А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Хроники Таллина
Говорят так:
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи.

Из сакральных построек столицы Эстонии под народными названиями известны всё больше лютеранские: Олевисте и Нигулисте — самый яркий пример. Православный храм Рождества Пресвятой Богородицы — в известном смысле исключение: едва ли не последние полтора столетия он больше известен как Казанская церковь. Из полковых церквей ревельских форштад-тов уцелела только Казанская.

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

Своим «полуофициальным именем» она даже сумела «поделиться»: почти пятьдесят лет — с января 1923-го по январь 1974-го — существовала в Таллинне улица Каазани — стало быть, Казанская.

Улице не посчастливилось: в ходе тотальной перепланировки исторического предместья Кельдримяэ в первой половине семидесятых годов она навсегда сгинула с таллиннской карты. Церкви повезло несравнимо больше.

Ее не только пощадили не отличавшиеся, в целом, большим почтением к памятникам деревянного зодчества градостроители и планировщики советской поры. Но и бережно отреставрировали в наши дни — накануне трехсотлетия постройки.

На Белильной горке

Путнику, подъезжавшему к Ревелю со стороны Дерпта три века назад, открывалась величественная картина.

Вдали, почти на самой линии горизонта, тянулся к небу шпилями кирх массив каменной городской застройки. Вытертым порогом серела дранка домов предместья.

В начале XVIII столетия территория нынешнего района Юхкентали была застроена неравномерно. Но в окрестностях будущей Казанской церкви — на холме Бляйхберг — постройки уже были.

Здешние обитатели, правда, пользовались скорее эстонским вариантом топонима: Пляэкмяэ — Белильная горка. Ведь профессия белилыщика считалась «отверженной» — заниматься этим ремеслом немцы не рвались.

Переход города под скипетр Романовых радикально изменил состав населения предместья. Часть белильщиков выморила в 1710 году чума, выжившие были вынуждены потесниться: в форштадтах встала армия.

Ближе к теперешнему Старому городу были расквартированы кавалеристы-татары: улица Татари до сих пор хранит память о них. На Бляйхберге—Плеэкмяэ — пехота, сформированная преимущественно из этнических русских.

На территории, ограниченной с одной стороны трассой нынешнего Тартуского шоссе, с другой — трассой современного Пярнуского, словно грибы после дождя, начали расти православные полковые храмы.

Даты основания и освящения тех, что сохранились до наших дней лишь на выцветших чертежах середины позапрошлого века, неведомы ныне даже знатокам старины таллиннских предместий.

Троицкая, Федора Стратилата, Александра Невского в форштадте: и не всякий краевед с ходу вспомнит, где они находились?! Казанская же высится на краю улицы Лийвалайа — с 1721 года.

Две даты

«1721 года июня месяца построена сия святая церковь в Ревельском полку радением того же полка полковника Шаховского…» — гласил текст таблички, обнаруженной при ремонтных работах конца XIX века под церковным престолом. Существует, однако, и альтернативная дата: в семидесятых годах позапрошлого столетия городской архивариус Готтхард Хансен писал, что храм возведен в 1749 году, ссылаясь при этом на письмо магистрата некому полковнику Луцевину. За западную архитектурную традицию отвечает шпиль, за восточную — купол.

Парадокс, способный поставить академического исследователя в тупик, народная молва разрешает мгновенно: согласно преданию, построена церковь и впрямь была в 1721 году, а на нынешнее свое место якобы перенесена двадцать восемь лет спустя.

Как бы то ни было на самом деле, одно бесспорно: по своему облику и внутреннему устройству сакральная постройка всё же ближе архитектурной традиции и вкусам всё-таки не елизаветинской эпохи, а петровской — рациональной и строгой.

Основным украшением построенного «кораблем», вытянутого с востока на запад здания мыслилась колокольня.

Увенчанная барочным шпилем, она выглядела родной сестрой башням церковных и гражданских построек юного Петербурга.

Позаимствованная из арсенала западноевропейского церковного зодчества, устремленная в небо колокольня образовывала пару с элементом, указывающим на неразрывную связь с русской строительной традицией — куполом.

Привычную многим поколениям таллиннцев луковичную форму он приобрел лишь века полтора тому назад. Изначально же имел более вычурный, барочный, облик — напоминающий, пожалуй, шлем былинного витязя.

И это было неслучайно: ведь и главная святыня церкви — список иконы Казанской Божьей Матери — со времен окончания Смутного времени почиталась в среде военных особенно.

Хранитель памяти

«Купеческой, толстосумской, Казанская церковь никогда не была, — подчеркивал на страницах выпущенной в 1946 году брошюры приходской священник Александр Осипов. — Молились в ней солдаты и их командиры, жены сверхсрочных служащих, семьи осевших в Ревеле бывших «служивых», ремесленники, рабочий люд… Военные дали церкви нечто свое, чего не встретишь ни в одной церкви города.

Все стены Казанского храма густо украшены воинскими ротными складнями, созданными на солдатские грошики, сопровождавшими бойцов в далеких и суровых походах… А походов богомольцы Казанской церкви совершили немало.

Недаром на стенах храма и до сего дня сохранились несколько памятных досок времен наполеоновских и турецких войн, а также две — с японской кампании. На каждой из них — имена положивших жизнь свою за Отечество свое русских людей…».

Имена офицеров 21-го и 3-го егерских, а также 91-го пехотного Двинских полков золотом высечены на беломраморной плите слева от входа. Напротив — посеребренная медная доска, она увековечивает павших под их командованием нижних чинов.

Доска черного мрамора по соседству хранит имя полковника князя Ивана Меликова, павшего при штурме турецкой крепости Карс. Удивительно, но на обратной стороне доски — имя поручика Лео Винтера, скончавшегося от ран в битве под Плевной.

«В Первую мировую войну отсюда же, из Казанского храма, ушли в поход против тевтонов стоявшие в Ревеле русские полки, потерявшие в страшных оборонительных боях, более пятидесяти процентов своего состава, — писал в своей брошюре Осипов. — Им не успели соорудить памятные доски, но в храме-памятнике возносятся молитвы за всех на поле брани за Отечество умерших и убиенных».

Пора испытаний

Начавшийся войнами XX век стал для таллиннской Казанской церкви самым непростым в ее биографии.

После вступления в город кайзеровских войск храм опустел: немецкое командование планировало и вовсе закрыть его для богослужений, устроив здесь складские помещения для армии.

В 1919 году полковые церкви были постановлением Эстонской Республики ликвидированы. Казанская церковь официально стала «гражданской», приходской — однако военных к себе притягивала по-прежнему.

Газета «Waba Maa» даже опубликовала в начале двадцатых годов письмо читателя: дескать, в церковке почти в самом центре столицы, собираются белые офицеры-монархисты — не ради молитвы, а для обсуждения политических вопросов…

Для эмигрантов из России Казанская церковь действительно стала одним из островков ностальгических воспоминаний: недаром о ее архитектурной ценности едва ли не первым начал разговор петербургский беженец зодчий Александр Владовский.

Чудом пережив мартоваскую бомбардировку Таллинна и попытку нацистских властей вывезти на переплавку церковные колокола, Казанская церковь попала в список охраняемых государством памятников архитектуры лишь в 1972 году.

Очень вовремя: согласно утвержденному генплану, она оказалась почти на трассе новой кольцевой магистрали. Казалось, шансов у церквушки было только два: в худшем случае — снос В лучшем — перенос в музей Рокка-аль-Маре.

Говорят, что «заступником» храма выступил… Петр I: покушаться на здание, заложенное, по легенде, самим императором, равно как и на якобы посаженный им у его порога «петровский дуб» — на деле тополь — не рискнули.

Трассу будущей магистрали несколько изменили. Увы, часть исторического ансамбля Казанской церкви всё же спасти не удалось: оригинальная каменная ограда с парадными воротами и часовней были снесены…

***

«Храм наш дивно сочетает в себе призыв к молитве с призывом любви и верности к родине и к следованию примерам мужественных защитников ее, чью память хранят его стены.

Он одновременно является и домом Бога и памятником русской славы. Таким — в простоте своем величественным и по небесному, и по земному его значению — запечатлейте его в своих сердцах…»

К тексту давно ставшей библиографической редкостью брошюры 1946 года дополнить, пожалуй, и нечего. Разве только — пожеланием, чтобы трехсотлетие церкви было отмечено выходом посвященной ей книги.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!