А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1155 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название культового заведения общественного питания.

Даром что располагалось оно за пределами административных границ города: трудно представить себе Таллинн второй половины шестидесятых — начала девяностых годов минувшего столетия без одноименного кафе-ресторана.

Обрыв над морем

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи…

Популярным местом летнего отдыха окрестности нынешней деревни Раннамыйза — тогдашней Штрандгоф — стали у ревельских обывателей лет эдак сто пятьдесят назад.

На рубеже позапрошлого-прошлого веков на дачи сюда выезжали не только отдельными семьями — целыми гимназическими классами, а порой — и учебными заведениями.

Единственный недостаток местности — отсутствие, по примеру Нымме, регулярного железнодорожного сообщения — был ликвидирован к концу двадцатых годов с развитием автобусного транспорта.

Пережив упадок в годы Второй мировой войны, местность обрела второе дыхание в послевоенную пору: здесь начали раздавать земли для обустройства садоводческих кооперативов, начали строиться дачи — ведомственные и частные.

«Каждое лето природные красоты Раннамыйза посещают тысячи туристов и отдыхающих как из наших краев, так и из братских республик, — писала в сентябре 1967 года газета «Ыхтулехт».

К их услугам предоставляется кемпинг, в котором можно остановиться на продолжительный срок, насладиться банными радостями и ощутить освежающий эффект морских купаний.

Вдобавок к ним в самый разгар нынешнего лета правление Потребительского кооператива Харьюского района открыло здесь новое заведение питания — кафе «Мерепийга».

Силами сотрудников Таллиннского строительно-ремонтного управления на обрыве Раннамыйза возникла красивая и своеобразная постройка, автор которой — архитектор Херкель».

В поисках симбиоза

...и внутри, под скатом крыши-«шалаша».

…и внутри, под скатом крыши-«шалаша».

В год, когда кафе «Мерепийга» распахнуло перед посетителями свои двери, Вольдемар Херкель был удостоен звания заслуженного архитектора Эстонской ССР.

Было за что: к тому времени на счету его был ресторан «Каунас» на берегу Эмайыги в Тарту, кафе «Кадриорг», новый корпус Художественной академии и терминал пассажирского порта в Таллинне…

Не будет, пожалуй, особым преувеличением сказать, что к середине шестидесятых годов Херкель уже вписал себя в историю эстонской архитектуры, причем в качестве горячего поклонника радикального модернизма.

Возвращение и переосмысление творческого и конструктивного наследия мастеров двадцатых-тридцатых годов было для эпохи, последовавшей за началом кампании по борьбе с архитектурными излишествами, предсказуемым и естественным.

Ранние работы Херкеля выстроены в кильватере этой кампании: четкие геометрические формы, легкость и воздушность объемов, функциональность внутренних помещений, ясно считываемая в силуэте здания, много стекла и бетона…

При желании во всём этом было не сложно углядеть «иностранное влияние» — не пресловутое западное, конечно, а, скорее уж, северное: явное ориентирование на новейшие разработки финских архитекторов.

Отношения с соседней Финляндии были у тогдашнего СССР самые дружественные. Но установку на создание архитектуры «национальной по форме, социалистической по содержанию» они отнюдь не отменяли.

«Мерепийга» как раз и стала очередной попыткой воплотить существующий в государстве заказ на симбиоз нового, прогрессивного, современного с привычным, исконным, традиционным.

Стремление связать

Вольдемар Херкель рассказывал: источником вдохновения служил ему образ отцовского хутора.

Точнее — его крытой камышом крыши: гипертрофированная, поднятая на мощные стропила высотой с трехэтажный дом — она задавала тон всей спроектированной архитектором постройки.

За современность отвечали прорезающие поверхность крыши четырехугольные мансардные окна: ничего подобного сельское зодчество Эстонии отродясь не знало, зато архитектура постмодерна — вполне.

Данью привычным строительным материалам выступала и сложенная из доломитовых плит стена, плавно перетекающая в ограду сооружения: она явно перекликалась с заборами рыбацких хуторов — правда, не на материке, а на островах.

Доломит и камыш отвечали за «народность» архитектуры. Зашитый стеклом главный фасад здания — за ее современность. Кроме того, подобное решение позволяло наполнить интерьеры кафе светом и визуально сделать их более просторными.

«Особенно ценным при оформлении кафе и ресторанов следует считать стремление подчеркнуть в оформлении внутреннее значение их названия или же атмосферу мест, где они расположены, — наставлял «Архитектурный альманах» 1967 года. — Именно этим создается неповторимый локальный колорит — то, что в современном стандартизированном мире ценится особенно. Именно это наглядно демонстрирует оформление интерьеров кафе «Мерепийга».

В нем ясно ощущается стремление сближения с природой, желание как можно теснее связать постройку с ее естественным окружением».

Не пройти мимо

Осенью 1967 года администратор «Мерепийга» Нелсас Роода с гордостью сообщал корреспонденту газеты «Ыхтулехт», — на недостаток посетителей жаловаться, точно, не приходится! Популярности загородного «Мерепийга» могли позавидовать и таллиннские кафе.

Разом заведение общественного питания могло обслуживать восемьдесят посетителей — и это не считая тех, кто был готов расположиться на улице, у кованой металлической коптильни-гриля перед входом в кафе.

Жаловаться на скудность меню не приходилось тоже: среди «блюд и напитков национальной кухни» в качестве фирменного блюда фигурировали блинчики с печенкой, колобки из муки кама, сырные палочки.

Предлагались, разумеется, и фирменные коктейли — «Раннапийга», то есть — «Прибрежная дева», для представительниц прекрасного пола, более крепкий «Меревана», стало быть — «Морской старец», — для представителей пола сильного.

А вот элегантному и явно женственному названию самого кафе почему-то выпало стать названием для… консервированных овощей: признаться честно, «маринованные огурцы «Мерепийга» — звучит, мягко говоря, несколько неожиданно.

«Посетители нами довольны, — заверял журналиста администратор кафе. — Это подтверждают и многочисленные записи в нашей гостевой книге, которые скопились за первый же месяц работы нашего кафе.

Нас посещают туристы из Москвы, Ленинграда, братских республик. Так, например, в прошлый вторник преподаватели Эстонской сельхозакадемии встречались тут с коллегами из Латвии и Литвы.

Так что, если заедете как-нибудь в Раннамыйза — обязательно посетите и летнее кафе «Мерепийга».

Луч надежды

Любой мало-мальски знакомый с фольклором знает: долго жить обитателям морских глубин на суше — не судьба.

Недолгим оказался и век «Морской девы»: в октябре 1992 года, едва перешагнув свое двадцатипятилетие, популярное у таллиннцев и гостей столицы заведение сгорело при невыясненных обстоятельствах.

Говорят, тогдашние владельцы кафе-ресторана, слишком верили во всемогущество восстановленной Эстонской Республики и категорически отказались платить мзду представителям криминалитета, уповая на защиту государства. Здание знаменитого кафе пало жертвой криминальных «войн».

Упования, увы, оказались тщетными: легендарное заведение ныне можно увидеть лишь на старых фотографиях, открытках, в кадрах кинохроники, в оформлении вымпелов, значков, стаканов для безалкогольных напитков.

Память об утраченном кафе хранит название улицы в Раннамыйза. Да еще — несколько десятков дач в окрестностях Таллинна: их силуэт отдаленно напоминает треугольный «шалаш» главного фасада «Мерепийга».

Возможно, и это — немало. Но надежда на то, что открывшееся полвека тому назад и погибшее четверть столетия спустя заведение вновь будет воссоздано, не желает угасать.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Столетие Балтийского Герцогства

В 2018 году, Эстония широко отмечает 100-летие республики, и почему-то выпадает из официальных сообщений другая, не менее знаменательная дата: 100-лет ...

Читать дальше...

«Михаил Федорович», «Волынец», «Суур Тылль»: ледокол-герой, ледокол-музей, ледокол-легенда.

Одно из сокровищ собрания Морского музея Эстонии — ледокол «Суур Тылль» — празднует в этом году сразу две знаменательные даты. Первая ...

Читать дальше...

Автор книги «Архитектор-художник Александр Владовский. Материалы к творческой биографии» Андрей Пономарев во время ее презентации в банкетном зале Кадриоргского дворца.

Зодчий Александр Владовский: эскиз творческой биографии Таллинца

Самый, пожалуй, яркий и колоритный архитектор довоенного Таллинна — Александр Владовский — вновь вернулся к таллиннцам: книгой, посвященной его жизни ...

Читать дальше...

Сквер на улице Марта, ба с памятным крестом Бласиуса Хохгреве в наши дни.

Оправа старейшему памятнику в Таллине: сквер у креста Бласиуса Хохгреве

Один из оригинальных памятников таллиннской старины получил недавно достойную «оправу» — благоустроенный сквер на улице Марта. В свое время всякий уважающий ...

Читать дальше...

О значимой дате в истории Таллина

318 лет назад, в 1710 году, российские войска приступили к летне-осенней кампании Северной войны на землях современных Латвии и Эстонии. Успех ...

Читать дальше...

Сложно представить, что сто десять лет назад на месте нынешнего театра «Эстония» и парка Таммсааре стояли крестьянские подводы и шумел рынок.

Парк имени Таммсааре в Таллине: круговорот вечных перемен

Прежде, чем обрести современный облик, нынешнему парку Таммсааре довелось пережить на своем долгом веку целый ряд радикальных градостроительных «перевоплощений». Путь от ...

Читать дальше...

Фабрика "Rauaniit" в середине тридцатых годов прошлого века. На заднем плане — не уцелевшее двухэтажное здание, в котором предприятие было основано.

«1928. Строил Эфраим Леренманн»: от фабрики — к Академии художеств. Таллин

Нынешнее здание Эстонской художественной академии — памятник не только архитектуры, но и промышленной истории. А также — свидетельство многонациональности Таллинна. Три ...

Читать дальше...

Нарва. Ратушная площадь. Отъезд кортежа
императрицы Елизаветы Петровны. Справа - триумфальная арка. Рисунок Ф. Франкенберга, 1746 год. Из собрания Нарвской художественной галереи.

О визите императрицы Елизаветы Петровны в Ревель

В отличие от царя-реформатора Петра Великого, придававшего огромное значение Эстляндии и её столице Ревелю (Таллин) и совершавшего неоднократные визиты в ...

Читать дальше...

Кадриорг. Домик Петра Первого

Кадриорг: Осенняя прогулка по Таллину

Я очень люб­лю Кад­ри­орг - са­мый кра­си­вый и из­вест­ный парк Тал­ли­на. Ис­то­рия его воз­ник­но­ве­ния не­обыч­на. Этот не­пов­то­ри­мый уго­лок на­шей сто­ли­цы ...

Читать дальше...

Крест на улице Марта в Таллине

Есть в Таллинне удивительное место, связанное с одним из эпизодов Ливонской войны. В середине девяностых, случайно оказавшись в маленьком дворике на ...

Читать дальше...

Епископский сад в процессе трансформации из спортивной площадки в сквер. Фото тридцатых годов прошлого века. На первом плане — замурованный резервуар.

Подворье, спортплощадка, парк: метаморфозы Епископского сада в Таллине

Гуляя по Верхнему городу, не упустите возможности заглянуть в Епископский сад: зеленый оазис у подножья колокольни Домской церкви нынешним летом ...

Читать дальше...

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Недавно я совершил увлекательное путешествие по Северо-Западу России, по маршруту Ивангород - Кингисепп - Санкт-Петербург - Великий Новгород. Путешествие получилось ...

Читать дальше...

О самом первом православном храме в Таллине - церкви Святителя и Чудотворца Николая Мирликийского

Многие таллинцы и гости столицы Эстонии знают или слышали о Никольской церкви на улице Вене (Русской) в Старом городе. Но ...

Читать дальше...

К 225-й годовщине Ревельского морского сражения

Победа русских моряков в ревельском сражении сорвала планы шведов разбить русский флот по частям и приблизила заключение «Верельского мира». 2 (14) ...

Читать дальше...

Восстановить исторический ансамбль Старого еврейского кладбища на улице Магазийни (на фото) невозможно, но вернуть на его территорию уцелевшие надгробия город намеревается.

Археологические находки Рейди теэ в Таллине: камни утраченной памяти

Памятники уничтоженных в советское время исторических кладбищ Таллинна будут взяты под охрану, каталогизированы и возвращены туда, где они стояли более ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Есть города, которые искусственно создают вокруг себя мифы, легенды, надуманные традиции, спешно заворачиваясь в них, скрывая свою молодость-зеленость. Таллинн - полная их противоположность. Он буквально задыхается под комом накрученных на него легенд и мифов. Ну как не развесить уши, слушая легенду о удачливом аптекаре, устроившем у себя в аптеке первый в мире "мужской клуб", просто наклеив на бутылки с вином этикетки от лекарств, когда эта самая аптека перед тобой: она работает аж с 1422 года, и ей владеет десятое поколение того самого аптекаря. Как не поверить про "свадьбу чёрта и нечистую квартиру", когда вот они, давно занавешенные окна этой квартиры, в которой никто не живёт и вот оно, уже сотню с гаком лет публикуемое в местной газете объявление о продаже, на которое никакой здравомыслящий человек не купится.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!