А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Есть города, которые искусственно создают вокруг себя мифы, легенды, надуманные традиции, спешно заворачиваясь в них, скрывая свою молодость-зеленость. Таллинн - полная их противоположность. Он буквально задыхается под комом накрученных на него легенд и мифов. Ну как не развесить уши, слушая легенду о удачливом аптекаре, устроившем у себя в аптеке первый в мире "мужской клуб", просто наклеив на бутылки с вином этикетки от лекарств, когда эта самая аптека перед тобой: она работает аж с 1422 года, и ей владеет десятое поколение того самого аптекаря. Как не поверить про "свадьбу чёрта и нечистую квартиру", когда вот они, давно занавешенные окна этой квартиры, в которой никто не живёт и вот оно, уже сотню с гаком лет публикуемое в местной газете объявление о продаже, на которое никакой здравомыслящий человек не купится.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев. Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29. Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе. Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии, Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца. Хук напомнил царю о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то Петр и наделил Хука и его наследников привилегией растить перед своим домом два дерева, чтобы они давали тень в теплые летние дни . Так и растут эти единственные на улицах Нижнего города деревья. Нынешние липы были посажены в прошлом столетии, видимо, на смену первым, высаженным при царе Петре.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих.

О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной части Таллинна, принято говорить преимущественно в настоящем времени.

О прошлом района, в котором проживает абсолютное большинство жителей столицы, вспоминают всё больше вскользь — разве что у памятника Восстанию Юрьевой ночи в его очередную годовщину.

Ласнамяэ — не лабиринт крупнопанельных жилых многоэтажек. А между тем Ласнамяэ — былой Лаксберг — это не только лабиринт крупнопанельных многоэтажек позднесоветских времен. Это район, богатый историей и историями, вспомнить которые полезно не только местным жителям.

Ведь на них, словно на плитняковом плато, строится будущее Таллинна — того города, в котором живут таллиннцы, чья биография зачастую короче, чем биография самого вечно растущего и развивающегося района новостроек.

Традиция новизны

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

Если колыбель всего Таллинна — на Тоомпеа, то современного, привычного нам города — однозначно на Ласнамяэ. Ведь типовая застройка и свободная планировка впервые были применены именно там.

В 1791 году император Павел I отдал распоряжение: незамедлительно начать в Ревеле строительство «Нового городка» — поселения, предназначенного для размещения, в первую очередь, рядовых и офицеров здешнего гарнизона.

Новизны действительно хватало: казармы, кухни-столовые, прачечная, лазарет, не соприкасаясь друг с другом, располагались полукругом. Вид из окон открывался отменный: с высоты обрыва над домиком Петра в сторону Ревельской бухты.

Расквартировать в «Новом городке» предполагалось порядка десяти тысяч душ: едва ли не столько же, сколько насчитывалось на тот момент жителей в кольце средневековых крепостных стен. И однозначно — больше, чем в любом из прочих городов Эстляндии.

Желание исполнить приказ самодержца как можно оперативнее хорошее начинание, впрочем, и погубило: здание возводили в спешке, без фундаментов, прямо на ласнамяэском плитняке — жилье получилось сырое и малокомфортное.

К середине XIX века большая часть построек была служивыми покинута: оставшись без должного надзора, они стали ветшать и разрушаться. Всё, что сохранилось до наших дней, — одна-единственная офицерская казарма. Да и та — в руинах.

Что куда более существенно, сохранилось и название улицы — Ууслинна: в имени ее при минимальном знании эстонского расслышать память о «Новом городке» и градостроительном эксперименте двухсотлетней давности не сложно.

Здесь был построен новый современный жилой комплекс. Близится к завершению строительство «Дома учителя» — это принадлежащий городу многоквартирный дом, предназначенный для педагогов детских садов и школ Таллинна.

Трамплин для старта

О связи Ласнамяэ с историей эстонского спорта напоминает, как минимум, название улицы и моста Выйдуйооксу: некогда в их окрестностях находился первый в городе ипподром.

Стоит вспомнить, пожалуй, и о том, что первый в городе — если вообще не во всех окрестных краях — футбольный матч тоже состоялся на пустыре, располагавшемся на территории будущего Ласнамяэ.

Меньше вспоминают о том, что и для зимних видов спорта район во многом оказался колыбелью. Или, если угодно, трамплином — ведь едва ли не первое подобное сооружение было построено как раз у обрыва Ласнамяги.

Осенью 1940 года местная молодежь обратилась к народному
комиссариату труда с просьбой; посодействовать развитию в столице союзной республики лыжного спорта. Новые власти считали его стратегическим и ответ дали положительный.

В середине ноября горисполком постановил выделить тысячу восемьсот квадратных метров на склоне Ласнамяги и еще — без малого пять тысяч поблизости от улицы Куристику, и уже к февралю трамплин был полностью готов к эксплуатации.

Смена хозяев и политических режимов на работе «ласнамяэского-кадриоргского» трамплина не сказалась; активно, если судить по газетным публикациям, использовался он по прямому предназначению и все три года нацистской оккупации.

Почему в послевоенные годы основная база лыжников переместилась из Ласнамяэ в Нымме, исследователям истории таллиннского спорта еще предстоит выяснить.

Однозначно другое: спортивные традиции в Ласнамяэ забывать не планируют. Несколько лет назад в Таллинне был открыт Ледовый холл «Тондираба», который положил начало развитию ледовых видов спорта в городе, стал центральной спортивной и концертной площадкой столицы. В ближайших спортивных планах властей Таллинна — строительство соответствующего олимпийским стандартам плавательного бассейна и реконструкция здания Ласнамяэского спортивного комплекса.

Культурный очаг

Слово «Линдакиви» давно уже стало хорошо узнаваемым «брендом».

«Долгожданный очаг культуры для спального микрорайона»: под таким заголовком опубликовало в августе 1989 года издание «Rahva Hääl» заметку об открытии кинотеатра «Линдакиви».

«По крайней мере сегодня — в день открытия — еще пахнущий свежей краской, полный букетов цветов в фойе, людей в праздничной одежде — в зале, новый кинотеатр радует глаз, — писала газета. — Как интерьером, так и экстерьером».

Рабочие будни, однако, быстро расставили свои акценты: двенадцатое по счету среди таллиннских и последнее — открывшееся при советской власти кино уже в момент сдачи в эксплуатацию определенно было морально устаревшим.

Всего через год «Вечерний Таллинн» делился на своих полосах выдержками из писем читателей, которые предъявляли претензии: в помещениях «Линдакиви» нет не только игровой комнаты для детей и видеосалона, но даже и элементарного буфета!

Сложно сказать, могло бы их открытие спасти кино от банкротства в начале девяностых годов.

Скорее всего — едва ли: распространение видеомагнитофонов и кабельного телевидения значительно изменило саму структуру зрительского досуга.

1994 год стал в истории единственного ласнамяэского кинотеатра последним: он уступил место культурному центру, который унаследовал от непосредственного предшественника, название — слово «Линдакиви», уже стало к тому времени «брендом». Время от времени фильмы в зале очага культуры показывают и в наши дни. Однако этого недостаточно. В рамках программы «Позитивный Таллинн 2018-2022» жителями Ласнамя была озвучена идея строительства, нового кинотеатра на территории района.

Городские власти в сотрудничестве с частным сектором намерены воплотить эту идею в жизнь. Хочется верить — имя нового кинотеатра станет столь же популярным и узнаваемы», как и название «Линдакиви».

Возвращение к истокам

Облик православных церквей эстонской столицы — наглядное пособие по истории архитектурных стилей.

За скромное и рациональное петровское барокко отвечает Казанская церковь на улице Лийвалайа. За представительный петербургский ампир — Никольская на Вене. За деревянный модерн — Никольская, но уже в Копли.

Для любителей традиции — Александро-Невский собор на Вышгороде и церковь Симеона и Анны неподалеку от порта. Для ценителей курьезов — Преображенский собор, оборудованный в стенах средневековой монастырской обители.

Работы прославленных и менее известных зодчих до самого последнего времени неплохо иллюстрировал всю историю православия на территории современной Эстонии. За исключением, пожалуй, самой первой, изначальной ее страницы.

Три года назад досадный этот пробел был, наконец, заполнен: в июле 2013 года был освящен храм иконы Божией Матери «Скоропослушница» в Ласнамяэ — самая молодая православная церковь Таллинна. И одновременно — самая «древняя» по облику.

Архитекторы Олег Жемчугов, Николай Дятко и Евгений Коломенский сознательно отказались от каменного узорочья: сакральная постройка решена в стилистике лаконичной, если не сказать — суровой, архитектуры домонгольской Руси.

Уже никогда не узнать, как выглядела самая первая православна церковь, впервые упомянутая в документах ганзейского города Ревеля, датированных последней четвертью XIV столетия.

Но с учетом того, что построена она была купцами новгородского торгового подворья, — вполне вероятно: обликом она могла быть схожа с новоотстроенным храмом Ласнамяэ.

Йосеф Кац,
краевед

Александр Зданкевич,
депутат Таллиннского городского собрания











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!