А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Раньше на улицах Ревеля не было освещения; в любой момент на голову прохожего из окна могли выплеснуть помои. Мостовые были без тротуаров, пешеходы, заслышав цокот копыт и грохот колес, жались к стенам. На ночь улицы перегораживались цепями, чтобы злоумышленники не могли ускользнуть от дозора. На башнях перекликалась стража. О благоустройстве родного города жители начали задумываться довольно рано: по крайней мере с 1360 года владелец дома должен был подметать перед своим жилищем. За чистотой улиц и рынков следили уличные подметальщики.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Лев и орел - "царственные животное и птица" олицетворяют силу и мощь государства. Поэтому именно они в различных вариантах наиболее часто встречаются в гербах различных государств еще со времен средневековья. Не может не возникнуть вопроса, почему животных на Эстляндском гербе, называют леопардами, ведь они гораздо в большей степени похожи на львов? Да и в описаниях в одних случаях их представляют как львов, а в других - как леопардов. Нет, то не небрежность авторов и тем более не ошибка. В геральдике, в дисциплине о гербах, или даже "науке о гербах", все это четко обусловлено. Название животного зависит от его положения. Льва, стоящего на задних лапах, именуют львом. Изображают его на щите в профиль с высунутым языком и обращенным к спине концом хвоста. Лев, изображенный в щите идущим, с прямо повернутой головою, называется леопардом. Если же лев изображен в гербе идущим, но в профиль, то в соответствии с правилами геральдики перед нами леопардовый лев или лев-леопард.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1139 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и любимец исторического периода, нареченного впоследствии «Осенью Средневековья».

Средние века давно минули. Осень прописалась на берегах Таллиннской бухты всерьез и надолго. Похоже — навсегда: из всех времен года в здешних краях она — самое, пожалуй, естественное.

Лето может так и не наступить, зима — выдаться сырой и бесснежной, весна, если и вовсе случается, пролетает стремительно, незаметно. И лишь осень является таллиннцам во всей красе ежегодно.

Хмурая или солнечная, теплая или прохладная, но обязательно — эталонно-золотая, она не спешит укладываться в календарные рамки. Даже когда опадет последняя листва, золотистый отблеск незримо озаряет город.

Откуда он родом, этот неуловимый свет? Откуда исходит он? Что излучает его? Словесное золото топонимов? Фон алтарных досок старых мастеров? Вычурный щит большого городского герба? Всё, вместе взятое?..

Львиный окрас

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Специальных исследований, конечно, не проводилось, но на вопрос, львы какого цвета присутствуют в таллиннской геральдике, каждый второй, наверное, не задумываясь, выпалит — «золотые».

Такова сила формальной логики: даже сталкиваясь с визуальным изображением многократно, никак не желаешь примириться с мыслью, что окрас шкуры царя зверей может быть не натурально-желтым, а геральдически-синим.

Тем более что, как минимум, один «Золотой лев» в городском пространстве Таллинна действительно «водился»: до марта 1944 года он горделиво взирал на прохожих с фасада дома по улице Харью, 40 — с вывески одноименной гостиницы.

Старейшее в Ревеле учреждение гостиничного бизнеса распахнуло свои двери перед посетителями ровно сто лет назад — в 1817-м. Однако памятным таллиннским старожилам названием в привычном, эстонском, варианте обзавелось веком позже.

После Первой мировой войны предприятие, долгие годы бывшее исконной вотчиной остзейцев, впервые в истории перешло к эстонским владельцам — бывшим гостиничному повару Йоханнесу Яансону и ресторанному кельнеру Рихарду Девиду.

За дело они взялись оперативно, механической заменой прежней рекламной вывески с названием «Zum Goldenen Löwe» на новенькую «Kuld lõvi» решив отнюдь не ограничиваться: отель с солидной историей срочно нуждался в модернизации.

Реализовать задуманное удалось только два десятилетия спустя. Зато к концу тридцатых годов «Золотой лев» превратился в уникальную гостиницу, которая предлагала постояльцам как богатое прошлое, так и комфортное настоящее.

За второе отвечал каминный зал с обстановкой в духе функционализма, оборудованная в каждом номере ванная комната с горячей водой, телефон с возможностью междугородного вызова и лифт для доставки… блюд, приготовленных на первом этаже.

За первое — позолоченный двуглавый орел над дверью одного из номеров: в нем 29 мая 1859 года ночевал самодержец всероссийский Александр II — один из знаменитых постояльцев «Золотого льва».

Клюв и крылья

Символ России был изваян эстонским классиком Аугустом Вейценбергом.
После мартовской бомбардировки Таллинна от «Золотого льва» осталась только измятая жестяная вывеска, вытащенная из груды развалин художником Йоханнесом Наха и переданная в Городской музей.

Да еще — воспоминания: недаром название легендарной гостиницы избрало себе в девяностых годах увеселительное заведение на улице Лай. Несколько правда, видоизменив его до «Kuldne lõvi» — из почтения к предшественнику, вероятно.

Что, собственно, — совсем неплохо. Потому что от давнего конкурента «Золотого льва» — трактира и постоялого двора «Под золотым орлом» — не осталось даже этого: память о сгоревшем в 1902 году заведении хранят разве что выцветшие газетные объявления.
Зато на слуху у современных горожан иной «золотой» топоним явно орнитологического, так сказать, происхождения: птица, название которой дословно переводится с эстонского языка как «золотой клюв», свила гнездо в районе Кристийне.

Как и прочие «птичьи» названия, улица Кульднока, то бишь — Скворцовая, появилась в этой части города во второй трети минувшего столетия. Активно же застраиваться начала и того позже — только на рубеже шестидесятых-семидесятых годов. Прошло еще четверть века — и в 1997 году на противоположном краю города, в районе Клоостриметса, появился топоним Kuldtiiva tänav. В дословном переводе звучит он романтично и интригующе одновременно — улица Золотого крыла.

Ожидания не обманывают: Златокрылкой зовется дневная бабочка из семейства голубянок, по-русски более известная как Червонец непарный. Окрестности Таллинна — едва ли не самый северный край ареала ее обитания.

Место для увековечивания златокрылки-Червонца — самое подходящее: с одной стороны от улицы Кульдтийва — рукой подать до Ботанического сада, с другой — до оранжереи Клоостриметса.

Дело мастера

Самый очевидный из «золотых» топонимов столицы Эстонии, конечно же, — Куллассепа: Золотых дел мастеров.

Здесь вам не Прага с ее пресловутой Златой улочкой, где жили не алхимики, а вовсе даже золотари. В Таллинне — всё по правде: ювелиры тут селились последние лет двести пятьдесят.

Примечательно, впрочем, даже не то, что на бойком месте сменили они во второй четверти XVIII столетия литейщиков. А то, что материалом, с которым здешние жители работали, было изначально не золото, а иной металл.

Ремесленники, поселившиеся на коротенькой улочке в непосредственной близости от ратуши, специализировались на изготовлении украшений, основными покупателями которых были съезжавшиеся в город крестьяне позажиточнее.

Золото было не по карману даже самым преуспевающим. Другое дело — серебро, щедро и широко представленное как в народном искусстве, так и в фольклорных текстах. Недаром и улицу на эстонском языке звали Хыбесепа — Серебряных дел мастеров.

Серебряной нынешняя Куллассепа называлась сто лет назад и в русском языке. С немецким же вышла определенная загвоздка: ювелир у немцев — в первую, и единственную, очередь — специалист по работе с золотом. Сложно сказать, чем руководствовались в начале двадцатых годов отцы города, решив закрепить в качестве официального топонима не бытовавший в народе эстонский, а воспользоваться буквальной калькой с немецкого. Исторически улица Куллассепа — не золотых дел мастеров, а серебряных.

Былую Гольдшмидтштрассе переименовали в улицу Куллассепа, и хотя призывы вернуться к эстонскому варианту «Хыбесепа» или просто «Хыбе» в конце тридцатых звучали, дальше газетных полос они не пошли.

Последняя же ювелирная лавка съехала с улиц Золотых дел мастеров совсем недавно — лет пять назад: перестала, надо понимать, она быть «золотым дном» для коммерсантов…

Луч памяти

Имена башен фортификационного пояса Таллинна — тот еще паноптикум и кунсткамера разом: чего тут только нет, причем в самых непредсказуемых комбинациях.

Известные горожанам былых эпох ориентиры, типа бань и монастырей, соседствуют с меткими прозвищами, вроде Длинного Германа и Толстой Маргариты. Рядом — фамилии окрестных домовладельцев.

Попадаются, впрочем, и такие названия, которые даже хорошего знатока таллиннской старины способны поставить в тупик: абсолютный рекордсмен в этом плане — башня Кулдъялг на юго-западном отрезке укреплений.

Перевод ясен: Золотая нога Но проще от этого ни в коей мере не становится. Чья, собственно, нога? Почему — именно золотая? И чем башня, внешне неотличимая от трех с лишним десятков товарок, заслужила такое прозвище.

Краевед и подлинный поэт Старого Таллинна Лев Лившиц предполагал в свое время: какой-то средневековый ценитель прекрасного, взирая на постройку в лучах заката с Тоомпеа, заметил, что она похожа на золоченую подкову волшебного коня.

Версия красивая. Да только — малоправдоподобная: едва ли человек Средних веков взирал на сугубо утилитарные постройки столь вдохновенным взглядом. Не зря же первое из дошедших до нас имен башни звучит прозаичнее: «Дырявая крыша».

Под названием de Guldene Voet — в переводе с нижнемецкого — Золотая нога — впервые упоминается в документах Ревельского магистрата в 1434 году. Используется оно на протяжении без малого двух столетий. Позже — погружается в многовековое забвение.

В этом, вероятно, и таится ключ к разгадке причудливого названия башни. Владелец ключей от нее, а может быть, хозяин ближайшего к постройке земельного участка, вполне мог носить подобное прозвище. Пока были живы его потомки — словосочетание «башня Золотой ноги» было горожанам понятно. Когда очередной мор или голод унес правнуков владельца прозвища в могилу — позабылся и колоритный топоним. Вновь к таллиннцам и гостям города вернулся он лет шестьдесят назад — после реставрации самой башни. Имя возродилось вновь — добавляя к золотой ауре Таллинна еще один луч…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Ноеый облик площади Вабадузе с памятником победы в Освободительной войне на проекте А. Котли и Э. Кеса. 1937 год. Крайнее здание справа — нынешняя мэрия.

Монумент на площади Свободы в Таллине: мечты, идеи, проекты и авторы

Таллиннский «памятник номер один» мог быть многофигурной композицией, вознесенным в небо мечом и даже... церковью. Идея увековечить образование Эстонской Республики ЯЗЫКОМ ...

Читать дальше...

Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!