А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1241 posts
    • 4 comments
    • 33 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 233 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Начало очередного ремонта одной из основных магистралей центра столицы заставляет вновь вспомнить человека, которого величали «таллиннским Рокфеллером».

Корреспондент издания «Esmaspäev», присвоивший герою опубликованной весной 1933 года краеведческой статьи подобный титул, вольно или невольно допустил анахронизм.

Семья американских банкиров, промышленников и политиков Рокфеллеров, чья фамилия стала синонимом сказочного богатства, как ни крути, — порождение XX столетия.

Легендарный таллиннский меценат Якоб Иоганн Гонзиор — человек века предшествующего, девятнадцатого. Хотя память о нем жива и в нынешнем, двадцать первом.

Курляндские корни

Ратман Якоб Иоганн фон Гонзиор и его супруга Амалия Констанция. Снимок шестидесятых годов позапрошлого столетия.

Ратман Якоб Иоганн фон Гонзиор и его супруга Амалия Констанция. Снимок шестидесятых годов позапрошлого столетия.

Сведения о первых Гонзиорах на Балтийских берегах прослеживаются со времен Ливонской войны — обладатели этой фамилии встречаются в архивах Курляндского герцогства. Были это прямые пращуры Якоба Иоганна или нет — судить трудно. Однако известно, что некий Гонзиор числился в шведские времена помощником пастора ревельской церкви Святого духа.

Известно, что в октябре 1700 года то ли сам он, то ли его сын Якоб Гонзиор заступил на должность кантора, то есть — штатного преподавателя музыки — в школу при приходе Домской церкви на Тоомпеа

Северной войны он не пережил, пав, десятилетием спустя, одной из жертв последней в наших краях чумной эпидемии. После этого в истории рода наступает пробел, растянувшийся почти до середины столетия.

Сам род при этом, по всей видимости, не прервался: в 1752 году на свет в Ревеле появился Якоб Бернгард Гонзиор, после женитьбы ставший членом самой могущественной торговой корпорации города — Большой гильдии.

9 декабря 1794 года у него родился первенец, нареченный Якобом Иоганном, — наследник семейного дела и человек, которому выпадет в будущем оказаться запечатленным в таллиннской топонимике и филантропии.

Образование молодой человек получил для выходца из купеческой среды отличное: окончив Ревельскую гимназию, он поступил на юридический факультет Дерптского университета, завершив курс в 1816 году.

По возвращении в родной город Якоб Иоганн был принят на адвокатскую службу в магистрат. Через двенадцать лет был избран его действительным членом. Впоследствии был возведен в дворянское достоинство.

Восемь лет Гонзиор провел, говоря современным языком, в служебной командировке: с 1836-го по 1844-й он числился представителем Ревеля в придворной комиссии, кодифицирующей уголовное право.

Баллотировался Якоб Иоганн и на пост бургомистра — проиграв, впрочем, своему коллеге юристу, правоведу и исследователю истории ганзейского права Фридриху Георгу фон Бунге.

Особое учреждение

Утром 15 мая 1862 года к дому смотрителя Екатеринентальского дворца и парка двинулась кавалькада дрожек.

По распоряжению действующего бургомистра Карла Августа Майера, добрая половина ревельского магистрата отправилась проведать жильца былой резиденции кастеляна — ратсгера и кавалера Якоба Иоганна фон Гонзиора.

Он давно чувствовал себя неважно, но оставлять магистратскую службу отказывался. Горожане успели привыкнуть к тому, что пароконный экипаж останавливается у дверей ратуши и два лакея вносят «старого Якоба» по лестнице на руках

Прибывшая из города делегация застала Гонзиора лежащим в постели, «однако находящимся в здравом уме и твердой памяти». Хозяин объявил о своей воле огласить духовное завещание и передал синдику Шютцу три составленных им документа.

Главный из них касался недвижимости: ее у ратмана хватало. Каретник на подворье Святодуховской кирхи. Земельный участок у Дерптской дороги. Еще один — в предместье Каламая. И, наконец, трехэтажный каменный дом на Большом рынке.

Управляющей имуществом после своей кончины Гонзиор назначал супругу. Единственным же и полноправным владельцем — ревельский магистрат, в котором он, в различных должностях прослужил более четырех десятилетий.

Сверх того, в собственность городского самоуправления после смерти Якоба Иоганна должны были перейти семь тысяч двести рублей серебром и еще шестнадцать тысяч — в государственных ценных бумагах

«Таким образом, назначенные в моем духовном завещании средства должны составлять особое учреждение, — отмечал в разъяснительном сопровождении Гонзиор. — Цели его суть следующие: во-первых, призрения бесприютных малолетних детей и оказание всяческой помощи детям бедных родителей. Во-вторых, вспомоществование недостаточных учеников и учениц.

В-третьих, оказание помощи нуждающимся, пострадавшим от чрезвычайных бедствий. И, наконец, в-четвертых — устройство здоровых жилищ для беднейшего рабочего класса».

Кстати, не забыл ратман и о своих слугах: дворнику Отто Юргенсу и лакею Мартину Иоганну Массолину
пожизненно полагалось по двести рублей ежегодной пожизненной пенсии.

Неполных три года спустя — в конце марта 1865-го — Якоб Иоганн фон Гонзиор скончался. Вдова, Амалия-Констанция, пережила его на полгода. Завещание вступило в силу.

Выполненное завещание

«Покойный ратман Гонзиор, как известно, требовал в своем завещании, чтобы из средств его были построены жилища для многодетных бедных рабочих семей, — писала в 1930 году «Esmaspäev». Фонд «Гонзиоровского капитала» это условие выполнил. В жилых домах на улице Нурме царят только детские улыбки и смех. Их матери ощущают себя здесь на седьмом небе — здесь не увидишь злобного лица домовладельца.

Не услышишь тут в адрес своих шалунов и осуждающих слов от соседа, потому что все тут находятся в одинаковых условиях. Так что завещание человеколюбивого ратмана жители вышеупомянутых домов выполняют с достоинством».

Детей в двух заложенных в 1928 годах зданиях стоявших до войны на месте современных домов по адресу: Нису 22, и впрямь проживало, пожалуй, больше, чем где-либо еще во всём тогдашнем Таллинне. В расчете на одну квартиру — так точно.

«Здесь даже имеется несколько домохозяйств, в которых растет одиннадцать ребятишек, — сообщала газета. — А уж семья в шесть-девять малышей и вовсе — дело привычное. На этой неделе появилась возможность вселиться еще двум».

Всего же под крышей «социальных домов» на территории Пельгулинна, выстроенных на деньги, полученные в виде процентов от завещанного Гонзиором капитала, имелось двадцать две квартиры, в которых проживали сто двадцать человек.

Кроме того, несколько сот учеников начальных, средних, а особенно — профессионально-технических школ получали на протяжении более чем восьмидесяти лет деньги, необходимые для получения образования.

Нуждающимся за счет средств «Гонзиоровского капитала» приобреталась форменная или даже повседневная одежда, ранцы, учебники и тетради. Отличники могли рассчитывать на выплату стипендии.

На момент ликвидации благотворительного фонда осенью 1940 года сбережения целевого учреждения превышали двести пятьдесят тысяч крон — сумма по тем временам солидная.

***

В конце тридцатых годов, когда топонимы столицы захлестнула вторая волна эстонизации, редакция газеты «Uus Eesti» обратилась к горуправе с вопросом: неужели все иностранные фамилии обречены сгинуть в Таллинне с уличных табличек?!

Непосредственный куратор процесса — председатель Педагогической комиссии Йохан Кенте ответил: для подобных опасений нет никаких оснований. И, чтобы развеять всяческие подозрения и спекуляции, незамедлительно привел пример.

«Фамилия Гонзиора, безусловна эстонской по своему происхождению не является, — отметил городской служащий. — Да и сам он не был эстонцем. Но имя его самым тесным образом связано с развитием нашего города».

Подобный довод для новых властей Таллинна оказался недостаточно весомым: весной 1950 года улица, в десятилетнюю годовщину кончины ратмана фон Гонзиора нареченная в его честь, была переименована.

Вплоть до самого начала девяностых годов она звалась Ломоносови, хотя российский ученый видел Ревель, в лучшем случае, на пути в Марбургский университет — с палубы проходящего парусника.

Более четверти века улица Гонзиори вновь носит историческое название, присвоенное ей в 1875 году. И хотя трасса ее после войны сдвинулась метров на триста южнее — это уже мелочи.

Главное — доброе имя, которое оказывается неподвластным времени. А его, как и память о себе, ратман, юрист и благотворитель Якоб Иоганн фон Гонзиор однозначно заслужил.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Раскрыт секрет двери Бременской башни в Таллинне. Оказалось, что ей 600 лет!

Результаты исследования показали, что внутренняя дверь таллиннской Бременской башни была изготовлена, вероятнее всего, в конце XIV – начале XV века. ...

Читать дальше...

Взгляд Славы Тозика на Таллинскую весну 2020!

Взгляд Славы Тозика на Таллинскую весну 2020! Подборка фотографий отличного таллинского фотографа. Зима. Весна. Короновирус. 2019. 2020.

Читать дальше...

20 марта. Коронавирус гуляет по Таллину

Фотографии Олега Беседина. 20.03.2020. Пустой Таллин. Минимальное количество людей. Магазины и рестораны закрыты. Лишь цветы можно купить как и раньше... ...

Читать дальше...

Средневековые росписи в доме на улице Сауна продолжают хранить тайну

В Старом городе каждый дом уникален, над каждым поработали не только строители, но и неумолимое время. Но кто написал загадочные ...

Читать дальше...

Тот же ракурс в наши – излюбленный объект открыточных фотоснимков.

Переулок Катарийна кяйк в Таллине, знакомый и незнакомый

Отмеченный в народном календаре под датой 25 ноября Кадрипяэв или Катаринин день – повод прогуляться по едва ли не самой ...

Читать дальше...

Перевозка экспонатов будущего Художественного музея в Екатерининский дворец Кадриорга. Зима 1921 года.

Век служения искусству: сто лет Художественному музею Таллина

У Эстонского художественного музея – славный и солидный юбилей: в минувшее воскресенье ему исполнилось ровно сто лет. От какого именно события ...

Читать дальше...

Таллиннская реклама фильма «Поющий шут».
Фото: dea.nlib.ee

Шут, запевший с экрана: как Таллинн звуковое кино смотрел

Ровно девяносто лет тому назад – в начале ноября 1929 года – таллиннцы увидели невиданное и услышали неслыханное: изображение на ...

Читать дальше...

Лучше всего масштабность и фортификационная суть бывшей Батарейной тюрьмы заметна с высоты птичьего полёта - как на аэросъемке самого конца ХХ века.

Крепость в Рыбном ряду: юбилей таллинской «Батареи»

В Каламая, на морском побережье, сохранился один из уникальных для Таллинна памятников фортификационной архитектуры позапрошлого столетия – бывшие форт, казарма, ...

Читать дальше...

Тридцать лет назад, Астрид Линдгрен можно было запросто встретить в Ыйсмяэ.

Волшебница из Швеции: Астрид Линдгрен в Таллинне

Тридцать лет тому назад на таллиннских улицах можно было встретить живую легенду современной детской литературы: в начале сентября 1989 года ...

Читать дальше...

В оформлении обёрток конфет фабрики Гиновкера использовался и классический силуэт Таллина с моря.

Позабытая сладость воспоминаний: кондитерская фабрика «Гиновкер и Ко»

Стопятилетие Лео Гиновкера – старейшего жителя Кесклинна – и одного из старейших жителей столицы, равно как и всей Эстонии – ...

Читать дальше...

Теннисные площадки на краю бульвара Каарли очень скоро стали местной достопримечательностью и еще до Первой мировой войны попали на ревельские открытки.

Спортклуб у подножья бастиона: теннис в центре столицы

Съемки шпионской киноленты на десяток дней вернули Таллинну копию утраченной постройки и оживили воспоминания о примечательной странице в истории столичного ...

Читать дальше...

Кинотеатр «Линдакиви» в день своего открытия. Фото из газеты «Вечерний Таллинн».

От кинотеатра – к центру культуры: три десятилетия «Линдакиви»

Когда именно имя Линда вошло в обиход жителей Таллинна – сказать сложно. Во всяком случае – не ранее выхода в ...

Читать дальше...

Главный фасад Таллиннского дома мебели непосредственно после открытия.

Прощание с легендой: памятный многим таллиннцам Дом мебели чуть-чуть не дожил до 40-летнего юбилея

Памятный многим таллиннцам и, без преувеличения, легендарный мебельный магазин радикально меняет профиль – чуть-чуть не дожив до сорокалетнего своего юбилея. Потребительские ...

Читать дальше...

Адмиралтейский канал — прямой предшественник Адмиралтейского бассейна на открытке начала XX столетия.

Канал, бассейн, гавань: след ревельского адмиралтейства

Память об одном из первых промышленных предприятий Таллинна периода раннего Нового времени по сей день считывается в городском пейзаже и ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!