А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Богатство и процветание города всецело зависели от торговли, главным образом транзитной, между Западной Европой и Новгородом, а через него и другими русскими городами. 22 февраля 1346 года Таллинн получил от Ганзейского союза право складочного пункта в Новгородской торговле. Из Франции и Португалии привозили много соли. «Таллинн построен на соли» - гласит средневековая поговорка. И, действительно, только в течение одного дня, 15 июля 1442 года, в Таллинн пришло 57 кораблей с солью. Количество соли, привозимой в Таллинн, в некоторые годы превышало 1,200 млн. кг. На соль обменивалось в те времена зерно, занимавшее главное место среди товаров, которые вывозили из города. Соль по здешнему обычаю никто не имел право взвешивать на своих весах. Для этого на ратушной площади имелось специальное здание – «важня», известное с XIV века. В 1554 году в северной части площади была построена Новая важня. Это было двухэтажное здание с высокой крышей, украшенное барельефными медальонами с изображением граждан города. Здание важни погибло в 1944 году, а барельефы хранятся в музее. Место, на котором стояла важня, отмечено вымосткой – линией в два камня поперек основной вымостки площади.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название культового заведения общественного питания.

Даром что располагалось оно за пределами административных границ города: трудно представить себе Таллинн второй половины шестидесятых — начала девяностых годов минувшего столетия без одноименного кафе-ресторана.

Обрыв над морем

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи…

Популярным местом летнего отдыха окрестности нынешней деревни Раннамыйза — тогдашней Штрандгоф — стали у ревельских обывателей лет эдак сто пятьдесят назад.

На рубеже позапрошлого-прошлого веков на дачи сюда выезжали не только отдельными семьями — целыми гимназическими классами, а порой — и учебными заведениями.

Единственный недостаток местности — отсутствие, по примеру Нымме, регулярного железнодорожного сообщения — был ликвидирован к концу двадцатых годов с развитием автобусного транспорта.

Пережив упадок в годы Второй мировой войны, местность обрела второе дыхание в послевоенную пору: здесь начали раздавать земли для обустройства садоводческих кооперативов, начали строиться дачи — ведомственные и частные.

«Каждое лето природные красоты Раннамыйза посещают тысячи туристов и отдыхающих как из наших краев, так и из братских республик, — писала в сентябре 1967 года газета «Ыхтулехт».

К их услугам предоставляется кемпинг, в котором можно остановиться на продолжительный срок, насладиться банными радостями и ощутить освежающий эффект морских купаний.

Вдобавок к ним в самый разгар нынешнего лета правление Потребительского кооператива Харьюского района открыло здесь новое заведение питания — кафе «Мерепийга».

Силами сотрудников Таллиннского строительно-ремонтного управления на обрыве Раннамыйза возникла красивая и своеобразная постройка, автор которой — архитектор Херкель».

В поисках симбиоза

...и внутри, под скатом крыши-«шалаша».

…и внутри, под скатом крыши-«шалаша».

В год, когда кафе «Мерепийга» распахнуло перед посетителями свои двери, Вольдемар Херкель был удостоен звания заслуженного архитектора Эстонской ССР.

Было за что: к тому времени на счету его был ресторан «Каунас» на берегу Эмайыги в Тарту, кафе «Кадриорг», новый корпус Художественной академии и терминал пассажирского порта в Таллинне…

Не будет, пожалуй, особым преувеличением сказать, что к середине шестидесятых годов Херкель уже вписал себя в историю эстонской архитектуры, причем в качестве горячего поклонника радикального модернизма.

Возвращение и переосмысление творческого и конструктивного наследия мастеров двадцатых-тридцатых годов было для эпохи, последовавшей за началом кампании по борьбе с архитектурными излишествами, предсказуемым и естественным.

Ранние работы Херкеля выстроены в кильватере этой кампании: четкие геометрические формы, легкость и воздушность объемов, функциональность внутренних помещений, ясно считываемая в силуэте здания, много стекла и бетона…

При желании во всём этом было не сложно углядеть «иностранное влияние» — не пресловутое западное, конечно, а, скорее уж, северное: явное ориентирование на новейшие разработки финских архитекторов.

Отношения с соседней Финляндии были у тогдашнего СССР самые дружественные. Но установку на создание архитектуры «национальной по форме, социалистической по содержанию» они отнюдь не отменяли.

«Мерепийга» как раз и стала очередной попыткой воплотить существующий в государстве заказ на симбиоз нового, прогрессивного, современного с привычным, исконным, традиционным.

Стремление связать

Вольдемар Херкель рассказывал: источником вдохновения служил ему образ отцовского хутора.

Точнее — его крытой камышом крыши: гипертрофированная, поднятая на мощные стропила высотой с трехэтажный дом — она задавала тон всей спроектированной архитектором постройки.

За современность отвечали прорезающие поверхность крыши четырехугольные мансардные окна: ничего подобного сельское зодчество Эстонии отродясь не знало, зато архитектура постмодерна — вполне.

Данью привычным строительным материалам выступала и сложенная из доломитовых плит стена, плавно перетекающая в ограду сооружения: она явно перекликалась с заборами рыбацких хуторов — правда, не на материке, а на островах.

Доломит и камыш отвечали за «народность» архитектуры. Зашитый стеклом главный фасад здания — за ее современность. Кроме того, подобное решение позволяло наполнить интерьеры кафе светом и визуально сделать их более просторными.

«Особенно ценным при оформлении кафе и ресторанов следует считать стремление подчеркнуть в оформлении внутреннее значение их названия или же атмосферу мест, где они расположены, — наставлял «Архитектурный альманах» 1967 года. — Именно этим создается неповторимый локальный колорит — то, что в современном стандартизированном мире ценится особенно. Именно это наглядно демонстрирует оформление интерьеров кафе «Мерепийга».

В нем ясно ощущается стремление сближения с природой, желание как можно теснее связать постройку с ее естественным окружением».

Не пройти мимо

Осенью 1967 года администратор «Мерепийга» Нелсас Роода с гордостью сообщал корреспонденту газеты «Ыхтулехт», — на недостаток посетителей жаловаться, точно, не приходится! Популярности загородного «Мерепийга» могли позавидовать и таллиннские кафе.

Разом заведение общественного питания могло обслуживать восемьдесят посетителей — и это не считая тех, кто был готов расположиться на улице, у кованой металлической коптильни-гриля перед входом в кафе.

Жаловаться на скудность меню не приходилось тоже: среди «блюд и напитков национальной кухни» в качестве фирменного блюда фигурировали блинчики с печенкой, колобки из муки кама, сырные палочки.

Предлагались, разумеется, и фирменные коктейли — «Раннапийга», то есть — «Прибрежная дева», для представительниц прекрасного пола, более крепкий «Меревана», стало быть — «Морской старец», — для представителей пола сильного.

А вот элегантному и явно женственному названию самого кафе почему-то выпало стать названием для… консервированных овощей: признаться честно, «маринованные огурцы «Мерепийга» — звучит, мягко говоря, несколько неожиданно.

«Посетители нами довольны, — заверял журналиста администратор кафе. — Это подтверждают и многочисленные записи в нашей гостевой книге, которые скопились за первый же месяц работы нашего кафе.

Нас посещают туристы из Москвы, Ленинграда, братских республик. Так, например, в прошлый вторник преподаватели Эстонской сельхозакадемии встречались тут с коллегами из Латвии и Литвы.

Так что, если заедете как-нибудь в Раннамыйза — обязательно посетите и летнее кафе «Мерепийга».

Луч надежды

Любой мало-мальски знакомый с фольклором знает: долго жить обитателям морских глубин на суше — не судьба.

Недолгим оказался и век «Морской девы»: в октябре 1992 года, едва перешагнув свое двадцатипятилетие, популярное у таллиннцев и гостей столицы заведение сгорело при невыясненных обстоятельствах.

Говорят, тогдашние владельцы кафе-ресторана, слишком верили во всемогущество восстановленной Эстонской Республики и категорически отказались платить мзду представителям криминалитета, уповая на защиту государства. Здание знаменитого кафе пало жертвой криминальных «войн».

Упования, увы, оказались тщетными: легендарное заведение ныне можно увидеть лишь на старых фотографиях, открытках, в кадрах кинохроники, в оформлении вымпелов, значков, стаканов для безалкогольных напитков.

Память об утраченном кафе хранит название улицы в Раннамыйза. Да еще — несколько десятков дач в окрестностях Таллинна: их силуэт отдаленно напоминает треугольный «шалаш» главного фасада «Мерепийга».

Возможно, и это — немало. Но надежда на то, что открывшееся полвека тому назад и погибшее четверть столетия спустя заведение вновь будет воссоздано, не желает угасать.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!