А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В одном из преданий говорится, будто датчане решили неожиданно напасть на город, перебить его жителей и овладеть имуществом эстов. Заговорщики хранили свои намерения в строжайшей тайне, но некоего Тоомаса, знаменосца датчан, стала мучить совесть. Он выдал магистрату план нападения. В городе выставили усиленный дозор. Было решено впустить злоумышленников в город, а потом на какой-нибудь узкой улочке напасть на них и уничтожить всех до единого. События развернулись именно таким образом, и смута была пресечена. Знаменосцу оказали особую честь - шпиль Ратуши украсили фигуркой воина со знаменем. Новый флюгер назвали именем Тоомаса.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет. Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От ворот Виру остались только башенки.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи.

Из сакральных построек столицы Эстонии под народными названиями известны всё больше лютеранские: Олевисте и Нигулисте — самый яркий пример. Православный храм Рождества Пресвятой Богородицы — в известном смысле исключение: едва ли не последние полтора столетия он больше известен как Казанская церковь. Из полковых церквей ревельских форштад-тов уцелела только Казанская.

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

Своим «полуофициальным именем» она даже сумела «поделиться»: почти пятьдесят лет — с января 1923-го по январь 1974-го — существовала в Таллинне улица Каазани — стало быть, Казанская.

Улице не посчастливилось: в ходе тотальной перепланировки исторического предместья Кельдримяэ в первой половине семидесятых годов она навсегда сгинула с таллиннской карты. Церкви повезло несравнимо больше.

Ее не только пощадили не отличавшиеся, в целом, большим почтением к памятникам деревянного зодчества градостроители и планировщики советской поры. Но и бережно отреставрировали в наши дни — накануне трехсотлетия постройки.

На Белильной горке

Путнику, подъезжавшему к Ревелю со стороны Дерпта три века назад, открывалась величественная картина.

Вдали, почти на самой линии горизонта, тянулся к небу шпилями кирх массив каменной городской застройки. Вытертым порогом серела дранка домов предместья.

В начале XVIII столетия территория нынешнего района Юхкентали была застроена неравномерно. Но в окрестностях будущей Казанской церкви — на холме Бляйхберг — постройки уже были.

Здешние обитатели, правда, пользовались скорее эстонским вариантом топонима: Пляэкмяэ — Белильная горка. Ведь профессия белилыщика считалась «отверженной» — заниматься этим ремеслом немцы не рвались.

Переход города под скипетр Романовых радикально изменил состав населения предместья. Часть белильщиков выморила в 1710 году чума, выжившие были вынуждены потесниться: в форштадтах встала армия.

Ближе к теперешнему Старому городу были расквартированы кавалеристы-татары: улица Татари до сих пор хранит память о них. На Бляйхберге—Плеэкмяэ — пехота, сформированная преимущественно из этнических русских.

На территории, ограниченной с одной стороны трассой нынешнего Тартуского шоссе, с другой — трассой современного Пярнуского, словно грибы после дождя, начали расти православные полковые храмы.

Даты основания и освящения тех, что сохранились до наших дней лишь на выцветших чертежах середины позапрошлого века, неведомы ныне даже знатокам старины таллиннских предместий.

Троицкая, Федора Стратилата, Александра Невского в форштадте: и не всякий краевед с ходу вспомнит, где они находились?! Казанская же высится на краю улицы Лийвалайа — с 1721 года.

Две даты

«1721 года июня месяца построена сия святая церковь в Ревельском полку радением того же полка полковника Шаховского…» — гласил текст таблички, обнаруженной при ремонтных работах конца XIX века под церковным престолом. Существует, однако, и альтернативная дата: в семидесятых годах позапрошлого столетия городской архивариус Готтхард Хансен писал, что храм возведен в 1749 году, ссылаясь при этом на письмо магистрата некому полковнику Луцевину. За западную архитектурную традицию отвечает шпиль, за восточную — купол.

Парадокс, способный поставить академического исследователя в тупик, народная молва разрешает мгновенно: согласно преданию, построена церковь и впрямь была в 1721 году, а на нынешнее свое место якобы перенесена двадцать восемь лет спустя.

Как бы то ни было на самом деле, одно бесспорно: по своему облику и внутреннему устройству сакральная постройка всё же ближе архитектурной традиции и вкусам всё-таки не елизаветинской эпохи, а петровской — рациональной и строгой.

Основным украшением построенного «кораблем», вытянутого с востока на запад здания мыслилась колокольня.

Увенчанная барочным шпилем, она выглядела родной сестрой башням церковных и гражданских построек юного Петербурга.

Позаимствованная из арсенала западноевропейского церковного зодчества, устремленная в небо колокольня образовывала пару с элементом, указывающим на неразрывную связь с русской строительной традицией — куполом.

Привычную многим поколениям таллиннцев луковичную форму он приобрел лишь века полтора тому назад. Изначально же имел более вычурный, барочный, облик — напоминающий, пожалуй, шлем былинного витязя.

И это было неслучайно: ведь и главная святыня церкви — список иконы Казанской Божьей Матери — со времен окончания Смутного времени почиталась в среде военных особенно.

Хранитель памяти

«Купеческой, толстосумской, Казанская церковь никогда не была, — подчеркивал на страницах выпущенной в 1946 году брошюры приходской священник Александр Осипов. — Молились в ней солдаты и их командиры, жены сверхсрочных служащих, семьи осевших в Ревеле бывших «служивых», ремесленники, рабочий люд… Военные дали церкви нечто свое, чего не встретишь ни в одной церкви города.

Все стены Казанского храма густо украшены воинскими ротными складнями, созданными на солдатские грошики, сопровождавшими бойцов в далеких и суровых походах… А походов богомольцы Казанской церкви совершили немало.

Недаром на стенах храма и до сего дня сохранились несколько памятных досок времен наполеоновских и турецких войн, а также две — с японской кампании. На каждой из них — имена положивших жизнь свою за Отечество свое русских людей…».

Имена офицеров 21-го и 3-го егерских, а также 91-го пехотного Двинских полков золотом высечены на беломраморной плите слева от входа. Напротив — посеребренная медная доска, она увековечивает павших под их командованием нижних чинов.

Доска черного мрамора по соседству хранит имя полковника князя Ивана Меликова, павшего при штурме турецкой крепости Карс. Удивительно, но на обратной стороне доски — имя поручика Лео Винтера, скончавшегося от ран в битве под Плевной.

«В Первую мировую войну отсюда же, из Казанского храма, ушли в поход против тевтонов стоявшие в Ревеле русские полки, потерявшие в страшных оборонительных боях, более пятидесяти процентов своего состава, — писал в своей брошюре Осипов. — Им не успели соорудить памятные доски, но в храме-памятнике возносятся молитвы за всех на поле брани за Отечество умерших и убиенных».

Пора испытаний

Начавшийся войнами XX век стал для таллиннской Казанской церкви самым непростым в ее биографии.

После вступления в город кайзеровских войск храм опустел: немецкое командование планировало и вовсе закрыть его для богослужений, устроив здесь складские помещения для армии.

В 1919 году полковые церкви были постановлением Эстонской Республики ликвидированы. Казанская церковь официально стала «гражданской», приходской — однако военных к себе притягивала по-прежнему.

Газета «Waba Maa» даже опубликовала в начале двадцатых годов письмо читателя: дескать, в церковке почти в самом центре столицы, собираются белые офицеры-монархисты — не ради молитвы, а для обсуждения политических вопросов…

Для эмигрантов из России Казанская церковь действительно стала одним из островков ностальгических воспоминаний: недаром о ее архитектурной ценности едва ли не первым начал разговор петербургский беженец зодчий Александр Владовский.

Чудом пережив мартоваскую бомбардировку Таллинна и попытку нацистских властей вывезти на переплавку церковные колокола, Казанская церковь попала в список охраняемых государством памятников архитектуры лишь в 1972 году.

Очень вовремя: согласно утвержденному генплану, она оказалась почти на трассе новой кольцевой магистрали. Казалось, шансов у церквушки было только два: в худшем случае — снос В лучшем — перенос в музей Рокка-аль-Маре.

Говорят, что «заступником» храма выступил… Петр I: покушаться на здание, заложенное, по легенде, самим императором, равно как и на якобы посаженный им у его порога «петровский дуб» — на деле тополь — не рискнули.

Трассу будущей магистрали несколько изменили. Увы, часть исторического ансамбля Казанской церкви всё же спасти не удалось: оригинальная каменная ограда с парадными воротами и часовней были снесены…

***

«Храм наш дивно сочетает в себе призыв к молитве с призывом любви и верности к родине и к следованию примерам мужественных защитников ее, чью память хранят его стены.

Он одновременно является и домом Бога и памятником русской славы. Таким — в простоте своем величественным и по небесному, и по земному его значению — запечатлейте его в своих сердцах…»

К тексту давно ставшей библиографической редкостью брошюры 1946 года дополнить, пожалуй, и нечего. Разве только — пожеланием, чтобы трехсотлетие церкви было отмечено выходом посвященной ей книги.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!