А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В Домском соборе /Доминиканской церкви/ похоронен мореплаватель Крузенштерн. А еще там есть "Плита счастья". Если стоя на ней загадать желание оно обязательно сбудется. И находится она недалеко от входа. Может это и есть «надгробие» неисправимого таллинского Дон Жуана!?
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В Домском соборе /Доминиканской церкви/ похоронен мореплаватель Крузенштерн. А еще там есть "Плита счастья". Если стоя на ней загадать желание оно обязательно сбудется. И находится она недалеко от входа. Может это и есть «надгробие» неисправимого таллинского Дон Жуана!?
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1104 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи.

Из сакральных построек столицы Эстонии под народными названиями известны всё больше лютеранские: Олевисте и Нигулисте — самый яркий пример. Православный храм Рождества Пресвятой Богородицы — в известном смысле исключение: едва ли не последние полтора столетия он больше известен как Казанская церковь. Из полковых церквей ревельских форштад-тов уцелела только Казанская.

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

Своим «полуофициальным именем» она даже сумела «поделиться»: почти пятьдесят лет — с января 1923-го по январь 1974-го — существовала в Таллинне улица Каазани — стало быть, Казанская.

Улице не посчастливилось: в ходе тотальной перепланировки исторического предместья Кельдримяэ в первой половине семидесятых годов она навсегда сгинула с таллиннской карты. Церкви повезло несравнимо больше.

Ее не только пощадили не отличавшиеся, в целом, большим почтением к памятникам деревянного зодчества градостроители и планировщики советской поры. Но и бережно отреставрировали в наши дни — накануне трехсотлетия постройки.

На Белильной горке

Путнику, подъезжавшему к Ревелю со стороны Дерпта три века назад, открывалась величественная картина.

Вдали, почти на самой линии горизонта, тянулся к небу шпилями кирх массив каменной городской застройки. Вытертым порогом серела дранка домов предместья.

В начале XVIII столетия территория нынешнего района Юхкентали была застроена неравномерно. Но в окрестностях будущей Казанской церкви — на холме Бляйхберг — постройки уже были.

Здешние обитатели, правда, пользовались скорее эстонским вариантом топонима: Пляэкмяэ — Белильная горка. Ведь профессия белилыщика считалась «отверженной» — заниматься этим ремеслом немцы не рвались.

Переход города под скипетр Романовых радикально изменил состав населения предместья. Часть белильщиков выморила в 1710 году чума, выжившие были вынуждены потесниться: в форштадтах встала армия.

Ближе к теперешнему Старому городу были расквартированы кавалеристы-татары: улица Татари до сих пор хранит память о них. На Бляйхберге—Плеэкмяэ — пехота, сформированная преимущественно из этнических русских.

На территории, ограниченной с одной стороны трассой нынешнего Тартуского шоссе, с другой — трассой современного Пярнуского, словно грибы после дождя, начали расти православные полковые храмы.

Даты основания и освящения тех, что сохранились до наших дней лишь на выцветших чертежах середины позапрошлого века, неведомы ныне даже знатокам старины таллиннских предместий.

Троицкая, Федора Стратилата, Александра Невского в форштадте: и не всякий краевед с ходу вспомнит, где они находились?! Казанская же высится на краю улицы Лийвалайа — с 1721 года.

Две даты

«1721 года июня месяца построена сия святая церковь в Ревельском полку радением того же полка полковника Шаховского…» — гласил текст таблички, обнаруженной при ремонтных работах конца XIX века под церковным престолом. Существует, однако, и альтернативная дата: в семидесятых годах позапрошлого столетия городской архивариус Готтхард Хансен писал, что храм возведен в 1749 году, ссылаясь при этом на письмо магистрата некому полковнику Луцевину. За западную архитектурную традицию отвечает шпиль, за восточную — купол.

Парадокс, способный поставить академического исследователя в тупик, народная молва разрешает мгновенно: согласно преданию, построена церковь и впрямь была в 1721 году, а на нынешнее свое место якобы перенесена двадцать восемь лет спустя.

Как бы то ни было на самом деле, одно бесспорно: по своему облику и внутреннему устройству сакральная постройка всё же ближе архитектурной традиции и вкусам всё-таки не елизаветинской эпохи, а петровской — рациональной и строгой.

Основным украшением построенного «кораблем», вытянутого с востока на запад здания мыслилась колокольня.

Увенчанная барочным шпилем, она выглядела родной сестрой башням церковных и гражданских построек юного Петербурга.

Позаимствованная из арсенала западноевропейского церковного зодчества, устремленная в небо колокольня образовывала пару с элементом, указывающим на неразрывную связь с русской строительной традицией — куполом.

Привычную многим поколениям таллиннцев луковичную форму он приобрел лишь века полтора тому назад. Изначально же имел более вычурный, барочный, облик — напоминающий, пожалуй, шлем былинного витязя.

И это было неслучайно: ведь и главная святыня церкви — список иконы Казанской Божьей Матери — со времен окончания Смутного времени почиталась в среде военных особенно.

Хранитель памяти

«Купеческой, толстосумской, Казанская церковь никогда не была, — подчеркивал на страницах выпущенной в 1946 году брошюры приходской священник Александр Осипов. — Молились в ней солдаты и их командиры, жены сверхсрочных служащих, семьи осевших в Ревеле бывших «служивых», ремесленники, рабочий люд… Военные дали церкви нечто свое, чего не встретишь ни в одной церкви города.

Все стены Казанского храма густо украшены воинскими ротными складнями, созданными на солдатские грошики, сопровождавшими бойцов в далеких и суровых походах… А походов богомольцы Казанской церкви совершили немало.

Недаром на стенах храма и до сего дня сохранились несколько памятных досок времен наполеоновских и турецких войн, а также две — с японской кампании. На каждой из них — имена положивших жизнь свою за Отечество свое русских людей…».

Имена офицеров 21-го и 3-го егерских, а также 91-го пехотного Двинских полков золотом высечены на беломраморной плите слева от входа. Напротив — посеребренная медная доска, она увековечивает павших под их командованием нижних чинов.

Доска черного мрамора по соседству хранит имя полковника князя Ивана Меликова, павшего при штурме турецкой крепости Карс. Удивительно, но на обратной стороне доски — имя поручика Лео Винтера, скончавшегося от ран в битве под Плевной.

«В Первую мировую войну отсюда же, из Казанского храма, ушли в поход против тевтонов стоявшие в Ревеле русские полки, потерявшие в страшных оборонительных боях, более пятидесяти процентов своего состава, — писал в своей брошюре Осипов. — Им не успели соорудить памятные доски, но в храме-памятнике возносятся молитвы за всех на поле брани за Отечество умерших и убиенных».

Пора испытаний

Начавшийся войнами XX век стал для таллиннской Казанской церкви самым непростым в ее биографии.

После вступления в город кайзеровских войск храм опустел: немецкое командование планировало и вовсе закрыть его для богослужений, устроив здесь складские помещения для армии.

В 1919 году полковые церкви были постановлением Эстонской Республики ликвидированы. Казанская церковь официально стала «гражданской», приходской — однако военных к себе притягивала по-прежнему.

Газета «Waba Maa» даже опубликовала в начале двадцатых годов письмо читателя: дескать, в церковке почти в самом центре столицы, собираются белые офицеры-монархисты — не ради молитвы, а для обсуждения политических вопросов…

Для эмигрантов из России Казанская церковь действительно стала одним из островков ностальгических воспоминаний: недаром о ее архитектурной ценности едва ли не первым начал разговор петербургский беженец зодчий Александр Владовский.

Чудом пережив мартоваскую бомбардировку Таллинна и попытку нацистских властей вывезти на переплавку церковные колокола, Казанская церковь попала в список охраняемых государством памятников архитектуры лишь в 1972 году.

Очень вовремя: согласно утвержденному генплану, она оказалась почти на трассе новой кольцевой магистрали. Казалось, шансов у церквушки было только два: в худшем случае — снос В лучшем — перенос в музей Рокка-аль-Маре.

Говорят, что «заступником» храма выступил… Петр I: покушаться на здание, заложенное, по легенде, самим императором, равно как и на якобы посаженный им у его порога «петровский дуб» — на деле тополь — не рискнули.

Трассу будущей магистрали несколько изменили. Увы, часть исторического ансамбля Казанской церкви всё же спасти не удалось: оригинальная каменная ограда с парадными воротами и часовней были снесены…

***

«Храм наш дивно сочетает в себе призыв к молитве с призывом любви и верности к родине и к следованию примерам мужественных защитников ее, чью память хранят его стены.

Он одновременно является и домом Бога и памятником русской славы. Таким — в простоте своем величественным и по небесному, и по земному его значению — запечатлейте его в своих сердцах…»

К тексту давно ставшей библиографической редкостью брошюры 1946 года дополнить, пожалуй, и нечего. Разве только — пожеланием, чтобы трехсотлетие церкви было отмечено выходом посвященной ей книги.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В старые времена часто шутили, что Город хромает на одну ногу. Дело в том, что в Вышгород из Нижнего города когда-то вели лишь две улицы - Пикк Ялг (Длинная Нога) и Люхике Ялг (Короткая нога). В Таллинне есть улочки настолько узкие, что две дамы в громадных кринолинах никак не могли разойтись на них. Их кавалерам приходилось драться за право своей спутницы пройти по улице первой.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!