А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного.

Спасение Балтийского флота на завершающем этапе Первой мировой войны получило широкую огласку практически сразу после того как первые корабли смогли дойти до Петрограда.

Однако отдельные эпизоды этой операции, вошедшей в историю как Ледовый поход, оказались, к сожалению, засекречены на долгие годы. А некоторые — обросли со временем мифами и легендами.

Мифологизация, пожалуй, оказалась неизбежной — ведь переход боевых кораблей из Ревеля через Гельсингфорс, далее в Кронштадт в феврале-марте 1918 года был событием как героическим, так и драматическим.

Но историческая правда всегда ценнее, чем самое героическое предание. И потому приближающаяся дата столетней годовщины Ледового похода — самое время для того, чтобы вспомнить о том, как это было на самом деле.

Первый этап

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Конец зимы 1918 года был на Восточном фронте Первой мировой войны беспокойным и непредсказуемым.

Сорвав в Бресте переговоры о заключении сепаратного мира с большевиками, Германия возобновила наступление на позиции российских войск повсюду — в том числе и на Балтийском побережье.

В Ревеле на тот момент базировалось около шестидесяти двух боевых кораблей и вспомогательных судов. Многие из них по техническому состоянию не были готовы выйти в море. Угроза захвата нависла над ними.

Ситуация была осложнена еще и тем, что для защиты города практически не было боеспособных воинских частей. Солдаты гарнизона были деморализованы, а два национальных эстонских полка были отведены в тыл.

Наскоро сформированный отряд красногвардейцев был мотивирован несколько больше: 21-22 февраля под Ристи и Кейла он вступил в бой с передовыми немецкими частями, но, после значительных потерь, был вынужден отступить.

Зима, как нарочно, выдалась суровая: Таллиннская бухта замерзла В ночь на 24 февраля немцы, передвигаясь по льду, попытались захватить артиллерийские батареи на островах Найссаар и Аэгна, но были отбиты.

За пять дней до того Балтийский флот начал эвакуацию из города. Осуществляемая в непростой обстановке, она смогла увести в буквальном смысле из-под носа у немцев более двух десятков кораблей и судов.

В тот момент, когда неприятель уже вошел в город, базу покидали крейсеры «Адмирал Макаров» и «Рюрик». Немецкое командование потребовало от моряков оставить вывозимое ценное имущество флота.

На «Адмирале Макарове», в свою очередь, ответили: если по отступающим кораблям с берега рискнут открыть огонь, артиллеристы крейсера ответят на него, и тогда пострадает весь город.

На том обоюдные угрозы и закончились: покинуть Ревель удалось пяти крейсерам, десяти подводным лодкам, двум минным заградителям, а также нескольким транспортам.

К вечеру 26 февраля все вышедшие из Таллинна корабли пришвартовались в Хельсинки. Первый этап операции, которую позже нарекут Ледовым переходом, был завершен.

Суровая реальность

Отправляя корабли из Ревеля в Гельсингфорс, новоиспеченное большевистское правительство было уверено, что там-то флот окажется хотя бы в относительной безопасности.

Реальность оказалась иной. В Финляндии разгоралась гражданская война. Кайзеровская Германия ввязалась в нее на стороне «белых». На русские гарнизоны и оружейные склады участились нападения.

Теперь уже вопрос был в том, чтобы перебросить уведенные из Ревеля корабли на основную базу — в Кронштадт. Время поджимало: германский флот встал на рейде Аландских островов (ключ к финскому побережью).

Ледовая обстановка у северного побережья Финского залива была непростая. Но кроме нее выявилось несколько проблем иного характера: прежде всего — техническое состояние кораблей, которые за время войны почти не выходили в море.

Укомплектованность кораблей личным составом тоже, мягко говоря, оставляла желать лучшего: хорошо, если в строю насчитывалось процентов шестьдесят от полного комплекта На малых кораблях вообще было только по одной вахтенной смене.

Наконец, собственные виды на корабли Балтийского флота явно имели и финны. Местные белогвардейцы еще в январе захватили ледокол «Сампо», в марте — взяли под свой контроль ледоколы «Тармо» и «Волынец».

И главное: согласно одной из статей заключенного в Брест-Литовске мирного договора финские порты должны были как можно скорее быть очищены от российского флота а если это невозможно — разоружены.

Подобное решение означало, по сути, потерю боевых кораблей и захват их силами вчерашнего противника. Становилось ясно — до конца марта флот было необходимо перевести в Кронштадт.

Заложник славы

Операцию по спасению Балтийского флота выпало возглавить Алексею Щастному — участнику Русско-японской войны, капитану 1 -го ранга.

Как моряк и специалист он пользовался авторитетом не только среди командиров, но и среди корабельных команд: подобное уважение к офицеру со стороны революционных матросов говорит о многом…

Первый отряд кораблей в составе четырех линкоров и трех крейсеров вышел из Гельсингфорса в Кронштадт 12 марта. Переход длиной в сто восемьдесят миль растянулся во льдах на долгие пять суток

Для последующих отрядов путь оказался еще более сложным: под командованием Щастного остался только один ледокол «Ермак». Кроме того, проводке кораблей мешала финская артиллерия острова Лавансааре.

11 апреля, когда на подступах к городу уже гремели немецкие пушки, капитан 1-го ранга Щастный на борту штабного корабля «Кречет» покинул Хельсинки. Через девять дней третий отряд Балтфлота бросил якоря в Кронштадте.
То, что удалось сделать Щастному, современникам казалось почти чудом: за время перехода не было потеряно ни одно судно. И это — несмотря на резкое ослабление флотской дисциплины, связанное с революционными событиями.

«Ледовый поход», как станут именовать эту операцию в позднейшей историографии, был благополучно завершен. Охваченная революцией Россия сумела сохранить для себя военно-морской щит на Балтике.

Авторитет Щастного среди моряков вырос. Иные в открытую величали его «спасителем флота». И именно эта заслуженная слава оказалась для капитана 1-го ранга роковой.

В конце мая он был арестован по личному распоряжению народного комиссара по военным и морским делам Льва Троцкого, привезен в Москву и судим Революционным трибуналом.

Обвинения звучали абсурдно: капитан Щастный якобы «настойчиво и неуклонно углублял пропасть между флотом и Советской властью». Такого большевики простить не могли.

13 июня в советской России была восстановлена смертная казнь. Через восемь дней — применена: Щастный, которого именовали «красным адмиралом», стал первой ее жертвой.

***

Вспоминая подвиг и трагическую судьбу главного героя Ледового похода, невольно вспоминаешь афоризм о том, что всякая революция в первую очередь пожирает собственных детей.

Но применять крылатую фразу к личности Алексея Михайловича Щастного, пожалуй, никаких оснований нет: пламенным революционером он никогда не был, да и не претендовал на эту роль.

Нет, пожалуй, нужды говорить и о том, что он точно не планировал, как утверждали его обвинители, «заменить диктатуру пролетариата» «диктатурой флота» и метил чуть ли не в военные диктаторы РСФСР…

«В революции люди должны умирать мужественно, — обращался он к супруге. — Перед смертью я благословляю своих детей Льва и Галину, и когда они вырастут, прошу сказать им, что иду умирать мужественно, как подобает христианину».

Он погиб не на капитанском мостике, в схватке с врагом, — был расстрелян в скверике Александровского военного училища Но успел совершить подвиг — спас флот для страны, которую считал родной вне зависимости от правящего в ней режима

Потомкам капитана Щастного по праву есть чем гордиться. А жителям Таллинна — отрадно осознавать, что первый шаг на пути к бессмертию он сделал ровно сто лет назад именно из гавани нашего города

Семен Смеян,
капитан 1-го ранга в отставке

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!