А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Раз в год из заброшенного колодца в центре Таллинна выходит водяной и задает первому встречному вопрос: "Достроен ли город?" И если хоть кто-то ответит: "Да", случится беда -- водяной затопит всю местность. Поэтому горожане из века в век твердят одно: старый Таллинн будет достраиваться вечно.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
По одной из легенд, Таллинн основан на могильном кургане. Холм Тоомпеа считается надгробием Калева, легендарного короля эстов. Его безутешная вдова Линда долгие месяцы стаскивала на место погребения огромные валуны. Так и вырос холм Тоомпеа. А Линда, устав от таких нечеловеческих трудов, присела отдохнуть… и превратилась в камень. В 1920 г. в парке у стен города таллинцы установили памятник плачущей от изнеможения Линде. Камень же, виден из таллинского озера Юлемисте, а само оно образовано из наплаканных Линдой слёз.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1111 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года».

«Некоронованным королем промышленной архитектуры» назвали элеватор Ротерманна во время ежегодного вручения премий Департамента охраны памятников старины за лучшую реставрацию.
В 1887 году Ротерманн-младший решил выйти на рынок пищевых продуктов.
Громкий «титул» — не преувеличение: постройка, приближающаяся к своему 120-летию, примечательная как с точки зрения истории местной промышленности, так и таллиннского градостроительства.

Не перегруженное декором и не претендующее на особое изящество здание заводского зернохранилища между тем является чрезвычайно таллиннским по духу и облику: суровое, лаконичное, доломитовое, брутальное, северное.

Промышленная неизбежность

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Христиан Абрахам Ротерманн, сын ювелира из Вейсенштейна — нынешнего Пайде, был человеком предприимчивым и разносторонним.

По профессии — шляпных дел мастер, он никак не мог смириться с ремеслом надежным, но особого достатка гарантировать едва ли способным. Да и родной город был ему явно тесен: в 1828 году он переселился в Ревель.

На участке за Вирускими воротами предприимчивый провинциал решил основать торговый дом по продаже строительных материалов. Особого рынка сбыта на месте поначалу не предвиделось, а потому работать Ротерманн решил на экспорт.

Дела пошли в гору: уже через двадцать лет предприятие Ротерманна стало едва ли не монополистом в своей области. На территории квартала между теперешними Нарвским шоссе и Морским бульваром (Mere puiestee) росли цеха лесопилок и мастерских по обработке досок.

Символом процветания предприятия стал двухэтажный жилой дом купца на северной стороне нынешней площади Виру: едва ли не первое каменное здание за пределами стен Старого города после «царской дачи» в Екатеринентальском парке.

В третьей четверти ХIХ столетия со статусом города-крепости Ревель распрощался. Порт, сменивший амплуа базы военно-морского флота на роль торговой гавани, начал стремительно развиваться. Дела Ротерманнов пошли в гору.

Сын основателя торгового дома Христиан Бартольд сделал для модернизации предприятия немало: снабдил лесопилку паровым приводом, протянул от конторы до порта первый телефонный провод.

Расширилась и специализация фирмы: наряду с деревообработкой стала практиковаться обработка металла В 1887 году Ротерманн-младший решил взяться за рынок пищевых продуктов.

Вначале была выстроена макаронная фабрика, затем паровая мельница. Через пятнадцать лет — собственный хлебозавод: первое в Таллинне производство современного типа.

Собственного сырья для изготовления хлебобулочных изделий на промышленном потоке в окрестностях города не было: зерно приходилось импортировать из Поволжья и даже Сибири.

Рожь и пшеницу, прежде чем пустить на переработку, необходимо было складировать. Существующие амбары с этой задачей не справлялись. Ротерманн решил строить элеватор.

Стенные «заклепки»

К числу ревельских архитекторов «первого плана» Константин Вилькен явно не относился: специализацией его было строительство небольших деревянных зданий в городских предместьях.

Впрочем, каменное зодчество тоже не было ему чуждо: несколько неоготических мыз в окрестностях Таллинна и выстроенное в том же стиле здание баптистской церкви на улице Калью — наглядное тому подтверждение.

Получение заказа на строительство элеватора было для Вилькена вызовом. Но особого пространства для маневрирования у заказчика не было: единственная аналогичная постройка,стоявшая у причала порта, была выстроена петербургским архитектором.

С поставленной перед ним задачей Вилькен справился отлично: трехэтажное здание из таллиннского доломита вместило в себя пять зернохранилищ, лестницу, предусматривающую дополнение ее, при желании, лифтом, машинное отделение.

Оформление боковых, обращенных к улице Хобуяама фасадов было минималистским: разве что карнизы, акцентирующие линию каждого из трех этажей. Зато торцовый, глядящий в сторону моря, содержал явную отсылку к архитектуре былых эпох.

Он был похож на амбар ганзейских времен: с балкой и люками для приема мешков с зерном и расположенными симметрично от центральной оси вентиляционными окнами. Лишь скат крыши указывал: постройка — не XV столетия, а начала двадцатого.

Был задействован Вилькеном и еще один прием, традиционный для местного зодчества: использование анкеров, или стенных якорей, иначе — скреп: не пресловутых «духовных», а самых что ни на есть физических, конструктивных.

Архитектору было известно, что в сыром климате зерно имеет тенденцию впитывать из воздуха влагу. И, как следствие, — разбухать, значительно увеличиваясь в объеме и буквально «разрывая» здание, в котором его складировали.

Чтобы этого не произошло, доломитовые стены были укреплены десятками металлических скреп, стягивающих каркас постройки и сохраняющих, таким образом, ее от вполне вероятного разрушения «изнутри».

«Шляпки» якорей-стяжек Вилькен, в отличие от былых строителей Старого города, не стал оформлять художественной ковкой: счел, наверное, что излишний декор «эпохи железа и пара» больше не к лицу.

Получилось если и не слишком изящно, то по крайней мере любопытно: каменная стена словно прошита насквозь болтами «шляпок-заклепок».

Даты на фасаде

Кованый декор в облике ротерманновского элеватора отыскать, впрочем, тоже можно: на торцовом фасаде, обращенном в сторону площади Виру, красуются цифры 1904 и 1930.

Первая относится к сдаче здания в эксплуатацию. Вторая — к перестройке и расширению, которые были осуществлены под руководством еще одного архитектора-остзейца — Эрнста Боудстеда.

Именно ему элеватор обязан своим морским, «амбарным» фасадом — равно как и расширением в сторону порта: пристроенная часть явственно отличается от основного массива цветом доломита — более светлым.

Советская власть «дополнила» облик здания облицованной шифером башней над крышей — элеватор до середины семидесятых годов использовался по изначальному предназначению и отношение к нему оставалось сугубо утилитарным.

Потом подкралась пора забвения: хлебозавод «Лейбур» выехал за пределы городского центра. Следом за ним потянулись и прочие окрестные предприятия — наследники и продолжатели дела отца и сына Ротерманнов.

Производственный квартал погружался в запустение: настолько «живописное», что именно его избрал в качестве натурных декораций для съемок зловещей Зоны режиссер фильма «Сталкер» Андрей Тарковский.

Внимание на комплекс бывших ротерманновских фабрик город и горожане вновь обратили лишь в начале нынешнего тысячелетия: промышленная окраина давно уже оказалась в самом центре столицы.

Чего-чего, а вот дефицита идей у девелоперов не наблюдалось: в бывшем элеваторе предлагали разместить и торговый центр, и рынок, и гостиничные номера, и даже — элитарные квартиры.

Естественным при этом в исторических стенах было бы в таком случае пробить отверстия для окон: в элеваторе они были не нужны, что для потенциальных инвесторов стало препятствием.

Охрана памятников старины была против внесения подобных изменений в облик исторического здания. Предложения «вселить» в него казино или кинотеатр тоже не нашли поддержки.

***

Специалисты архитектурного бюро КОКО приступили к разработке детального проекта реставрации и модернизации здания четыре года тому назад. Работы на объекте заняли три года.

В их результате Таллинн не просто вернул себе один из шедевров промышленной архитектуры столетней давности, но и получил площади для устройства контор и офисов с видом на Старый город.

Не нарушая облика зданий, реставраторы лишь внесли в него современные акценты: металлическую крышу, прорезанную окнами мансардных помещений, и колпак светового колодца, сменившего шиферную «башню».

Примечательно, что среди многочисленных конторских помещений, со вкусом «вписанных» в исторический интерьер, нет комнаты под «несчастливым» номером тринадцать: за двенадцатым сразу же идет четырнадцатый.

Суеверие? Может быть. Но оно, по крайней мере, вселяет уверенность: дальнейшая судьба бывшего элеватора хлебозавода Христиана Бартольда Ротермана будет исключительно счастливой.

По материалам, ежегодника Департамента охраны памятников старины.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Необычный Таллин. Январь 2018

За несколько часов до этого момента, увезли последний разобранный домик с Рождественского рынка, который царствовал тут почти два месяца. И ...

Читать дальше...

Перед отправкой на фронт бойцов I Ревельского русского партизанского отряда приветствовал на главной площади столицы генерал Йохан Лайдонер.

Бело-сине-красный шеврон над сине-черно-белым щитком: русский вклад в Освободительную войну Эстонии

Участие русского населения Эстонской Республики в вооруженной борьбе за независимость — не столь отдаленная, но до сих пор малоизвестная страница ...

Читать дальше...

Ревельский стражник — туристам: встретим Вас в объятиях — сердечно, с теплом

Ревельский стражник, котрый несёт свою службу круглый год в сердце Старого Таллина на Ратушной площади, обратился к гостям столицы Эстонии:  — Городской стражник Ревеля ...

Читать дальше...

Первая встреча героев Ханса Кристиана Андерсена в интерьерах таллиннских улиц состоялась благодаря книжным иллюстрациям работы Валерия Алфеевского.

Три сказочных визита: Снежная королева в Таллинне

Полвека назад для десятков миллионов человек Таллинн стал однозначным синонимом зимней сказки — на экраны вышел художественный фильм «Снежная королева». Город, ...

Читать дальше...

Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!