А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В одном из преданий говорится, будто датчане решили неожиданно напасть на город, перебить его жителей и овладеть имуществом эстов. Заговорщики хранили свои намерения в строжайшей тайне, но некоего Тоомаса, знаменосца датчан, стала мучить совесть. Он выдал магистрату план нападения. В городе выставили усиленный дозор. Было решено впустить злоумышленников в город, а потом на какой-нибудь узкой улочке напасть на них и уничтожить всех до единого. События развернулись именно таким образом, и смута была пресечена. Знаменосцу оказали особую честь - шпиль Ратуши украсили фигуркой воина со знаменем. Новый флюгер назвали именем Тоомаса.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1112 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в жизнь.

Большинству повезло меньше: о том, что они за без малого стотридцатилетнюю историю таллиннского трамвая выдвигались неоднократно, помнят лишь выцветшие планы да пожелтевшие газеты.

Процесс с препятствиями

Расти и расширяться трамвайная сеть Таллинна начала едва ли не сразу же после своего создания — осенью 1888 года.

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Не успели привыкнуть к дребезжанию конки жители Нарвского шоссе, как движение было открыто по Тартускому, а начальную остановку кадриоргской линии с нынешней площади Виру перенесли на Вана-Тург.

Дальше процесс застопорился: рельсы на Пярнуском шоссе были уложены только в 1901 году — когда возникла необходимость доставки пассажиров к узкоколейному Феллиннскому вокзалу — современной станции Таллинн-Вяйке.

Впрочем, еще за одиннадцать лет до того Ревельская городская дума обсуждала масштабный проект реорганизации трамвайных маршрутов: город рос, и две существующие на тот момент линии нужды горожан уже не удовлетворяли.

Размах был взят воистину грандиозный: вагончики конки должны были двинуться едва ли не по всем основным улицам исторического центра. По Вене — в сторону порта, по Суур-Карья — до фанерно-мебельной фабрики, через Ратушную площадь — на вокзал.

Кроме того, предполагалось проложить ветку от современной площади Вабадузе до пересечения Палдиского шоссе с улицей Техника, а кадриоргскую ветку, по трассе Нарвского шоссе, дотянуть до Ласнамяэ — района предместья Сикупилли.

Реализовать из задуманного удалось ничтожную часть. На рубеже XX века пассажиры ревельской городской конно-железной дороги доехать смогли только до памятника броненосцу «Русалка». Да и то — исключительно в летний сезон.

Старый же город остался без паутины трамвайных маршрутов по банальной донельзя причине: домовладельцы заявили, что шума у них под окнами и без того хватает, и добились, чтобы проект был положен под сукно.

Кольцо рельсов

Накануне Первой мировой войны система общественного транспорта Ревеля явно отставала от соседей по Балтийскому побережью.

Ладно — Санкт-Петербург, Гельсингфорс, Стокгольм, Рига, но даже в уступающих ему по численности населения Выборге и Либаве трамвайная сеть уже была успешно переведена на электрическую тягу.

Ревельцам оставалось по-прежнему довольствоваться конкой — прежде всего потому, что муниципальной электростанции в городе до 1913 года не было, а частные и заводские обеспечить транспорт током были не в силах.

Уже следующей весной городская дума одобрила план строительства электрического трамвая, в основу которого была положена кандидатская работа инженера Петра Гаврилова, защищенная в Санкт-Петербургском политехническом институте.

На этот раз трамвайные пути за пределы средневекового ядра города были вынесены. Более того — исторический центр планировалось заключить в кольцо рельсов, проходящих по линии разбитых вокруг него бульваров. Центром пересечений всех линий конки планировалась Ратушная площадь.

Безусловным новшеством стало определение нового приоритета развития транспортной сети: северные предместья. Трамвайные пути планировалось протянуть в Каламая с Пелгулинном — и далее, до заводов Копли.

Намерения не были пустым прожектерством: они были подтверждены точными экономическими выкладками и сопровождены расчетом увеличения численности городского населения.

Одного составители плана не могли предвидеть: роковых выстрелов в Сараево. Спровоцированная ими мировая война поставила крест на намерениях ревельских отцов города…

Ломовики и искры

Может показаться странным и даже парадоксальным, но именно в суровые годы Первой мировой общественный транспорт Таллинна впервые сделал шаг в сторону перехода с гужевой тяги на механическую.

Перевод экономики на военную колею привел к увеличению численности работников оборонных предприятий. Самое крупное из них — Русско-Балтийский завод — пустило осенью 1915 года паровой трамвай от Копли до улицы Теллискиви.

Изначально, конечно, рассматривались варианты продлить линию как минимум до Балтийского вокзала. А в идеале — по тогдашнему бульвару Престолонаследника и Морскому, соответственно — Пыхья- и Мерепуйестеэ до самой площади Виру.

В роли препятствия вновь выступили домовладельцы. К сетованиям по поводу шума добавились на этот раз и соображения противопожарной безопасности: не ровен час, искра из трубы паровика перепрыгнет на просмоленную крышу деревянного дома.

Против продления линии парового трамвая до центра внезапно высказались… ломовые извозчики: дескать, лошади и так то и дело пугаются паровозных свистков в гавани, а теперь — будут шугаться и на подъездах к ней.

Неизвестно, чем бы закончилось противостояние, но после Февральской революции российско-германский фронт начал сыпаться. Стратегические заводы из Ревеля было решено эвакуировать подальше от неприятеля, в глубь страны.

Под эвакуацию попал и Русско-Балтийский завод. Число занятых в его цехах стало стремительно таять — равно как и желающих добраться до далекого Копли на заводском паровике.

В начале двадцатых годов его сменил трамвай на дизельном моторе. Продление же линии от окрестностей вокзала до центра города удалось осуществить и вовсе лишь в 1952 году.

Памятник планам

Победа механического двигателя над лошадиной силой поначалу обернулась для таллиннского трамвая не ростом, а сокращением трамвайной сети.

Городские власти столицы новоиспеченной Эстонской Республики были, в первую очередь, заинтересованы в увеличении не количества, а качества: для начала трамвай надо было бы электрифицировать.

С задачей этой удалось справиться за десятилетие: с 1925-го по 1936 год. При этом ветка на Копли, унаследованная от правления Русско-Балтийского завода, так и не была объединена с остальной системой и работала на дизеле.
В двадцатые годы протянуть пути предлагали до дачного предместья Козе.

Дефицит проектов различной степени реализуемости, впрочем, в ту пору тоже не ощущался: вопрос лишь в том, насколько всерьез они обсуждались — или оставались исключительно темами, периодически всплывающими на страницах газет.

Так, например, в середине двадцатых годов возникла идея протянуть линию электрического трамвая по 6ерегу Таллиннской бухты до… дачного местечка Козе: ток для него получать собирались от электростанции на реке Пирита.

Чуть позже городские власти пытались реанимировать дореволюционные еще намерения построить трамвайное кольцо вокруг Старого города: нормального сообщения между вокзалом и центром так и не было.

Не оставлял город надежды протянуть ветку и в Пельгулинн: железнодорожный виадук на Палдиском шоссе, кстати, спроектирован в 1926 году как раз в расчете на пропуск под ним двух трамвайных вагонов.

«За» и «против»

В 1948 году Совет министров Эстонской ССР принял радикальное решение: трамвайное движение в Таллинне является бесперспективным и должно быть заменено троллейбусом в ближайшие полтора десятилетия.

На деле всё вышло иначе: к середине шестидесятых годов протяженность путей в столице не только не сократилась, но и выросла — за счет отрезка от Балтийского вокзала до площади Виру и от улицы Лубья до платформы «Юлемисте».

Более того — городскому рельсовому транспорту предрекали большое будущее: новые трамвайные линии планировали протянуть в районы массового жилищного строительства — сперва в Мустамяэ и Ыйсмяэ, а чуть позже — и в Ласнамяэ.

После взвешивания всех «за» и «против» первые два направления было решено заморозить: о былых намерениях ныне напоминает лишь предназначавшаяся для трамвайных путей разделительная полоса на бульваре Сыпрузе и Палдиском шоссе.

Памятником же ласнамяэскому трамваю, помимо заглубленной трассы теперешней Лаагна теэ, может служить давным-давно заброшенный корпус трамвайного депо неподалеку от выезда с былого Октообри теэ.

***

С восстановлением независимости ЭР строительство трамвая на Ласнамяэ превратилось в одно из предвыборных обещаний — беспроигрышных, неизменных, но… нереализуемых.

В аэропорт городской рельсовый транспорт пришел без «долгоиграющей прелюдии»: сооружена и пущена ветка была, буквально, за два неполных года — срок для работ подобного масштаба рекордный.

Как скоро будут реализованы прочие планы модернизации трамвайной сети Таллинна и куда в ближайшем будущем смогут добраться на трамвае таллиннцы и гости города — поживем, как говорится, увидим.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Памятник Антону Хансену Таамсааре в день открытия.

Глубоко демократический и гуманистический: памятник в сквере Таммсааре

Сорок лет назад Таллинн обогатился, пожалуй, самым человечным произведением монументального искусства — в центре города был открыт памятник классику эстонской ...

Читать дальше...

Необычный Таллин. Январь 2018

За несколько часов до этого момента, увезли последний разобранный домик с Рождественского рынка, который царствовал тут почти два месяца. И ...

Читать дальше...

Перед отправкой на фронт бойцов I Ревельского русского партизанского отряда приветствовал на главной площади столицы генерал Йохан Лайдонер.

Бело-сине-красный шеврон над сине-черно-белым щитком: русский вклад в Освободительную войну Эстонии

Участие русского населения Эстонской Республики в вооруженной борьбе за независимость — не столь отдаленная, но до сих пор малоизвестная страница ...

Читать дальше...

Ревельский стражник — туристам: встретим Вас в объятиях — сердечно, с теплом

Ревельский стражник, котрый несёт свою службу круглый год в сердце Старого Таллина на Ратушной площади, обратился к гостям столицы Эстонии:  — Городской стражник Ревеля ...

Читать дальше...

Первая встреча героев Ханса Кристиана Андерсена в интерьерах таллиннских улиц состоялась благодаря книжным иллюстрациям работы Валерия Алфеевского.

Три сказочных визита: Снежная королева в Таллинне

Полвека назад для десятков миллионов человек Таллинн стал однозначным синонимом зимней сказки — на экраны вышел художественный фильм «Снежная королева». Город, ...

Читать дальше...

Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!