий праздник и прочим нечего было на него приходить, — рассуждала «Пяэвалехт». — Но обстоятельства всё же были несколько иные: народ воспринял его как великий и всеобщий день свободы».

Резюме эстонской прессы было однозначным: любые выпады против национальной символики должны впредь расцениваться не просто как нарушение личных свобод, но и как откровенную контрреволюцию.

Удивительнее всего, что след Первомая столетней давности можно отыскать не только в столбцах старинных газет и в силуэтах выцветших фотоснимков, но и в городском пространстве современного Таллинна.

Достаточно прогуляться до памятника броненосцу «Русалка» — и обнаружить, что двуглавые российские орлы на тумбах, поддерживающих цепь ограждения, начисто лишены корон — символов монархической власти.

И хотя прямых указаний об их судьбе нет, с большой долей вероятности, сбиты они были 1 мая 1917 года — равно как в этот же день был убран и двуглавый орел с постамента утраченного памятника Петру I на современной площади Вабадузе.

За сто минувших лет таллиннский Первомай порядком утратил свое изначальное значение. Но сумел остаться красным днем календаря абсолютно при всех режимах. А это само по себе — немаловажно.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!