А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Есть внешне ничем не примечательная улочка в районе Вышгорода. И даже, кажется, официального названия не имеет. Но интересна тем, что она - самая узкая в городе. Отсюда и народное название "улица пьяного рыцаря". Мол, когда рыцарь пьян настолько, что ходить не в состоянии, он мог по ней пройтись, опираясь руками за дома, находящихся с двух сторон. Однажды две дамы в пышных платьях застопорили на ней движение. Одновременно они пройти по ней не могли, а уступить одна-другой дорогу - не желали. Народу вокруг собралось - тьма! Все ругаются, а сделать ничего не могут. Один молодчик из простых людей сообразил как быть. Говорит, пусть та, что моложе уступит дорогу той, что старше. Дамы настолько перепугались, что одновременно развернулись боком и протиснулись мимо друг-друга по улице.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1275 posts
    • 4 comments
    • 33 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 235 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней трети XX века.

О крупнейшем зрелищном сооружении столицы говорить последние годы принято всё больше как о покойном. В смысле — либо хорошо, либо никак. Причем второе — преимущественно.

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

В начале нынешнего месяца горхолл преобразился. По крайней мере — внешне: стены его были расписаны учениками Таллиннской художественной гимназии и Коплинской художественной гимназии.

Руководитель последней, политик и депутат Рийгикогу Мярт Сультс, выступивший инициатором превращения заброшенного здания в подиум для поклонников граффити, незамедлительно попал под огонь критики.

Гендиректор государственного Департамента по охране памятников старины Сийм Райе не замедлил напомнить: речь идет не о простой постройке, но о внесенной в соответствующий регистр и находящейся под охраной государства.

Для публики, далекой от краеведческих штудий, сообщение директора департамента, похоже, стало основной сенсацией: неужто брутального вида здание, которому и полувека не исполнилось, и впрямь считается чуть ли не национальным достоянием?!

Действительно — считается. Причем — абсолютно заслуженно: в свое время пребывающий ныне в забвении таллиннский горхолл высоко оценивался не только местными специалистами-архитекторами, но и зарубежными.

Было за что: с возложенными на нее градостроительными задачами необычного облика постройка справлялась отменно, не имея, пожалуй, на тот момент, аналогов в Северной Европе…

Давняя мечта

«Не знаю, почему, но Таллинн для меня всегда кончался где-то в районе городской электростанции, — признавался осенью 1977 года корреспондент газеты «Ыхтулехт». — Не морем, а постройками и дымящими трубами.

При взгляде с Тоомпеа, конечно, блеснет иногда в отдалении синяя полоска залива: вроде бы, совсем близко — только руку протяни. Но по-иному моря, к сожалению, не разглядеть: трамвай — и тот идет вдоль домов и деревьев».

Особого преувеличения в этих строках не было: развитие портового района в конце XIX — начале XX века практически отрезало центр столицы от береговой линии. Вернуть ее горожанам стало заветной мечтой планировщиков и градостроителей.

Мечта эта начала обретать конкретные очертания в конце шестидесятых годов, когда горисполоком принял стратегическое решение: пущенная еще при царе таллиннская электростанция должна быть переведена на новое место — в поселок Иру.

Генплан Таллинна, утвержденный в 1971 году, впервые упоминал о строительстве городского холла — комплекса, сочетающего в себе функции площадки для митингов и конгрессов, концертов, театральных постановок и спортивных состязаний.

Построить, по тогдашней терминологии, «центральный дворец культуры и спорта», предполагалось в различных местах. В итоге из восьми вариантов выбрали наиболее подходящий — между пассажирским портом и остановленной электростанцией.

Опыта строительства подобных сооружений эстонские архитекторы еще не имели. Городские власти не стали изобретать велосипед, и решили обратиться к опыту соседей: образцом для подражания был выбран дворец спорта «Юбилейный» в Ленинграде.

Проект «Дворца культуры и спорта имени В.И. Ленина», составленный к 1976 году Райне Карпом и Рийной Алтмяэ, свидетельствует: схожесть с ленинградским прототипом ограничивалось упоминанием «вождя пролетариата» в названии.

Оттолкнувшись от прообраза в техническом решении пространства ледового холла, таллиннские архитекторы создали совершенно оригинальное произведение —
многофункциональное, необычное, по-своему — стильное.

И главное — решающее давнишнюю градостроительную задачу самым остроумным образом: сооруженное на морском берегу, здание должно было вернуть городу выход к тому самому морю.

Контуры вырисовываются

На Генеральном плане развития Таллинна, одобренном в 1975 году, контуры нынешнего горхолла уже считываются.

Его ближайшие окрестности, правда, практически неузнаваемы — ни для современных таллиннцев, ни для их предшественников, живших четыре с лишним десятилетия назад: застройка бульвара Пыхья отсутствует начисто.

Ее место должен был занять обширный Приморский парк. На территории его предполагалось расположить пять однотипных зданий: администрацию порта, морской вокзал, торговый центр, атлетический комплекс, гостиницу для спортсменов.

Бульвару Мере предстояло пережить не менее радикальные преобразования: старейшая часть исторического квартала Ротерманна также шла под снос. Прямо через нее планировался променад от будущего дворца культуры и спорта до гостиницы «Виру».

Удивляться нечему: промышленной архитектуре времен зарождения и расцвета капитализма, СССР в какой-либо ценности отказывал. Зато к вертикалям готических и барочных шпилей Старого Таллинна уже начал относиться с изрядным пиететом.

Дворец культуры и спорта — здание, безусловно, современное, а следовательно — «прогрессивное» — ни в коем случае не должно было закрывать вид на историческую застройку центра столицы с рейда. Напротив — формировать для нее «пьедестал».

С этой задачей приземистое, словно распластанное по заболоченному некогда морскому берегу здание справилось. Озелененный дерн, покрывающий часть его стен, еще больше усиливал схожесть с естественной, природной возвышенностью.

«Концепция и градостроительная привязка здания идеалистически-пуристская, единая — писал в 1983 году альманах «Эхитускунст». — Потому оно приобретает символический смысл: суровый бастион северной культуры…»

Пересохшая река

Газетные статьи, посвященные открытию дворца культуры и спорта, восторженно перечисляют его количественные параметры: площадь застройки, количество мест в залах, кубометры стройматериалов.

О качестве предпочитали деликатно умалчивать: весь город, пожалуй, и без того был свидетелем, что строительство велось авральным порядком. Бывало, что сложные бетонные конструкции приходилось лить в лютый мороз.

Но не техническая амортизация, наверное, послужила основной причиной того, что по прошествии всего-то чуть более десяти лет после сдачи в эксплуатацию популярность горхолла среди таллиннцев начала медленно, но верно снижаться.

Казалось бы — зданием искренне восхищались специалисты. Ладно — Государственная премия СССР, которая была присвоена коллективу работавших над горхоллом зодчих. Но ведь и Международный союз архитекторов наградил постройку золотой медалью…

Однако еще в первой трети восьмидесятых годов архитектурные критики предупреждали: планировка здания четкая и логическая, безошибочная. Однако — лишенная частицы иррациональности, которая придает «человеческое измерение».

Пребывающий чуть ли не самого с начала нынешнего тысячелетии в состоянии то ли глубокого анабиоза, то ли летаргии уникальный архитектурный комплекс на берегу Таллиннской бухты переживает не лучшие времена.

Его главная градостроительная концепция — служить «мостом к морю» и «пьедесталом» панораме Старого города — после реконструкции района пассажирского порта изрядно утратила актуальность.

«Мост», сработанный его авторами безупречно, сохранился. «Река — над которой он возвышался — промышленная припортовая зона ведущая к нему железнодорожная ветка, образно говоря, пересохла.

Не будет преувеличением сказать что горхолл начал превращение в градостроительный курьез — ему можно дивиться, им можно восхищаться, но вот пользоваться — едва ли.

Обратим ли этот процесс? Хочется верить, что да. Однако сообщения о том, что очередной инвестор для реконструкции найден, появляются регулярно, а воз — и ныне там.

***

Говорят, задача всякого искусства, а искусства современного — в особенности, заключается в провокации.

Что ж, решение расписать внешние поверхности заброшенного горхолла граффити дискуссию в обществе спровоцировало вне сомнения. Равно как и привлекло внимание к самой постройке.

Наверняка лучше всего было бы вновь увидеть горхолл ожившим — с афишами спортивных состязаний и выступлений на сцене эстрадных звезд, со зрителями на ступенях легендарной лестницы, ведущей к входу.

Пока же это — лишь желание, настенные росписи, не имеющие, разумеется, ничего общего к изначальному архитектурному облику уникальной постройки, возможно, — не самый плохой вариант. По крайней мере — оригинальный.

Тем более что один из архитекторов горхолла — Райне Карп — в качестве временного, подобный вариант поддерживает полностью. Стоит, пожалуй, прислушаться к его компетентному мнению.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Дом священника Стратановича полвека тому назад.

Шанс на возрождение: дом священника Стратановича в Кадриорге Дом Стратановича

Доминанта исторической застройки одной из кадриоргских улиц и, без преувеличения, шедевр деревянной архитектуры всего Таллинна спасен от гибели: начата реставрация ...

Читать дальше...

Mündi Baar. Бар Лисья Нора в Таллине

Мюнди-бар, или по другому, - Лисья Нора. Каким он был в разные годы. На первом снимке, рядышком расположился бар. "Вяйке ...

Читать дальше...

1962 Tallinn Viru tänaval müüdi raamatuid, nüüd lilli samas kohas

Таллин. улица Виру. 1962 год.

Где ныне продают цветы, в близком 1962 году, имелся книжный развал. Источник: ajapaik.ee  

Читать дальше...

Работы по демонтажу памятника Петру Великому начались в ночь с 29 на 30 апреля 1922 года.

Работы по демонтажу начались 29 апреля 1922 года памятник Петру Великому, стоявший на Петровской площади Таллинна (ныне площадь Свободы). Памятник первому ...

Читать дальше...

Первые советские кинотеатры в Таллине

В интернете появилось познавательное видео про историю кинотеатров в Таллине, в советский период.   

Читать дальше...

Всё хорошо, Таллин 1992 / Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992

Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Всё хорошо, Таллин, 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992. Vennaskond "Kõik on hea". ...

Читать дальше...

Таллинская весна 1960 года. Столица Эстонии ровно 60 лет назад.

В том году, то есть ровно 60 лет назад, кардинально изменился облик таллиннского Певческого поля вследствие того, что было построено ...

Читать дальше...

Таксофоны.

ФОТО: Lembit Soonpere, Eesti Filmiarhiiv

Эстония в советские годы: вещи, о которых многие из нас уже не помнят

В то время, когда люди старшего поколения ищут свои трудовые книжки, молодым людям стоит напомнить о вещах и явлениях, которые ...

Читать дальше...

Интерьеры бастионных ходов Таллинна в наши дни – в той их части, где размещена экспозиция резных камней.

От казематов к музейным залам: вчера и сегодня бастионных ходов Таллина

Десять лет назад одним белым пятном на карте Таллинна стало меньше: для посетителей открылись подземные ходы, скрытые в недрах бывшего ...

Читать дальше...

Акварель Йоханнеса Хау, изображающая ул. Виру по направлению к Ратушной площади в 1830-х годах.

Восемь столетий Таллинна: век пятнадцатый, каменный

Век пятнадцатый – от основания же города третий – применительно к таллиннской истории по праву можно именовать «каменным». Не в том, ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!