А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Как известно, война была излюбленным занятием в эпоху средневековья. Однако не все башни занимались истреблением людей. Некоторые из крепостных строений несли на своих могучих плечах тяжкое бремя функций воспитания, по мере сил стараясь сеять в народе разумное, доброе, вечное. В этой связи нельзя не упомянуть Девичью башню. Это в других местах вам расскажут романтичные истории о принцессе, заточенной непреклонным отцом в высокую башню-темницу, откуда нельзя сбежать, и ее последнем прыжке навстречу свободе. В Таллинне все было намного прозаичнее: в этой башне находилась тюрьма для девиц легкого поведения и падших женщин.
Говорят так:
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1318 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад.

Именно тогда — весной 1948 года — было принято принципиальное решение не застраивать западную ее сторону, а разбить на его месте парк — самый большой в черте средневековых городских стен.

Волнующий вопрос

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Каждого сейчас интересует вопрос, каким будет квартал между улицами Харью, Рюйтли и Нигулисте, — констатировал на страницах «Õhtuleht» главный архитектор Таллинна Вольдемар Типпель. — Относительно крутой склон поверхности одной из сторон улицы Харью, на которой война оставила наиболее глубокий след, представляет собой один из наиболее трудных для восстановления объектов в нашей столице.

Технически невозможным было бы вывезти отсюда все те обломки камня и грунта, чей объем, только по самым предварительным подсчетам, может составлять порядка шестидесяти тысяч кубических метров строительного лома.

Принимая в расчет эти соображения, единственно верным решением было признано оформить данную территорию таким образом, чтобы она, поднимаясь вверх террасами, представляла собой рощу, открытую в сторону улицы Харью.

Согласно проекту, вдоль улицы Харью протянутся две террасы, которые объединят между собой две лестницы высотой в два метра. Для закрепления грунта по линии тротуара будет выстроена подпорная стена — такая же, как у ворот Виру.

Важно отметить, что при строительстве зеленого оазиса будет предпринято всё, чтобы сохранить окрестности церкви Нигулисте в том виде, который по возможности соответствовал бы здешнему историческому облику.

Ведь церковь Нигулисте — памятник средневековой архитектуры, взятый под всесоюзную охрану. Стена церковного подворья со стороны улицы Рюйтли будет сохранена, а ворота в ней приведены в порядок.

Чтобы брандмауэры окрестных уцелевших зданий не нарушали общего вида зеленой рощи, их задумано укрыть ползущими побегами дикого винограда, который быстро растет и активно размножается.

На фоне стен исторического Верхнего города, в комплексе со старинными постройками, всё это придаст центру города интересный и симпатичный вид».

Искреннее желание

Относительно интересности задуманного — тут архитектор Типпель был, вне сомнения, прав. Что же касается стремления сохранить исторический облик — скорее всего, кривил душой.

Уроженец Таллинна, за двадцать один год до написания газетной статьи окончивший Реальную школу на бульваре Эстония, он-то, конечно, прекрасно помнил, как выглядел район до марта 1944 года.

Выпускник архитектурного отделения Таллиннского технического университета он был знаком с историей градостроительства и осознавал неуместность зеленого массива в сердце средневекового города.

И всё-таки Типпель решился на эксперимент — эксперимент одновременно дерзновенный и рискованный, продиктованный, вероятно, не только послевоенными реалиями, но и довоенными мечтами.

Ведь сетование по поводу нехватки зелени в лабиринте улиц, площадей и переулков исторического ядра Ревеля — Таллинна звучала неизменным лейтмотивом местных газетных публикаций вот уже почта целый век.

За сто с лишним лет реализовать удалось до обидного мало: лишь бывший Зеленый рынок на развилке нынешних улиц Пикк и Олевимяги удалось упразднить и перепланировать в сквер под сенью каштанов и лип.

«Липовой кирхой», кстати, горожане немецкого происхождения, именовали в свое время церковь Нигулисте: у северной ее стороны, после ликвидации кладбища, были высажены именно эти декоративные деревья и проложены дорожки.

Возможно, именно это обстоятельство и подсказало планировщикам второй половины сороковых годов пойти на радикальный шаг: создать зеленое ожерелье и с противоположной, южной, стороны церковного здания.

Склон улицы Харью представлял собой трудный для восстановления объект. В любом случае, едва ли внушительный объем земляных работ заставил отказаться от восстановления погибших в войну домов на четной стороне улицы Харью или же возведения на их месте новых построек.

Хочется верить — градостроителями семидесятилетней давности руководило желание превратить центр столицы в «город-сад». Отчасти — наивное, но однозначно — искреннее.

Прощание с прошлым

Пятница, 9 апреля, выдалась в 1948 году сырой и пасмурной, а после полудня моросящий дождь и вовсе перерос в настоящий ливень.

Капризы весенней погоды не помешали: стоило прозвучать гудку, означавшему окончание рабочей смены, как к чернеющим руинам церкви Нигулисте стали собираться десятки горожан.

Участие в восстановительных работах было, говоря ироничным языком последующей эпохи, «добровольно-принудительным». Но таллиннцы семидесятилетней давности относились к нему со всей ответственностью.

Работа предстояла обширная. Для вывоза одного только строительного мусора через двор от улицы Рюйтли до улицы Харью пришлось проложить временную линию узкоколейки. Тут же установили и камнедробильные машины.

«Заместить» средневековый квартал сквером было экспериментом и вызовом. Сотрудники Городского музея впоследствии сокрушались: не слишком-то искушенные в искусствоведческих изысках волонтеры-восстановители, кидали в них порой обломки резных каменных деталей, достойных сохранения и экспонирования.

Нет нужды осуждать тогдашних таллиннцев за недостаточно почтительное отношение к наследию прошлого.

Для тех, кто выходил на восстановительные работы, вера в то, что они строят новый, лучший Таллинн была зачастую основной мотивацией.

«Смотри, как крепко выстроено-то было, — передает чувства и эмоции работавшей на носилках горожанки опубликованный в газете «Õhtuleht» фельетон. — Окаянные немцы думали, что навсегда тут для себя строят, на все времена, до скончания веков.

Вы только поглядите, какие у них стены были толстенные. Сырые даже среди лета… Приказывали строить солидно, шлифуя каждый камешек. С обоями в цветочек и портретами в золоченых рамках… Портретами тех самых немцев.

Лет шестьдесят назад был тут дом немецкого купца Шмидта. На улицу — магазин, во двор — квартира да склады. Я, вчерашняя деревенская девчушка, у него в прислуге была. Проходила тут свои «университеты» с утра до ночи.

Восемнадцать человек в семье было, не считая учеников с подмастерьями. А госпожа еще и судом небесным пугала, поторапливая: колокола Нигулисте уже звонят! Был тот дом мне пыточной камерой и монастырской кельей…»

Стихи и цифры

Кто никаких чувств к довоенной застройке улицы Харью по понятным причинам не испытывал — так это иногородние участники работ по благоустройству: таких хватало с лихвой.

Для современного человека неудивительно, что среди них встречались, например, ученики флотского военностроительного училища из Ленинграда — в столице ЭССР они проходили летнюю практику.

Удивительнее, что помочь таллиннцам приходили участники спортивных команд, прибывших в Таллинн на соревнования, или творческие коллективы — не так уж и важно, по разнарядке или зову сердца.
Помощь была кстати: работы, первоначально намеченные сроком в четыре ближайших месяца, решили завершить досрочно — к 21 июня. Как было принято говорить в ту пору — «к годовщине восстановления советской власти».

Нет сомнения, что официальная трактовка даты вызывала у тогдашних таллиннцев различные оценки. Но их желание как можно скорее стереть из городского пейзажа следы недавних военных разрушений — сомнению не подлежит.

Язык цифр, суховатый по определению, свидетельствует: масштаб работ был впечатляющим. Восемьдесят тысяч таллиннцев приняли в них участие — причем пятьдесят тысяч из них были жителями не Центрального, а прочих районов столицы.

В общей сложности ими было отработано сорок тысяч часов. Пятьдесят тысяч кубических метров строительного мусора было вывезено на переработку. Восемь с половиной тысяч кубических метров пригодного доломита было передано на стройки.

«Горбом опаленным стена нависала.
Над нами, как ночь среди белого дня
В табличке два слова — «Угроза обвала.
Читали мы узким проходом идя»,

— рифмовал на страницах «Советской Эстонии» недавние воспоминания Виктор Симберг.

«Сегодня — приди и смотри в изумлении,

— с восторгом продолжат делиться увиденным на улице Харью поэт.

— Пройди вдоль газонов, вглядись, оптянись,
Широкие белого камня ступени,
С зеленых террас опускаются вниз».

«Скульптурные группы. Цветочные чаши,
Сверкает асфальт, как зеркальный экран,
А в центре ансамбля, лучами украшен,
На солнце искрится и плещет фонтан…»

***

Парку на западной стороне Харью сохраниться до наших дней в том виде, который восхищал горожан семидесятилетней давности, оказалось не суждено.

В середине восьмидесятых годов он был ликвидирован: городские власти решили застроить выбомбленную в войну территорию, начали предварительные раскопки — а там грянула перестройка, и стало не до реализации градостроительных проектов.

Лишь в 2006 году, после бурных дебатов и многолетнего запустения, вскрытые некогда фундаменты и подвалы разрушенных домов вновь были укрыты грунтом, а на месте «проплешины» была воссоздана рекреационная зона.

Свою созданную семьдесят лет назад предшественницу она не повторяет в точности — да и не стремится к тому. Но таллиннцы и гости города, похоже, искренне полюбили ее — и это самое главное.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Главное здание больницы Общества общественного призрения с характерными вентиляционными трубами. Рисунок, выполненный по памяти в середине ХХ века.

От богаделен и госпиталей до больничных комплексов

Специальные здания для ухода за больными и их лечения предки нынешних таллиннцев начали строить еще до того, как поселение у ...

Читать дальше...

Северный, обращенный к Старому городу фасад театра и концертного зала «Эстония» в 1913 году: на первый взгляд – похоже, но приглядевшись, можно найти массу отличий.

Театр «Эстония»: метаморфозы фасада

За более чем вековую историю существования здания театра и концертного зала «Эстония» его северный, обращенный к Старому городу, фасад менял ...

Читать дальше...

Вход в здание Большой гильдии, стилизованный под сени сказочного терема 
в дни проведения Первой русской выставки Эстонии.

Смотр достижений нацменьшинства: Первая русская выставка

Первая русская выставка Эстонии, прошедшая в Таллинне весной 1931 года, привлекла всеобщее внимание и стала существенной вехой на пути межкультурного ...

Читать дальше...

Нынешний детский сад «Лотте» в Кадриорге – помещения ситцевой мануфактуры Х. Фрезе.

Восемь столетий Таллинна: век XVIII, просвещенный

Грань между Средними веками и Новым временем во многом условная – однако не будет ошибкой считать, что Таллинн по-настоящему переступил ...

Читать дальше...

Портреты космонавтов на фасаде таллиннского кафе «Москва».
Фото первой половины шестидесятых годов.

Таллинн, апрель 1961-го: космос становится ближе

Никогда до того – да, пожалуй, и никогда после, вплоть до дня сегодняшнего – космические дали не были так близки ...

Читать дальше...

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Новая кадриоргская оранжерея в представлении ее архитекторов.

Лето круглый год: в Кадриорг вернется оранжерея

Начать восстановление оранжереи, некогда бывшей неотъемлемой частью садово-паркового ансамбля в Кадриорге, городские власти планируют еще до конца нынешнего года. К числу ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!