А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1091 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих.

О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной части Таллинна, принято говорить преимущественно в настоящем времени.

О прошлом района, в котором проживает абсолютное большинство жителей столицы, вспоминают всё больше вскользь — разве что у памятника Восстанию Юрьевой ночи в его очередную годовщину.

Ласнамяэ — не лабиринт крупнопанельных жилых многоэтажек. А между тем Ласнамяэ — былой Лаксберг — это не только лабиринт крупнопанельных многоэтажек позднесоветских времен. Это район, богатый историей и историями, вспомнить которые полезно не только местным жителям.

Ведь на них, словно на плитняковом плато, строится будущее Таллинна — того города, в котором живут таллиннцы, чья биография зачастую короче, чем биография самого вечно растущего и развивающегося района новостроек.

Традиция новизны

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

Если колыбель всего Таллинна — на Тоомпеа, то современного, привычного нам города — однозначно на Ласнамяэ. Ведь типовая застройка и свободная планировка впервые были применены именно там.

В 1791 году император Павел I отдал распоряжение: незамедлительно начать в Ревеле строительство «Нового городка» — поселения, предназначенного для размещения, в первую очередь, рядовых и офицеров здешнего гарнизона.

Новизны действительно хватало: казармы, кухни-столовые, прачечная, лазарет, не соприкасаясь друг с другом, располагались полукругом. Вид из окон открывался отменный: с высоты обрыва над домиком Петра в сторону Ревельской бухты.

Расквартировать в «Новом городке» предполагалось порядка десяти тысяч душ: едва ли не столько же, сколько насчитывалось на тот момент жителей в кольце средневековых крепостных стен. И однозначно — больше, чем в любом из прочих городов Эстляндии.

Желание исполнить приказ самодержца как можно оперативнее хорошее начинание, впрочем, и погубило: здание возводили в спешке, без фундаментов, прямо на ласнамяэском плитняке — жилье получилось сырое и малокомфортное.

К середине XIX века большая часть построек была служивыми покинута: оставшись без должного надзора, они стали ветшать и разрушаться. Всё, что сохранилось до наших дней, — одна-единственная офицерская казарма. Да и та — в руинах.

Что куда более существенно, сохранилось и название улицы — Ууслинна: в имени ее при минимальном знании эстонского расслышать память о «Новом городке» и градостроительном эксперименте двухсотлетней давности не сложно.

Здесь был построен новый современный жилой комплекс. Близится к завершению строительство «Дома учителя» — это принадлежащий городу многоквартирный дом, предназначенный для педагогов детских садов и школ Таллинна.

Трамплин для старта

О связи Ласнамяэ с историей эстонского спорта напоминает, как минимум, название улицы и моста Выйдуйооксу: некогда в их окрестностях находился первый в городе ипподром.

Стоит вспомнить, пожалуй, и о том, что первый в городе — если вообще не во всех окрестных краях — футбольный матч тоже состоялся на пустыре, располагавшемся на территории будущего Ласнамяэ.

Меньше вспоминают о том, что и для зимних видов спорта район во многом оказался колыбелью. Или, если угодно, трамплином — ведь едва ли не первое подобное сооружение было построено как раз у обрыва Ласнамяги.

Осенью 1940 года местная молодежь обратилась к народному
комиссариату труда с просьбой; посодействовать развитию в столице союзной республики лыжного спорта. Новые власти считали его стратегическим и ответ дали положительный.

В середине ноября горисполком постановил выделить тысячу восемьсот квадратных метров на склоне Ласнамяги и еще — без малого пять тысяч поблизости от улицы Куристику, и уже к февралю трамплин был полностью готов к эксплуатации.

Смена хозяев и политических режимов на работе «ласнамяэского-кадриоргского» трамплина не сказалась; активно, если судить по газетным публикациям, использовался он по прямому предназначению и все три года нацистской оккупации.

Почему в послевоенные годы основная база лыжников переместилась из Ласнамяэ в Нымме, исследователям истории таллиннского спорта еще предстоит выяснить.

Однозначно другое: спортивные традиции в Ласнамяэ забывать не планируют. Несколько лет назад в Таллинне был открыт Ледовый холл «Тондираба», который положил начало развитию ледовых видов спорта в городе, стал центральной спортивной и концертной площадкой столицы. В ближайших спортивных планах властей Таллинна — строительство соответствующего олимпийским стандартам плавательного бассейна и реконструкция здания Ласнамяэского спортивного комплекса.

Культурный очаг

Слово «Линдакиви» давно уже стало хорошо узнаваемым «брендом».

«Долгожданный очаг культуры для спального микрорайона»: под таким заголовком опубликовало в августе 1989 года издание «Rahva Hääl» заметку об открытии кинотеатра «Линдакиви».

«По крайней мере сегодня — в день открытия — еще пахнущий свежей краской, полный букетов цветов в фойе, людей в праздничной одежде — в зале, новый кинотеатр радует глаз, — писала газета. — Как интерьером, так и экстерьером».

Рабочие будни, однако, быстро расставили свои акценты: двенадцатое по счету среди таллиннских и последнее — открывшееся при советской власти кино уже в момент сдачи в эксплуатацию определенно было морально устаревшим.

Всего через год «Вечерний Таллинн» делился на своих полосах выдержками из писем читателей, которые предъявляли претензии: в помещениях «Линдакиви» нет не только игровой комнаты для детей и видеосалона, но даже и элементарного буфета!

Сложно сказать, могло бы их открытие спасти кино от банкротства в начале девяностых годов.

Скорее всего — едва ли: распространение видеомагнитофонов и кабельного телевидения значительно изменило саму структуру зрительского досуга.

1994 год стал в истории единственного ласнамяэского кинотеатра последним: он уступил место культурному центру, который унаследовал от непосредственного предшественника, название — слово «Линдакиви», уже стало к тому времени «брендом». Время от времени фильмы в зале очага культуры показывают и в наши дни. Однако этого недостаточно. В рамках программы «Позитивный Таллинн 2018-2022» жителями Ласнамя была озвучена идея строительства, нового кинотеатра на территории района.

Городские власти в сотрудничестве с частным сектором намерены воплотить эту идею в жизнь. Хочется верить — имя нового кинотеатра станет столь же популярным и узнаваемы», как и название «Линдакиви».

Возвращение к истокам

Облик православных церквей эстонской столицы — наглядное пособие по истории архитектурных стилей.

За скромное и рациональное петровское барокко отвечает Казанская церковь на улице Лийвалайа. За представительный петербургский ампир — Никольская на Вене. За деревянный модерн — Никольская, но уже в Копли.

Для любителей традиции — Александро-Невский собор на Вышгороде и церковь Симеона и Анны неподалеку от порта. Для ценителей курьезов — Преображенский собор, оборудованный в стенах средневековой монастырской обители.

Работы прославленных и менее известных зодчих до самого последнего времени неплохо иллюстрировал всю историю православия на территории современной Эстонии. За исключением, пожалуй, самой первой, изначальной ее страницы.

Три года назад досадный этот пробел был, наконец, заполнен: в июле 2013 года был освящен храм иконы Божией Матери «Скоропослушница» в Ласнамяэ — самая молодая православная церковь Таллинна. И одновременно — самая «древняя» по облику.

Архитекторы Олег Жемчугов, Николай Дятко и Евгений Коломенский сознательно отказались от каменного узорочья: сакральная постройка решена в стилистике лаконичной, если не сказать — суровой, архитектуры домонгольской Руси.

Уже никогда не узнать, как выглядела самая первая православна церковь, впервые упомянутая в документах ганзейского города Ревеля, датированных последней четвертью XIV столетия.

Но с учетом того, что построена она была купцами новгородского торгового подворья, — вполне вероятно: обликом она могла быть схожа с новоотстроенным храмом Ласнамяэ.

Йосеф Кац,
краевед

Александр Зданкевич,
депутат Таллиннского городского собрания











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

Двойная датировка — по старому и новому стилям — на фотографии, запечатлевшей первомайскую манифестацию в Ревеле сто лет назад.

«С радостным сердцем, с горящим чувством, с чистою душою»: апрельский Первомай в революционном Ревеле столетней давности.

Ровно сто лет назад Международный день солидарности трудящихся был впервые отпразднован в Таллинне в официальном порядке. Правда, назывался он весной 1917 ...

Читать дальше...

Медальон с фасада дома по улице Мюнди. Георгий — в облачении ландскнехта.

Рельефы, скульптуры, алтари и капеллы: по следам ревельского почитания Георгия-Победоносца

Годовщина восстания Юрьевой ночи — повод вспомнить о почитании жителями былого Ревеля Юри-Юргена-Георгия. И попробовать отыскать «следы» почитаемого в Средние ...

Читать дальше...

Новое здание Балтийского вокзала и площадь перед ним. Иллюстрация из журнала "Pilt ja Sõna" 1946 год.

От орденского выгона до привокзальной площади: метаморфозы окрестностей главной станции Таллина

Желание городских властей благоустроить окрестности Балтийского вокзала — повод вспомнить о том, как обрели они нынешний, говоря откровенно, — не ...

Читать дальше...

В Таллине у пяти дорог

Кто едет по горам и морям и подвергает опасности жизнь и тело, и имущество, не страшится разбойников и бродяг, пожирающих ...

Читать дальше...

Встреча Александра Керенского на площади перед Балтийским вокзалом в Ревеле.

«Русская демократия на эстонской земле»: как министр Керенский в Ревель приезжал

Ровно сто лет назад столицу Эстонии посетил с официальным визитом Александр Федорович Керенский — одна из ключевых фигур февральской революции. Формально ...

Читать дальше...

Цветник на Мусумяги и вид с горки в сторону Пярнуского шоссе. Открытка начала XX века.

От бастиона до романтического сквера: как в Таллине горка у Вируских ворот Поцелуевой стала

Десять лет назад самая «весенняя» горка столицы Эстонии закрепила свое бывшее до этого народным прозвище в качестве официального названия. Скульптуры «Миг ...

Читать дальше...

Баня «Койду» в начале восьмидесятых годов прошлого столетия.

«Трехэтажные термы» Лийзы Борн: легендарная баня на улице Койду в Таллине

Самая роскошная общественная баня довоенного Таллинна была построена... бывшей торговкой рыбой. Современному таллиннцу, вне зависимости от его помывочных пристрастий, словосочетание «баня ...

Читать дальше...

Фойе кинотеатра «Гелиос» после реконструкции 1934 года в духе функционализма и льготный билет на балкон зрительного зала.

«Пассаж», «Рекорд», «Гелиос», «Октообер»: век биографии легендарного таллинского кинотеатра

Бесхозный зал в двух шагах от самого сердца исторического центра Таллинна был некогда одним из самых фешенебельных кинотеатров столицы. Ровно сто ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!