А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
История возникновения марципана обросла множеством легенд, одна из версий изложена в рассказе Яана Кросса «Мартов хлеб». Там рассказывается история о том, что однажды заболел бургомистр. Но поскольку тогдашние микстуры делались из лягушачьих лапок и прочих неаппетитных вещей, глава города категорически отказался лечиться и положился на Божью волю. И обеспокоенная здоровьем мужа супруга бургомистра попросила таллиннского аптекаря «замаскировать» лекарство, спрятав его либо в пищу, либо в сладости. Так и поступил помощник аптекаря, исцеливший вкусной смесью бургомистра. Так глава города первым отведал эстонского марципана.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Метроном
  • Blog stats
    • 1202 posts
    • 4 comments
    • 19 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 232 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Сорок лет назад Таллинн обогатился, пожалуй, самым человечным произведением монументального искусства — в центре города был открыт памятник классику эстонской литературы Антону Хансену Таммсааре.

Антон Хансен Таммсааре — фигура знаковая не только для литературы. Но и для монументальной классики.

Памятник Антону Хансену Таамсааре в день открытия.

Памятник Антону Хансену Таамсааре в день открытия.

До сих пор он является единственным выдающимся уроженцем Эстонии, который был удостоен персонального памятника еще при жизни: установили его в местечке Албу в 1936 году.

О необходимости увековечить память воистину общенародного писателя в столице заговорили четырьмя годами позже: после кончины автора «Правды и справедливости».

Но грянула Вторая мировая война — и стало не до монументов. А после ее окончания памятника из признанных литературных классиков был удостоен только Фридрих Рейнгольд Крейцвальд.

Добрые четверть века воспоминания о таллиннской странице в биографии Таммсааре хранила только мемориальная доска на стене его последнего столичного дома на кадриоргской улице Койдула.

Собственной «именной» улицы в столице наиболее яркий представитель критического реализма в эстонской литературе был удостоен в 1966 году: Таммсааре теэ пролегла по территории новостроек Мустамяэ.

К довоенным еще намерениям решили вернуться только в середине следующего десятилетия. Приближающаяся дата обязывала: 30 января 1978 года со дня рождения классика. Исполнялось ровно сто лет.

Типаж и прототип

Самое логичное место для будущего монумента — в сквере напротив дома писателей на улице Харью — было уже занято памятником Эдуарду Вильде.

Отдельные голоса в пользу Кадриорга в особый расчет не принимались: слишком далеко. Да и под сенью палисадника на улице Койдула скульптуре было бы явно тесновато.

Вариант в итоге был найден безупречный во всех отношениях: южная сторона зеленого оазиса, расположенного в самом сердце города — между трассами Пярнуского шоссе и бульвара Эстония.

Во второй половине сороковых годов он был наречен «Парк 16 октября 1905 года» — в память о расстреле участников рабочей сходки в дни Первой русской революции. Изначально же звался Новым рынком.

Таммсааре, безусловно, бывал на нем. Причем приходил он сюда определенно не только за продуктами: судя по публикациям довоенной прессы, Новый рынок представлял собой неисчерпаемую галерею типов и лиц.

Принято считать, что писатель частенько находил среди продавцов и покупателей главного столичного торжища типажи и прообразы для героев своих произведений — как литературных, так и драматических.

Когда же торговля во второй половине дня затихала, он любил присесть на одну из бульварных скамеек и полюбоваться панорамой Старого города через тщательно выметенное торжище.

Именно так оно в сущности было или не совсем так — сказать сложно. Ясно одно: и место расположения, и концепция будущего памятника Таммсааре вырисовывались отчетливо.

Ключ реализма

Скульптор Яак Соанс во время работы над скульптурой писателя.

Скульптор Яак Соанс во время работы над скульптурой писателя.

На объявленный в 1976 году конкурс проектов будущего монумента поступило свыше двадцати работ. Четыре из них жюри признало достойными воплощения и объявило дополнительный тур состязания.
Работая над моделью памятника автор общался с вдовой и дочерью писателя.

Победителем в нем вышел Яак Соанс — один из признанных мастеров современной эстонской скульптуры в наши дни, а полвека назад — тридцатитрехлетний первопроходец на ниве монументальной пластики.

В творческом пассиве у него было не так уж много воплощенных работ: памятник погибшим рыбакам в Хаабнеэме, памятник писателю Аугусту Якобсону в Пярну, мемориальная «Стена коммунаров» у Нарвской ратуши.
Соанс рассказывал: единственным требованием к памятнику у организаторов конкурса была фигуральность — иными словами, выполнен он должен был быть в реалистическом ключе и иметь с писателем портретное сходство.

Здесь проблем, на первый взгляд, не было: Таммсааре был чрезвычайно популярен при жизни, и фотографических его снимков, портретов и даже… газетных шаржей в музейных собраниях сохранилось великое множество.

Но одно дело — бюст, а совсем другое — скульптура в полный рост. Тем более — масштабная, если не сказать — массивная: один бронзовый прозаик был намечен «ростом» ни много, ни мало в четыре метра.

Любое упрощение, формальный подход к фигуре при подобном размахе мог обернуться ошибкой: изваяние готово было превратиться в безжизненное или, напротив, слишком пафосное.

Для того чтобы лучше понять личность, привычки, особенности своей модели, скульптор перечитывал произведения Таммсааре, знакомился с письмами, общался с его вдовой и дочерью.

Секрет мастерства

После окончания работы над моделью Соанс столкнулся еще с одной загвоздкой: как отлить из бронзы скульптуру столь значительную по объему?

«Бригада У Сойвера решила отказаться от привычных методов литья, — писала «Советская Эстония», — Ее работники начали разрабатывать новый, позволяющий с наибольшей точностью выполнить замысел скульптора.

Опытные литейщики У. Сойвер и В. Бойцов каждое утро шли в мастерскую с одной мыслью: как пойдет плавка? И если бронзовый блок памятника (а всего их было восемь) выходил качественным, это становилось общей победой.

Трудно сейчас поверить, что монолитный на вид бронзовый памятник буквально «сшит» из отдельных блоков, и эти почти невидимые «ювелирные» швы — дело рук сварщиков высокой квалификации Р. Монтонена и Я. Кампуса».

В мастерской, где шла отливка памятника, побывал гость Таллинна — коллега Соанса, ленинградский скульптор Михаил Аникушин, создатель памятника Александру Пушкину на площади Искусств перед Русским музеем.

Методика, а главное — качество исполнения литейных работ произвело на него неизгладимое впечатление. Обойдя фигуру эстонского писателя несколько раз, он повторял непрестанно: «Просто фантастика!»

За три дня до даты столетнего юбилея, в полдень 26 января 1978 года, виртуозно отлитая в мастерских художественного комбината «Арс» фигура классика двинулась на грузовике в центр города.

Менее чем через час она была установлена на серой гранитной плите. Примечательно, что не самый распространенный в наших краях материал был обнаружен неподалеку от Таллинна — у деревни Сальмисту.

«На это заповедное место привел камнетесов комбината один старый мастер, который знает всё о камнях Эстонии», — сообщал корреспондент газеты.

Черты личности

«Глубоко демократическим и гуманистическим творчеством Таммсааре обессмертил свое имя в памяти народной и вошел в славную когорту писателей, которых мы называем гордостью нашей культуры.

Сердце Таммсааре билось для человека труда, поэтому он всегда оставался непримиримым к несправедливостям
эксплуататорского строя, потому пронизывает его творчество мечта о счастье для трудящегося человека», — такими громкими и пышными фразами открытие памятника литературному классику приветствовал председатель республиканской юбилейной комиссии, секретарь Центрального Комитета Компартии Эстонской ССР Вяйно Вяляс.

Автор памятника характеризовал свое творение куда как менее официозно. «Таммсааре — великий художник, гуманист, мыслитель, — рассуждал Яак Соанс. — А ведь при жизни он был очень скромным человеком… Эти черты личности писателя я и хотел передать».

Нет сомнения, что это ему удалось: не пряча от зрителей взор, бронзовый классик сидит на стилизованной скамье погруженный в собственные мысли, отрешенный от происходящего, но ощущающий с ним острую, напряженную связь. Гранитное основание монумента было вытесано из камня из бухты Сальмисту.
«Пусть эта площадь станет местом, куда снова и снова будут приходить люди, чтобы выразить свое восхищение неувядающим творчеством Антона Хансена Таммсааре», — писала в день открытия памятника газета «Ыхтулехт».

***

Пожелание это исполнилось. Более того: памятник стал «своим» даже для тех, которые проходят творчество писателя в рамках школьной программы и приходят в парк у монумента просто «потусоваться».

Как-то незаметно, то ли к концу восьмидесятых, то ли к началу девяностых писатель и драматург «поделился» с окружающим сквером именем: ныне он официально зовется парком Таммсааре.

Жаль, только, что завершить его реконструкцию не удалось к концу нынешнего января — 140-й годовщине со дня рождения классика.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

ТАЛЛИННСКИЕ ФЛЮГЕРА И КОВАНЫЕ ИЗДЕЛИЯ

В компании с опытным экскурсоводом, Татьяной, и Русским Старым Томасом! Рекомендуем взять с собой подзорную трубу или бинокль! Цена экскурсии: ...

Читать дальше...

Особняк Лютера до марта 1944 года. Видна утраченная форма венчающего башню шлема.

Былой особняк фабриканта Лютера: «Дворец счастья» на Пярнуском шоссе в Таллине.

Таллиннский дворец бракосочетания на Пярнуском шоссе — уникальный «сплав» подлинного модерна начала XX века с его удачной стилизацией, созданной без ...

Читать дальше...

Фото: Ирина Шлеева Одно из старейших жилых зданий Копли – и, одновременно, значимая веха в истории таллиннского градостроительства – оказалось под угрозой гибели.

Пятая линия, одиннадцатый дом: реквием ветерану застройки Копли в Таллине

Останется ли самый «открыточный вид» Копли с домом на 5-ой линии (слева) исключительно на фотографиях, сделанных до рокового мартовского дня ...

Читать дальше...

Таллинский розыгрыш 1 апреля 1966 года.

На страничке Фкейсбука, уважаемый Йосеф Кац рассказал, каким розыгрышем одарили журналисты газеты "Ыхтулехт", своих читателей в далеком 1966 году: Нигулисте ...

Читать дальше...

Здание кинотеатра Раху в Таллине. Основан в пятидесятых годах. Приговорен в 2007, уничтожен будет в 2019-м.

Дом бывшего кинотеатра, "Раху", (а бывших кинотеатров не бывает), приобретает перед смертию своей, естественный вид. Слетает рекламная никчемная казиношная шелухонь. ...

Читать дальше...

Позднесредневековая реконструкция утраченного оригинала карты, составленной аль-Идриси в 1154 году.

Ревель-Таллин: восемь веков точка отсчета

На государственном уровне нынешний год официально провозглашен годом эстонского языка. На уровне столичном — вполне бы мог считаться годом восьмисотлетия ...

Читать дальше...

Рыболовецкое судно, названное в честь капитана Георга Каска, до сих пор бороздит моря — хотя теперь и под иным именем.

Георг Каск, капитан и траулер: две достойные даты

Со дня рождения одного из создателей рыбной промышленности Эстонии второй половины XX века — капитана Георга Каска — пройдет в ...

Читать дальше...

Церковь Святого Духа — со времен Реформации оплот эстонского языка в немецком по духу и языку правящей элиты Ревеле конца Средневековья — начала Нового времени.

«Mynno toyuetan, nink wannun»: эстонский в средневековом Ревеле

Эстонский язык звучал в Таллинне задолго до того как летом 1919 года впервые в своей истории обрел статус государственного. День родного ...

Читать дальше...

Главный фасад здания бани на улице Вана-Каламая, 9а полвека тому назад.

Баня на улице Вана-Каламая в Таллине: Мельпомена в парилке

Старейшей из действующих и одновременно — самой красивой общественной бане Таллинна исполняется девяносто лет. Фраза «сходил в театр, заодно и помылся» ...

Читать дальше...

Празднование Дня независимости Эстонии на площади Вабадузе в 1919 году.

24 февраля 1919 года: дебют Дня независимости Эстонии

День независимости Эстонской Республики был впервые отпразднован ровно сто лет назад. Список государственных праздников Эстонской Республики День независимости открывает не столько ...

Читать дальше...

Пуск механизма ратушных часов. Фото из журнала "Pilt ja Sõna", 1957 год.

«Зоркий глаз ратушного фасада»: таллинские столичные часы номер один

Часы таллиннской ратуши сообщают точное время горожанам и гостям города вот уже более полутора столетий. Сложно даже осознать, что являются они ...

Читать дальше...

Орудие береговой батареи Морской крепости императора Петра Великого на острове Нарген (Найссаар). Снимок до 1917 года.

Морская крепость Петра Великого в Ревеле: не выученный урок истории

Ровно сто один год назад неприятелю было сдано одно из самых совершенных фортификационных сооружений на побережье Балтийского моря. Что удивительно ...

Читать дальше...

Нечетная сторона застройки бульвара Эстония накануне Второй мировой войны. Дом Рубинштейна — по центру.

Дом Рубинштейна на бульваре Эстония: утраченный акцент таллиннского «сити»

За невыразительным, если не сказать—безликим, послевоенным фасадом на нечетной стороне бульвара Эстония скрывается один из самых представительных жилых домов столицы ...

Читать дальше...

Хозяйственная постройка на мызе Харку
© SPUTNIK / ВЛАДИМИР БАРСЕГЯН

Мир эстонских мыз — скромное обаяние семейных усадеб

На автобусе вместе с группой любознательных туристов и гидом Дмитрием Унтом корреспондент Sputnik Эстония отправилась в увлекательное путешествие, чтобы заглянуть ...

Читать дальше...

© SPUTNIK / ВАДИМ АНЦУПОВ
Это руины бывших зданий в нижней части Копли, которые станут частью новых домов

Гадкий утенок Копли: вчера, сегодня, завтра самого необычного района Таллинна

Sputnik Эстония совершил путешествие в прошлое, настоящее и будущее самого колоритного и отчужденного района Таллинна, который в скором времени превратится ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В Домском соборе /Доминиканской церкви/ похоронен мореплаватель Крузенштерн. А еще там есть "Плита счастья". Если стоя на ней загадать желание оно обязательно сбудется. И находится она недалеко от входа. Может это и есть «надгробие» неисправимого таллинского Дон Жуана!?
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!