А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Едва занимался рассвет, как по самым оживленным ныне улицам Таллинна, - Суур-Карья и Вяйке-Карья - устремлялся на пастбища скот. Названия улиц (Большая стадная и Малая стадная) живут по сей день, хотя скот горожане уже давно не держат.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Пол века тому назад в Таллинне проходили съемки советско-итальянской художественной киноленты «Красная палатка».

«Таллиннцы уже привыкли к тому, что улицы и предместья их города превращаются в кварталы Парижа, Лондона, Берлина, королевства Датского или Голландского, — писала в марте 1968 года «Советская Эстония».— И тем не менее, когда в старом рыбном порту вырос город Кингсбей, которому, в соответствии с географической картой, положено стоять на острове Шпицберген, горожане проявили к этому живейший интерес.

Итак, съемки нового фильма? Да. На сей раз — советско-итальянского. Несколько дней назад режиссер Михаил Калатозов, по традиции, разбил о тротуар бутылку шампанского. Присутствующие ответили на это «ура!». Съемка началась».

Уникальный проект

Плакат кинофильма «Красная палатка» в советском прокате. 1969 год.

Плакат кинофильма «Красная палатка» в советском прокате. 1969 год.

Вслед за сценаристом приключенческой ленты таллиннский журналист допустил невольную ошибку.

Населенного пункта по имени «Кингсбей» на свете не существует: название это, на деле, носила норвежская государственная компания по добыче угля за Полярным кругом.

Городок, где располагалось крупнейшее заполярное представительство фирмы, называется Ню-Олесунн — и является самым близким к Северному полюсу постоянным поселением.

Неудивительно, что в первой трети XX столетия именно Ню-Олесунн неоднократно становился базой для полярных исследователей, раз за разом предпринимавших упорные попытки покорить «макушку Земли».

В 1928 году отсюда на дирижабле «Италия» стартовала экспедиция под руководством Умберто Нобиле. На обратном пути воздушное судно обледенело, было вынуждено совершить вынужденную посадку и потерпело крушение.

Судьба затерянных во льдах аэронавтов, спасенных командой ледокола «Красин», легла в основу киноленты «Красная палатка» — картины, вне всякого сомнения, уникальной: прежде всего по своему актерскому составу.

Совместные фильмы с участием как советских, так и зарубежных артистов снимались и прежде. Но никогда еще прежде на одной съемочной площадке не удавалось встретиться звездам первой величины.

Впечатляла и география съемок: от Рима, где снимались интерьеры кабинета и библиотеки Нобиле, до ледяных просторов земли Франца-Иосифа, которым выпало сыграть «Заполярье вообще».

Въезд иностранных граждан на самый Крайний Север был в СССР запрещен. Потому подарившая фильму название красная палатка «дрейфовала» во льдах Химкинского водохранилища.

Таллинну же предстояло стать шпицбергенским поселком. И с не самой привычной для себя ролью поселка среди фьордов и шхер полярного архипелага справился он на «отлично».

Крупный план

«Внимание, начали работать!» — звучит усиленная мегафоном команда Михаила Петрова.

И сразу в общее дело включаются десятки людей. Со старой яхты, на время съемок переменившей подданство с советского на норвежское, не торопясь, сходят на причал пассажиры.

Вдоль пирса по специально сооруженной из трубок дорожке плавно катится тележка с кинооператором, камера фиксирует всё это многоцветье пришельцев — зевак, съехавшихся сорок лет назад на сенсацию в северный портовый городок Кингсбей.

На какое-то мгновенье камера замирает. В объективе — один из ведущих женских персонажей будущего фильма. Это — невеста шведского ученого Мальмгрена, Валерия. Она тоже приехала на Шпицберген, чтобы найти хоть какие-то следы своего жениха.

За ходом действия, за всем окружением зорко наблюдает Михаил Калатозов. Кажется, он вездесущ: только что объяснял итальянской киноактрисе Клаудии Кардинале, где ей надо остановиться, а вот он уже возле оператора, что-то говорит ему.

«Почему посторонние в кадре?», — звучит недовольный голос. Кинематографистам нелегко. Валом валит публика на зарождающийся фильм. Всем интересно посмотреть на то, как зарождается картина, и какие они в жизни, звезды экрана.

И действительно — в картине занята целая плеяда прославленных мастеров кино: английский актер Питер Финч, советские — Анатолий Папанов, Догатас Банионис, Никита Михалков, западногерманский — Харди Крюгер.

«Еще один дубль!», — командует режиссер, убедившись, что на съемочной площадке установлен порядок. Снова плывет камера вдоль прибывших. Снова останавливается на какой-то момент. Первый крупный план готов».

Роковые сапожки

Приезд звезды мирового кинематографа в столице советской Эстонии, конечно же, не мог остаться без внимания местной прессы.

Роль Кардинале была вписана в сценарий по настоянию итальянского продюсера. Поговорить с Клаудией Кардинале посчастливилось газете «Sirp ja Vasar» — изданию творческих союзов Комитета по культуре ЭССР: она отвела материалу добрую треть одной из полос.

В первую очередь разговор шел, разумеется, о тенденциях в западноевропейском кино: получить информацию из первых рук «по эту сторону» железного занавеса удавалось, скажем прямо, не так часто.

Потому, наверное, вопросу о том, что из собственно таллиннских впечатлений запомнилось итальянской гостье прежде всего, автор интервью уделил минимальное внимание, как и интервьюируемая персона.

По словам актрисы, больше всего в Таллинне ее впечатлил Старый город. А также — необычное освещение: уроженка Средиземноморья и представить не могла, что снег и лед могут сочетаться с солнцем и синевой весеннего неба.

С американским изданием «The Philafelphia Inquirer» кинодива была более откровенна: несколько месяцев спустя она признавалась, что на таллиннских съемках ее больше всего поразил… мороз, достигавший, по словам Кадинале, тридцати (!) градусов.

«Играть на таком морозе было толком невозможно, — цитирует киноактрису эстонское эмигрантское издание «Vaba Eesti Sõna». — На съемочной площадке негде было даже согреть кофе. И вообще, местные жители там такие — ах, что и говорить!»

Предвзятое отношение звезды экрана к таллиннцам в некоторой степени помогает понять байка, передававшаяся в Таллинне полвека назад из уст в уста, а в наши дни — нет-нет, да и всплывающая в интернет-воспоминаниях старожилов.

Если верить им, администратором одного из культовых мест тогдашнего города — то ли кафе «Москва», то ли ресторана «Глория» — была некая особа, которая относилась к своим служебным обязанностям с ответственностью прямо-таки запредельной.

И вот, в один прекрасный день, в подведомственное ей учреждение общепита вошла дама, одетая с нездешней элегантностью. Всё было бы хорошо, да только прямиком в ресторанный зал она надумала прошагать в уличной обуви — сапожках на каблуках

Объясниться с иностранкой не удалось: ни русского, ни эстонского та, понятное дело, не понимала. Разгневанному администратору пришлось становиться на пути нарушительницы правил поведения в буквальном смысле грудью.

Такой встречи посетительница не ожидала. Ничего не поняв, она гордо развернулась и ушла прочь. А побледневший швейцар пробормотал администратору, что та только что дала «от ворот поворот» знаменитой Клаудии Кардинале…

***

Порт Кингсбея вырос на берегу в Каламая, жилые кварталы — на улице Торнимяэ. «В эти дни на Торнимяэ неведомо откуда появилась узкоколейная железная дорога, колонны из красного кирпича, а на домах — странные вывески — «North Pole Bar», «Post Contor», — сообщала «Молодежь Эстонии».

Старожилы в недоумении: никогда в их округе не было скал, теперь же они тут появились. С недавних пор. Сделаны они из деревянных каркасов, обтянутых тканью. Всё это покрыл снег, и получились великолепные скалы.

Здесь собрано десятка два самолетов тех лет (их можно теперь увидеть лишь в музеях), пустые металлические бочки из-под горючего, могилы, кресты на которых заменяют самолетные пропеллеры. Тут же врыты в землю мачты, имитирующие шхуну…»

Можно долго размышлять над тем, почему съемки «Красной палатки», как в Таллинне, так и за его пределами, привлекли в свое время большее внимание, чем сама кинолента, вышедшая на советский экран в 1969-м, а на международный — в 1971 году.

Как бы то ни было — фильм, оказавшийся последним в творческой биографии прославленного режиссера Михаила Калатозова, стал своего рода кинематографической легендой.

Приятно и отрадно осознавать, что к легенде этой оказался причастен и киноактер по имени Таллинн.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Едва занимался рассвет, как по самым оживленным ныне улицам Таллинна, - Суур-Карья и Вяйке-Карья - устремлялся на пастбища скот. Названия улиц (Большая стадная и Малая стадная) живут по сей день, хотя скот горожане уже давно не держат.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!