А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Лев и орел - "царственные животное и птица" олицетворяют силу и мощь государства. Поэтому именно они в различных вариантах наиболее часто встречаются в гербах различных государств еще со времен средневековья. Не может не возникнуть вопроса, почему животных на Эстляндском гербе, называют леопардами, ведь они гораздо в большей степени похожи на львов? Да и в описаниях в одних случаях их представляют как львов, а в других - как леопардов. Нет, то не небрежность авторов и тем более не ошибка. В геральдике, в дисциплине о гербах, или даже "науке о гербах", все это четко обусловлено. Название животного зависит от его положения. Льва, стоящего на задних лапах, именуют львом. Изображают его на щите в профиль с высунутым языком и обращенным к спине концом хвоста. Лев, изображенный в щите идущим, с прямо повернутой головою, называется леопардом. Если же лев изображен в гербе идущим, но в профиль, то в соответствии с правилами геральдики перед нами леопардовый лев или лев-леопард.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1155 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне самой короткой ночи 1947 года.

Никогда прежде — да, пожалуй, и впоследствии — открытие ни одного прочего учреждения торговли не отмечалось в Таллинне с подобным, воистину праздничным, размахом.

Одних только рядовых горожан и гостей города приняло в нем участие порядка шестидесяти тысяч — и это без учета первых лиц как муниципального, так и республиканского уровня.

Масштаб праздника определялся даже не столько непосредственно самим событием: ко всякой коммерции, а уж к коммерции рыночной — в особенности, советская власть всегда относилась без особых симпатий.

Но перенос главного таллиннского рынка из центра города на тогдашнюю окраину имел и символическое значение: по сути, им официально завершалась многолетняя кампания по ликвидации в городе разрушений военной поры.

Центробежная сила

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

На протяжении большой части своей истории рыночная торговля в Ревеле была сосредоточена в черте городских укреплений.

Торжище под стенами ратуши шумело с незапамятных времен. Не позднее последней трети XVIII столетия собственным рынком обзавелся и Верхний город — на территории былого замкового форума, нынешней площади Лосси (Замковой).

Немногим позже — лет приблизительно двести назад — горожане обзавелись и первой базарной площадью вне кольца средневековых крепостных стен: Русский рынок волей магистрата был основан у истока Нарвского шоссе.

В самом конце XIX века у него появился сосед: двумя-тремя сотнями метров западнее в октябре 1896 года был открыт Новый рынок. Одновременно торговля была запрещена на всех, без исключения, площадях Старого города — там и без нее становилось тесно.

На новом месте рыночные торговцы чувствовали себя вольготно без малого полвека: разговоры о том, что базарные ряды и конные подводы центр города совсем не красят, раздавались уже в середине тридцатых, но дальше проектов дело так и не пошло.

Там, где городским властям не хватало решительности, в дело вмешались силы, им неподвластные: во время бомбардировки 1944 года выгорело «сердце» Нового рынка — здание мясных рядов. Пострадали и прочие рыночные постройки.
Подлатали их на редкость оперативно: уже в последние месяцы нацистской оккупации торжище вновь вернулось на привычное место. Оставалось оно там и в первые послевоенные годы, но дни его были сочтены.

В 1946 году приуроченная к Октябрьским праздникам колхозная ярмарка еще проводилась на Новом рынке. Но уже через месяц горисполком принял решение — немедленно подыскать торговцам новое место.

С утра до вечера

«Большое оживление царит в эти дни в районе улиц Тарту маантеэ, Леннуки, Израел и В. Кингисеппа, где строится новая рыночная площадь, — писала весной 1947 года «Советская Эстония». — С утра до вечера здесь кипит работа».

В словах этих не было преувеличения: как сообщал корреспондент, первые строители — сотрудники Министерства госконтроля ЭССР — пришли к шести утра. Им предстояло самое трудное — подготовить площадку для своих последователей.

«Разборка железобетонных балок на месте, где когда-то стояло большое здание, нелегкая задача, — констатировала газета. — Однако коллективный труд оказал свое действие. Через четыре часа это задание было полностью зазавершено.

На смену служащим Министерства госконтроля пришли работники Таллиннского продторга. К трем часам дня подтянулись рабочие хлебозавода, фанерно-мебельного комбината, управления промкооперации, Министерства пищевой промышленности.

Солнце давно скрылось за горизонтом, а со строительства долго еще доносился звон лопат, грохот вагонеток, задорные голоса. Еще совсем недавно район представлял неприглядное зрелище: руины, захламленные бугры, кучи битого камня и металлолома.

За истекшие полмесяца все два гектара площади почти полностью расчищены, начато ее выравнивание. Всю площадку пересекают узкоколейные пути, по которым беспрестанно движутся вагонетки. Вчера вечером появились первые камнедробилки».

Судя по газетным фотографиям, они были едва ли не единственными механизированными приспособлениями на стройке: расчистка развалин на месте будущего рынка, как и на прочих объектах, осуществлялась буквально вручную.

«…Рабочий день на фабриках и заводах окончен, — свидетельствует «Советская Эстония». — По улицам города, с лопатами и кирками в руках, идут и едут на машинах многочисленные группы людей. На площади их встречает духовой оркестр.

К шести часам она похожа на большой муравейник. На отдельных участках стоят щиты с надписями: «Здесь работает коллектив хлебокомбината», «Здесь — фабрика «Унион». Лучшей на стройке считается бригада рыбокомбината.

Работа кипит в каждом уголке. 14 мая здесь собралось семьсот пятьдесят рабочих, служащих, интеллигенции города. Все работы по плану предполагается завершить к 25 мая».

Толока социализма

Судя по тому что тема новой рыночной площади в конце мая со страниц таллиннской периодики 1947 года исчезает полностью, уложиться в намеченные сроки, увы, не удалось.

Это и неудивительно — объект отнюдь не был единственным: весь город в судорожном ритме стремился как можно быстрее если не ликвидировать, то, хотя бы, «загримировать» военные раны.

Руководителям и участникам работ по восстановлению и благоустройству действительно надо было успеть «всё и сразу»: летом Таллинну предстояло принять ХII Певческий праздник — впервые при советской власти.

Датами его проведения были определены 27-29 июня. Открытие нового рынка тремя днями ранее становилось, таким образом, прологом к торжеству; пользуясь музыкальной терминологией — своего рода «увертюрой» к нему.

«Толока — давний трудовой обычай эстонского народа, — обратился к собравшимся на созданной их руками площади таллиннцам руководитель республики Николай Каротамм. — А после труда полагается веселиться, петь, танцевать, промочить горло».

У таллиннского люда сегодня — праздничная, совершенно особенная, социалистическая толока. Завершено строительство нового продуктового рынка. Ее возведение, осуществленное совместными усилиями горожан, совпадает с вечером Яанова дня.
Центральный рынок оказался в три раза больше своего предшественника.

Такого рынка, как мы открываем сегодня, в истории Таллинна прежде никогда не было. Как такое стало возможным — да еще в столь быстрые сроки? Возможным это стало только и исключительно потому, что в Эстонии установлена советская власть.

То, что мы имеем сегодня, — плод коллективного труда. То, что мы видим здесь, — частица нового, социалистического Таллинна, который будет построен в соответствии с генеральным планом. То, что мы имеем, — и есть коммунизм в жизненных реалиях».

Вне зависимости от общественно-политического строя, объем работ действительно завораживает: одних только каменных стен было разобрано четыре с половиной тысячи кубических метров, новой земли подвезено семь с лишним тысяч кубометров.

Трудящиеся без малого сотни таллиннских предприятий и учреждений, — опять-таки в свободное от основной занятости время — отработали на объекте свыше двадцати девяти тысяч человеко-дней.

Новый рынок получился в три раза просторнее прежнего. Не хватало правда, торгового павильона. Но его обещали построить. Обещанию суждено было сбыться лет через сорок.

***

Никто из собравшихся вечером 23 июня 1947 года на новой рыночной площади об ожидании, которое окажется столь долгим, не мог и подумать. Они были горды проделанной работой. И наверняка были счастливы.

«Папа, папочка, а ты тоже ходил сюда на восстановительные работы?», — подслушал журналист газеты «Õhtuleht» вопрос юного таллиннца. И процитирювал ответ отца: «Конечно же, сынок. И ходил, и работал. И я, и многие, многие другие…»

Ровно в одиннадцать вечера свежевыстроенная базарная площадь озарилась огнем костров Яановой ночи: главный был зажжен ровно в ее центре, по краям — вспыхнули установленные на шестах просмоленные бочонки, туго набитые соломой.

Кружились, несмотря на поздний час, карусели. На растянутом в дальнем углу площади киноэкране мелькали силуэты киноактеров. Пенились в кружках пиво и квас. Теплый летний ветер далеко разносил звуки вальса.

«До глубокой ночи веселился таллиннский рабочий люд, — завершала отчет о празднике газета «Õhtuleht»». — Лишь когда начало светать, часам к трем-четырем утра, участники его начали расходиться.

Они вернулись к своим повседневным делам и заботам — с новыми силами и новым воодушевлением».

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Столетие Балтийского Герцогства

В 2018 году, Эстония широко отмечает 100-летие республики, и почему-то выпадает из официальных сообщений другая, не менее знаменательная дата: 100-лет ...

Читать дальше...

«Михаил Федорович», «Волынец», «Суур Тылль»: ледокол-герой, ледокол-музей, ледокол-легенда.

Одно из сокровищ собрания Морского музея Эстонии — ледокол «Суур Тылль» — празднует в этом году сразу две знаменательные даты. Первая ...

Читать дальше...

Автор книги «Архитектор-художник Александр Владовский. Материалы к творческой биографии» Андрей Пономарев во время ее презентации в банкетном зале Кадриоргского дворца.

Зодчий Александр Владовский: эскиз творческой биографии Таллинца

Самый, пожалуй, яркий и колоритный архитектор довоенного Таллинна — Александр Владовский — вновь вернулся к таллиннцам: книгой, посвященной его жизни ...

Читать дальше...

Сквер на улице Марта, ба с памятным крестом Бласиуса Хохгреве в наши дни.

Оправа старейшему памятнику в Таллине: сквер у креста Бласиуса Хохгреве

Один из оригинальных памятников таллиннской старины получил недавно достойную «оправу» — благоустроенный сквер на улице Марта. В свое время всякий уважающий ...

Читать дальше...

О значимой дате в истории Таллина

318 лет назад, в 1710 году, российские войска приступили к летне-осенней кампании Северной войны на землях современных Латвии и Эстонии. Успех ...

Читать дальше...

Сложно представить, что сто десять лет назад на месте нынешнего театра «Эстония» и парка Таммсааре стояли крестьянские подводы и шумел рынок.

Парк имени Таммсааре в Таллине: круговорот вечных перемен

Прежде, чем обрести современный облик, нынешнему парку Таммсааре довелось пережить на своем долгом веку целый ряд радикальных градостроительных «перевоплощений». Путь от ...

Читать дальше...

Фабрика "Rauaniit" в середине тридцатых годов прошлого века. На заднем плане — не уцелевшее двухэтажное здание, в котором предприятие было основано.

«1928. Строил Эфраим Леренманн»: от фабрики — к Академии художеств. Таллин

Нынешнее здание Эстонской художественной академии — памятник не только архитектуры, но и промышленной истории. А также — свидетельство многонациональности Таллинна. Три ...

Читать дальше...

Нарва. Ратушная площадь. Отъезд кортежа
императрицы Елизаветы Петровны. Справа - триумфальная арка. Рисунок Ф. Франкенберга, 1746 год. Из собрания Нарвской художественной галереи.

О визите императрицы Елизаветы Петровны в Ревель

В отличие от царя-реформатора Петра Великого, придававшего огромное значение Эстляндии и её столице Ревелю (Таллин) и совершавшего неоднократные визиты в ...

Читать дальше...

Кадриорг. Домик Петра Первого

Кадриорг: Осенняя прогулка по Таллину

Я очень люб­лю Кад­ри­орг - са­мый кра­си­вый и из­вест­ный парк Тал­ли­на. Ис­то­рия его воз­ник­но­ве­ния не­обыч­на. Этот не­пов­то­ри­мый уго­лок на­шей сто­ли­цы ...

Читать дальше...

Крест на улице Марта в Таллине

Есть в Таллинне удивительное место, связанное с одним из эпизодов Ливонской войны. В середине девяностых, случайно оказавшись в маленьком дворике на ...

Читать дальше...

Епископский сад в процессе трансформации из спортивной площадки в сквер. Фото тридцатых годов прошлого века. На первом плане — замурованный резервуар.

Подворье, спортплощадка, парк: метаморфозы Епископского сада в Таллине

Гуляя по Верхнему городу, не упустите возможности заглянуть в Епископский сад: зеленый оазис у подножья колокольни Домской церкви нынешним летом ...

Читать дальше...

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Недавно я совершил увлекательное путешествие по Северо-Западу России, по маршруту Ивангород - Кингисепп - Санкт-Петербург - Великий Новгород. Путешествие получилось ...

Читать дальше...

О самом первом православном храме в Таллине - церкви Святителя и Чудотворца Николая Мирликийского

Многие таллинцы и гости столицы Эстонии знают или слышали о Никольской церкви на улице Вене (Русской) в Старом городе. Но ...

Читать дальше...

К 225-й годовщине Ревельского морского сражения

Победа русских моряков в ревельском сражении сорвала планы шведов разбить русский флот по частям и приблизила заключение «Верельского мира». 2 (14) ...

Читать дальше...

Восстановить исторический ансамбль Старого еврейского кладбища на улице Магазийни (на фото) невозможно, но вернуть на его территорию уцелевшие надгробия город намеревается.

Археологические находки Рейди теэ в Таллине: камни утраченной памяти

Памятники уничтоженных в советское время исторических кладбищ Таллинна будут взяты под охрану, каталогизированы и возвращены туда, где они стояли более ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!