А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1918 году Эстония обрела независимость. Однако война на несколько лет задержала решение вопросов ее государственности. В 1923 году в Эстонской Республике проводился гербовый конкурс, который не дал результатов. Тогда Государственная Дума в июне 1925 года утвердила исторически сложившийся герб с изображением трех леопардов синего цвета без корон, с красными языками и серебряными глазами, расположенных на золотом фоне щита. Отсутствие корон на головах леопардов вполне объяснимо. Корона - один из символов монархии, Эстония же стала республикой. Прецедент снятия корон к тому времени уже был. Его создало в 1917 году Временное правительство России. Оно в качестве герба оставило двуглавого орла, освободив его от всех имперских атрибутов - корон, скипетра и державы. Вместе с тем сохранения орла - сердцевины герба - выражало историческую преемственность с гербом Российского государства.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1135 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне самой короткой ночи 1947 года.

Никогда прежде — да, пожалуй, и впоследствии — открытие ни одного прочего учреждения торговли не отмечалось в Таллинне с подобным, воистину праздничным, размахом.

Одних только рядовых горожан и гостей города приняло в нем участие порядка шестидесяти тысяч — и это без учета первых лиц как муниципального, так и республиканского уровня.

Масштаб праздника определялся даже не столько непосредственно самим событием: ко всякой коммерции, а уж к коммерции рыночной — в особенности, советская власть всегда относилась без особых симпатий.

Но перенос главного таллиннского рынка из центра города на тогдашнюю окраину имел и символическое значение: по сути, им официально завершалась многолетняя кампания по ликвидации в городе разрушений военной поры.

Центробежная сила

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

На протяжении большой части своей истории рыночная торговля в Ревеле была сосредоточена в черте городских укреплений.

Торжище под стенами ратуши шумело с незапамятных времен. Не позднее последней трети XVIII столетия собственным рынком обзавелся и Верхний город — на территории былого замкового форума, нынешней площади Лосси (Замковой).

Немногим позже — лет приблизительно двести назад — горожане обзавелись и первой базарной площадью вне кольца средневековых крепостных стен: Русский рынок волей магистрата был основан у истока Нарвского шоссе.

В самом конце XIX века у него появился сосед: двумя-тремя сотнями метров западнее в октябре 1896 года был открыт Новый рынок. Одновременно торговля была запрещена на всех, без исключения, площадях Старого города — там и без нее становилось тесно.

На новом месте рыночные торговцы чувствовали себя вольготно без малого полвека: разговоры о том, что базарные ряды и конные подводы центр города совсем не красят, раздавались уже в середине тридцатых, но дальше проектов дело так и не пошло.

Там, где городским властям не хватало решительности, в дело вмешались силы, им неподвластные: во время бомбардировки 1944 года выгорело «сердце» Нового рынка — здание мясных рядов. Пострадали и прочие рыночные постройки.
Подлатали их на редкость оперативно: уже в последние месяцы нацистской оккупации торжище вновь вернулось на привычное место. Оставалось оно там и в первые послевоенные годы, но дни его были сочтены.

В 1946 году приуроченная к Октябрьским праздникам колхозная ярмарка еще проводилась на Новом рынке. Но уже через месяц горисполком принял решение — немедленно подыскать торговцам новое место.

С утра до вечера

«Большое оживление царит в эти дни в районе улиц Тарту маантеэ, Леннуки, Израел и В. Кингисеппа, где строится новая рыночная площадь, — писала весной 1947 года «Советская Эстония». — С утра до вечера здесь кипит работа».

В словах этих не было преувеличения: как сообщал корреспондент, первые строители — сотрудники Министерства госконтроля ЭССР — пришли к шести утра. Им предстояло самое трудное — подготовить площадку для своих последователей.

«Разборка железобетонных балок на месте, где когда-то стояло большое здание, нелегкая задача, — констатировала газета. — Однако коллективный труд оказал свое действие. Через четыре часа это задание было полностью зазавершено.

На смену служащим Министерства госконтроля пришли работники Таллиннского продторга. К трем часам дня подтянулись рабочие хлебозавода, фанерно-мебельного комбината, управления промкооперации, Министерства пищевой промышленности.

Солнце давно скрылось за горизонтом, а со строительства долго еще доносился звон лопат, грохот вагонеток, задорные голоса. Еще совсем недавно район представлял неприглядное зрелище: руины, захламленные бугры, кучи битого камня и металлолома.

За истекшие полмесяца все два гектара площади почти полностью расчищены, начато ее выравнивание. Всю площадку пересекают узкоколейные пути, по которым беспрестанно движутся вагонетки. Вчера вечером появились первые камнедробилки».

Судя по газетным фотографиям, они были едва ли не единственными механизированными приспособлениями на стройке: расчистка развалин на месте будущего рынка, как и на прочих объектах, осуществлялась буквально вручную.

«…Рабочий день на фабриках и заводах окончен, — свидетельствует «Советская Эстония». — По улицам города, с лопатами и кирками в руках, идут и едут на машинах многочисленные группы людей. На площади их встречает духовой оркестр.

К шести часам она похожа на большой муравейник. На отдельных участках стоят щиты с надписями: «Здесь работает коллектив хлебокомбината», «Здесь — фабрика «Унион». Лучшей на стройке считается бригада рыбокомбината.

Работа кипит в каждом уголке. 14 мая здесь собралось семьсот пятьдесят рабочих, служащих, интеллигенции города. Все работы по плану предполагается завершить к 25 мая».

Толока социализма

Судя по тому что тема новой рыночной площади в конце мая со страниц таллиннской периодики 1947 года исчезает полностью, уложиться в намеченные сроки, увы, не удалось.

Это и неудивительно — объект отнюдь не был единственным: весь город в судорожном ритме стремился как можно быстрее если не ликвидировать, то, хотя бы, «загримировать» военные раны.

Руководителям и участникам работ по восстановлению и благоустройству действительно надо было успеть «всё и сразу»: летом Таллинну предстояло принять ХII Певческий праздник — впервые при советской власти.

Датами его проведения были определены 27-29 июня. Открытие нового рынка тремя днями ранее становилось, таким образом, прологом к торжеству; пользуясь музыкальной терминологией — своего рода «увертюрой» к нему.

«Толока — давний трудовой обычай эстонского народа, — обратился к собравшимся на созданной их руками площади таллиннцам руководитель республики Николай Каротамм. — А после труда полагается веселиться, петь, танцевать, промочить горло».

У таллиннского люда сегодня — праздничная, совершенно особенная, социалистическая толока. Завершено строительство нового продуктового рынка. Ее возведение, осуществленное совместными усилиями горожан, совпадает с вечером Яанова дня.
Центральный рынок оказался в три раза больше своего предшественника.

Такого рынка, как мы открываем сегодня, в истории Таллинна прежде никогда не было. Как такое стало возможным — да еще в столь быстрые сроки? Возможным это стало только и исключительно потому, что в Эстонии установлена советская власть.

То, что мы имеем сегодня, — плод коллективного труда. То, что мы видим здесь, — частица нового, социалистического Таллинна, который будет построен в соответствии с генеральным планом. То, что мы имеем, — и есть коммунизм в жизненных реалиях».

Вне зависимости от общественно-политического строя, объем работ действительно завораживает: одних только каменных стен было разобрано четыре с половиной тысячи кубических метров, новой земли подвезено семь с лишним тысяч кубометров.

Трудящиеся без малого сотни таллиннских предприятий и учреждений, — опять-таки в свободное от основной занятости время — отработали на объекте свыше двадцати девяти тысяч человеко-дней.

Новый рынок получился в три раза просторнее прежнего. Не хватало правда, торгового павильона. Но его обещали построить. Обещанию суждено было сбыться лет через сорок.

***

Никто из собравшихся вечером 23 июня 1947 года на новой рыночной площади об ожидании, которое окажется столь долгим, не мог и подумать. Они были горды проделанной работой. И наверняка были счастливы.

«Папа, папочка, а ты тоже ходил сюда на восстановительные работы?», — подслушал журналист газеты «Õhtuleht» вопрос юного таллиннца. И процитирювал ответ отца: «Конечно же, сынок. И ходил, и работал. И я, и многие, многие другие…»

Ровно в одиннадцать вечера свежевыстроенная базарная площадь озарилась огнем костров Яановой ночи: главный был зажжен ровно в ее центре, по краям — вспыхнули установленные на шестах просмоленные бочонки, туго набитые соломой.

Кружились, несмотря на поздний час, карусели. На растянутом в дальнем углу площади киноэкране мелькали силуэты киноактеров. Пенились в кружках пиво и квас. Теплый летний ветер далеко разносил звуки вальса.

«До глубокой ночи веселился таллиннский рабочий люд, — завершала отчет о празднике газета «Õhtuleht»». — Лишь когда начало светать, часам к трем-четырем утра, участники его начали расходиться.

Они вернулись к своим повседневным делам и заботам — с новыми силами и новым воодушевлением».

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Мужик обеспечивает пернатых кормом. Март 2018. Таллин, Ратушная площадь.

Мужик обеспечивает пернатых кормом. Март 2018. Таллин, Ратушная площадь. Чайки, любовь и голуби в Средневековом Таллине. Март 2018 года. Мужик обеспечивает ...

Читать дальше...

Аномальная зона в Таллине. Ратушную площадь располовининло снегом!

Аномальная зона в Таллине. Ратушную площадь располовининло снегом! Март 2018 года. Сторона Тепла, и Сторона Холода.    

Читать дальше...

Ратман Якоб Иоганн фон Гонзиор и его супруга Амалия Констанция. Снимок шестидесятых годов позапрошлого столетия.

Наследие ратмана Якоба Гонзиора: фонд, улица, социальное жилье в Ревеле

Начало очередного ремонта одной из основных магистралей центра столицы заставляет вновь вспомнить человека, которого величали «таллиннским Рокфеллером». Корреспондент издания "Esmaspäev", присвоивший ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!