А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В 1918 году Эстония обрела независимость. Однако война на несколько лет задержала решение вопросов ее государственности. В 1923 году в Эстонской Республике проводился гербовый конкурс, который не дал результатов. Тогда Государственная Дума в июне 1925 года утвердила исторически сложившийся герб с изображением трех леопардов синего цвета без корон, с красными языками и серебряными глазами, расположенных на золотом фоне щита. Отсутствие корон на головах леопардов вполне объяснимо. Корона - один из символов монархии, Эстония же стала республикой. Прецедент снятия корон к тому времени уже был. Его создало в 1917 году Временное правительство России. Оно в качестве герба оставило двуглавого орла, освободив его от всех имперских атрибутов - корон, скипетра и державы. Вместе с тем сохранения орла - сердцевины герба - выражало историческую преемственность с гербом Российского государства.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Едва занимался рассвет, как по самым оживленным ныне улицам Таллинна, - Суур-Карья и Вяйке-Карья - устремлялся на пастбища скот. Названия улиц (Большая стадная и Малая стадная) живут по сей день, хотя скот горожане уже давно не держат.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Метроном
  • Blog stats
    • 1196 posts
    • 4 comments
    • 19 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 232 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Пол века тому назад в Таллинне проходили съемки советско-итальянской художественной киноленты «Красная палатка».

«Таллиннцы уже привыкли к тому, что улицы и предместья их города превращаются в кварталы Парижа, Лондона, Берлина, королевства Датского или Голландского, — писала в марте 1968 года «Советская Эстония».— И тем не менее, когда в старом рыбном порту вырос город Кингсбей, которому, в соответствии с географической картой, положено стоять на острове Шпицберген, горожане проявили к этому живейший интерес.

Итак, съемки нового фильма? Да. На сей раз — советско-итальянского. Несколько дней назад режиссер Михаил Калатозов, по традиции, разбил о тротуар бутылку шампанского. Присутствующие ответили на это «ура!». Съемка началась».

Уникальный проект

Плакат кинофильма «Красная палатка» в советском прокате. 1969 год.

Плакат кинофильма «Красная палатка» в советском прокате. 1969 год.

Вслед за сценаристом приключенческой ленты таллиннский журналист допустил невольную ошибку.

Населенного пункта по имени «Кингсбей» на свете не существует: название это, на деле, носила норвежская государственная компания по добыче угля за Полярным кругом.

Городок, где располагалось крупнейшее заполярное представительство фирмы, называется Ню-Олесунн — и является самым близким к Северному полюсу постоянным поселением.

Неудивительно, что в первой трети XX столетия именно Ню-Олесунн неоднократно становился базой для полярных исследователей, раз за разом предпринимавших упорные попытки покорить «макушку Земли».

В 1928 году отсюда на дирижабле «Италия» стартовала экспедиция под руководством Умберто Нобиле. На обратном пути воздушное судно обледенело, было вынуждено совершить вынужденную посадку и потерпело крушение.

Судьба затерянных во льдах аэронавтов, спасенных командой ледокола «Красин», легла в основу киноленты «Красная палатка» — картины, вне всякого сомнения, уникальной: прежде всего по своему актерскому составу.

Совместные фильмы с участием как советских, так и зарубежных артистов снимались и прежде. Но никогда еще прежде на одной съемочной площадке не удавалось встретиться звездам первой величины.

Впечатляла и география съемок: от Рима, где снимались интерьеры кабинета и библиотеки Нобиле, до ледяных просторов земли Франца-Иосифа, которым выпало сыграть «Заполярье вообще».

Въезд иностранных граждан на самый Крайний Север был в СССР запрещен. Потому подарившая фильму название красная палатка «дрейфовала» во льдах Химкинского водохранилища.

Таллинну же предстояло стать шпицбергенским поселком. И с не самой привычной для себя ролью поселка среди фьордов и шхер полярного архипелага справился он на «отлично».

Крупный план

«Внимание, начали работать!» — звучит усиленная мегафоном команда Михаила Петрова.

И сразу в общее дело включаются десятки людей. Со старой яхты, на время съемок переменившей подданство с советского на норвежское, не торопясь, сходят на причал пассажиры.

Вдоль пирса по специально сооруженной из трубок дорожке плавно катится тележка с кинооператором, камера фиксирует всё это многоцветье пришельцев — зевак, съехавшихся сорок лет назад на сенсацию в северный портовый городок Кингсбей.

На какое-то мгновенье камера замирает. В объективе — один из ведущих женских персонажей будущего фильма. Это — невеста шведского ученого Мальмгрена, Валерия. Она тоже приехала на Шпицберген, чтобы найти хоть какие-то следы своего жениха.

За ходом действия, за всем окружением зорко наблюдает Михаил Калатозов. Кажется, он вездесущ: только что объяснял итальянской киноактрисе Клаудии Кардинале, где ей надо остановиться, а вот он уже возле оператора, что-то говорит ему.

«Почему посторонние в кадре?», — звучит недовольный голос. Кинематографистам нелегко. Валом валит публика на зарождающийся фильм. Всем интересно посмотреть на то, как зарождается картина, и какие они в жизни, звезды экрана.

И действительно — в картине занята целая плеяда прославленных мастеров кино: английский актер Питер Финч, советские — Анатолий Папанов, Догатас Банионис, Никита Михалков, западногерманский — Харди Крюгер.

«Еще один дубль!», — командует режиссер, убедившись, что на съемочной площадке установлен порядок. Снова плывет камера вдоль прибывших. Снова останавливается на какой-то момент. Первый крупный план готов».

Роковые сапожки

Приезд звезды мирового кинематографа в столице советской Эстонии, конечно же, не мог остаться без внимания местной прессы.

Роль Кардинале была вписана в сценарий по настоянию итальянского продюсера. Поговорить с Клаудией Кардинале посчастливилось газете «Sirp ja Vasar» — изданию творческих союзов Комитета по культуре ЭССР: она отвела материалу добрую треть одной из полос.

В первую очередь разговор шел, разумеется, о тенденциях в западноевропейском кино: получить информацию из первых рук «по эту сторону» железного занавеса удавалось, скажем прямо, не так часто.

Потому, наверное, вопросу о том, что из собственно таллиннских впечатлений запомнилось итальянской гостье прежде всего, автор интервью уделил минимальное внимание, как и интервьюируемая персона.

По словам актрисы, больше всего в Таллинне ее впечатлил Старый город. А также — необычное освещение: уроженка Средиземноморья и представить не могла, что снег и лед могут сочетаться с солнцем и синевой весеннего неба.

С американским изданием «The Philafelphia Inquirer» кинодива была более откровенна: несколько месяцев спустя она признавалась, что на таллиннских съемках ее больше всего поразил… мороз, достигавший, по словам Кадинале, тридцати (!) градусов.

«Играть на таком морозе было толком невозможно, — цитирует киноактрису эстонское эмигрантское издание «Vaba Eesti Sõna». — На съемочной площадке негде было даже согреть кофе. И вообще, местные жители там такие — ах, что и говорить!»

Предвзятое отношение звезды экрана к таллиннцам в некоторой степени помогает понять байка, передававшаяся в Таллинне полвека назад из уст в уста, а в наши дни — нет-нет, да и всплывающая в интернет-воспоминаниях старожилов.

Если верить им, администратором одного из культовых мест тогдашнего города — то ли кафе «Москва», то ли ресторана «Глория» — была некая особа, которая относилась к своим служебным обязанностям с ответственностью прямо-таки запредельной.

И вот, в один прекрасный день, в подведомственное ей учреждение общепита вошла дама, одетая с нездешней элегантностью. Всё было бы хорошо, да только прямиком в ресторанный зал она надумала прошагать в уличной обуви — сапожках на каблуках

Объясниться с иностранкой не удалось: ни русского, ни эстонского та, понятное дело, не понимала. Разгневанному администратору пришлось становиться на пути нарушительницы правил поведения в буквальном смысле грудью.

Такой встречи посетительница не ожидала. Ничего не поняв, она гордо развернулась и ушла прочь. А побледневший швейцар пробормотал администратору, что та только что дала «от ворот поворот» знаменитой Клаудии Кардинале…

***

Порт Кингсбея вырос на берегу в Каламая, жилые кварталы — на улице Торнимяэ. «В эти дни на Торнимяэ неведомо откуда появилась узкоколейная железная дорога, колонны из красного кирпича, а на домах — странные вывески — «North Pole Bar», «Post Contor», — сообщала «Молодежь Эстонии».

Старожилы в недоумении: никогда в их округе не было скал, теперь же они тут появились. С недавних пор. Сделаны они из деревянных каркасов, обтянутых тканью. Всё это покрыл снег, и получились великолепные скалы.

Здесь собрано десятка два самолетов тех лет (их можно теперь увидеть лишь в музеях), пустые металлические бочки из-под горючего, могилы, кресты на которых заменяют самолетные пропеллеры. Тут же врыты в землю мачты, имитирующие шхуну…»

Можно долго размышлять над тем, почему съемки «Красной палатки», как в Таллинне, так и за его пределами, привлекли в свое время большее внимание, чем сама кинолента, вышедшая на советский экран в 1969-м, а на международный — в 1971 году.

Как бы то ни было — фильм, оказавшийся последним в творческой биографии прославленного режиссера Михаила Калатозова, стал своего рода кинематографической легендой.

Приятно и отрадно осознавать, что к легенде этой оказался причастен и киноактер по имени Таллинн.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Рыболовецкое судно, названное в честь капитана Георга Каска, до сих пор бороздит моря — хотя теперь и под иным именем.

Георг Каск, капитан и траулер: две достойные даты

Со дня рождения одного из создателей рыбной промышленности Эстонии второй половины XX века — капитана Георга Каска — пройдет в ...

Читать дальше...

Церковь Святого Духа — со времен Реформации оплот эстонского языка в немецком по духу и языку правящей элиты Ревеле конца Средневековья — начала Нового времени.

«Mynno toyuetan, nink wannun»: эстонский в средневековом Ревеле

Эстонский язык звучал в Таллинне задолго до того как летом 1919 года впервые в своей истории обрел статус государственного. День родного ...

Читать дальше...

Главный фасад здания бани на улице Вана-Каламая, 9а полвека тому назад.

Баня на улице Вана-Каламая в Таллине: Мельпомена в парилке

Старейшей из действующих и одновременно — самой красивой общественной бане Таллинна исполняется девяносто лет. Фраза «сходил в театр, заодно и помылся» ...

Читать дальше...

Празднование Дня независимости Эстонии на площади Вабадузе в 1919 году.

24 февраля 1919 года: дебют Дня независимости Эстонии

День независимости Эстонской Республики был впервые отпразднован ровно сто лет назад. Список государственных праздников Эстонской Республики День независимости открывает не столько ...

Читать дальше...

Пуск механизма ратушных часов. Фото из журнала "Pilt ja Sõna", 1957 год.

«Зоркий глаз ратушного фасада»: таллинские столичные часы номер один

Часы таллиннской ратуши сообщают точное время горожанам и гостям города вот уже более полутора столетий. Сложно даже осознать, что являются они ...

Читать дальше...

Орудие береговой батареи Морской крепости императора Петра Великого на острове Нарген (Найссаар). Снимок до 1917 года.

Морская крепость Петра Великого в Ревеле: не выученный урок истории

Ровно сто один год назад неприятелю было сдано одно из самых совершенных фортификационных сооружений на побережье Балтийского моря. Что удивительно ...

Читать дальше...

Нечетная сторона застройки бульвара Эстония накануне Второй мировой войны. Дом Рубинштейна — по центру.

Дом Рубинштейна на бульваре Эстония: утраченный акцент таллиннского «сити»

За невыразительным, если не сказать—безликим, послевоенным фасадом на нечетной стороне бульвара Эстония скрывается один из самых представительных жилых домов столицы ...

Читать дальше...

Хозяйственная постройка на мызе Харку
© SPUTNIK / ВЛАДИМИР БАРСЕГЯН

Мир эстонских мыз — скромное обаяние семейных усадеб

На автобусе вместе с группой любознательных туристов и гидом Дмитрием Унтом корреспондент Sputnik Эстония отправилась в увлекательное путешествие, чтобы заглянуть ...

Читать дальше...

© SPUTNIK / ВАДИМ АНЦУПОВ
Это руины бывших зданий в нижней части Копли, которые станут частью новых домов

Гадкий утенок Копли: вчера, сегодня, завтра самого необычного района Таллинна

Sputnik Эстония совершил путешествие в прошлое, настоящее и будущее самого колоритного и отчужденного района Таллинна, который в скором времени превратится ...

Читать дальше...

Ходы, фундаменты, пороховой погреб бастион Сконе в Таллине, раскрывает секреты.

Что скрывает внутри себя самый большой из пояса былых таллиннских бастионов и какой была его биография на протяжении последних трех ...

Читать дальше...

Барон Николай фон Глен сам спроектировал замок и принимал активное участие в его строительстве. Фото: Вадим Анцупов

Таллиннский район Нымме — город, который построил Глен

Один из самых зелёных районов Таллинна — Нымме — когда-то был самостоятельным городом и престижным местом отдыха. Город Нымме был ...

Читать дальше...

Как Петр I в Ревеле мызы покупал

В начале 18 века, после первого посещения Ревеля, Петр I полюбил этот город и вместе с супругой и светлейшим князем ...

Читать дальше...

В конце года в Кадриоргском дворце состоялась презентация весьма объемного труда Игоря Коробова «Эстляндское имматрикулированное дворянство».

Разоблачение Михельсона, в новой книге Эстляндское имматрикулированное дворянство

В конце декабря в Таллинне состоялось событие, которого многие – по вполне понятным причинам – не заметили. Предпраздничная пора – ...

Читать дальше...

Автор Игорь Коробов и редактор Артур Модебадзе во время презентации книги ««Эстляндское имматрикулированное рыцарство» на ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction в Москве в декабре минувшего года.

Уникальное, без преувеличения, издание на русском языке посвященное истории Эстляндского рыцарства, увидело свет в Таллинне.

От самого слова «гербовник» веет почтенностью, седой стариной и сладковатым запахом пыли. Ему бы стоять в архивном зале Национальной библиотеки, рядом ...

Читать дальше...

«Вилсанди», «Стенсо» и «Ханси»: эстонские суда на Дороге Жизни

Три четверти века назад — 19 ноября 1944 года — завершился один из самых трагических эпизодов Второй мировой войны: была ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!