А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В старые времена часто шутили, что Город хромает на одну ногу. Дело в том, что в Вышгород из Нижнего города когда-то вели лишь две улицы - Пикк Ялг (Длинная Нога) и Люхике Ялг (Короткая нога). В Таллинне есть улочки настолько узкие, что две дамы в громадных кринолинах никак не могли разойтись на них. Их кавалерам приходилось драться за право своей спутницы пройти по улице первой.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1103 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов.

Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в зеленый наряд едва ли не последним.

Начало мая — даром что в эстонском народном календаре носит он название «lehekuu», дословно: «месяц листьев» — таллиннские скверы и парки встречают разве что набухшими почками.

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со  смётанным в стога сеном.

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Улица, которая хочет именовать себя «лугом», есть, похоже, только в Таллинне. Но вне зависимости от климата и времени года зеленый цвет неизменно: присутствует в столичной палитре. Не тускнея и не выцветая, он вот уже который век кряду переливается непредсказуемыми оттенками.

Мелькает в сутолоке дорожного траффика бортом автобуса. Цветет рекой в неподвижной воде городского рва. Тускнеет благородной патиной :церковных шпилей. Вспыхивает в названиях улиц, площадей, учреждений обслуживания…

Стога в Кадриорге

В Санкт-Петербурге улицы норовят прикинуться линиями, в Копенгагене — каналами, в Риге — дамбами.

Улица, которая, если верить буквальному переводу ее имени, на самом деле предпочитает считать себя… лугом, существует, наверное, только, и исключительно, в Таллинне.

Однако против фактов не попрешь: с 1882 года на карте города существует Рохелине аас — Зеленый луг. Причем это не оазис городского озеленения, а именно улица на юго-западной границе Кадриорга.

У существительного «ааз» в эстонском языке существует и второе значение — петля: уличная трасса, выгибаясь под прямым углом, могла бы дать простор для толкований, не будь топоним впервые зафиксирован на немецком.

Grüne Wiese — Зеленый луг и есть. Русские горожане, правда, предпочитали именовать его Екатеринентальским, но суть дела от этого не меняется: натуральный клочок почти деревенских угодий, перенесенный пускай и на окраину, но всё же — города.

Судя по гравюрам полуторавековой давности, на пространстве, ограниченном ансамблем дома кастеляна с одной стороны и постройками гостиницы «Hotel de France» — с другой, пейзаж был почти что сельский: сено, смётанное в стога.

Стогов на нынешней улице Рохелине аас, к сожалению, давно не сыщешь. Антураж же в целом сохранился вполне идиллический: село — не село, но дух дачного предместья Ревеля конца XIX — XX веков ощущается вполне.

Идиллию, правда, несколько нарушают несколько современных вилл подчеркнуто функционального облика. А особенно — тыльная сторона дожидающегося лучших времен теннисного холла.

Хорошо еще, зелень несколько сглаживает архитектурный контраст: в теплое время года Рохелине аас соответствует заявленному в имени улицы зеленому цвету целиком и полностью.

Цвет продукции

Долгое время крохотный сквер на развилке улиц Пикк и Олевимяги для большинства таллиннцев оставался безымянным: историческое название Рохелине тург вернулось на карту лет двадцать назад.

Сквер тут появился по историческим меркам относительно недавно: в 1893 году. Тогда же прекратил свою деятельность и рынок, снабжавший горожан рыбой в холодное время года, а в теплое — дарами огородов.

Возник он именно здесь неслучайно: и рыбаками, и огородниками в Ревеле после перехода города под власть Российской империи были преимущественно русские. Торговать им под окнами ратуши магистрат разрешать не желал.

На месте площади Виру Русский рынок существовал, вероятно, уже в середине XVIII века. А к концу столетия правление порта решило снести расположенные на развилке улиц центра адмиралтейские амбары и отвести место под розничную торговлю.

Существует распространенная версия о том, что именно специфика продававшейся здесь продукции поспособствовала возникновению возрожденного уже в наши дни топонима: дескать, изначально рынок был не Зеленым, а Зеленным.

Возможно, так оно и было. Но найти документальные подтверждения существования топонима в подобном виде пока не удалось. Да и по-немецки он назывался Grüne Markt — с указанием на цвет, а не на специализацию торговца-зеленщика.

В любом случае, возникновение названия Рохелине тург прозрачнее и очевиднее, чем его «цветовой тезки» — улицы Рохелине. То есть — просто Зеленой, расположенной в историческом ядре района Нымме.

Зелени, конечно, там имеется изрядно — но не больше и не меньше, чем на любой другой ныммеской улочке. Почему выбор пал именно на эту — тайна, покрытая если не мраком, то зеленой завесой.

Аптечный колер

До Второй мировой войны существовал в Старом городе и еще один «зеленый объект»: располагался он приблизительно на месте подворотни, ведущей с улицы Кунинга во двор Дома писателей.

В 1804 году из Германии в Ревель прибыл аптекарский подмастерье Эрнст Август Бинерт. Четырьмя годами позднее, сдав в Санкт-Петербурге экзамен на звание провизора, он решил учредить в городе свое дело.

Появление конкурента коллеги по цеху восприняли в штыки: и владелец Ратушной аптеки Бурхардт, и арендатор Королевской аптеки Фик в один голос уверяли эстляндского губернатора, что рынок лекарств обслуживается ими полностью.

Наместник столичной власти к доводам ревельских фармацевтов остался глух — и не позднее 1812 года семейство таллиннских аптек пополнилось еще одной, принадлежавшей Бинерту, — Новой, или, как ее вскоре стали называть, — Зеленой.

Сколь сведущ ее владелец был в фармацевтике — судить трудно, но коммерческой жилкой обладал точно. Рекламы своего заведения ради он, например, бесплатно отпускал лекарства работникам, занятым на восстановлении церкви Олевисте.

Сын основателя, Иоганн Эрнст Биннерт, пошел по стопам отца и весьма преуспел: коммерческий оборот аптеки обошел соответстующие показатели аптеки Ратушной, самой древней и потому пользовавшейся заслуженной репутацией.

В начале XX столетия аптека перебралась с улицы Кунинга на улицу Суур-Карья, где и просуществовала до самой Второй мировой войны. Последнее здание ее сохранилось — в отличие от изначального, погибшего в марте 1944-го.

Черно-белые фото и архитектурные чертежи не сохранили цвета его фасада, но прозвище, данное аптеке без малого два века тому назад, свидетельствует — когда-то она была зеленой.

Одно название

Былых клиентов Зеленой аптеки среди современных таллиннцев осталось хорошо если единицы — не всякий старожил даже помнит о ее существовании. Зато заведение под неофициальным названием «Зеленая лягушка» памятно, наверное, всякому горожанину, перешагнувшему тридцатилетний рубеж. Особенно, если в детстве его водили гулять в Кадриорг.

Одноэтажная деревянная дача с остекленной верандой аккурат напротив одноименной трамвайной остановки была построена, по различным данным, то ли еще во второй трети, то ли уже в последней четверти XIX столетия.

По крайней мере накануне Первой мировой войны помещения в доме не сдавались под летнее жилье, а использовались как заведение общественного питания — в разные годы оно работало под вывеской то английского «Бристоля», то французского «Рене».

Ближе к концу тридцатых годов Таллинн захлестнула вторая волна «эстонизации» топонимов. Тогдашняя владелица кафе Ида Кюнкманн переименовала его в «Org»: явная аллюзия к названию парка Кадриорг — Екатерининской долины.

Сложно сказать, чем не угодило это нейтральное в целом название советской власти, но после войны кафе было его лишено: вначале точка общепита работала под безликим порядковым номером, позже — стало бесхитростно именоваться просто «Кафе».

Мириться с такой прозаичностью городской фольклор был не согласен просто категорически: уже к конце если не к середине шестидесятых годов таллиннцы прозвали безымянное кафе «Зеленой лягушкой» — «Roheline konn».

После восстановления государственной независимости народное прозвище пытались «легализовать». И вроде бы даже зарегистрировали в официальном порядке — да без особого успеха судьба кафе была, увы, решена.

Снести окончательно амортизированную постройку впервые планировали еще в 1994 году, но тогдашнему владельцу недвижимости — обществу пенсионеров «Oma abi» удалось отстоять легендарное заведение.

Еще доброе десятилетие в стенах «Зеленой лягушки» просуществовало нечто вроде клуба пожилых жителей: здесь не только можно было пообщаться, но и предложить на продажу свое рукоделие.

Бульдозер подъехал к выкрашенным линялой зеленой краской стенам в конце зимы 2004 года. Клуб пенсионеров перебрался на улицу Кёлери, «перенеся» с собой историческое название.

Правда, существует оно, похоже, только в регистрационных документах на месте былой «Зеленой лягушки» высится современная постройка, ничего общего с былой не имеющая…

***

Поиск зеленого цвета в городской палитре Таллинна можно при желании продолжить.

Вспомнив, например, что мостик в парковой зоне на берегу пруда Шнелли носил в народе имя Зеленого, а послевоенные градостроители грезили Зеленым перекрестком —массивом скверов на месте выбомбленных кварталов.

Сможет ли город выдержать конкуренцию с иными соискателями титула «Зеленой столицы Европы» и получить почетное звание — покажет время. Но нет сомнения, что в случае победы Таллинна его коллекция «зеленых топонимов» еще приумножится.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллин капитулировал перед победоносными русскими войсками 29 сентября 1710 года. Царь Петр впервые посетил город в декабре 1711 года, он остановился в доме на Тоомпеа, в настоящее время - дом № 4 на площади Лосси. В последующие годы царь останавливался в своем городском дворце (на месте дома № 8, по улице Толли). В 1714 году Петр приобрел поместье, названное им в честь царицы Екатериненталем (Долина Екатерины). Тогда же был построен Старый дворец (Домик Петра), небольшое здание в силе барокко. В 1718 году началось строительство Нового дворца, причем Петр собственноручно положил в северном углу стены дворца три кирпича - они не оштукатурены и видны в стене.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!