Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Геральдические львы на гербе являются одним из наиболее древних символов Эстонии. Они использовались уже в XIII веке. Были изображены на большом гербе - Таллинна. Таллинну достались эти изящные синие львы от короля Дании Вальдемара Второго, т.к. в то время Северная Эстония находилась под властью Дании. И действительно, они очень похожи на львов с герба Датского Королевства.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Начало очередного ремонта одной из основных магистралей центра столицы заставляет вновь вспомнить человека, которого величали «таллиннским Рокфеллером».

Корреспондент издания «Esmaspäev», присвоивший герою опубликованной весной 1933 года краеведческой статьи подобный титул, вольно или невольно допустил анахронизм.

Семья американских банкиров, промышленников и политиков Рокфеллеров, чья фамилия стала синонимом сказочного богатства, как ни крути, — порождение XX столетия.

Легендарный таллиннский меценат Якоб Иоганн Гонзиор — человек века предшествующего, девятнадцатого. Хотя память о нем жива и в нынешнем, двадцать первом.

Курляндские корни

Ратман Якоб Иоганн фон Гонзиор и его супруга Амалия Констанция. Снимок шестидесятых годов позапрошлого столетия.

Ратман Якоб Иоганн фон Гонзиор и его супруга Амалия Констанция. Снимок шестидесятых годов позапрошлого столетия.

Сведения о первых Гонзиорах на Балтийских берегах прослеживаются со времен Ливонской войны — обладатели этой фамилии встречаются в архивах Курляндского герцогства. Были это прямые пращуры Якоба Иоганна или нет — судить трудно. Однако известно, что некий Гонзиор числился в шведские времена помощником пастора ревельской церкви Святого духа.

Известно, что в октябре 1700 года то ли сам он, то ли его сын Якоб Гонзиор заступил на должность кантора, то есть — штатного преподавателя музыки — в школу при приходе Домской церкви на Тоомпеа

Северной войны он не пережил, пав, десятилетием спустя, одной из жертв последней в наших краях чумной эпидемии. После этого в истории рода наступает пробел, растянувшийся почти до середины столетия.

Сам род при этом, по всей видимости, не прервался: в 1752 году на свет в Ревеле появился Якоб Бернгард Гонзиор, после женитьбы ставший членом самой могущественной торговой корпорации города — Большой гильдии.

9 декабря 1794 года у него родился первенец, нареченный Якобом Иоганном, — наследник семейного дела и человек, которому выпадет в будущем оказаться запечатленным в таллиннской топонимике и филантропии.

Образование молодой человек получил для выходца из купеческой среды отличное: окончив Ревельскую гимназию, он поступил на юридический факультет Дерптского университета, завершив курс в 1816 году.

По возвращении в родной город Якоб Иоганн был принят на адвокатскую службу в магистрат. Через двенадцать лет был избран его действительным членом. Впоследствии был возведен в дворянское достоинство.

Восемь лет Гонзиор провел, говоря современным языком, в служебной командировке: с 1836-го по 1844-й он числился представителем Ревеля в придворной комиссии, кодифицирующей уголовное право.

Баллотировался Якоб Иоганн и на пост бургомистра — проиграв, впрочем, своему коллеге юристу, правоведу и исследователю истории ганзейского права Фридриху Георгу фон Бунге.

Особое учреждение

Утром 15 мая 1862 года к дому смотрителя Екатеринентальского дворца и парка двинулась кавалькада дрожек.

По распоряжению действующего бургомистра Карла Августа Майера, добрая половина ревельского магистрата отправилась проведать жильца былой резиденции кастеляна — ратсгера и кавалера Якоба Иоганна фон Гонзиора.

Он давно чувствовал себя неважно, но оставлять магистратскую службу отказывался. Горожане успели привыкнуть к тому, что пароконный экипаж останавливается у дверей ратуши и два лакея вносят «старого Якоба» по лестнице на руках

Прибывшая из города делегация застала Гонзиора лежащим в постели, «однако находящимся в здравом уме и твердой памяти». Хозяин объявил о своей воле огласить духовное завещание и передал синдику Шютцу три составленных им документа.

Главный из них касался недвижимости: ее у ратмана хватало. Каретник на подворье Святодуховской кирхи. Земельный участок у Дерптской дороги. Еще один — в предместье Каламая. И, наконец, трехэтажный каменный дом на Большом рынке.

Управляющей имуществом после своей кончины Гонзиор назначал супругу. Единственным же и полноправным владельцем — ревельский магистрат, в котором он, в различных должностях прослужил более четырех десятилетий.

Сверх того, в собственность городского самоуправления после смерти Якоба Иоганна должны были перейти семь тысяч двести рублей серебром и еще шестнадцать тысяч — в государственных ценных бумагах

«Таким образом, назначенные в моем духовном завещании средства должны составлять особое учреждение, — отмечал в разъяснительном сопровождении Гонзиор. — Цели его суть следующие: во-первых, призрения бесприютных малолетних детей и оказание всяческой помощи детям бедных родителей. Во-вторых, вспомоществование недостаточных учеников и учениц.

В-третьих, оказание помощи нуждающимся, пострадавшим от чрезвычайных бедствий. И, наконец, в-четвертых — устройство здоровых жилищ для беднейшего рабочего класса».

Кстати, не забыл ратман и о своих слугах: дворнику Отто Юргенсу и лакею Мартину Иоганну Массолину
пожизненно полагалось по двести рублей ежегодной пожизненной пенсии.

Неполных три года спустя — в конце марта 1865-го — Якоб Иоганн фон Гонзиор скончался. Вдова, Амалия-Констанция, пережила его на полгода. Завещание вступило в силу.

Выполненное завещание

«Покойный ратман Гонзиор, как известно, требовал в своем завещании, чтобы из средств его были построены жилища для многодетных бедных рабочих семей, — писала в 1930 году «Esmaspäev». Фонд «Гонзиоровского капитала» это условие выполнил. В жилых домах на улице Нурме царят только детские улыбки и смех. Их матери ощущают себя здесь на седьмом небе — здесь не увидишь злобного лица домовладельца.

Не услышишь тут в адрес своих шалунов и осуждающих слов от соседа, потому что все тут находятся в одинаковых условиях. Так что завещание человеколюбивого ратмана жители вышеупомянутых домов выполняют с достоинством».

Детей в двух заложенных в 1928 годах зданиях стоявших до войны на месте современных домов по адресу: Нису 22, и впрямь проживало, пожалуй, больше, чем где-либо еще во всём тогдашнем Таллинне. В расчете на одну квартиру — так точно.

«Здесь даже имеется несколько домохозяйств, в которых растет одиннадцать ребятишек, — сообщала газета. — А уж семья в шесть-девять малышей и вовсе — дело привычное. На этой неделе появилась возможность вселиться еще двум».

Всего же под крышей «социальных домов» на территории Пельгулинна, выстроенных на деньги, полученные в виде процентов от завещанного Гонзиором капитала, имелось двадцать две квартиры, в которых проживали сто двадцать человек.

Кроме того, несколько сот учеников начальных, средних, а особенно — профессионально-технических школ получали на протяжении более чем восьмидесяти лет деньги, необходимые для получения образования.

Нуждающимся за счет средств «Гонзиоровского капитала» приобреталась форменная или даже повседневная одежда, ранцы, учебники и тетради. Отличники могли рассчитывать на выплату стипендии.

На момент ликвидации благотворительного фонда осенью 1940 года сбережения целевого учреждения превышали двести пятьдесят тысяч крон — сумма по тем временам солидная.

***

В конце тридцатых годов, когда топонимы столицы захлестнула вторая волна эстонизации, редакция газеты «Uus Eesti» обратилась к горуправе с вопросом: неужели все иностранные фамилии обречены сгинуть в Таллинне с уличных табличек?!

Непосредственный куратор процесса — председатель Педагогической комиссии Йохан Кенте ответил: для подобных опасений нет никаких оснований. И, чтобы развеять всяческие подозрения и спекуляции, незамедлительно привел пример.

«Фамилия Гонзиора, безусловна эстонской по своему происхождению не является, — отметил городской служащий. — Да и сам он не был эстонцем. Но имя его самым тесным образом связано с развитием нашего города».

Подобный довод для новых властей Таллинна оказался недостаточно весомым: весной 1950 года улица, в десятилетнюю годовщину кончины ратмана фон Гонзиора нареченная в его честь, была переименована.

Вплоть до самого начала девяностых годов она звалась Ломоносови, хотя российский ученый видел Ревель, в лучшем случае, на пути в Марбургский университет — с палубы проходящего парусника.

Более четверти века улица Гонзиори вновь носит историческое название, присвоенное ей в 1875 году. И хотя трасса ее после войны сдвинулась метров на триста южнее — это уже мелочи.

Главное — доброе имя, которое оказывается неподвластным времени. А его, как и память о себе, ратман, юрист и благотворитель Якоб Иоганн фон Гонзиор однозначно заслужил.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Между прочим…
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!