А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Геральдические львы на гербе являются одним из наиболее древних символов Эстонии. Они использовались уже в XIII веке. Были изображены на большом гербе - Таллинна. Таллинну достались эти изящные синие львы от короля Дании Вальдемара Второго, т.к. в то время Северная Эстония находилась под властью Дании. И действительно, они очень похожи на львов с герба Датского Королевства.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней трети XX века.

О крупнейшем зрелищном сооружении столицы говорить последние годы принято всё больше как о покойном. В смысле — либо хорошо, либо никак. Причем второе — преимущественно.

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

В начале нынешнего месяца горхолл преобразился. По крайней мере — внешне: стены его были расписаны учениками Таллиннской художественной гимназии и Коплинской художественной гимназии.

Руководитель последней, политик и депутат Рийгикогу Мярт Сультс, выступивший инициатором превращения заброшенного здания в подиум для поклонников граффити, незамедлительно попал под огонь критики.

Гендиректор государственного Департамента по охране памятников старины Сийм Райе не замедлил напомнить: речь идет не о простой постройке, но о внесенной в соответствующий регистр и находящейся под охраной государства.

Для публики, далекой от краеведческих штудий, сообщение директора департамента, похоже, стало основной сенсацией: неужто брутального вида здание, которому и полувека не исполнилось, и впрямь считается чуть ли не национальным достоянием?!

Действительно — считается. Причем — абсолютно заслуженно: в свое время пребывающий ныне в забвении таллиннский горхолл высоко оценивался не только местными специалистами-архитекторами, но и зарубежными.

Было за что: с возложенными на нее градостроительными задачами необычного облика постройка справлялась отменно, не имея, пожалуй, на тот момент, аналогов в Северной Европе…

Давняя мечта

«Не знаю, почему, но Таллинн для меня всегда кончался где-то в районе городской электростанции, — признавался осенью 1977 года корреспондент газеты «Ыхтулехт». — Не морем, а постройками и дымящими трубами.

При взгляде с Тоомпеа, конечно, блеснет иногда в отдалении синяя полоска залива: вроде бы, совсем близко — только руку протяни. Но по-иному моря, к сожалению, не разглядеть: трамвай — и тот идет вдоль домов и деревьев».

Особого преувеличения в этих строках не было: развитие портового района в конце XIX — начале XX века практически отрезало центр столицы от береговой линии. Вернуть ее горожанам стало заветной мечтой планировщиков и градостроителей.

Мечта эта начала обретать конкретные очертания в конце шестидесятых годов, когда горисполоком принял стратегическое решение: пущенная еще при царе таллиннская электростанция должна быть переведена на новое место — в поселок Иру.

Генплан Таллинна, утвержденный в 1971 году, впервые упоминал о строительстве городского холла — комплекса, сочетающего в себе функции площадки для митингов и конгрессов, концертов, театральных постановок и спортивных состязаний.

Построить, по тогдашней терминологии, «центральный дворец культуры и спорта», предполагалось в различных местах. В итоге из восьми вариантов выбрали наиболее подходящий — между пассажирским портом и остановленной электростанцией.

Опыта строительства подобных сооружений эстонские архитекторы еще не имели. Городские власти не стали изобретать велосипед, и решили обратиться к опыту соседей: образцом для подражания был выбран дворец спорта «Юбилейный» в Ленинграде.

Проект «Дворца культуры и спорта имени В.И. Ленина», составленный к 1976 году Райне Карпом и Рийной Алтмяэ, свидетельствует: схожесть с ленинградским прототипом ограничивалось упоминанием «вождя пролетариата» в названии.

Оттолкнувшись от прообраза в техническом решении пространства ледового холла, таллиннские архитекторы создали совершенно оригинальное произведение —
многофункциональное, необычное, по-своему — стильное.

И главное — решающее давнишнюю градостроительную задачу самым остроумным образом: сооруженное на морском берегу, здание должно было вернуть городу выход к тому самому морю.

Контуры вырисовываются

На Генеральном плане развития Таллинна, одобренном в 1975 году, контуры нынешнего горхолла уже считываются.

Его ближайшие окрестности, правда, практически неузнаваемы — ни для современных таллиннцев, ни для их предшественников, живших четыре с лишним десятилетия назад: застройка бульвара Пыхья отсутствует начисто.

Ее место должен был занять обширный Приморский парк. На территории его предполагалось расположить пять однотипных зданий: администрацию порта, морской вокзал, торговый центр, атлетический комплекс, гостиницу для спортсменов.

Бульвару Мере предстояло пережить не менее радикальные преобразования: старейшая часть исторического квартала Ротерманна также шла под снос. Прямо через нее планировался променад от будущего дворца культуры и спорта до гостиницы «Виру».

Удивляться нечему: промышленной архитектуре времен зарождения и расцвета капитализма, СССР в какой-либо ценности отказывал. Зато к вертикалям готических и барочных шпилей Старого Таллинна уже начал относиться с изрядным пиететом.

Дворец культуры и спорта — здание, безусловно, современное, а следовательно — «прогрессивное» — ни в коем случае не должно было закрывать вид на историческую застройку центра столицы с рейда. Напротив — формировать для нее «пьедестал».

С этой задачей приземистое, словно распластанное по заболоченному некогда морскому берегу здание справилось. Озелененный дерн, покрывающий часть его стен, еще больше усиливал схожесть с естественной, природной возвышенностью.

«Концепция и градостроительная привязка здания идеалистически-пуристская, единая — писал в 1983 году альманах «Эхитускунст». — Потому оно приобретает символический смысл: суровый бастион северной культуры…»

Пересохшая река

Газетные статьи, посвященные открытию дворца культуры и спорта, восторженно перечисляют его количественные параметры: площадь застройки, количество мест в залах, кубометры стройматериалов.

О качестве предпочитали деликатно умалчивать: весь город, пожалуй, и без того был свидетелем, что строительство велось авральным порядком. Бывало, что сложные бетонные конструкции приходилось лить в лютый мороз.

Но не техническая амортизация, наверное, послужила основной причиной того, что по прошествии всего-то чуть более десяти лет после сдачи в эксплуатацию популярность горхолла среди таллиннцев начала медленно, но верно снижаться.

Казалось бы — зданием искренне восхищались специалисты. Ладно — Государственная премия СССР, которая была присвоена коллективу работавших над горхоллом зодчих. Но ведь и Международный союз архитекторов наградил постройку золотой медалью…

Однако еще в первой трети восьмидесятых годов архитектурные критики предупреждали: планировка здания четкая и логическая, безошибочная. Однако — лишенная частицы иррациональности, которая придает «человеческое измерение».

Пребывающий чуть ли не самого с начала нынешнего тысячелетии в состоянии то ли глубокого анабиоза, то ли летаргии уникальный архитектурный комплекс на берегу Таллиннской бухты переживает не лучшие времена.

Его главная градостроительная концепция — служить «мостом к морю» и «пьедесталом» панораме Старого города — после реконструкции района пассажирского порта изрядно утратила актуальность.

«Мост», сработанный его авторами безупречно, сохранился. «Река — над которой он возвышался — промышленная припортовая зона ведущая к нему железнодорожная ветка, образно говоря, пересохла.

Не будет преувеличением сказать что горхолл начал превращение в градостроительный курьез — ему можно дивиться, им можно восхищаться, но вот пользоваться — едва ли.

Обратим ли этот процесс? Хочется верить, что да. Однако сообщения о том, что очередной инвестор для реконструкции найден, появляются регулярно, а воз — и ныне там.

***

Говорят, задача всякого искусства, а искусства современного — в особенности, заключается в провокации.

Что ж, решение расписать внешние поверхности заброшенного горхолла граффити дискуссию в обществе спровоцировало вне сомнения. Равно как и привлекло внимание к самой постройке.

Наверняка лучше всего было бы вновь увидеть горхолл ожившим — с афишами спортивных состязаний и выступлений на сцене эстрадных звезд, со зрителями на ступенях легендарной лестницы, ведущей к входу.

Пока же это — лишь желание, настенные росписи, не имеющие, разумеется, ничего общего к изначальному архитектурному облику уникальной постройки, возможно, — не самый плохой вариант. По крайней мере — оригинальный.

Тем более что один из архитекторов горхолла — Райне Карп — в качестве временного, подобный вариант поддерживает полностью. Стоит, пожалуй, прислушаться к его компетентному мнению.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллиннцы неоднократно обращались и к шведскому, и к русскому правительству с просьбой похоронить Де Круа. Ну вот, денег, собранных за просмотр тела де Круа набралось достаточно, чтобы рассчитаться с долгами, которые он наделал при жизни и решено было де Круа похоронить. На отпевание собралось всего несколько человек. Они думали, что последние, кто видит загадочную улыбку де Круа перед окончательным захоронением. Но судьба распорядилась иначе. После последней войны, когда восстанавливали разрушенную церковь Нигулисте, могила де Круа помешала реконструкции, и его перезахоронили. Теперь, когда вы войдете в "Концертный зал-музей Нигулисте", посмотрите внимательно на пол. Там, возле входа вы увидите большую надгробную плиту, под которой нашел свое очередное упокоение Карл-Евгений де Круа. Навсегда…
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!