А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В одном из преданий говорится, будто датчане решили неожиданно напасть на город, перебить его жителей и овладеть имуществом эстов. Заговорщики хранили свои намерения в строжайшей тайне, но некоего Тоомаса, знаменосца датчан, стала мучить совесть. Он выдал магистрату план нападения. В городе выставили усиленный дозор. Было решено впустить злоумышленников в город, а потом на какой-нибудь узкой улочке напасть на них и уничтожить всех до единого. События развернулись именно таким образом, и смута была пресечена. Знаменосцу оказали особую честь - шпиль Ратуши украсили фигуркой воина со знаменем. Новый флюгер назвали именем Тоомаса.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1354 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Пол века тому назад в Таллинне проходили съемки советско-итальянской художественной киноленты «Красная палатка».

«Таллиннцы уже привыкли к тому, что улицы и предместья их города превращаются в кварталы Парижа, Лондона, Берлина, королевства Датского или Голландского, — писала в марте 1968 года «Советская Эстония».— И тем не менее, когда в старом рыбном порту вырос город Кингсбей, которому, в соответствии с географической картой, положено стоять на острове Шпицберген, горожане проявили к этому живейший интерес.

Итак, съемки нового фильма? Да. На сей раз — советско-итальянского. Несколько дней назад режиссер Михаил Калатозов, по традиции, разбил о тротуар бутылку шампанского. Присутствующие ответили на это «ура!». Съемка началась».

Уникальный проект

Плакат кинофильма «Красная палатка» в советском прокате. 1969 год.

Плакат кинофильма «Красная палатка» в советском прокате. 1969 год.

Вслед за сценаристом приключенческой ленты таллиннский журналист допустил невольную ошибку.

Населенного пункта по имени «Кингсбей» на свете не существует: название это, на деле, носила норвежская государственная компания по добыче угля за Полярным кругом.

Городок, где располагалось крупнейшее заполярное представительство фирмы, называется Ню-Олесунн — и является самым близким к Северному полюсу постоянным поселением.

Неудивительно, что в первой трети XX столетия именно Ню-Олесунн неоднократно становился базой для полярных исследователей, раз за разом предпринимавших упорные попытки покорить «макушку Земли».

В 1928 году отсюда на дирижабле «Италия» стартовала экспедиция под руководством Умберто Нобиле. На обратном пути воздушное судно обледенело, было вынуждено совершить вынужденную посадку и потерпело крушение.

Судьба затерянных во льдах аэронавтов, спасенных командой ледокола «Красин», легла в основу киноленты «Красная палатка» — картины, вне всякого сомнения, уникальной: прежде всего по своему актерскому составу.

Совместные фильмы с участием как советских, так и зарубежных артистов снимались и прежде. Но никогда еще прежде на одной съемочной площадке не удавалось встретиться звездам первой величины.

Впечатляла и география съемок: от Рима, где снимались интерьеры кабинета и библиотеки Нобиле, до ледяных просторов земли Франца-Иосифа, которым выпало сыграть «Заполярье вообще».

Въезд иностранных граждан на самый Крайний Север был в СССР запрещен. Потому подарившая фильму название красная палатка «дрейфовала» во льдах Химкинского водохранилища.

Таллинну же предстояло стать шпицбергенским поселком. И с не самой привычной для себя ролью поселка среди фьордов и шхер полярного архипелага справился он на «отлично».

Крупный план

«Внимание, начали работать!» — звучит усиленная мегафоном команда Михаила Петрова.

И сразу в общее дело включаются десятки людей. Со старой яхты, на время съемок переменившей подданство с советского на норвежское, не торопясь, сходят на причал пассажиры.

Вдоль пирса по специально сооруженной из трубок дорожке плавно катится тележка с кинооператором, камера фиксирует всё это многоцветье пришельцев — зевак, съехавшихся сорок лет назад на сенсацию в северный портовый городок Кингсбей.

На какое-то мгновенье камера замирает. В объективе — один из ведущих женских персонажей будущего фильма. Это — невеста шведского ученого Мальмгрена, Валерия. Она тоже приехала на Шпицберген, чтобы найти хоть какие-то следы своего жениха.

За ходом действия, за всем окружением зорко наблюдает Михаил Калатозов. Кажется, он вездесущ: только что объяснял итальянской киноактрисе Клаудии Кардинале, где ей надо остановиться, а вот он уже возле оператора, что-то говорит ему.

«Почему посторонние в кадре?», — звучит недовольный голос. Кинематографистам нелегко. Валом валит публика на зарождающийся фильм. Всем интересно посмотреть на то, как зарождается картина, и какие они в жизни, звезды экрана.

И действительно — в картине занята целая плеяда прославленных мастеров кино: английский актер Питер Финч, советские — Анатолий Папанов, Догатас Банионис, Никита Михалков, западногерманский — Харди Крюгер.

«Еще один дубль!», — командует режиссер, убедившись, что на съемочной площадке установлен порядок. Снова плывет камера вдоль прибывших. Снова останавливается на какой-то момент. Первый крупный план готов».

Роковые сапожки

Приезд звезды мирового кинематографа в столице советской Эстонии, конечно же, не мог остаться без внимания местной прессы.

Роль Кардинале была вписана в сценарий по настоянию итальянского продюсера. Поговорить с Клаудией Кардинале посчастливилось газете «Sirp ja Vasar» — изданию творческих союзов Комитета по культуре ЭССР: она отвела материалу добрую треть одной из полос.

В первую очередь разговор шел, разумеется, о тенденциях в западноевропейском кино: получить информацию из первых рук «по эту сторону» железного занавеса удавалось, скажем прямо, не так часто.

Потому, наверное, вопросу о том, что из собственно таллиннских впечатлений запомнилось итальянской гостье прежде всего, автор интервью уделил минимальное внимание, как и интервьюируемая персона.

По словам актрисы, больше всего в Таллинне ее впечатлил Старый город. А также — необычное освещение: уроженка Средиземноморья и представить не могла, что снег и лед могут сочетаться с солнцем и синевой весеннего неба.

С американским изданием «The Philafelphia Inquirer» кинодива была более откровенна: несколько месяцев спустя она признавалась, что на таллиннских съемках ее больше всего поразил… мороз, достигавший, по словам Кадинале, тридцати (!) градусов.

«Играть на таком морозе было толком невозможно, — цитирует киноактрису эстонское эмигрантское издание «Vaba Eesti Sõna». — На съемочной площадке негде было даже согреть кофе. И вообще, местные жители там такие — ах, что и говорить!»

Предвзятое отношение звезды экрана к таллиннцам в некоторой степени помогает понять байка, передававшаяся в Таллинне полвека назад из уст в уста, а в наши дни — нет-нет, да и всплывающая в интернет-воспоминаниях старожилов.

Если верить им, администратором одного из культовых мест тогдашнего города — то ли кафе «Москва», то ли ресторана «Глория» — была некая особа, которая относилась к своим служебным обязанностям с ответственностью прямо-таки запредельной.

И вот, в один прекрасный день, в подведомственное ей учреждение общепита вошла дама, одетая с нездешней элегантностью. Всё было бы хорошо, да только прямиком в ресторанный зал она надумала прошагать в уличной обуви — сапожках на каблуках

Объясниться с иностранкой не удалось: ни русского, ни эстонского та, понятное дело, не понимала. Разгневанному администратору пришлось становиться на пути нарушительницы правил поведения в буквальном смысле грудью.

Такой встречи посетительница не ожидала. Ничего не поняв, она гордо развернулась и ушла прочь. А побледневший швейцар пробормотал администратору, что та только что дала «от ворот поворот» знаменитой Клаудии Кардинале…

***

Порт Кингсбея вырос на берегу в Каламая, жилые кварталы — на улице Торнимяэ. «В эти дни на Торнимяэ неведомо откуда появилась узкоколейная железная дорога, колонны из красного кирпича, а на домах — странные вывески — «North Pole Bar», «Post Contor», — сообщала «Молодежь Эстонии».

Старожилы в недоумении: никогда в их округе не было скал, теперь же они тут появились. С недавних пор. Сделаны они из деревянных каркасов, обтянутых тканью. Всё это покрыл снег, и получились великолепные скалы.

Здесь собрано десятка два самолетов тех лет (их можно теперь увидеть лишь в музеях), пустые металлические бочки из-под горючего, могилы, кресты на которых заменяют самолетные пропеллеры. Тут же врыты в землю мачты, имитирующие шхуну…»

Можно долго размышлять над тем, почему съемки «Красной палатки», как в Таллинне, так и за его пределами, привлекли в свое время большее внимание, чем сама кинолента, вышедшая на советский экран в 1969-м, а на международный — в 1971 году.

Как бы то ни было — фильм, оказавшийся последним в творческой биографии прославленного режиссера Михаила Калатозова, стал своего рода кинематографической легендой.

Приятно и отрадно осознавать, что к легенде этой оказался причастен и киноактер по имени Таллинн.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

Летнее помещение Морского собрания на берегу пруда в Кадриорге. В отличие от главного здания организации на Ратушной площади – утрачено.

Ревельское морское собрание: эпилог многолетней истории

История Ревельского морского офицерского собрания в общих чертах любителю таллиннской старины известна. Как и при каких обстоятельствах история эта завершилась ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!