А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1940 году, после вхождения Эстонии в Советский Союз, Нымме был присоединен к Таллинну на правах района. Разговоры о восстановлении статуса города велись в начале 80-х годов, но то время жители побоялись лишиться снабжения, полагающегося столице союзной республики. Сегодня представить себе Таллинн без Нымме уже невозможно. Как и Нымме – без Таллинна.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Ровно сто лет назад Международный день солидарности трудящихся был впервые отпразднован в Таллинне в официальном порядке.

Правда, назывался он весной 1917 года несколько по-иному — День российской свободы. И отмечался не в мае, а в… апреле. Последнее было вызвано тринадцатидневной разницей между григорианским и юлианским календарями: 01.05 по новому стилю соответствовало 18.04 по стилю старому.

Двойная датировка — по старому и новому стилям — на фотографии, запечатлевшей первомайскую манифестацию в Ревеле сто лет назад.

Двойная датировка — по старому и новому стилям — на фотографии, запечатлевшей первомайскую манифестацию в Ревеле сто лет назад.

Дата эта выпадала на рабочий день — вторник. Чтобы не подрывать и так уже порядком расшатанную трудовую дисциплину, вначале планировали перенести торжества на ближайшее воскресенье.

Праздник хотели перенести на воскресенье, но соображения солидарности победили.

Однако из соображения солидарности со всем остальным миром временное правительство решило учредить дополнительный выходной — первый государственный праздник революционной России.

Заря эры

К тому времени праздник 1 мая был населению недавней Российской империи знаком достаточно хорошо.

Чуть ли не с петровских времен проживавшие в Петербурге и городах присоединенных остзейских провинций немцы встречали в этот день приход долгожданной весны выездами на природу.

С конца XIX столетия праздник утратил свою изначальную «этническую» окраску, превратившись в негласное начало весенне-летнего сезона в общественных садах и дачных предместьях по всей России.

Проникновение праздника в рабочую среду немало поспособствовало его «политизации»: вслед за пролетариями в ближайшие загородные перелески потянулись агитаторы различных революционных кружков и партий.

Крушение самодержавия привело к тому, что скрываться от бдительного взора городовых участникам пролетарских маевок нужды больше не было. Как и нужды выезжать за город: торжество выплеснулось на улицы и площади.

«Первое мая отныне является для нас не только символом Свободы, — намекая на изменившийся статус праздничной даты, писала газета «Ревельское слово». — Это — один из дней уже реальной Свободы всего русского народа.

И мы горячо приветствуем этот день, как может приветствовать его только сердце, измучившееся в оковах рабства. Привет тебе, заря новой светлой эры в жизни молодой демократической Российской Республики!

С радостным сердцем, с горящим, трепещущим чувством, с чистою душою выйдем мы завтра на наш великий праздник. Будем же радоваться как дети. Привет тебе, наш Первый май!».

Милое единодушие

«Апрельский Первомай» выдался в Ревеле столетней давности прохладным, но сухим и солнечным — участию горожан в праздновании погода помешать не могла.

В ранний час над городом заревели фабричные и заводские гудки: они созывали рабочих не к станкам, а к воротам проходных, где формировались колонны для шествия в центр города.

От подтягивающихся из далеких слободок и предместий колонн уже к восьми утра стал тесен Русский рынок — теперешняя площадь Виру. Стоявшая по его центру часовенка тонула среди моря знамен.

«С этого пункта каждая корпорация чинно и стройно направлялась распорядителями Совета рабочих и воинских депутатов по Нарвской улице к Екатеринентальскому дворцу, — сообщали «Ревельские известия». — Как мило, как единодушно встречали и провожали друг друга разные объединения: не было различия классов и национальностей, а лишь ярко выделялось народное единение и всеобщее братство».

Интернациональный состав населения революционного Ревеля был в этот день особенно очевиден: над толпой плыли транспаранты на эстонском, русском, латышском, польском, идише.

Корреспондент «Пяэвалехт» разглядел даже лозунги на чешском: к манифестации присоединилась группа военнопленных армии Австро-Венгрии, чехов и словаков по национальности.

След Первомая столетней давности можно отыскать в Таллинне и по сей день.

«Эффектно выделялась в шествии группа украинцев, во главе которой шли трое казаков в национальных старинных костюмах», — свидетельствовали «Ревельские известия».

Внимание масс

Около полудня манифестанты под звуки духовых оркестров двинулись в направлении Екатериненталя — там, во дворце, заседал Совет рабочих и воинских депутатов.

Выразить ему свои самые искренние поздравления по поводу праздничного дня и «наступившей Свободы» считал своим долгом едва ли не каждый горожанин: церемония растянулась на добрых три часа.

С балкона бывшей летней резиденции эстляндского губернатора к пришедшим обращались представители различных политических партий — преимущественно левой ориентации: социал-революционеры и большевики.

По аллеям Кадриоргского парка бродили сборщики пожертвований на строительство в Таллинне некоего «Дворца труда», который должен был стать памятником победе революции и средоточием культурного досуга рабочего класса.

Ходовым товаром оказались также жетоны в память первого официально разрешенного Первомая и медальончики с аллегорическим изображением «России, навеки разорвавшей путы многовекового рабства».

«По всему городу проходили импровизированные митинги, — отмечало «Свободное слово солдата и матроса». — К сожалению, внимание масс не было использовано для развития стройной идеи в умах.

Все прения носили случайный характер. Дебатировались злободневные темы о Ленине, о форме одежды воинских частей, о бойкоте буржуазных газет — в зависимости от способностей ораторов».

Неуместные эксцессы

Выходившие в Ревеле русские газеты были единодушны: общенародное торжество прошло при образцовом порядке и обошлось без каких-либо эксцессов.

На самом деле эксцессы, к сожалению, имели место. Немногочисленные и спонтанные, они, увы, нарушали несколько елейную картину всеобщего единения и братства.

Дело в том, что накануне праздника орган большевиков «Kiir» опубликовал заметку, в которой подчеркивалось: у пролетариата нет отчества, а, следовательно, национальная символика 1 мая неуместна.

Вроде бы, в последний момент эстонские члены РСДРП вспомнили, что публичное использование сине-черно-белого флага было совсем недавно запрещено рухнувшим режимом, — и переменило свою точку зрения.

Но было уже поздно: напечатать соответствующую резолюцию не успели, и читатели большевистской газеты повели себя по отношению к своим же соплеменникам, осмелившимся выступить под национальным флагом, радикально.

Мало того что национальные триколоры не разрешали поднять над колоннами, — особо «революционно настроенные» граждане ломились в двери домов, над которыми были подняты какие-либо знамена, кроме красного, требуя их немедленного снятия.

Больше всего не повезло членам Эстонского женского союза: выступили они под собственным кумачовым флагом, но повязали на него две синие ленточки. Некий матрос, обругав барышень, вырвал у них древко и сорвал «неуместные элементы».

«Гордый и красивый лозунг «Свобода всем угнетенным народам» так и остается лозунгом, — сокрушалась «Tallinna Teataja». — Претендовавшие на роль организаторов праздника не посчитали нужным обеспечить одну из гражданских свобод».

«Кое-кто говорит, это, дескать, рабочий праздник и прочим нечего было на него приходить, — рассуждала «Пяэвалехт». — Но обстоятельства всё же были несколько иные: народ воспринял его как великий и всеобщий день свободы».

Резюме эстонской прессы было однозначным: любые выпады против национальной символики должны впредь расцениваться не просто как нарушение личных свобод, но и как откровенную контрреволюцию.

Удивительнее всего, что след Первомая столетней давности можно отыскать не только в столбцах старинных газет и в силуэтах выцветших фотоснимков, но и в городском пространстве современного Таллинна.

Достаточно прогуляться до памятника броненосцу «Русалка» — и обнаружить, что двуглавые российские орлы на тумбах, поддерживающих цепь ограждения, начисто лишены корон — символов монархической власти.

И хотя прямых указаний об их судьбе нет, с большой долей вероятности, сбиты они были 1 мая 1917 года — равно как в этот же день был убран и двуглавый орел с постамента утраченного памятника Петру I на современной площади Вабадузе.

За сто минувших лет таллиннский Первомай порядком утратил свое изначальное значение. Но сумел остаться красным днем календаря абсолютно при всех режимах. А это само по себе — немаловажно.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В 1918 году Эстония обрела независимость. Однако война на несколько лет задержала решение вопросов ее государственности. В 1923 году в Эстонской Республике проводился гербовый конкурс, который не дал результатов. Тогда Государственная Дума в июне 1925 года утвердила исторически сложившийся герб с изображением трех леопардов синего цвета без корон, с красными языками и серебряными глазами, расположенных на золотом фоне щита. Отсутствие корон на головах леопардов вполне объяснимо. Корона - один из символов монархии, Эстония же стала республикой. Прецедент снятия корон к тому времени уже был. Его создало в 1917 году Временное правительство России. Оно в качестве герба оставило двуглавого орла, освободив его от всех имперских атрибутов - корон, скипетра и державы. Вместе с тем сохранения орла - сердцевины герба - выражало историческую преемственность с гербом Российского государства.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!