А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в жизнь.

Большинству повезло меньше: о том, что они за без малого стотридцатилетнюю историю таллиннского трамвая выдвигались неоднократно, помнят лишь выцветшие планы да пожелтевшие газеты.

Процесс с препятствиями

Расти и расширяться трамвайная сеть Таллинна начала едва ли не сразу же после своего создания — осенью 1888 года.

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Не успели привыкнуть к дребезжанию конки жители Нарвского шоссе, как движение было открыто по Тартускому, а начальную остановку кадриоргской линии с нынешней площади Виру перенесли на Вана-Тург.

Дальше процесс застопорился: рельсы на Пярнуском шоссе были уложены только в 1901 году — когда возникла необходимость доставки пассажиров к узкоколейному Феллиннскому вокзалу — современной станции Таллинн-Вяйке.

Впрочем, еще за одиннадцать лет до того Ревельская городская дума обсуждала масштабный проект реорганизации трамвайных маршрутов: город рос, и две существующие на тот момент линии нужды горожан уже не удовлетворяли.

Размах был взят воистину грандиозный: вагончики конки должны были двинуться едва ли не по всем основным улицам исторического центра. По Вене — в сторону порта, по Суур-Карья — до фанерно-мебельной фабрики, через Ратушную площадь — на вокзал.

Кроме того, предполагалось проложить ветку от современной площади Вабадузе до пересечения Палдиского шоссе с улицей Техника, а кадриоргскую ветку, по трассе Нарвского шоссе, дотянуть до Ласнамяэ — района предместья Сикупилли.

Реализовать из задуманного удалось ничтожную часть. На рубеже XX века пассажиры ревельской городской конно-железной дороги доехать смогли только до памятника броненосцу «Русалка». Да и то — исключительно в летний сезон.

Старый же город остался без паутины трамвайных маршрутов по банальной донельзя причине: домовладельцы заявили, что шума у них под окнами и без того хватает, и добились, чтобы проект был положен под сукно.

Кольцо рельсов

Накануне Первой мировой войны система общественного транспорта Ревеля явно отставала от соседей по Балтийскому побережью.

Ладно — Санкт-Петербург, Гельсингфорс, Стокгольм, Рига, но даже в уступающих ему по численности населения Выборге и Либаве трамвайная сеть уже была успешно переведена на электрическую тягу.

Ревельцам оставалось по-прежнему довольствоваться конкой — прежде всего потому, что муниципальной электростанции в городе до 1913 года не было, а частные и заводские обеспечить транспорт током были не в силах.

Уже следующей весной городская дума одобрила план строительства электрического трамвая, в основу которого была положена кандидатская работа инженера Петра Гаврилова, защищенная в Санкт-Петербургском политехническом институте.

На этот раз трамвайные пути за пределы средневекового ядра города были вынесены. Более того — исторический центр планировалось заключить в кольцо рельсов, проходящих по линии разбитых вокруг него бульваров. Центром пересечений всех линий конки планировалась Ратушная площадь.

Безусловным новшеством стало определение нового приоритета развития транспортной сети: северные предместья. Трамвайные пути планировалось протянуть в Каламая с Пелгулинном — и далее, до заводов Копли.

Намерения не были пустым прожектерством: они были подтверждены точными экономическими выкладками и сопровождены расчетом увеличения численности городского населения.

Одного составители плана не могли предвидеть: роковых выстрелов в Сараево. Спровоцированная ими мировая война поставила крест на намерениях ревельских отцов города…

Ломовики и искры

Может показаться странным и даже парадоксальным, но именно в суровые годы Первой мировой общественный транспорт Таллинна впервые сделал шаг в сторону перехода с гужевой тяги на механическую.

Перевод экономики на военную колею привел к увеличению численности работников оборонных предприятий. Самое крупное из них — Русско-Балтийский завод — пустило осенью 1915 года паровой трамвай от Копли до улицы Теллискиви.

Изначально, конечно, рассматривались варианты продлить линию как минимум до Балтийского вокзала. А в идеале — по тогдашнему бульвару Престолонаследника и Морскому, соответственно — Пыхья- и Мерепуйестеэ до самой площади Виру.

В роли препятствия вновь выступили домовладельцы. К сетованиям по поводу шума добавились на этот раз и соображения противопожарной безопасности: не ровен час, искра из трубы паровика перепрыгнет на просмоленную крышу деревянного дома.

Против продления линии парового трамвая до центра внезапно высказались… ломовые извозчики: дескать, лошади и так то и дело пугаются паровозных свистков в гавани, а теперь — будут шугаться и на подъездах к ней.

Неизвестно, чем бы закончилось противостояние, но после Февральской революции российско-германский фронт начал сыпаться. Стратегические заводы из Ревеля было решено эвакуировать подальше от неприятеля, в глубь страны.

Под эвакуацию попал и Русско-Балтийский завод. Число занятых в его цехах стало стремительно таять — равно как и желающих добраться до далекого Копли на заводском паровике.

В начале двадцатых годов его сменил трамвай на дизельном моторе. Продление же линии от окрестностей вокзала до центра города удалось осуществить и вовсе лишь в 1952 году.

Памятник планам

Победа механического двигателя над лошадиной силой поначалу обернулась для таллиннского трамвая не ростом, а сокращением трамвайной сети.

Городские власти столицы новоиспеченной Эстонской Республики были, в первую очередь, заинтересованы в увеличении не количества, а качества: для начала трамвай надо было бы электрифицировать.

С задачей этой удалось справиться за десятилетие: с 1925-го по 1936 год. При этом ветка на Копли, унаследованная от правления Русско-Балтийского завода, так и не была объединена с остальной системой и работала на дизеле.
В двадцатые годы протянуть пути предлагали до дачного предместья Козе.

Дефицит проектов различной степени реализуемости, впрочем, в ту пору тоже не ощущался: вопрос лишь в том, насколько всерьез они обсуждались — или оставались исключительно темами, периодически всплывающими на страницах газет.

Так, например, в середине двадцатых годов возникла идея протянуть линию электрического трамвая по 6ерегу Таллиннской бухты до… дачного местечка Козе: ток для него получать собирались от электростанции на реке Пирита.

Чуть позже городские власти пытались реанимировать дореволюционные еще намерения построить трамвайное кольцо вокруг Старого города: нормального сообщения между вокзалом и центром так и не было.

Не оставлял город надежды протянуть ветку и в Пельгулинн: железнодорожный виадук на Палдиском шоссе, кстати, спроектирован в 1926 году как раз в расчете на пропуск под ним двух трамвайных вагонов.

«За» и «против»

В 1948 году Совет министров Эстонской ССР принял радикальное решение: трамвайное движение в Таллинне является бесперспективным и должно быть заменено троллейбусом в ближайшие полтора десятилетия.

На деле всё вышло иначе: к середине шестидесятых годов протяженность путей в столице не только не сократилась, но и выросла — за счет отрезка от Балтийского вокзала до площади Виру и от улицы Лубья до платформы «Юлемисте».

Более того — городскому рельсовому транспорту предрекали большое будущее: новые трамвайные линии планировали протянуть в районы массового жилищного строительства — сперва в Мустамяэ и Ыйсмяэ, а чуть позже — и в Ласнамяэ.

После взвешивания всех «за» и «против» первые два направления было решено заморозить: о былых намерениях ныне напоминает лишь предназначавшаяся для трамвайных путей разделительная полоса на бульваре Сыпрузе и Палдиском шоссе.

Памятником же ласнамяэскому трамваю, помимо заглубленной трассы теперешней Лаагна теэ, может служить давным-давно заброшенный корпус трамвайного депо неподалеку от выезда с былого Октообри теэ.

***

С восстановлением независимости ЭР строительство трамвая на Ласнамяэ превратилось в одно из предвыборных обещаний — беспроигрышных, неизменных, но… нереализуемых.

В аэропорт городской рельсовый транспорт пришел без «долгоиграющей прелюдии»: сооружена и пущена ветка была, буквально, за два неполных года — срок для работ подобного масштаба рекордный.

Как скоро будут реализованы прочие планы модернизации трамвайной сети Таллинна и куда в ближайшем будущем смогут добраться на трамвае таллиннцы и гости города — поживем, как говорится, увидим.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!