А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Раньше на улицах Ревеля не было освещения; в любой момент на голову прохожего из окна могли выплеснуть помои. Мостовые были без тротуаров, пешеходы, заслышав цокот копыт и грохот колес, жались к стенам. На ночь улицы перегораживались цепями, чтобы злоумышленники не могли ускользнуть от дозора. На башнях перекликалась стража. О благоустройстве родного города жители начали задумываться довольно рано: по крайней мере с 1360 года владелец дома должен был подметать перед своим жилищем. За чистотой улиц и рынков следили уличные подметальщики.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1111 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней трети XX века.

О крупнейшем зрелищном сооружении столицы говорить последние годы принято всё больше как о покойном. В смысле — либо хорошо, либо никак. Причем второе — преимущественно.

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

В начале нынешнего месяца горхолл преобразился. По крайней мере — внешне: стены его были расписаны учениками Таллиннской художественной гимназии и Коплинской художественной гимназии.

Руководитель последней, политик и депутат Рийгикогу Мярт Сультс, выступивший инициатором превращения заброшенного здания в подиум для поклонников граффити, незамедлительно попал под огонь критики.

Гендиректор государственного Департамента по охране памятников старины Сийм Райе не замедлил напомнить: речь идет не о простой постройке, но о внесенной в соответствующий регистр и находящейся под охраной государства.

Для публики, далекой от краеведческих штудий, сообщение директора департамента, похоже, стало основной сенсацией: неужто брутального вида здание, которому и полувека не исполнилось, и впрямь считается чуть ли не национальным достоянием?!

Действительно — считается. Причем — абсолютно заслуженно: в свое время пребывающий ныне в забвении таллиннский горхолл высоко оценивался не только местными специалистами-архитекторами, но и зарубежными.

Было за что: с возложенными на нее градостроительными задачами необычного облика постройка справлялась отменно, не имея, пожалуй, на тот момент, аналогов в Северной Европе…

Давняя мечта

«Не знаю, почему, но Таллинн для меня всегда кончался где-то в районе городской электростанции, — признавался осенью 1977 года корреспондент газеты «Ыхтулехт». — Не морем, а постройками и дымящими трубами.

При взгляде с Тоомпеа, конечно, блеснет иногда в отдалении синяя полоска залива: вроде бы, совсем близко — только руку протяни. Но по-иному моря, к сожалению, не разглядеть: трамвай — и тот идет вдоль домов и деревьев».

Особого преувеличения в этих строках не было: развитие портового района в конце XIX — начале XX века практически отрезало центр столицы от береговой линии. Вернуть ее горожанам стало заветной мечтой планировщиков и градостроителей.

Мечта эта начала обретать конкретные очертания в конце шестидесятых годов, когда горисполоком принял стратегическое решение: пущенная еще при царе таллиннская электростанция должна быть переведена на новое место — в поселок Иру.

Генплан Таллинна, утвержденный в 1971 году, впервые упоминал о строительстве городского холла — комплекса, сочетающего в себе функции площадки для митингов и конгрессов, концертов, театральных постановок и спортивных состязаний.

Построить, по тогдашней терминологии, «центральный дворец культуры и спорта», предполагалось в различных местах. В итоге из восьми вариантов выбрали наиболее подходящий — между пассажирским портом и остановленной электростанцией.

Опыта строительства подобных сооружений эстонские архитекторы еще не имели. Городские власти не стали изобретать велосипед, и решили обратиться к опыту соседей: образцом для подражания был выбран дворец спорта «Юбилейный» в Ленинграде.

Проект «Дворца культуры и спорта имени В.И. Ленина», составленный к 1976 году Райне Карпом и Рийной Алтмяэ, свидетельствует: схожесть с ленинградским прототипом ограничивалось упоминанием «вождя пролетариата» в названии.

Оттолкнувшись от прообраза в техническом решении пространства ледового холла, таллиннские архитекторы создали совершенно оригинальное произведение —
многофункциональное, необычное, по-своему — стильное.

И главное — решающее давнишнюю градостроительную задачу самым остроумным образом: сооруженное на морском берегу, здание должно было вернуть городу выход к тому самому морю.

Контуры вырисовываются

На Генеральном плане развития Таллинна, одобренном в 1975 году, контуры нынешнего горхолла уже считываются.

Его ближайшие окрестности, правда, практически неузнаваемы — ни для современных таллиннцев, ни для их предшественников, живших четыре с лишним десятилетия назад: застройка бульвара Пыхья отсутствует начисто.

Ее место должен был занять обширный Приморский парк. На территории его предполагалось расположить пять однотипных зданий: администрацию порта, морской вокзал, торговый центр, атлетический комплекс, гостиницу для спортсменов.

Бульвару Мере предстояло пережить не менее радикальные преобразования: старейшая часть исторического квартала Ротерманна также шла под снос. Прямо через нее планировался променад от будущего дворца культуры и спорта до гостиницы «Виру».

Удивляться нечему: промышленной архитектуре времен зарождения и расцвета капитализма, СССР в какой-либо ценности отказывал. Зато к вертикалям готических и барочных шпилей Старого Таллинна уже начал относиться с изрядным пиететом.

Дворец культуры и спорта — здание, безусловно, современное, а следовательно — «прогрессивное» — ни в коем случае не должно было закрывать вид на историческую застройку центра столицы с рейда. Напротив — формировать для нее «пьедестал».

С этой задачей приземистое, словно распластанное по заболоченному некогда морскому берегу здание справилось. Озелененный дерн, покрывающий часть его стен, еще больше усиливал схожесть с естественной, природной возвышенностью.

«Концепция и градостроительная привязка здания идеалистически-пуристская, единая — писал в 1983 году альманах «Эхитускунст». — Потому оно приобретает символический смысл: суровый бастион северной культуры…»

Пересохшая река

Газетные статьи, посвященные открытию дворца культуры и спорта, восторженно перечисляют его количественные параметры: площадь застройки, количество мест в залах, кубометры стройматериалов.

О качестве предпочитали деликатно умалчивать: весь город, пожалуй, и без того был свидетелем, что строительство велось авральным порядком. Бывало, что сложные бетонные конструкции приходилось лить в лютый мороз.

Но не техническая амортизация, наверное, послужила основной причиной того, что по прошествии всего-то чуть более десяти лет после сдачи в эксплуатацию популярность горхолла среди таллиннцев начала медленно, но верно снижаться.

Казалось бы — зданием искренне восхищались специалисты. Ладно — Государственная премия СССР, которая была присвоена коллективу работавших над горхоллом зодчих. Но ведь и Международный союз архитекторов наградил постройку золотой медалью…

Однако еще в первой трети восьмидесятых годов архитектурные критики предупреждали: планировка здания четкая и логическая, безошибочная. Однако — лишенная частицы иррациональности, которая придает «человеческое измерение».

Пребывающий чуть ли не самого с начала нынешнего тысячелетии в состоянии то ли глубокого анабиоза, то ли летаргии уникальный архитектурный комплекс на берегу Таллиннской бухты переживает не лучшие времена.

Его главная градостроительная концепция — служить «мостом к морю» и «пьедесталом» панораме Старого города — после реконструкции района пассажирского порта изрядно утратила актуальность.

«Мост», сработанный его авторами безупречно, сохранился. «Река — над которой он возвышался — промышленная припортовая зона ведущая к нему железнодорожная ветка, образно говоря, пересохла.

Не будет преувеличением сказать что горхолл начал превращение в градостроительный курьез — ему можно дивиться, им можно восхищаться, но вот пользоваться — едва ли.

Обратим ли этот процесс? Хочется верить, что да. Однако сообщения о том, что очередной инвестор для реконструкции найден, появляются регулярно, а воз — и ныне там.

***

Говорят, задача всякого искусства, а искусства современного — в особенности, заключается в провокации.

Что ж, решение расписать внешние поверхности заброшенного горхолла граффити дискуссию в обществе спровоцировало вне сомнения. Равно как и привлекло внимание к самой постройке.

Наверняка лучше всего было бы вновь увидеть горхолл ожившим — с афишами спортивных состязаний и выступлений на сцене эстрадных звезд, со зрителями на ступенях легендарной лестницы, ведущей к входу.

Пока же это — лишь желание, настенные росписи, не имеющие, разумеется, ничего общего к изначальному архитектурному облику уникальной постройки, возможно, — не самый плохой вариант. По крайней мере — оригинальный.

Тем более что один из архитекторов горхолла — Райне Карп — в качестве временного, подобный вариант поддерживает полностью. Стоит, пожалуй, прислушаться к его компетентному мнению.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Необычный Таллин. Январь 2018

За несколько часов до этого момента, увезли последний разобранный домик с Рождественского рынка, который царствовал тут почти два месяца. И ...

Читать дальше...

Перед отправкой на фронт бойцов I Ревельского русского партизанского отряда приветствовал на главной площади столицы генерал Йохан Лайдонер.

Бело-сине-красный шеврон над сине-черно-белым щитком: русский вклад в Освободительную войну Эстонии

Участие русского населения Эстонской Республики в вооруженной борьбе за независимость — не столь отдаленная, но до сих пор малоизвестная страница ...

Читать дальше...

Ревельский стражник — туристам: встретим Вас в объятиях — сердечно, с теплом

Ревельский стражник, котрый несёт свою службу круглый год в сердце Старого Таллина на Ратушной площади, обратился к гостям столицы Эстонии:  — Городской стражник Ревеля ...

Читать дальше...

Первая встреча героев Ханса Кристиана Андерсена в интерьерах таллиннских улиц состоялась благодаря книжным иллюстрациям работы Валерия Алфеевского.

Три сказочных визита: Снежная королева в Таллинне

Полвека назад для десятков миллионов человек Таллинн стал однозначным синонимом зимней сказки — на экраны вышел художественный фильм «Снежная королева». Город, ...

Читать дальше...

Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Ходила о пригорке Тынисмяги, легенда, вернее притча о привидениях. Водились эти привидения в несколько необычном месте – в колодце. В великую засуху 1674 года с колодцем произошло нечто непонятное: вода в нем вдруг закипела, забурлила, заклокотала. Два человека, попытавшихся спуститься на дно колодца по лестнице, так там и остались. Русалки затянули под воду, решили люди. Третий, спустившийся в колодец, обвязавшись веревкой, только и смог что вымолвить, когда его вытащили наверх: «Привидения»! Отцы города не нашли ничего лучшего как засыпать колодец и установить на его месте крест. Нечисть этого не снесла и сгинула куда-то.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!