Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1357 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех… столетий.

Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел относительно недавно: в начале текущего, третьего, тысячелетия.

Словосочетание «учительский дом» способно похвастаться куда как более долгой биографией: в повседневной речи горожан оно укоренилось, по крайней мере, с первой трети XVIII века.

Ведь образованность в Таллинне ценили с незапамятных времен. И готовы были создавать тем, кто брался за обучение подрастающего поколения, комфортные условия не только работы, но и проживания.

На углу Монастырской

То, что среди преподавательского состава открывшейся в январе 1631 года нынешней Гимназии Густава Адольфа приезжие педагоги превалировали, сомнений нет: своих еще только предстояло выучить.

Поначалу учителя жили на частных квартирах: попечители вновь открывшегося учебного заведения — ревельский магистрат и эстляндское рыцарство — брали на себя лишь плату за отопление: часть жалования выдавали дровами. Часть жалования учителям городской гимназии выплачивалось в XVII веке дровами.

Казенное жилье наставники местного юношества получили через сто двадцать лет после основания учебного заведения: масштабные работы по перестройке бывших монастырских корпусов в гимназический кампус начались в середине ХVIII века.

На строительство отдельного здания библиотеки и астрономической обсерватории средств не нашлось, однако на бывшем хозяйственном дворе возвели двухэтажное деревянное строение под жилье обслуживающего персонала гимназии. Снесли его в 1841 году.

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

К 1756 году на углу теперешних улиц Суур- и Вяйке-Клоостри вырос ансамбль живописных построек. В полутора- и двухэтажных домах под высокими черепичными крышами разместились квартиры педагогов и пансион для иногородних школяров.

Постройка, на первый взгляд сугубо функциональная, служебная, явно приглянулась горожанам: наряду с другими ревельскими достопримечательностями она тиражировалась в конце позапрошлого столетия на почтовых открытках.

Что, впрочем, не спасло ее от сноса: в начале XX века гимназическое руководство посчитало комплекс морально устаревшим, а также амортизированным — и безжалостно пустило первый «учительский дом» города под снос.

В защиту тогдашних таллиннцев — можно сказать, впрочем, что на прежнем месте и даже с частичным использованием былых фундаментов — был построен более современный аналог снесенного здания: т.н. «новый пансион».

На улице Ыпетаяте к середине двадцатых годов вырос целый «учительский городок». Возведенный в 1912 году комплекс по адресу: Суур-Клоостри, 7/Вяйке-Клоостри, 2 включал в себя не только спальни для учеников, но и служебную квартиру директора тогдашней Николаевской гимназии.

А вот учителям в новой постройке места так и не нашлось: свои жилищные проблемы в комплексном, так сказать, порядке они отныне предпочитали решать за пределами Старого города.

Педагогическая улица

Даже самые почтенные старожилы современного Таллинна не вспомнят, пожалуй, какой район столицы без малого сто лет назад был известен как «Вылакюла» — «Долговая деревня».

Дом для педагогов таллиннских муниципальных школ, построенный на улице Рауа в первой половине двадцатых годов XX века.

Дом для педагогов таллиннских муниципальных школ, построенный на улице Рауа в первой половине двадцатых годов XX века.

Особенно дивиться тут нечему: топоним никогда не носил статус официального и на городских картах зафиксирован не был. Да и городские власти, кажется, отнюдь не были заинтересованы в его сохранении.

В чем у отцов города первой половины двадцатых годов прошлого века интерес безусловно имелся — так это в обеспечении стремительно растущего таллиннского населения жильем — современным, комфортным, недорогим.

Средств для реализации масштабных градостроительных проектов у столицы практически новорожденного государства не было. Всё, что мог позволить муниципалитет, — выделить под застройку участки из городского фонда.

Целый ряд строительных кооперативов, созданных, в первую очередь, по профессиональному принципу, развернул лет девяносто пять тому назад деятельность к югу от центра города — на территории исторического предместья Веэренни.

Один из них с говорящим названием «Õpetejate kodu», то есть — «Дом учителей», взялся за разрешение жилищной проблемы столичных педагогов: у муниципального банка был взят кредит, у архитектора Эугена Хаберманна — заказан проект.

Результат оказался современным, экономичным, стильным: ансамбль четырех двухэтажных домов, в каждом из которых удалось разместить по шесть однотипных четырехкомнатных квартир площадью по девяносто квадратных метров.

К услугам жильцов были не только канализация, но и собственная ванна: большинство домов в таллиннских предместьях строились в ту пору еще по старинке, с общим помывочно-прачечным комплексом в подвальном, цокольном этаже.

Единственное, что не удалось реализовать из задуманного, — единая система парового отопления от собственной котельной: вплоть до пятидесятых годов в домах было печное отопление и дровяные плиты на кухнях.

Живут ли в наши дни педагоги в домах, сданных в эксплуатацию в 1925 году, сказать сложно. Но память об учительском строительном кооперативе — жива: ее хранит имя улицы Ыпетаяте — Учительской.

В духе демократизма

Еще один «педагогический топоним» Таллинна можно отыскать на Тынисмяги: со второй половины тридцатых годов имя Харидузе носит бывшая Ваэзепатусте — улица Бедных грешников.

Переименование связано не только, да и не столько, с мнимой «неблагозвучностью» предшествующего названия — сколько с тем, что в особняке по соседству разместилось Министерство просвещения ЭР.

Повод именовать себя «Образовательной» улицей имеется и у былой Железной — нынешней Рауа: начальный отрезок четного ее фронта формирует ансамбль, имеющий к образованию прямое отношение.

Очевидный его акцент — здание XXI школы: построенное архитектором Артуром Перна в духе представительного неоклассицизма к осени 1923 года, оно стало первым учебным заведением, возведенным в столице независимой Эстонии.

Достойной прелюдией к основной теме звучит здание по адресу: Рауа,4: в официальных документах начала двадцатых годов оно фигурировало как дом городских служащих, в народе звалось просто «учительским домом», каковым по сути и являлось.

Торжественным, если не сказать — величественным, обликом постройка обязана творческому союзу двух едва ли не самых популярных и востребованных архитекторов своего времени: упомянутого уже выше Эугена Хаберманна и Герберта Йохансона.
Дом для педагогов на улице Рауа строили те же архитекторы, что и здание Рийгикогу.
Сделавшие себе имя на строительстве Рийгикогу зодчие решили действовать в слегка старомодной манере и за чертой Старого города: учительский дом решен в стилистике переосмысления форм архитектуры барокко — в местном, северном, ее изводе.

Отсюда — высокая черепичная крыша, гладко оштукатуренные поверхности стен и смотрящиеся контрапостом к ним замысловатые двухэтажные гранитные эркеры: венчающие их балконы зрительно увеличивают выступ еще одним этажом.

Под стать фасаду были и квартиры — от двух до трех комнат, с небольой кухней, но с обязательной комнатой для кухарки: тратить досуг на домашние хлопоты еще считалось для тружеников интеллектуальной нивы делом неподобающим.

«Демократизм» построенного при новом, республиканском, строе здания подчеркивало и то, что черных, предназначенных исключительно для прислуги, лестниц в учительском доме предусмотрено не было.

Интерьеры самих квартир были при этом подчеркнуто буржуазными: наборный паркет из дуба, деревянные двери с матовыми стеклами, кафельные печи — город ценил тех, кто нес в массы просвещение.

И хотя арендная плата в муниципальном жилье была солидная — от одной до шести тысяч марок, в зависимости от метража жилплощади, отбоя от желающих вселиться в учительский дом не было.

Газеты писали: на тридцать имеющихся на четырех этажах квартир заявки подали почти сто педагогов. Более трех человек на место: конкурс—выше, чем в учительскую семинарию!

***

О педагогическом прошлом дома в начале улицы Рауа напоминают мемориальные доски в честь его былых жителей.

Украсят ли их аналоги фасад муниципального жилья для педагогов таллиннских школ, который город возводит на ласнамяэскойулице Ууслинна в наши дни?

Сомневаться не хочется. Хочется верить, что ожидание этого момента окажется намного короче, чем потребовалось для возобновления без малого трехвековой традиции — традиции строить в Таллинне «учительские дома».

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!