А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Раз в год из заброшенного колодца в центре Таллинна выходит водяной и задает первому встречному вопрос: "Достроен ли город?" И если хоть кто-то ответит: "Да", случится беда -- водяной затопит всю местность. Поэтому горожане из века в век твердят одно: старый Таллинн будет достраиваться вечно.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1105 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного города.

«Сельскохозяйственная и торговая выставка, в которой принимает участие и Советский Союз, открылась в Таллинне. Своим качеством советские товары притягивают к себе всеобщее внимание…»

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

Краткая заметка, опубликованная в выходившей в Ленинграде на эстонском языке газете «Edasi» 23 августа 1927 года, была неточна в одном: к моменту публикации новости мероприятие успело завершиться.

Неточность не изменяла сути сообщения. Местная эстонская пресса девяностолетней давности свидетельствует: на VI Таллиннской международной выставке-ярмарке павильон СССР пользовался всеобщим пристальным вниманием.

Удачное совпадение

Собственно, советские предприятия выставлялись в столице ставшей совсем недавно независимым государством Эстонии не впервой.

Дебют государства рабочих и крестьян состоялся на таллиннском Выставочном плацу — нынешней Башенной площади — еще в 1922 году. Там же он был закреплен еще три года спустя — на выставке 1925 года.

Однако, как отмечали местные издания, предшествующие экспозиции носили не столько коммерческий, сколько агитационный характер: на реальный коммерческий успех советская сторона, похоже, не рассчитывала.
За два последующих года ситуация успела перемениться. Плоды начала приносить Новая экономическая политика. Доказывать, что СССР — не уэллсовская «Россия во мгле», нужды больше не было: надо было активно рекламировать себя на зарубежных рынках.

В качестве площадки для рекламы Таллинн подходил практически идеально: продукция российских предприятий выставлялась здесь еще в ту пору, когда город назывался Ревелем, а выставка у подножия городской стены — Эстляндской сельскохозяйственной.

В городе, едва ли не с самого начала двадцатых годов, действовали официальные представительства нескольких советских концернов, предлагавших продукцию, зарекомендовавшую себя с наилучшей стороны с царских еще времен.

Кроме того, парламентские выборы 1926 года выиграла Социал-демократическая партия Эстонии, левая по политическим убеждениям. К восточному соседу она относилась если и не с открытой симпатией, то, по крайней мере, заинтересованно.

И хотя в марте двадцать седьмого ей пришлось уступить место премьера представителю Крестьянских союзов, консервативно настроенные таллиннцы ворчали: «Ишь, соцдеки, водрузили над выставочным плацом серп с молотом!»

Красный павильон

У страха, как известно, глаза велики: советская символика, разумеется, присутствовала исключительно над павильоном СССР, о чем свидетельствовал рекламный бюллетень выставки.
В тексте его, составленном, надо понимать, в спешке, не обошлось без курьеза. Наборщики перепутали местами две буквы в эстонском слове «haamer»: эстонский «молот» превратился в… «haarem» — гарем.

«Проглядел брошюрку, — писал фельетонист газеты «Kaja». — Читаю: «гарем»! Кровь ударила в голову: неужто настоящий гарем? Но почему об этом пишут так, между прочим? Видать, не согласовали с городскими властями…

Со всех ног бросаюсь к павильону. Что вижу? Над входом — серп и молот. Молот? А где же обещанный гарем? От разочарования произношу сожаления вслух. Русский с крыши смотрит на меня так, что в ушах начинает звучать «Eh tõ tschudak!»

Войти под сень молота незадачливый таллиннский газетчик не рискнул — «потому что до конца так и не уверен, к какому всё-таки классу я принадлежу». Его коллега из издания «Postimees» оказался настойчивее — и попал в павильон еще до официального открытая.

Менее чем за сутки до него работа внутри кипела полным ходом: рабочие и декораторы («последние всё больше — семитской наружности», — не удержался от ядовитой заметки журналист) трудились так, словно о восьмичасовом рабочем дне в жизни не слыхивали.

«Работают, обсуждают, отходят на шаг-другой и взирают на труд рук своих, — продолжал выставочный репортер. — Красный, кровавый цвет доминирует. Красные розетки, красные постаменты экспонатов, красные дорожки — от обилия красного режет глаза!

Красной краской выкрашен павильон и снаружи. Вход украшают эмблемы — на котором изображены силуэты Европы, Африки, Азии. Вновь — исключительно красные. Неужто и их большевики намереваются сделать ядовито-алыми?!»

Иные времена

Радикально-революционный цвет, вероятно, вселял в таллиннских обывателей опасения: свежи были воспоминания о Декабрьском восстании 1924 года, да и новости, доходившие из-за границы, к особому оптимизму не располагали.

«Советский павильон так и притягивает к себе, — свидетельствовала газета «Waba maa». — Толпится, клубится вокруг него выставочный люд. Всем интересно. А машины там внутри тоже выставляются? И что за машины-то? Сеялки семян подстрекательства? Жатки ГПУ?

Ничего подобного! Чисто буржуазные вещицы. Туалетные столики, парфюмерия, вина. Одним словом — всё, что заставляет получать удовольствие, способствует приятному безделью, подразумевает наличие у потенциального потребителя массы свободного времени.

Видать, и под красной звездой ход дел нынче переменился. Прежде в подобной продукции видели нечто вражеское, буржуазное, чуть ли не белогвардейщину. Теперь же — вовсе нет. Почему? Вещи-то, конечно, остались прежними. Сами люди изменились — обуржуазились».

«Выставлена красивая посуда — без обычных для прежних лет агитационных надписей на чашках и тарелках, — вторила местная русская газета «Вести дня». — Имеются как книги, посвященные культу Ленина, так и вопросам педагогическим, историко-литературным».

«Блестят никелированные самовары, чайники «Госпромцветмета», — продолжала «Наша газета», таллиннское русское издание. — Интересны ящики с лубочными рисунками, кустарные ложки, петушки, выставленные «Кооперативным союзом Северо-Западной области».

Батарея всевозможных вин и водок «Плодвинсоюза» и «Винторга» красуется на видном месте. Представлен и старый знакомый — «Треугольник», превратившийся, волею судьбы, в «Ленинградский резиновый трест» с его галошами, шинами, губками, сосками.

Богато представлены также ряд радиоаппаратов «Электросвязи», принадлежности к ним, разного рода манометры, рентгеновские лампочки, лампы для медицинских целей, свечи для киноаппаратов и прожекторов, щетки для динамо-машин».

Похоже, местный корреспондент слишком увлекся перечислением промышленных достижений Страны большевиков. И, словно дав назад, редакция «Нашей газеты» решилавзглянуть на советский павильон более критично.
Объектом критики стали, насколько можно понять, даже не сами выставленные в его стенах экспонаты, а явно неудачный маркетинговый ход. название парфюмерии, представленной ленинградским предприятием.

«Прочь «Квелке флё»! Прочь «Амбр антик!»
Их, дамы, навсегда отбросьте!
Я аромата смысл постиг,
Поняв, что есть духи «Жиркости»,
— иронизировал над ним автор стихотворного фельетона.

«Коти»! Вы биты! Шах и мат!
Твердить готов я неустанно:
«Жиркость» — как внятен аромат!
«Жиркость» — о как благоуханно!»

* * *

«Всё представленное советской стороной — и продукция, и сырье — подобрано таким образом, чтобы у нее был шанс найти применение как на рынке Эстонии, так и соседних государств, — отмечала газета «Päevaleht».

Не стоит забывать, что в нынешнем году Таллиннская выставка-ярмарка — единственная в своем роде на берегах Балтики, что привлекает к ней интерес окрестного купечества. Так что коллективную советскую экспозицию следует считать уместной».

«Русские — умелые мастера рекламы — резюмировала «Каjа». — В соответствии со своим умением оформили они и свой павильон. Все экспонаты в нем — красивы и тщательно проработаны. Русский павильон богат. Что ж — большая страна — большие и дела!»

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Первые уличные фонари появились в Таллинне в 1710 году - они висели посреди улиц на веревках. И зажигались только в приезд важных вельмож или в большие праздники.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!