Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1358 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов.

Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в зеленый наряд едва ли не последним.

Начало мая — даром что в эстонском народном календаре носит он название «lehekuu», дословно: «месяц листьев» — таллиннские скверы и парки встречают разве что набухшими почками.

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со  смётанным в стога сеном.

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Улица, которая хочет именовать себя «лугом», есть, похоже, только в Таллинне. Но вне зависимости от климата и времени года зеленый цвет неизменно: присутствует в столичной палитре. Не тускнея и не выцветая, он вот уже который век кряду переливается непредсказуемыми оттенками.

Мелькает в сутолоке дорожного траффика бортом автобуса. Цветет рекой в неподвижной воде городского рва. Тускнеет благородной патиной :церковных шпилей. Вспыхивает в названиях улиц, площадей, учреждений обслуживания…

Стога в Кадриорге

В Санкт-Петербурге улицы норовят прикинуться линиями, в Копенгагене — каналами, в Риге — дамбами.

Улица, которая, если верить буквальному переводу ее имени, на самом деле предпочитает считать себя… лугом, существует, наверное, только, и исключительно, в Таллинне.

Однако против фактов не попрешь: с 1882 года на карте города существует Рохелине аас — Зеленый луг. Причем это не оазис городского озеленения, а именно улица на юго-западной границе Кадриорга.

У существительного «ааз» в эстонском языке существует и второе значение — петля: уличная трасса, выгибаясь под прямым углом, могла бы дать простор для толкований, не будь топоним впервые зафиксирован на немецком.

Grüne Wiese — Зеленый луг и есть. Русские горожане, правда, предпочитали именовать его Екатеринентальским, но суть дела от этого не меняется: натуральный клочок почти деревенских угодий, перенесенный пускай и на окраину, но всё же — города.

Судя по гравюрам полуторавековой давности, на пространстве, ограниченном ансамблем дома кастеляна с одной стороны и постройками гостиницы «Hotel de France» — с другой, пейзаж был почти что сельский: сено, смётанное в стога.

Стогов на нынешней улице Рохелине аас, к сожалению, давно не сыщешь. Антураж же в целом сохранился вполне идиллический: село — не село, но дух дачного предместья Ревеля конца XIX — XX веков ощущается вполне.

Идиллию, правда, несколько нарушают несколько современных вилл подчеркнуто функционального облика. А особенно — тыльная сторона дожидающегося лучших времен теннисного холла.

Хорошо еще, зелень несколько сглаживает архитектурный контраст: в теплое время года Рохелине аас соответствует заявленному в имени улицы зеленому цвету целиком и полностью.

Цвет продукции

Долгое время крохотный сквер на развилке улиц Пикк и Олевимяги для большинства таллиннцев оставался безымянным: историческое название Рохелине тург вернулось на карту лет двадцать назад.

Сквер тут появился по историческим меркам относительно недавно: в 1893 году. Тогда же прекратил свою деятельность и рынок, снабжавший горожан рыбой в холодное время года, а в теплое — дарами огородов.

Возник он именно здесь неслучайно: и рыбаками, и огородниками в Ревеле после перехода города под власть Российской империи были преимущественно русские. Торговать им под окнами ратуши магистрат разрешать не желал.

На месте площади Виру Русский рынок существовал, вероятно, уже в середине XVIII века. А к концу столетия правление порта решило снести расположенные на развилке улиц центра адмиралтейские амбары и отвести место под розничную торговлю.

Существует распространенная версия о том, что именно специфика продававшейся здесь продукции поспособствовала возникновению возрожденного уже в наши дни топонима: дескать, изначально рынок был не Зеленым, а Зеленным.

Возможно, так оно и было. Но найти документальные подтверждения существования топонима в подобном виде пока не удалось. Да и по-немецки он назывался Grüne Markt — с указанием на цвет, а не на специализацию торговца-зеленщика.

В любом случае, возникновение названия Рохелине тург прозрачнее и очевиднее, чем его «цветовой тезки» — улицы Рохелине. То есть — просто Зеленой, расположенной в историческом ядре района Нымме.

Зелени, конечно, там имеется изрядно — но не больше и не меньше, чем на любой другой ныммеской улочке. Почему выбор пал именно на эту — тайна, покрытая если не мраком, то зеленой завесой.

Аптечный колер

До Второй мировой войны существовал в Старом городе и еще один «зеленый объект»: располагался он приблизительно на месте подворотни, ведущей с улицы Кунинга во двор Дома писателей.

В 1804 году из Германии в Ревель прибыл аптекарский подмастерье Эрнст Август Бинерт. Четырьмя годами позднее, сдав в Санкт-Петербурге экзамен на звание провизора, он решил учредить в городе свое дело.

Появление конкурента коллеги по цеху восприняли в штыки: и владелец Ратушной аптеки Бурхардт, и арендатор Королевской аптеки Фик в один голос уверяли эстляндского губернатора, что рынок лекарств обслуживается ими полностью.

Наместник столичной власти к доводам ревельских фармацевтов остался глух — и не позднее 1812 года семейство таллиннских аптек пополнилось еще одной, принадлежавшей Бинерту, — Новой, или, как ее вскоре стали называть, — Зеленой.

Сколь сведущ ее владелец был в фармацевтике — судить трудно, но коммерческой жилкой обладал точно. Рекламы своего заведения ради он, например, бесплатно отпускал лекарства работникам, занятым на восстановлении церкви Олевисте.

Сын основателя, Иоганн Эрнст Биннерт, пошел по стопам отца и весьма преуспел: коммерческий оборот аптеки обошел соответстующие показатели аптеки Ратушной, самой древней и потому пользовавшейся заслуженной репутацией.

В начале XX столетия аптека перебралась с улицы Кунинга на улицу Суур-Карья, где и просуществовала до самой Второй мировой войны. Последнее здание ее сохранилось — в отличие от изначального, погибшего в марте 1944-го.

Черно-белые фото и архитектурные чертежи не сохранили цвета его фасада, но прозвище, данное аптеке без малого два века тому назад, свидетельствует — когда-то она была зеленой.

Одно название

Былых клиентов Зеленой аптеки среди современных таллиннцев осталось хорошо если единицы — не всякий старожил даже помнит о ее существовании. Зато заведение под неофициальным названием «Зеленая лягушка» памятно, наверное, всякому горожанину, перешагнувшему тридцатилетний рубеж. Особенно, если в детстве его водили гулять в Кадриорг.

Одноэтажная деревянная дача с остекленной верандой аккурат напротив одноименной трамвайной остановки была построена, по различным данным, то ли еще во второй трети, то ли уже в последней четверти XIX столетия.

По крайней мере накануне Первой мировой войны помещения в доме не сдавались под летнее жилье, а использовались как заведение общественного питания — в разные годы оно работало под вывеской то английского «Бристоля», то французского «Рене».

Ближе к концу тридцатых годов Таллинн захлестнула вторая волна «эстонизации» топонимов. Тогдашняя владелица кафе Ида Кюнкманн переименовала его в «Org»: явная аллюзия к названию парка Кадриорг — Екатерининской долины.

Сложно сказать, чем не угодило это нейтральное в целом название советской власти, но после войны кафе было его лишено: вначале точка общепита работала под безликим порядковым номером, позже — стало бесхитростно именоваться просто «Кафе».

Мириться с такой прозаичностью городской фольклор был не согласен просто категорически: уже к конце если не к середине шестидесятых годов таллиннцы прозвали безымянное кафе «Зеленой лягушкой» — «Roheline konn».

После восстановления государственной независимости народное прозвище пытались «легализовать». И вроде бы даже зарегистрировали в официальном порядке — да без особого успеха судьба кафе была, увы, решена.

Снести окончательно амортизированную постройку впервые планировали еще в 1994 году, но тогдашнему владельцу недвижимости — обществу пенсионеров «Oma abi» удалось отстоять легендарное заведение.

Еще доброе десятилетие в стенах «Зеленой лягушки» просуществовало нечто вроде клуба пожилых жителей: здесь не только можно было пообщаться, но и предложить на продажу свое рукоделие.

Бульдозер подъехал к выкрашенным линялой зеленой краской стенам в конце зимы 2004 года. Клуб пенсионеров перебрался на улицу Кёлери, «перенеся» с собой историческое название.

Правда, существует оно, похоже, только в регистрационных документах на месте былой «Зеленой лягушки» высится современная постройка, ничего общего с былой не имеющая…

***

Поиск зеленого цвета в городской палитре Таллинна можно при желании продолжить.

Вспомнив, например, что мостик в парковой зоне на берегу пруда Шнелли носил в народе имя Зеленого, а послевоенные градостроители грезили Зеленым перекрестком —массивом скверов на месте выбомбленных кварталов.

Сможет ли город выдержать конкуренцию с иными соискателями титула «Зеленой столицы Европы» и получить почетное звание — покажет время. Но нет сомнения, что в случае победы Таллинна его коллекция «зеленых топонимов» еще приумножится.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пожарный расчёт. г.Таллин, Коплиская пожарная станция 1948 год.

Коплиская пожарная станция в Таллине, празднует 110-летие!

Сегодня нашей спасательной команде Копли 110 лет! пожарная станция, созданная для защиты завода Беккера, порта и поселения, в настоящее время ...

Читать дальше...

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Есть в Таллинне городской район с названием Сибулакюла (Луковичная деревня). Однако, если покопаться в истории этого района, станет ясно, что это не случайное наименование. В 1839 году в Санкт-Петербурге был издан "Путеводитель по Ревелю и его окрестностям". В книге подробный рассказ не только об исторических и архитектурных достопримечательностях города, но и не менее полное описание всех сторон жизни Ревеля в первой половине XIX столетия. Среди прочего путеводитель сообщает о торговле овощами: "За городом огороды, которые возделывают и содержат наши Ярославские Ростовцы. Это очень выгодно для города. Прежде русские огородники приезжали в Ревель и нанимали под огороды места, отчего овощи продавались очень дешево, осенью же огородники возвращались домой, чтобы весной приехать снова. Но по времени некоторые нашли удобнее совсем переселиться в Ревель". По-видимому, одно из поселений русских огородников было в районе современных улиц Маакри, Леннуки, А.Лаутера, Каупмехе, Лембиту и Кентманна. Судя по названию, выращивали они на здешней сухой земле хороший лук.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!