А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В старые времена часто шутили, что Город хромает на одну ногу. Дело в том, что в Вышгород из Нижнего города когда-то вели лишь две улицы - Пикк Ялг (Длинная Нога) и Люхике Ялг (Короткая нога). В Таллинне есть улочки настолько узкие, что две дамы в громадных кринолинах никак не могли разойтись на них. Их кавалерам приходилось драться за право своей спутницы пройти по улице первой.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех… столетий.

Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел относительно недавно: в начале текущего, третьего, тысячелетия.

Словосочетание «учительский дом» способно похвастаться куда как более долгой биографией: в повседневной речи горожан оно укоренилось, по крайней мере, с первой трети XVIII века.

Ведь образованность в Таллинне ценили с незапамятных времен. И готовы были создавать тем, кто брался за обучение подрастающего поколения, комфортные условия не только работы, но и проживания.

На углу Монастырской

То, что среди преподавательского состава открывшейся в январе 1631 года нынешней Гимназии Густава Адольфа приезжие педагоги превалировали, сомнений нет: своих еще только предстояло выучить.

Поначалу учителя жили на частных квартирах: попечители вновь открывшегося учебного заведения — ревельский магистрат и эстляндское рыцарство — брали на себя лишь плату за отопление: часть жалования выдавали дровами. Часть жалования учителям городской гимназии выплачивалось в XVII веке дровами.

Казенное жилье наставники местного юношества получили через сто двадцать лет после основания учебного заведения: масштабные работы по перестройке бывших монастырских корпусов в гимназический кампус начались в середине ХVIII века.

На строительство отдельного здания библиотеки и астрономической обсерватории средств не нашлось, однако на бывшем хозяйственном дворе возвели двухэтажное деревянное строение под жилье обслуживающего персонала гимназии. Снесли его в 1841 году.

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

К 1756 году на углу теперешних улиц Суур- и Вяйке-Клоостри вырос ансамбль живописных построек. В полутора- и двухэтажных домах под высокими черепичными крышами разместились квартиры педагогов и пансион для иногородних школяров.

Постройка, на первый взгляд сугубо функциональная, служебная, явно приглянулась горожанам: наряду с другими ревельскими достопримечательностями она тиражировалась в конце позапрошлого столетия на почтовых открытках.

Что, впрочем, не спасло ее от сноса: в начале XX века гимназическое руководство посчитало комплекс морально устаревшим, а также амортизированным — и безжалостно пустило первый «учительский дом» города под снос.

В защиту тогдашних таллиннцев — можно сказать, впрочем, что на прежнем месте и даже с частичным использованием былых фундаментов — был построен более современный аналог снесенного здания: т.н. «новый пансион».

На улице Ыпетаяте к середине двадцатых годов вырос целый «учительский городок». Возведенный в 1912 году комплекс по адресу: Суур-Клоостри, 7/Вяйке-Клоостри, 2 включал в себя не только спальни для учеников, но и служебную квартиру директора тогдашней Николаевской гимназии.

А вот учителям в новой постройке места так и не нашлось: свои жилищные проблемы в комплексном, так сказать, порядке они отныне предпочитали решать за пределами Старого города.

Педагогическая улица

Даже самые почтенные старожилы современного Таллинна не вспомнят, пожалуй, какой район столицы без малого сто лет назад был известен как «Вылакюла» — «Долговая деревня».

Дом для педагогов таллиннских муниципальных школ, построенный на улице Рауа в первой половине двадцатых годов XX века.

Дом для педагогов таллиннских муниципальных школ, построенный на улице Рауа в первой половине двадцатых годов XX века.

Особенно дивиться тут нечему: топоним никогда не носил статус официального и на городских картах зафиксирован не был. Да и городские власти, кажется, отнюдь не были заинтересованы в его сохранении.

В чем у отцов города первой половины двадцатых годов прошлого века интерес безусловно имелся — так это в обеспечении стремительно растущего таллиннского населения жильем — современным, комфортным, недорогим.

Средств для реализации масштабных градостроительных проектов у столицы практически новорожденного государства не было. Всё, что мог позволить муниципалитет, — выделить под застройку участки из городского фонда.

Целый ряд строительных кооперативов, созданных, в первую очередь, по профессиональному принципу, развернул лет девяносто пять тому назад деятельность к югу от центра города — на территории исторического предместья Веэренни.

Один из них с говорящим названием «Õpetejate kodu», то есть — «Дом учителей», взялся за разрешение жилищной проблемы столичных педагогов: у муниципального банка был взят кредит, у архитектора Эугена Хаберманна — заказан проект.

Результат оказался современным, экономичным, стильным: ансамбль четырех двухэтажных домов, в каждом из которых удалось разместить по шесть однотипных четырехкомнатных квартир площадью по девяносто квадратных метров.

К услугам жильцов были не только канализация, но и собственная ванна: большинство домов в таллиннских предместьях строились в ту пору еще по старинке, с общим помывочно-прачечным комплексом в подвальном, цокольном этаже.

Единственное, что не удалось реализовать из задуманного, — единая система парового отопления от собственной котельной: вплоть до пятидесятых годов в домах было печное отопление и дровяные плиты на кухнях.

Живут ли в наши дни педагоги в домах, сданных в эксплуатацию в 1925 году, сказать сложно. Но память об учительском строительном кооперативе — жива: ее хранит имя улицы Ыпетаяте — Учительской.

В духе демократизма

Еще один «педагогический топоним» Таллинна можно отыскать на Тынисмяги: со второй половины тридцатых годов имя Харидузе носит бывшая Ваэзепатусте — улица Бедных грешников.

Переименование связано не только, да и не столько, с мнимой «неблагозвучностью» предшествующего названия — сколько с тем, что в особняке по соседству разместилось Министерство просвещения ЭР.

Повод именовать себя «Образовательной» улицей имеется и у былой Железной — нынешней Рауа: начальный отрезок четного ее фронта формирует ансамбль, имеющий к образованию прямое отношение.

Очевидный его акцент — здание XXI школы: построенное архитектором Артуром Перна в духе представительного неоклассицизма к осени 1923 года, оно стало первым учебным заведением, возведенным в столице независимой Эстонии.

Достойной прелюдией к основной теме звучит здание по адресу: Рауа,4: в официальных документах начала двадцатых годов оно фигурировало как дом городских служащих, в народе звалось просто «учительским домом», каковым по сути и являлось.

Торжественным, если не сказать — величественным, обликом постройка обязана творческому союзу двух едва ли не самых популярных и востребованных архитекторов своего времени: упомянутого уже выше Эугена Хаберманна и Герберта Йохансона.
Дом для педагогов на улице Рауа строили те же архитекторы, что и здание Рийгикогу.
Сделавшие себе имя на строительстве Рийгикогу зодчие решили действовать в слегка старомодной манере и за чертой Старого города: учительский дом решен в стилистике переосмысления форм архитектуры барокко — в местном, северном, ее изводе.

Отсюда — высокая черепичная крыша, гладко оштукатуренные поверхности стен и смотрящиеся контрапостом к ним замысловатые двухэтажные гранитные эркеры: венчающие их балконы зрительно увеличивают выступ еще одним этажом.

Под стать фасаду были и квартиры — от двух до трех комнат, с небольой кухней, но с обязательной комнатой для кухарки: тратить досуг на домашние хлопоты еще считалось для тружеников интеллектуальной нивы делом неподобающим.

«Демократизм» построенного при новом, республиканском, строе здания подчеркивало и то, что черных, предназначенных исключительно для прислуги, лестниц в учительском доме предусмотрено не было.

Интерьеры самих квартир были при этом подчеркнуто буржуазными: наборный паркет из дуба, деревянные двери с матовыми стеклами, кафельные печи — город ценил тех, кто нес в массы просвещение.

И хотя арендная плата в муниципальном жилье была солидная — от одной до шести тысяч марок, в зависимости от метража жилплощади, отбоя от желающих вселиться в учительский дом не было.

Газеты писали: на тридцать имеющихся на четырех этажах квартир заявки подали почти сто педагогов. Более трех человек на место: конкурс—выше, чем в учительскую семинарию!

***

О педагогическом прошлом дома в начале улицы Рауа напоминают мемориальные доски в честь его былых жителей.

Украсят ли их аналоги фасад муниципального жилья для педагогов таллиннских школ, который город возводит на ласнамяэскойулице Ууслинна в наши дни?

Сомневаться не хочется. Хочется верить, что ожидание этого момента окажется намного короче, чем потребовалось для возобновления без малого трехвековой традиции — традиции строить в Таллинне «учительские дома».

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!