А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Тут, в Старом Таллине, на твою голову сплошняком сыплются разнообразные "привидения - Белые Дамы", "меткие стрелки - Тоомасы", "связавшиеся с дьяволом - Олевы", "черноголовые братья", и прочие "колодцы желаний". И ты слушаешь, слушаешь взахлёб, отвесив челюсть, потому что не просто знаешь, а уже нутром чуешь, что вот эти доски, вмурованные в площадь, действительно указывают на место единственной публичной казни священника в городе, а не воткнуты сюда пару лет назад предприимчивыми гражданами для заманивания туристов. Таллинну не имеет смысла пускаться на такое низкопробное трюкачество, которым грешит вся туристическая Европа, ибо здесь сохранилось и дошло до нас даже слишком много для человеческого индивидуума того самого неуютного средневековья. С замками, рыцарями, купцами, принцессами, ведьмами, колдунами и прочей атрибутикой...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи.

Из сакральных построек столицы Эстонии под народными названиями известны всё больше лютеранские: Олевисте и Нигулисте — самый яркий пример. Православный храм Рождества Пресвятой Богородицы — в известном смысле исключение: едва ли не последние полтора столетия он больше известен как Казанская церковь. Из полковых церквей ревельских форштад-тов уцелела только Казанская.

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

Своим «полуофициальным именем» она даже сумела «поделиться»: почти пятьдесят лет — с января 1923-го по январь 1974-го — существовала в Таллинне улица Каазани — стало быть, Казанская.

Улице не посчастливилось: в ходе тотальной перепланировки исторического предместья Кельдримяэ в первой половине семидесятых годов она навсегда сгинула с таллиннской карты. Церкви повезло несравнимо больше.

Ее не только пощадили не отличавшиеся, в целом, большим почтением к памятникам деревянного зодчества градостроители и планировщики советской поры. Но и бережно отреставрировали в наши дни — накануне трехсотлетия постройки.

На Белильной горке

Путнику, подъезжавшему к Ревелю со стороны Дерпта три века назад, открывалась величественная картина.

Вдали, почти на самой линии горизонта, тянулся к небу шпилями кирх массив каменной городской застройки. Вытертым порогом серела дранка домов предместья.

В начале XVIII столетия территория нынешнего района Юхкентали была застроена неравномерно. Но в окрестностях будущей Казанской церкви — на холме Бляйхберг — постройки уже были.

Здешние обитатели, правда, пользовались скорее эстонским вариантом топонима: Пляэкмяэ — Белильная горка. Ведь профессия белилыщика считалась «отверженной» — заниматься этим ремеслом немцы не рвались.

Переход города под скипетр Романовых радикально изменил состав населения предместья. Часть белильщиков выморила в 1710 году чума, выжившие были вынуждены потесниться: в форштадтах встала армия.

Ближе к теперешнему Старому городу были расквартированы кавалеристы-татары: улица Татари до сих пор хранит память о них. На Бляйхберге—Плеэкмяэ — пехота, сформированная преимущественно из этнических русских.

На территории, ограниченной с одной стороны трассой нынешнего Тартуского шоссе, с другой — трассой современного Пярнуского, словно грибы после дождя, начали расти православные полковые храмы.

Даты основания и освящения тех, что сохранились до наших дней лишь на выцветших чертежах середины позапрошлого века, неведомы ныне даже знатокам старины таллиннских предместий.

Троицкая, Федора Стратилата, Александра Невского в форштадте: и не всякий краевед с ходу вспомнит, где они находились?! Казанская же высится на краю улицы Лийвалайа — с 1721 года.

Две даты

«1721 года июня месяца построена сия святая церковь в Ревельском полку радением того же полка полковника Шаховского…» — гласил текст таблички, обнаруженной при ремонтных работах конца XIX века под церковным престолом. Существует, однако, и альтернативная дата: в семидесятых годах позапрошлого столетия городской архивариус Готтхард Хансен писал, что храм возведен в 1749 году, ссылаясь при этом на письмо магистрата некому полковнику Луцевину. За западную архитектурную традицию отвечает шпиль, за восточную — купол.

Парадокс, способный поставить академического исследователя в тупик, народная молва разрешает мгновенно: согласно преданию, построена церковь и впрямь была в 1721 году, а на нынешнее свое место якобы перенесена двадцать восемь лет спустя.

Как бы то ни было на самом деле, одно бесспорно: по своему облику и внутреннему устройству сакральная постройка всё же ближе архитектурной традиции и вкусам всё-таки не елизаветинской эпохи, а петровской — рациональной и строгой.

Основным украшением построенного «кораблем», вытянутого с востока на запад здания мыслилась колокольня.

Увенчанная барочным шпилем, она выглядела родной сестрой башням церковных и гражданских построек юного Петербурга.

Позаимствованная из арсенала западноевропейского церковного зодчества, устремленная в небо колокольня образовывала пару с элементом, указывающим на неразрывную связь с русской строительной традицией — куполом.

Привычную многим поколениям таллиннцев луковичную форму он приобрел лишь века полтора тому назад. Изначально же имел более вычурный, барочный, облик — напоминающий, пожалуй, шлем былинного витязя.

И это было неслучайно: ведь и главная святыня церкви — список иконы Казанской Божьей Матери — со времен окончания Смутного времени почиталась в среде военных особенно.

Хранитель памяти

«Купеческой, толстосумской, Казанская церковь никогда не была, — подчеркивал на страницах выпущенной в 1946 году брошюры приходской священник Александр Осипов. — Молились в ней солдаты и их командиры, жены сверхсрочных служащих, семьи осевших в Ревеле бывших «служивых», ремесленники, рабочий люд… Военные дали церкви нечто свое, чего не встретишь ни в одной церкви города.

Все стены Казанского храма густо украшены воинскими ротными складнями, созданными на солдатские грошики, сопровождавшими бойцов в далеких и суровых походах… А походов богомольцы Казанской церкви совершили немало.

Недаром на стенах храма и до сего дня сохранились несколько памятных досок времен наполеоновских и турецких войн, а также две — с японской кампании. На каждой из них — имена положивших жизнь свою за Отечество свое русских людей…».

Имена офицеров 21-го и 3-го егерских, а также 91-го пехотного Двинских полков золотом высечены на беломраморной плите слева от входа. Напротив — посеребренная медная доска, она увековечивает павших под их командованием нижних чинов.

Доска черного мрамора по соседству хранит имя полковника князя Ивана Меликова, павшего при штурме турецкой крепости Карс. Удивительно, но на обратной стороне доски — имя поручика Лео Винтера, скончавшегося от ран в битве под Плевной.

«В Первую мировую войну отсюда же, из Казанского храма, ушли в поход против тевтонов стоявшие в Ревеле русские полки, потерявшие в страшных оборонительных боях, более пятидесяти процентов своего состава, — писал в своей брошюре Осипов. — Им не успели соорудить памятные доски, но в храме-памятнике возносятся молитвы за всех на поле брани за Отечество умерших и убиенных».

Пора испытаний

Начавшийся войнами XX век стал для таллиннской Казанской церкви самым непростым в ее биографии.

После вступления в город кайзеровских войск храм опустел: немецкое командование планировало и вовсе закрыть его для богослужений, устроив здесь складские помещения для армии.

В 1919 году полковые церкви были постановлением Эстонской Республики ликвидированы. Казанская церковь официально стала «гражданской», приходской — однако военных к себе притягивала по-прежнему.

Газета «Waba Maa» даже опубликовала в начале двадцатых годов письмо читателя: дескать, в церковке почти в самом центре столицы, собираются белые офицеры-монархисты — не ради молитвы, а для обсуждения политических вопросов…

Для эмигрантов из России Казанская церковь действительно стала одним из островков ностальгических воспоминаний: недаром о ее архитектурной ценности едва ли не первым начал разговор петербургский беженец зодчий Александр Владовский.

Чудом пережив мартоваскую бомбардировку Таллинна и попытку нацистских властей вывезти на переплавку церковные колокола, Казанская церковь попала в список охраняемых государством памятников архитектуры лишь в 1972 году.

Очень вовремя: согласно утвержденному генплану, она оказалась почти на трассе новой кольцевой магистрали. Казалось, шансов у церквушки было только два: в худшем случае — снос В лучшем — перенос в музей Рокка-аль-Маре.

Говорят, что «заступником» храма выступил… Петр I: покушаться на здание, заложенное, по легенде, самим императором, равно как и на якобы посаженный им у его порога «петровский дуб» — на деле тополь — не рискнули.

Трассу будущей магистрали несколько изменили. Увы, часть исторического ансамбля Казанской церкви всё же спасти не удалось: оригинальная каменная ограда с парадными воротами и часовней были снесены…

***

«Храм наш дивно сочетает в себе призыв к молитве с призывом любви и верности к родине и к следованию примерам мужественных защитников ее, чью память хранят его стены.

Он одновременно является и домом Бога и памятником русской славы. Таким — в простоте своем величественным и по небесному, и по земному его значению — запечатлейте его в своих сердцах…»

К тексту давно ставшей библиографической редкостью брошюры 1946 года дополнить, пожалуй, и нечего. Разве только — пожеланием, чтобы трехсотлетие церкви было отмечено выходом посвященной ей книги.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!