А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
Хроники Таллина
Говорят так:
Первые уличные фонари появились в Таллинне в 1710 году - они висели посреди улиц на веревках. И зажигались только в приезд важных вельмож или в большие праздники.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Сорок лет назад Таллинн обогатился, пожалуй, самым человечным произведением монументального искусства — в центре города был открыт памятник классику эстонской литературы Антону Хансену Таммсааре.

Антон Хансен Таммсааре — фигура знаковая не только для литературы. Но и для монументальной классики.

Памятник Антону Хансену Таамсааре в день открытия.

Памятник Антону Хансену Таамсааре в день открытия.

До сих пор он является единственным выдающимся уроженцем Эстонии, который был удостоен персонального памятника еще при жизни: установили его в местечке Албу в 1936 году.

О необходимости увековечить память воистину общенародного писателя в столице заговорили четырьмя годами позже: после кончины автора «Правды и справедливости».

Но грянула Вторая мировая война — и стало не до монументов. А после ее окончания памятника из признанных литературных классиков был удостоен только Фридрих Рейнгольд Крейцвальд.

Добрые четверть века воспоминания о таллиннской странице в биографии Таммсааре хранила только мемориальная доска на стене его последнего столичного дома на кадриоргской улице Койдула.

Собственной «именной» улицы в столице наиболее яркий представитель критического реализма в эстонской литературе был удостоен в 1966 году: Таммсааре теэ пролегла по территории новостроек Мустамяэ.

К довоенным еще намерениям решили вернуться только в середине следующего десятилетия. Приближающаяся дата обязывала: 30 января 1978 года со дня рождения классика. Исполнялось ровно сто лет.

Типаж и прототип

Самое логичное место для будущего монумента — в сквере напротив дома писателей на улице Харью — было уже занято памятником Эдуарду Вильде.

Отдельные голоса в пользу Кадриорга в особый расчет не принимались: слишком далеко. Да и под сенью палисадника на улице Койдула скульптуре было бы явно тесновато.

Вариант в итоге был найден безупречный во всех отношениях: южная сторона зеленого оазиса, расположенного в самом сердце города — между трассами Пярнуского шоссе и бульвара Эстония.

Во второй половине сороковых годов он был наречен «Парк 16 октября 1905 года» — в память о расстреле участников рабочей сходки в дни Первой русской революции. Изначально же звался Новым рынком.

Таммсааре, безусловно, бывал на нем. Причем приходил он сюда определенно не только за продуктами: судя по публикациям довоенной прессы, Новый рынок представлял собой неисчерпаемую галерею типов и лиц.

Принято считать, что писатель частенько находил среди продавцов и покупателей главного столичного торжища типажи и прообразы для героев своих произведений — как литературных, так и драматических.

Когда же торговля во второй половине дня затихала, он любил присесть на одну из бульварных скамеек и полюбоваться панорамой Старого города через тщательно выметенное торжище.

Именно так оно в сущности было или не совсем так — сказать сложно. Ясно одно: и место расположения, и концепция будущего памятника Таммсааре вырисовывались отчетливо.

Ключ реализма

Скульптор Яак Соанс во время работы над скульптурой писателя.

Скульптор Яак Соанс во время работы над скульптурой писателя.

На объявленный в 1976 году конкурс проектов будущего монумента поступило свыше двадцати работ. Четыре из них жюри признало достойными воплощения и объявило дополнительный тур состязания.
Работая над моделью памятника автор общался с вдовой и дочерью писателя.

Победителем в нем вышел Яак Соанс — один из признанных мастеров современной эстонской скульптуры в наши дни, а полвека назад — тридцатитрехлетний первопроходец на ниве монументальной пластики.

В творческом пассиве у него было не так уж много воплощенных работ: памятник погибшим рыбакам в Хаабнеэме, памятник писателю Аугусту Якобсону в Пярну, мемориальная «Стена коммунаров» у Нарвской ратуши.
Соанс рассказывал: единственным требованием к памятнику у организаторов конкурса была фигуральность — иными словами, выполнен он должен был быть в реалистическом ключе и иметь с писателем портретное сходство.

Здесь проблем, на первый взгляд, не было: Таммсааре был чрезвычайно популярен при жизни, и фотографических его снимков, портретов и даже… газетных шаржей в музейных собраниях сохранилось великое множество.

Но одно дело — бюст, а совсем другое — скульптура в полный рост. Тем более — масштабная, если не сказать — массивная: один бронзовый прозаик был намечен «ростом» ни много, ни мало в четыре метра.

Любое упрощение, формальный подход к фигуре при подобном размахе мог обернуться ошибкой: изваяние готово было превратиться в безжизненное или, напротив, слишком пафосное.

Для того чтобы лучше понять личность, привычки, особенности своей модели, скульптор перечитывал произведения Таммсааре, знакомился с письмами, общался с его вдовой и дочерью.

Секрет мастерства

После окончания работы над моделью Соанс столкнулся еще с одной загвоздкой: как отлить из бронзы скульптуру столь значительную по объему?

«Бригада У Сойвера решила отказаться от привычных методов литья, — писала «Советская Эстония», — Ее работники начали разрабатывать новый, позволяющий с наибольшей точностью выполнить замысел скульптора.

Опытные литейщики У. Сойвер и В. Бойцов каждое утро шли в мастерскую с одной мыслью: как пойдет плавка? И если бронзовый блок памятника (а всего их было восемь) выходил качественным, это становилось общей победой.

Трудно сейчас поверить, что монолитный на вид бронзовый памятник буквально «сшит» из отдельных блоков, и эти почти невидимые «ювелирные» швы — дело рук сварщиков высокой квалификации Р. Монтонена и Я. Кампуса».

В мастерской, где шла отливка памятника, побывал гость Таллинна — коллега Соанса, ленинградский скульптор Михаил Аникушин, создатель памятника Александру Пушкину на площади Искусств перед Русским музеем.

Методика, а главное — качество исполнения литейных работ произвело на него неизгладимое впечатление. Обойдя фигуру эстонского писателя несколько раз, он повторял непрестанно: «Просто фантастика!»

За три дня до даты столетнего юбилея, в полдень 26 января 1978 года, виртуозно отлитая в мастерских художественного комбината «Арс» фигура классика двинулась на грузовике в центр города.

Менее чем через час она была установлена на серой гранитной плите. Примечательно, что не самый распространенный в наших краях материал был обнаружен неподалеку от Таллинна — у деревни Сальмисту.

«На это заповедное место привел камнетесов комбината один старый мастер, который знает всё о камнях Эстонии», — сообщал корреспондент газеты.

Черты личности

«Глубоко демократическим и гуманистическим творчеством Таммсааре обессмертил свое имя в памяти народной и вошел в славную когорту писателей, которых мы называем гордостью нашей культуры.

Сердце Таммсааре билось для человека труда, поэтому он всегда оставался непримиримым к несправедливостям
эксплуататорского строя, потому пронизывает его творчество мечта о счастье для трудящегося человека», — такими громкими и пышными фразами открытие памятника литературному классику приветствовал председатель республиканской юбилейной комиссии, секретарь Центрального Комитета Компартии Эстонской ССР Вяйно Вяляс.

Автор памятника характеризовал свое творение куда как менее официозно. «Таммсааре — великий художник, гуманист, мыслитель, — рассуждал Яак Соанс. — А ведь при жизни он был очень скромным человеком… Эти черты личности писателя я и хотел передать».

Нет сомнения, что это ему удалось: не пряча от зрителей взор, бронзовый классик сидит на стилизованной скамье погруженный в собственные мысли, отрешенный от происходящего, но ощущающий с ним острую, напряженную связь. Гранитное основание монумента было вытесано из камня из бухты Сальмисту.
«Пусть эта площадь станет местом, куда снова и снова будут приходить люди, чтобы выразить свое восхищение неувядающим творчеством Антона Хансена Таммсааре», — писала в день открытия памятника газета «Ыхтулехт».

***

Пожелание это исполнилось. Более того: памятник стал «своим» даже для тех, которые проходят творчество писателя в рамках школьной программы и приходят в парк у монумента просто «потусоваться».

Как-то незаметно, то ли к концу восьмидесятых, то ли к началу девяностых писатель и драматург «поделился» с окружающим сквером именем: ныне он официально зовется парком Таммсааре.

Жаль, только, что завершить его реконструкцию не удалось к концу нынешнего января — 140-й годовщине со дня рождения классика.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев. Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29. Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе. Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии, Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца. Хук напомнил царю о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то Петр и наделил Хука и его наследников привилегией растить перед своим домом два дерева, чтобы они давали тень в теплые летние дни . Так и растут эти единственные на улицах Нижнего города деревья. Нынешние липы были посажены в прошлом столетии, видимо, на смену первым, высаженным при царе Петре.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!