А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Раньше на улицах Ревеля не было освещения; в любой момент на голову прохожего из окна могли выплеснуть помои. Мостовые были без тротуаров, пешеходы, заслышав цокот копыт и грохот колес, жались к стенам. На ночь улицы перегораживались цепями, чтобы злоумышленники не могли ускользнуть от дозора. На башнях перекликалась стража. О благоустройстве родного города жители начали задумываться довольно рано: по крайней мере с 1360 года владелец дома должен был подметать перед своим жилищем. За чистотой улиц и рынков следили уличные подметальщики.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Начало очередного ремонта одной из основных магистралей центра столицы заставляет вновь вспомнить человека, которого величали «таллиннским Рокфеллером».

Корреспондент издания «Esmaspäev», присвоивший герою опубликованной весной 1933 года краеведческой статьи подобный титул, вольно или невольно допустил анахронизм.

Семья американских банкиров, промышленников и политиков Рокфеллеров, чья фамилия стала синонимом сказочного богатства, как ни крути, — порождение XX столетия.

Легендарный таллиннский меценат Якоб Иоганн Гонзиор — человек века предшествующего, девятнадцатого. Хотя память о нем жива и в нынешнем, двадцать первом.

Курляндские корни

Ратман Якоб Иоганн фон Гонзиор и его супруга Амалия Констанция. Снимок шестидесятых годов позапрошлого столетия.

Ратман Якоб Иоганн фон Гонзиор и его супруга Амалия Констанция. Снимок шестидесятых годов позапрошлого столетия.

Сведения о первых Гонзиорах на Балтийских берегах прослеживаются со времен Ливонской войны — обладатели этой фамилии встречаются в архивах Курляндского герцогства. Были это прямые пращуры Якоба Иоганна или нет — судить трудно. Однако известно, что некий Гонзиор числился в шведские времена помощником пастора ревельской церкви Святого духа.

Известно, что в октябре 1700 года то ли сам он, то ли его сын Якоб Гонзиор заступил на должность кантора, то есть — штатного преподавателя музыки — в школу при приходе Домской церкви на Тоомпеа

Северной войны он не пережил, пав, десятилетием спустя, одной из жертв последней в наших краях чумной эпидемии. После этого в истории рода наступает пробел, растянувшийся почти до середины столетия.

Сам род при этом, по всей видимости, не прервался: в 1752 году на свет в Ревеле появился Якоб Бернгард Гонзиор, после женитьбы ставший членом самой могущественной торговой корпорации города — Большой гильдии.

9 декабря 1794 года у него родился первенец, нареченный Якобом Иоганном, — наследник семейного дела и человек, которому выпадет в будущем оказаться запечатленным в таллиннской топонимике и филантропии.

Образование молодой человек получил для выходца из купеческой среды отличное: окончив Ревельскую гимназию, он поступил на юридический факультет Дерптского университета, завершив курс в 1816 году.

По возвращении в родной город Якоб Иоганн был принят на адвокатскую службу в магистрат. Через двенадцать лет был избран его действительным членом. Впоследствии был возведен в дворянское достоинство.

Восемь лет Гонзиор провел, говоря современным языком, в служебной командировке: с 1836-го по 1844-й он числился представителем Ревеля в придворной комиссии, кодифицирующей уголовное право.

Баллотировался Якоб Иоганн и на пост бургомистра — проиграв, впрочем, своему коллеге юристу, правоведу и исследователю истории ганзейского права Фридриху Георгу фон Бунге.

Особое учреждение

Утром 15 мая 1862 года к дому смотрителя Екатеринентальского дворца и парка двинулась кавалькада дрожек.

По распоряжению действующего бургомистра Карла Августа Майера, добрая половина ревельского магистрата отправилась проведать жильца былой резиденции кастеляна — ратсгера и кавалера Якоба Иоганна фон Гонзиора.

Он давно чувствовал себя неважно, но оставлять магистратскую службу отказывался. Горожане успели привыкнуть к тому, что пароконный экипаж останавливается у дверей ратуши и два лакея вносят «старого Якоба» по лестнице на руках

Прибывшая из города делегация застала Гонзиора лежащим в постели, «однако находящимся в здравом уме и твердой памяти». Хозяин объявил о своей воле огласить духовное завещание и передал синдику Шютцу три составленных им документа.

Главный из них касался недвижимости: ее у ратмана хватало. Каретник на подворье Святодуховской кирхи. Земельный участок у Дерптской дороги. Еще один — в предместье Каламая. И, наконец, трехэтажный каменный дом на Большом рынке.

Управляющей имуществом после своей кончины Гонзиор назначал супругу. Единственным же и полноправным владельцем — ревельский магистрат, в котором он, в различных должностях прослужил более четырех десятилетий.

Сверх того, в собственность городского самоуправления после смерти Якоба Иоганна должны были перейти семь тысяч двести рублей серебром и еще шестнадцать тысяч — в государственных ценных бумагах

«Таким образом, назначенные в моем духовном завещании средства должны составлять особое учреждение, — отмечал в разъяснительном сопровождении Гонзиор. — Цели его суть следующие: во-первых, призрения бесприютных малолетних детей и оказание всяческой помощи детям бедных родителей. Во-вторых, вспомоществование недостаточных учеников и учениц.

В-третьих, оказание помощи нуждающимся, пострадавшим от чрезвычайных бедствий. И, наконец, в-четвертых — устройство здоровых жилищ для беднейшего рабочего класса».

Кстати, не забыл ратман и о своих слугах: дворнику Отто Юргенсу и лакею Мартину Иоганну Массолину
пожизненно полагалось по двести рублей ежегодной пожизненной пенсии.

Неполных три года спустя — в конце марта 1865-го — Якоб Иоганн фон Гонзиор скончался. Вдова, Амалия-Констанция, пережила его на полгода. Завещание вступило в силу.

Выполненное завещание

«Покойный ратман Гонзиор, как известно, требовал в своем завещании, чтобы из средств его были построены жилища для многодетных бедных рабочих семей, — писала в 1930 году «Esmaspäev». Фонд «Гонзиоровского капитала» это условие выполнил. В жилых домах на улице Нурме царят только детские улыбки и смех. Их матери ощущают себя здесь на седьмом небе — здесь не увидишь злобного лица домовладельца.

Не услышишь тут в адрес своих шалунов и осуждающих слов от соседа, потому что все тут находятся в одинаковых условиях. Так что завещание человеколюбивого ратмана жители вышеупомянутых домов выполняют с достоинством».

Детей в двух заложенных в 1928 годах зданиях стоявших до войны на месте современных домов по адресу: Нису 22, и впрямь проживало, пожалуй, больше, чем где-либо еще во всём тогдашнем Таллинне. В расчете на одну квартиру — так точно.

«Здесь даже имеется несколько домохозяйств, в которых растет одиннадцать ребятишек, — сообщала газета. — А уж семья в шесть-девять малышей и вовсе — дело привычное. На этой неделе появилась возможность вселиться еще двум».

Всего же под крышей «социальных домов» на территории Пельгулинна, выстроенных на деньги, полученные в виде процентов от завещанного Гонзиором капитала, имелось двадцать две квартиры, в которых проживали сто двадцать человек.

Кроме того, несколько сот учеников начальных, средних, а особенно — профессионально-технических школ получали на протяжении более чем восьмидесяти лет деньги, необходимые для получения образования.

Нуждающимся за счет средств «Гонзиоровского капитала» приобреталась форменная или даже повседневная одежда, ранцы, учебники и тетради. Отличники могли рассчитывать на выплату стипендии.

На момент ликвидации благотворительного фонда осенью 1940 года сбережения целевого учреждения превышали двести пятьдесят тысяч крон — сумма по тем временам солидная.

***

В конце тридцатых годов, когда топонимы столицы захлестнула вторая волна эстонизации, редакция газеты «Uus Eesti» обратилась к горуправе с вопросом: неужели все иностранные фамилии обречены сгинуть в Таллинне с уличных табличек?!

Непосредственный куратор процесса — председатель Педагогической комиссии Йохан Кенте ответил: для подобных опасений нет никаких оснований. И, чтобы развеять всяческие подозрения и спекуляции, незамедлительно привел пример.

«Фамилия Гонзиора, безусловна эстонской по своему происхождению не является, — отметил городской служащий. — Да и сам он не был эстонцем. Но имя его самым тесным образом связано с развитием нашего города».

Подобный довод для новых властей Таллинна оказался недостаточно весомым: весной 1950 года улица, в десятилетнюю годовщину кончины ратмана фон Гонзиора нареченная в его честь, была переименована.

Вплоть до самого начала девяностых годов она звалась Ломоносови, хотя российский ученый видел Ревель, в лучшем случае, на пути в Марбургский университет — с палубы проходящего парусника.

Более четверти века улица Гонзиори вновь носит историческое название, присвоенное ей в 1875 году. И хотя трасса ее после войны сдвинулась метров на триста южнее — это уже мелочи.

Главное — доброе имя, которое оказывается неподвластным времени. А его, как и память о себе, ратман, юрист и благотворитель Якоб Иоганн фон Гонзиор однозначно заслужил.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!