А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1112 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее.

Само по себе название экспозиции, разместившейся на втором этаже бывшего соляного склада Ротерманна, звучит неожиданно, если не сказать — интригующе: «Коплиская соната».

Выполненный более ста лет назад план полуострова Копли с заводами и рабочей колонией — произведение искусства сам по себе.

Выполненный более ста лет назад план полуострова Копли с заводами и рабочей колонией — произведение искусства сам по себе.

Набранное через точку уточнение — «Русско-балтийский судостроительный завод» — задает топографические координаты. И одновременно — добавляет недоумения: где — промышленность, а где — музыка?!

Выбор музыкальной формы пояснил куратор выставки Оливер Орро: постоянное чередование быстрого и медленного темпа, мажорного и минорного лада наиболее присуще именно сонате.

Равно, как и истории Копли: таллиннскому району, который знавал взлеты и падения, периоды процветания и бурного развития, внезапно сменявшиеся годами забвения и упадка.

Жизненный круг

«Ассоциации со словом «Копли» у большинства горожан на протяжении нескольких десятилетий были вполне конкретные: далеко, небезопасно, запущенно, — рассказывает Орро. — В настоящее время имидж района меняется: интерес к нему вырос у застройщиков, да и городские власти взялись, например, полностью модернизировать ведущую туда трамвайную ветку.

Можно сказать, что роль Копли в городском пространстве меняется буквально на глазах, чему мы с вами являемся свидетелями. Потому очень важно вспомнить то, что было, и понять, как оно стало таким.

Радикальные перемены и облика, и имиджа Копли только начинаются. Значит, сейчас — самое подходящее время для проведения большой ретроспективной выставки, которая смогла бы рассказать современным таллиннцам о прошлом района.

Сосредоточиться при этом мы решили на одном из самых крупных промышленных предприятий, которому Копли во многом обязан и своим рождением, и формированием, и былой славе,— Русско-Балтийском судостроительном заводе.

Основанный накануне Первой мировой войны, достигший своего расцвета в ее годы, он сто лет назад был одним из наиболее крупных работодателей не только собственно Таллинна, но и всей Эстонии в целом.

Завод давал не только работу: в его окрестностях, одновременно с возведением производственных корпусов, был спланирован и выстроен, без преувеличения, целый город — спутник нынешней столицы. На его территории имелись жилища для работников и инженеров, магазины, баня-прачечная, народный дом, церковь, почтовое отделение, полицейский участок, православная церковь, школа.

Образно говоря, человек мог прожить замкнутый жизненный цикл, от рождения до смерти, не покидая Копли ни разу. И был бы при этом обеспечен практически всем необходимым».

Секреты проектов

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Уникальным рабочий поселок при Русско-балтийском заводе делало не только разнообразие учреждений, но и редкостное для Таллинна столетней давности стилистическое единство застройки.

Ей Копли обязано, в первую очередь, петербургскому зодчему Александру Дмитриеву: подписанные им проекты заводских корпусов, административных зданий и жилых домов представлены на выставке широко и подробно.

Человек мог прожить от рождения до смерти, не покидая Копли ни разу.
«Мы искали экспонаты в фондах Таллиннского городского и Эстонского государственного архивов, — рассказывает Орро. — Просматривали и собрания Санкт-Петербурга. Многое из найденного нами таллиннцы увидят впервые».

В словах куратора выставки нет преувеличения: выполненную Дмитриевым панораму заводов полуострова Копли с высоты птичьего полета даже специалисты-краеведы знали
до сих пор преимущественно лишь в мелком формате книжной иллюстрации.

Безусловный интерес представляют также проектные чертежи зданий, дошедших до наших дней перестроенными до неузнаваемости. Например — бани-прачечной в духе северного модерна или пожарного гаража у нынешней трамвайной остановки.

Есть и эскизы зданий, которые так никогда и не были реализованы: мало кто догадывается, что во второй половине сороковых в Копли предполагали построить крытый продовольственный рынок, а до войны — возвести лютеранскую кирху. Проект последней, кстати, был мастерски выполнен едва ли не самым знаменитым жителем Копли двадцатых-тридцатых годов: беженцем из революционной России, архитектором-живописцем Александром Владовским.

Выполненный в несколько старомодной для конца тридцатых годов манере, он схож с еще одной работой того же автора: проектом считавшейся доселе неатрибутированного православного храма.

Сравнивая два архитектурных эскиза, можно предположить: последний должен был прийти на смену построенной тем же Владовским временной деревянной Никольской церкви в Копли. Два сакральных здания, в таком в случае, могли бы гармонировать друг с другом, создавая уникальный ансамбль двух церквей-сестер, принадлежащих различным конфессиям.

Редкий шанс

Как отмечают организаторы выставки, посетить ее будет полезно не только любителям архитектуры.

Люди с инженерным образованием наверняка не останутся равнодушными к чертежам технических приспособлений судоверфи: похожих на римские акведуки стапелей и так и нереализованных плавучих доков.

С социологической точки зрения любопытно будет «заглянуть» в помещения цехов, где запечатленные на фотографических снимках женщины заменили собой ушедших на фронт Первой мировой войны работников-мужчин.

«Мы бы хотели, чтобы нашу экспозицию увидело как можно больше горожан, — подчеркивает Орро — Ведь Копли — такой район, о котором многие слышали. А вот видели — тем более в лучшие его годы — далеко не все. Было время, когда множество таллиннцев, как эстонцев, так и русских, работало на нынешнем судоремонтном заводе. Многие семьи жили в его окрестностях, их дети — учились в школе, которая размещалась на берегу, бухты Пальясааре.

Коплиские линии окончательно расселены и в значительной степени снесены. Их жители полувековой, шестидесяти- и семидесятилетней давности давным-давно получили квартиры в новых частях города Но для них и их потомков увидеть Копли таким, каким он был когда-то, — редкий шанс, которым стоит воспользоваться. Надеюсь, они оценят его — как и все прочие посетители выставки».

***

«Что будет с Копли в обозримом будущем — покажет время, — комментирует Оливер Орро. — Нет никаких сомнений в том, что на оконечности полуострова где расположены промышленные корпуса, производство сохранится и впредь — на мой взгляд, это является позитивным.

Территория рабочей колонии — коплиских линий — продана частному застройщику. Он планирует строительство новых жилых зданий — причем с частичным сохранением фрагментов исторической застройки.

Большинство рабочих казарм столетней давности, конечно, свой век давно пережило — сохранять каждую из них было бы слишком дорого. Да и не имело бы, пожалуй, особого смысла — стандарты комфорта ушли далеко вперед. Но отдельные постройки, следовало бы всё же сохранить и отреставрировать — как памятник своей эпохи. Равно как и построить современные здания с соблюдением объемов и высотности, присущих Копли.

О том, каким станет район, мы планируем рассказать в книге, которая выйдет нынешним летом. А пока что — добро пожаловать на выставку, она проработает до середины сентября».

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Памятник Антону Хансену Таамсааре в день открытия.

Глубоко демократический и гуманистический: памятник в сквере Таммсааре

Сорок лет назад Таллинн обогатился, пожалуй, самым человечным произведением монументального искусства — в центре города был открыт памятник классику эстонской ...

Читать дальше...

Необычный Таллин. Январь 2018

За несколько часов до этого момента, увезли последний разобранный домик с Рождественского рынка, который царствовал тут почти два месяца. И ...

Читать дальше...

Перед отправкой на фронт бойцов I Ревельского русского партизанского отряда приветствовал на главной площади столицы генерал Йохан Лайдонер.

Бело-сине-красный шеврон над сине-черно-белым щитком: русский вклад в Освободительную войну Эстонии

Участие русского населения Эстонской Республики в вооруженной борьбе за независимость — не столь отдаленная, но до сих пор малоизвестная страница ...

Читать дальше...

Ревельский стражник — туристам: встретим Вас в объятиях — сердечно, с теплом

Ревельский стражник, котрый несёт свою службу круглый год в сердце Старого Таллина на Ратушной площади, обратился к гостям столицы Эстонии:  — Городской стражник Ревеля ...

Читать дальше...

Первая встреча героев Ханса Кристиана Андерсена в интерьерах таллиннских улиц состоялась благодаря книжным иллюстрациям работы Валерия Алфеевского.

Три сказочных визита: Снежная королева в Таллинне

Полвека назад для десятков миллионов человек Таллинн стал однозначным синонимом зимней сказки — на экраны вышел художественный фильм «Снежная королева». Город, ...

Читать дальше...

Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!