А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Таллиннцы неоднократно обращались и к шведскому, и к русскому правительству с просьбой похоронить Де Круа. Ну вот, денег, собранных за просмотр тела де Круа набралось достаточно, чтобы рассчитаться с долгами, которые он наделал при жизни и решено было де Круа похоронить. На отпевание собралось всего несколько человек. Они думали, что последние, кто видит загадочную улыбку де Круа перед окончательным захоронением. Но судьба распорядилась иначе. После последней войны, когда восстанавливали разрушенную церковь Нигулисте, могила де Круа помешала реконструкции, и его перезахоронили. Теперь, когда вы войдете в "Концертный зал-музей Нигулисте", посмотрите внимательно на пол. Там, возле входа вы увидите большую надгробную плиту, под которой нашел свое очередное упокоение Карл-Евгений де Круа. Навсегда…
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1093 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее.

Само по себе название экспозиции, разместившейся на втором этаже бывшего соляного склада Ротерманна, звучит неожиданно, если не сказать — интригующе: «Коплиская соната».

Выполненный более ста лет назад план полуострова Копли с заводами и рабочей колонией — произведение искусства сам по себе.

Выполненный более ста лет назад план полуострова Копли с заводами и рабочей колонией — произведение искусства сам по себе.

Набранное через точку уточнение — «Русско-балтийский судостроительный завод» — задает топографические координаты. И одновременно — добавляет недоумения: где — промышленность, а где — музыка?!

Выбор музыкальной формы пояснил куратор выставки Оливер Орро: постоянное чередование быстрого и медленного темпа, мажорного и минорного лада наиболее присуще именно сонате.

Равно, как и истории Копли: таллиннскому району, который знавал взлеты и падения, периоды процветания и бурного развития, внезапно сменявшиеся годами забвения и упадка.

Жизненный круг

«Ассоциации со словом «Копли» у большинства горожан на протяжении нескольких десятилетий были вполне конкретные: далеко, небезопасно, запущенно, — рассказывает Орро. — В настоящее время имидж района меняется: интерес к нему вырос у застройщиков, да и городские власти взялись, например, полностью модернизировать ведущую туда трамвайную ветку.

Можно сказать, что роль Копли в городском пространстве меняется буквально на глазах, чему мы с вами являемся свидетелями. Потому очень важно вспомнить то, что было, и понять, как оно стало таким.

Радикальные перемены и облика, и имиджа Копли только начинаются. Значит, сейчас — самое подходящее время для проведения большой ретроспективной выставки, которая смогла бы рассказать современным таллиннцам о прошлом района.

Сосредоточиться при этом мы решили на одном из самых крупных промышленных предприятий, которому Копли во многом обязан и своим рождением, и формированием, и былой славе,— Русско-Балтийском судостроительном заводе.

Основанный накануне Первой мировой войны, достигший своего расцвета в ее годы, он сто лет назад был одним из наиболее крупных работодателей не только собственно Таллинна, но и всей Эстонии в целом.

Завод давал не только работу: в его окрестностях, одновременно с возведением производственных корпусов, был спланирован и выстроен, без преувеличения, целый город — спутник нынешней столицы. На его территории имелись жилища для работников и инженеров, магазины, баня-прачечная, народный дом, церковь, почтовое отделение, полицейский участок, православная церковь, школа.

Образно говоря, человек мог прожить замкнутый жизненный цикл, от рождения до смерти, не покидая Копли ни разу. И был бы при этом обеспечен практически всем необходимым».

Секреты проектов

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Уникальным рабочий поселок при Русско-балтийском заводе делало не только разнообразие учреждений, но и редкостное для Таллинна столетней давности стилистическое единство застройки.

Ей Копли обязано, в первую очередь, петербургскому зодчему Александру Дмитриеву: подписанные им проекты заводских корпусов, административных зданий и жилых домов представлены на выставке широко и подробно.

Человек мог прожить от рождения до смерти, не покидая Копли ни разу.
«Мы искали экспонаты в фондах Таллиннского городского и Эстонского государственного архивов, — рассказывает Орро. — Просматривали и собрания Санкт-Петербурга. Многое из найденного нами таллиннцы увидят впервые».

В словах куратора выставки нет преувеличения: выполненную Дмитриевым панораму заводов полуострова Копли с высоты птичьего полета даже специалисты-краеведы знали
до сих пор преимущественно лишь в мелком формате книжной иллюстрации.

Безусловный интерес представляют также проектные чертежи зданий, дошедших до наших дней перестроенными до неузнаваемости. Например — бани-прачечной в духе северного модерна или пожарного гаража у нынешней трамвайной остановки.

Есть и эскизы зданий, которые так никогда и не были реализованы: мало кто догадывается, что во второй половине сороковых в Копли предполагали построить крытый продовольственный рынок, а до войны — возвести лютеранскую кирху. Проект последней, кстати, был мастерски выполнен едва ли не самым знаменитым жителем Копли двадцатых-тридцатых годов: беженцем из революционной России, архитектором-живописцем Александром Владовским.

Выполненный в несколько старомодной для конца тридцатых годов манере, он схож с еще одной работой того же автора: проектом считавшейся доселе неатрибутированного православного храма.

Сравнивая два архитектурных эскиза, можно предположить: последний должен был прийти на смену построенной тем же Владовским временной деревянной Никольской церкви в Копли. Два сакральных здания, в таком в случае, могли бы гармонировать друг с другом, создавая уникальный ансамбль двух церквей-сестер, принадлежащих различным конфессиям.

Редкий шанс

Как отмечают организаторы выставки, посетить ее будет полезно не только любителям архитектуры.

Люди с инженерным образованием наверняка не останутся равнодушными к чертежам технических приспособлений судоверфи: похожих на римские акведуки стапелей и так и нереализованных плавучих доков.

С социологической точки зрения любопытно будет «заглянуть» в помещения цехов, где запечатленные на фотографических снимках женщины заменили собой ушедших на фронт Первой мировой войны работников-мужчин.

«Мы бы хотели, чтобы нашу экспозицию увидело как можно больше горожан, — подчеркивает Орро — Ведь Копли — такой район, о котором многие слышали. А вот видели — тем более в лучшие его годы — далеко не все. Было время, когда множество таллиннцев, как эстонцев, так и русских, работало на нынешнем судоремонтном заводе. Многие семьи жили в его окрестностях, их дети — учились в школе, которая размещалась на берегу, бухты Пальясааре.

Коплиские линии окончательно расселены и в значительной степени снесены. Их жители полувековой, шестидесяти- и семидесятилетней давности давным-давно получили квартиры в новых частях города Но для них и их потомков увидеть Копли таким, каким он был когда-то, — редкий шанс, которым стоит воспользоваться. Надеюсь, они оценят его — как и все прочие посетители выставки».

***

«Что будет с Копли в обозримом будущем — покажет время, — комментирует Оливер Орро. — Нет никаких сомнений в том, что на оконечности полуострова где расположены промышленные корпуса, производство сохранится и впредь — на мой взгляд, это является позитивным.

Территория рабочей колонии — коплиских линий — продана частному застройщику. Он планирует строительство новых жилых зданий — причем с частичным сохранением фрагментов исторической застройки.

Большинство рабочих казарм столетней давности, конечно, свой век давно пережило — сохранять каждую из них было бы слишком дорого. Да и не имело бы, пожалуй, особого смысла — стандарты комфорта ушли далеко вперед. Но отдельные постройки, следовало бы всё же сохранить и отреставрировать — как памятник своей эпохи. Равно как и построить современные здания с соблюдением объемов и высотности, присущих Копли.

О том, каким станет район, мы планируем рассказать в книге, которая выйдет нынешним летом. А пока что — добро пожаловать на выставку, она проработает до середины сентября».

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

Двойная датировка — по старому и новому стилям — на фотографии, запечатлевшей первомайскую манифестацию в Ревеле сто лет назад.

«С радостным сердцем, с горящим чувством, с чистою душою»: апрельский Первомай в революционном Ревеле столетней давности.

Ровно сто лет назад Международный день солидарности трудящихся был впервые отпразднован в Таллинне в официальном порядке. Правда, назывался он весной 1917 ...

Читать дальше...

Медальон с фасада дома по улице Мюнди. Георгий — в облачении ландскнехта.

Рельефы, скульптуры, алтари и капеллы: по следам ревельского почитания Георгия-Победоносца

Годовщина восстания Юрьевой ночи — повод вспомнить о почитании жителями былого Ревеля Юри-Юргена-Георгия. И попробовать отыскать «следы» почитаемого в Средние ...

Читать дальше...

Новое здание Балтийского вокзала и площадь перед ним. Иллюстрация из журнала "Pilt ja Sõna" 1946 год.

От орденского выгона до привокзальной площади: метаморфозы окрестностей главной станции Таллина

Желание городских властей благоустроить окрестности Балтийского вокзала — повод вспомнить о том, как обрели они нынешний, говоря откровенно, — не ...

Читать дальше...

В Таллине у пяти дорог

Кто едет по горам и морям и подвергает опасности жизнь и тело, и имущество, не страшится разбойников и бродяг, пожирающих ...

Читать дальше...

Встреча Александра Керенского на площади перед Балтийским вокзалом в Ревеле.

«Русская демократия на эстонской земле»: как министр Керенский в Ревель приезжал

Ровно сто лет назад столицу Эстонии посетил с официальным визитом Александр Федорович Керенский — одна из ключевых фигур февральской революции. Формально ...

Читать дальше...

Цветник на Мусумяги и вид с горки в сторону Пярнуского шоссе. Открытка начала XX века.

От бастиона до романтического сквера: как в Таллине горка у Вируских ворот Поцелуевой стала

Десять лет назад самая «весенняя» горка столицы Эстонии закрепила свое бывшее до этого народным прозвище в качестве официального названия. Скульптуры «Миг ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Богатство и процветание города всецело зависели от торговли, главным образом транзитной, между Западной Европой и Новгородом, а через него и другими русскими городами. 22 февраля 1346 года Таллинн получил от Ганзейского союза право складочного пункта в Новгородской торговле. Из Франции и Португалии привозили много соли. «Таллинн построен на соли» - гласит средневековая поговорка. И, действительно, только в течение одного дня, 15 июля 1442 года, в Таллинн пришло 57 кораблей с солью. Количество соли, привозимой в Таллинн, в некоторые годы превышало 1,200 млн. кг. На соль обменивалось в те времена зерно, занимавшее главное место среди товаров, которые вывозили из города. Соль по здешнему обычаю никто не имел право взвешивать на своих весах. Для этого на ратушной площади имелось специальное здание – «важня», известное с XIV века. В 1554 году в северной части площади была построена Новая важня. Это было двухэтажное здание с высокой крышей, украшенное барельефными медальонами с изображением граждан города. Здание важни погибло в 1944 году, а барельефы хранятся в музее. Место, на котором стояла важня, отмечено вымосткой – линией в два камня поперек основной вымостки площади.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!