А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В 1918 году Эстония обрела независимость. Однако война на несколько лет задержала решение вопросов ее государственности. В 1923 году в Эстонской Республике проводился гербовый конкурс, который не дал результатов. Тогда Государственная Дума в июне 1925 года утвердила исторически сложившийся герб с изображением трех леопардов синего цвета без корон, с красными языками и серебряными глазами, расположенных на золотом фоне щита. Отсутствие корон на головах леопардов вполне объяснимо. Корона - один из символов монархии, Эстония же стала республикой. Прецедент снятия корон к тому времени уже был. Его создало в 1917 году Временное правительство России. Оно в качестве герба оставило двуглавого орла, освободив его от всех имперских атрибутов - корон, скипетра и державы. Вместе с тем сохранения орла - сердцевины герба - выражало историческую преемственность с гербом Российского государства.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее.

Само по себе название экспозиции, разместившейся на втором этаже бывшего соляного склада Ротерманна, звучит неожиданно, если не сказать — интригующе: «Коплиская соната».

Выполненный более ста лет назад план полуострова Копли с заводами и рабочей колонией — произведение искусства сам по себе.

Выполненный более ста лет назад план полуострова Копли с заводами и рабочей колонией — произведение искусства сам по себе.

Набранное через точку уточнение — «Русско-балтийский судостроительный завод» — задает топографические координаты. И одновременно — добавляет недоумения: где — промышленность, а где — музыка?!

Выбор музыкальной формы пояснил куратор выставки Оливер Орро: постоянное чередование быстрого и медленного темпа, мажорного и минорного лада наиболее присуще именно сонате.

Равно, как и истории Копли: таллиннскому району, который знавал взлеты и падения, периоды процветания и бурного развития, внезапно сменявшиеся годами забвения и упадка.

Жизненный круг

«Ассоциации со словом «Копли» у большинства горожан на протяжении нескольких десятилетий были вполне конкретные: далеко, небезопасно, запущенно, — рассказывает Орро. — В настоящее время имидж района меняется: интерес к нему вырос у застройщиков, да и городские власти взялись, например, полностью модернизировать ведущую туда трамвайную ветку.

Можно сказать, что роль Копли в городском пространстве меняется буквально на глазах, чему мы с вами являемся свидетелями. Потому очень важно вспомнить то, что было, и понять, как оно стало таким.

Радикальные перемены и облика, и имиджа Копли только начинаются. Значит, сейчас — самое подходящее время для проведения большой ретроспективной выставки, которая смогла бы рассказать современным таллиннцам о прошлом района.

Сосредоточиться при этом мы решили на одном из самых крупных промышленных предприятий, которому Копли во многом обязан и своим рождением, и формированием, и былой славе,— Русско-Балтийском судостроительном заводе.

Основанный накануне Первой мировой войны, достигший своего расцвета в ее годы, он сто лет назад был одним из наиболее крупных работодателей не только собственно Таллинна, но и всей Эстонии в целом.

Завод давал не только работу: в его окрестностях, одновременно с возведением производственных корпусов, был спланирован и выстроен, без преувеличения, целый город — спутник нынешней столицы. На его территории имелись жилища для работников и инженеров, магазины, баня-прачечная, народный дом, церковь, почтовое отделение, полицейский участок, православная церковь, школа.

Образно говоря, человек мог прожить замкнутый жизненный цикл, от рождения до смерти, не покидая Копли ни разу. И был бы при этом обеспечен практически всем необходимым».

Секреты проектов

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Уникальным рабочий поселок при Русско-балтийском заводе делало не только разнообразие учреждений, но и редкостное для Таллинна столетней давности стилистическое единство застройки.

Ей Копли обязано, в первую очередь, петербургскому зодчему Александру Дмитриеву: подписанные им проекты заводских корпусов, административных зданий и жилых домов представлены на выставке широко и подробно.

Человек мог прожить от рождения до смерти, не покидая Копли ни разу.
«Мы искали экспонаты в фондах Таллиннского городского и Эстонского государственного архивов, — рассказывает Орро. — Просматривали и собрания Санкт-Петербурга. Многое из найденного нами таллиннцы увидят впервые».

В словах куратора выставки нет преувеличения: выполненную Дмитриевым панораму заводов полуострова Копли с высоты птичьего полета даже специалисты-краеведы знали
до сих пор преимущественно лишь в мелком формате книжной иллюстрации.

Безусловный интерес представляют также проектные чертежи зданий, дошедших до наших дней перестроенными до неузнаваемости. Например — бани-прачечной в духе северного модерна или пожарного гаража у нынешней трамвайной остановки.

Есть и эскизы зданий, которые так никогда и не были реализованы: мало кто догадывается, что во второй половине сороковых в Копли предполагали построить крытый продовольственный рынок, а до войны — возвести лютеранскую кирху. Проект последней, кстати, был мастерски выполнен едва ли не самым знаменитым жителем Копли двадцатых-тридцатых годов: беженцем из революционной России, архитектором-живописцем Александром Владовским.

Выполненный в несколько старомодной для конца тридцатых годов манере, он схож с еще одной работой того же автора: проектом считавшейся доселе неатрибутированного православного храма.

Сравнивая два архитектурных эскиза, можно предположить: последний должен был прийти на смену построенной тем же Владовским временной деревянной Никольской церкви в Копли. Два сакральных здания, в таком в случае, могли бы гармонировать друг с другом, создавая уникальный ансамбль двух церквей-сестер, принадлежащих различным конфессиям.

Редкий шанс

Как отмечают организаторы выставки, посетить ее будет полезно не только любителям архитектуры.

Люди с инженерным образованием наверняка не останутся равнодушными к чертежам технических приспособлений судоверфи: похожих на римские акведуки стапелей и так и нереализованных плавучих доков.

С социологической точки зрения любопытно будет «заглянуть» в помещения цехов, где запечатленные на фотографических снимках женщины заменили собой ушедших на фронт Первой мировой войны работников-мужчин.

«Мы бы хотели, чтобы нашу экспозицию увидело как можно больше горожан, — подчеркивает Орро — Ведь Копли — такой район, о котором многие слышали. А вот видели — тем более в лучшие его годы — далеко не все. Было время, когда множество таллиннцев, как эстонцев, так и русских, работало на нынешнем судоремонтном заводе. Многие семьи жили в его окрестностях, их дети — учились в школе, которая размещалась на берегу, бухты Пальясааре.

Коплиские линии окончательно расселены и в значительной степени снесены. Их жители полувековой, шестидесяти- и семидесятилетней давности давным-давно получили квартиры в новых частях города Но для них и их потомков увидеть Копли таким, каким он был когда-то, — редкий шанс, которым стоит воспользоваться. Надеюсь, они оценят его — как и все прочие посетители выставки».

***

«Что будет с Копли в обозримом будущем — покажет время, — комментирует Оливер Орро. — Нет никаких сомнений в том, что на оконечности полуострова где расположены промышленные корпуса, производство сохранится и впредь — на мой взгляд, это является позитивным.

Территория рабочей колонии — коплиских линий — продана частному застройщику. Он планирует строительство новых жилых зданий — причем с частичным сохранением фрагментов исторической застройки.

Большинство рабочих казарм столетней давности, конечно, свой век давно пережило — сохранять каждую из них было бы слишком дорого. Да и не имело бы, пожалуй, особого смысла — стандарты комфорта ушли далеко вперед. Но отдельные постройки, следовало бы всё же сохранить и отреставрировать — как памятник своей эпохи. Равно как и построить современные здания с соблюдением объемов и высотности, присущих Копли.

О том, каким станет район, мы планируем рассказать в книге, которая выйдет нынешним летом. А пока что — добро пожаловать на выставку, она проработает до середины сентября».

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!