А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Богатство и процветание города всецело зависели от торговли, главным образом транзитной, между Западной Европой и Новгородом, а через него и другими русскими городами. 22 февраля 1346 года Таллинн получил от Ганзейского союза право складочного пункта в Новгородской торговле. Из Франции и Португалии привозили много соли. «Таллинн построен на соли» - гласит средневековая поговорка. И, действительно, только в течение одного дня, 15 июля 1442 года, в Таллинн пришло 57 кораблей с солью. Количество соли, привозимой в Таллинн, в некоторые годы превышало 1,200 млн. кг. На соль обменивалось в те времена зерно, занимавшее главное место среди товаров, которые вывозили из города. Соль по здешнему обычаю никто не имел право взвешивать на своих весах. Для этого на ратушной площади имелось специальное здание – «важня», известное с XIV века. В 1554 году в северной части площади была построена Новая важня. Это было двухэтажное здание с высокой крышей, украшенное барельефными медальонами с изображением граждан города. Здание важни погибло в 1944 году, а барельефы хранятся в музее. Место, на котором стояла важня, отмечено вымосткой – линией в два камня поперек основной вымостки площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней трети XX века.

О крупнейшем зрелищном сооружении столицы говорить последние годы принято всё больше как о покойном. В смысле — либо хорошо, либо никак. Причем второе — преимущественно.

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

В начале нынешнего месяца горхолл преобразился. По крайней мере — внешне: стены его были расписаны учениками Таллиннской художественной гимназии и Коплинской художественной гимназии.

Руководитель последней, политик и депутат Рийгикогу Мярт Сультс, выступивший инициатором превращения заброшенного здания в подиум для поклонников граффити, незамедлительно попал под огонь критики.

Гендиректор государственного Департамента по охране памятников старины Сийм Райе не замедлил напомнить: речь идет не о простой постройке, но о внесенной в соответствующий регистр и находящейся под охраной государства.

Для публики, далекой от краеведческих штудий, сообщение директора департамента, похоже, стало основной сенсацией: неужто брутального вида здание, которому и полувека не исполнилось, и впрямь считается чуть ли не национальным достоянием?!

Действительно — считается. Причем — абсолютно заслуженно: в свое время пребывающий ныне в забвении таллиннский горхолл высоко оценивался не только местными специалистами-архитекторами, но и зарубежными.

Было за что: с возложенными на нее градостроительными задачами необычного облика постройка справлялась отменно, не имея, пожалуй, на тот момент, аналогов в Северной Европе…

Давняя мечта

«Не знаю, почему, но Таллинн для меня всегда кончался где-то в районе городской электростанции, — признавался осенью 1977 года корреспондент газеты «Ыхтулехт». — Не морем, а постройками и дымящими трубами.

При взгляде с Тоомпеа, конечно, блеснет иногда в отдалении синяя полоска залива: вроде бы, совсем близко — только руку протяни. Но по-иному моря, к сожалению, не разглядеть: трамвай — и тот идет вдоль домов и деревьев».

Особого преувеличения в этих строках не было: развитие портового района в конце XIX — начале XX века практически отрезало центр столицы от береговой линии. Вернуть ее горожанам стало заветной мечтой планировщиков и градостроителей.

Мечта эта начала обретать конкретные очертания в конце шестидесятых годов, когда горисполоком принял стратегическое решение: пущенная еще при царе таллиннская электростанция должна быть переведена на новое место — в поселок Иру.

Генплан Таллинна, утвержденный в 1971 году, впервые упоминал о строительстве городского холла — комплекса, сочетающего в себе функции площадки для митингов и конгрессов, концертов, театральных постановок и спортивных состязаний.

Построить, по тогдашней терминологии, «центральный дворец культуры и спорта», предполагалось в различных местах. В итоге из восьми вариантов выбрали наиболее подходящий — между пассажирским портом и остановленной электростанцией.

Опыта строительства подобных сооружений эстонские архитекторы еще не имели. Городские власти не стали изобретать велосипед, и решили обратиться к опыту соседей: образцом для подражания был выбран дворец спорта «Юбилейный» в Ленинграде.

Проект «Дворца культуры и спорта имени В.И. Ленина», составленный к 1976 году Райне Карпом и Рийной Алтмяэ, свидетельствует: схожесть с ленинградским прототипом ограничивалось упоминанием «вождя пролетариата» в названии.

Оттолкнувшись от прообраза в техническом решении пространства ледового холла, таллиннские архитекторы создали совершенно оригинальное произведение —
многофункциональное, необычное, по-своему — стильное.

И главное — решающее давнишнюю градостроительную задачу самым остроумным образом: сооруженное на морском берегу, здание должно было вернуть городу выход к тому самому морю.

Контуры вырисовываются

На Генеральном плане развития Таллинна, одобренном в 1975 году, контуры нынешнего горхолла уже считываются.

Его ближайшие окрестности, правда, практически неузнаваемы — ни для современных таллиннцев, ни для их предшественников, живших четыре с лишним десятилетия назад: застройка бульвара Пыхья отсутствует начисто.

Ее место должен был занять обширный Приморский парк. На территории его предполагалось расположить пять однотипных зданий: администрацию порта, морской вокзал, торговый центр, атлетический комплекс, гостиницу для спортсменов.

Бульвару Мере предстояло пережить не менее радикальные преобразования: старейшая часть исторического квартала Ротерманна также шла под снос. Прямо через нее планировался променад от будущего дворца культуры и спорта до гостиницы «Виру».

Удивляться нечему: промышленной архитектуре времен зарождения и расцвета капитализма, СССР в какой-либо ценности отказывал. Зато к вертикалям готических и барочных шпилей Старого Таллинна уже начал относиться с изрядным пиететом.

Дворец культуры и спорта — здание, безусловно, современное, а следовательно — «прогрессивное» — ни в коем случае не должно было закрывать вид на историческую застройку центра столицы с рейда. Напротив — формировать для нее «пьедестал».

С этой задачей приземистое, словно распластанное по заболоченному некогда морскому берегу здание справилось. Озелененный дерн, покрывающий часть его стен, еще больше усиливал схожесть с естественной, природной возвышенностью.

«Концепция и градостроительная привязка здания идеалистически-пуристская, единая — писал в 1983 году альманах «Эхитускунст». — Потому оно приобретает символический смысл: суровый бастион северной культуры…»

Пересохшая река

Газетные статьи, посвященные открытию дворца культуры и спорта, восторженно перечисляют его количественные параметры: площадь застройки, количество мест в залах, кубометры стройматериалов.

О качестве предпочитали деликатно умалчивать: весь город, пожалуй, и без того был свидетелем, что строительство велось авральным порядком. Бывало, что сложные бетонные конструкции приходилось лить в лютый мороз.

Но не техническая амортизация, наверное, послужила основной причиной того, что по прошествии всего-то чуть более десяти лет после сдачи в эксплуатацию популярность горхолла среди таллиннцев начала медленно, но верно снижаться.

Казалось бы — зданием искренне восхищались специалисты. Ладно — Государственная премия СССР, которая была присвоена коллективу работавших над горхоллом зодчих. Но ведь и Международный союз архитекторов наградил постройку золотой медалью…

Однако еще в первой трети восьмидесятых годов архитектурные критики предупреждали: планировка здания четкая и логическая, безошибочная. Однако — лишенная частицы иррациональности, которая придает «человеческое измерение».

Пребывающий чуть ли не самого с начала нынешнего тысячелетии в состоянии то ли глубокого анабиоза, то ли летаргии уникальный архитектурный комплекс на берегу Таллиннской бухты переживает не лучшие времена.

Его главная градостроительная концепция — служить «мостом к морю» и «пьедесталом» панораме Старого города — после реконструкции района пассажирского порта изрядно утратила актуальность.

«Мост», сработанный его авторами безупречно, сохранился. «Река — над которой он возвышался — промышленная припортовая зона ведущая к нему железнодорожная ветка, образно говоря, пересохла.

Не будет преувеличением сказать что горхолл начал превращение в градостроительный курьез — ему можно дивиться, им можно восхищаться, но вот пользоваться — едва ли.

Обратим ли этот процесс? Хочется верить, что да. Однако сообщения о том, что очередной инвестор для реконструкции найден, появляются регулярно, а воз — и ныне там.

***

Говорят, задача всякого искусства, а искусства современного — в особенности, заключается в провокации.

Что ж, решение расписать внешние поверхности заброшенного горхолла граффити дискуссию в обществе спровоцировало вне сомнения. Равно как и привлекло внимание к самой постройке.

Наверняка лучше всего было бы вновь увидеть горхолл ожившим — с афишами спортивных состязаний и выступлений на сцене эстрадных звезд, со зрителями на ступенях легендарной лестницы, ведущей к входу.

Пока же это — лишь желание, настенные росписи, не имеющие, разумеется, ничего общего к изначальному архитектурному облику уникальной постройки, возможно, — не самый плохой вариант. По крайней мере — оригинальный.

Тем более что один из архитекторов горхолла — Райне Карп — в качестве временного, подобный вариант поддерживает полностью. Стоит, пожалуй, прислушаться к его компетентному мнению.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!