А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Есть внешне ничем не примечательная улочка в районе Вышгорода. И даже, кажется, официального названия не имеет. Но интересна тем, что она - самая узкая в городе. Отсюда и народное название "улица пьяного рыцаря". Мол, когда рыцарь пьян настолько, что ходить не в состоянии, он мог по ней пройтись, опираясь руками за дома, находящихся с двух сторон. Однажды две дамы в пышных платьях застопорили на ней движение. Одновременно они пройти по ней не могли, а уступить одна-другой дорогу - не желали. Народу вокруг собралось - тьма! Все ругаются, а сделать ничего не могут. Один молодчик из простых людей сообразил как быть. Говорит, пусть та, что моложе уступит дорогу той, что старше. Дамы настолько перепугались, что одновременно развернулись боком и протиснулись мимо друг-друга по улице.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад.

Именно тогда — весной 1948 года — было принято принципиальное решение не застраивать западную ее сторону, а разбить на его месте парк — самый большой в черте средневековых городских стен.

Волнующий вопрос

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Каждого сейчас интересует вопрос, каким будет квартал между улицами Харью, Рюйтли и Нигулисте, — констатировал на страницах «Õhtuleht» главный архитектор Таллинна Вольдемар Типпель. — Относительно крутой склон поверхности одной из сторон улицы Харью, на которой война оставила наиболее глубокий след, представляет собой один из наиболее трудных для восстановления объектов в нашей столице.

Технически невозможным было бы вывезти отсюда все те обломки камня и грунта, чей объем, только по самым предварительным подсчетам, может составлять порядка шестидесяти тысяч кубических метров строительного лома.

Принимая в расчет эти соображения, единственно верным решением было признано оформить данную территорию таким образом, чтобы она, поднимаясь вверх террасами, представляла собой рощу, открытую в сторону улицы Харью.

Согласно проекту, вдоль улицы Харью протянутся две террасы, которые объединят между собой две лестницы высотой в два метра. Для закрепления грунта по линии тротуара будет выстроена подпорная стена — такая же, как у ворот Виру.

Важно отметить, что при строительстве зеленого оазиса будет предпринято всё, чтобы сохранить окрестности церкви Нигулисте в том виде, который по возможности соответствовал бы здешнему историческому облику.

Ведь церковь Нигулисте — памятник средневековой архитектуры, взятый под всесоюзную охрану. Стена церковного подворья со стороны улицы Рюйтли будет сохранена, а ворота в ней приведены в порядок.

Чтобы брандмауэры окрестных уцелевших зданий не нарушали общего вида зеленой рощи, их задумано укрыть ползущими побегами дикого винограда, который быстро растет и активно размножается.

На фоне стен исторического Верхнего города, в комплексе со старинными постройками, всё это придаст центру города интересный и симпатичный вид».

Искреннее желание

Относительно интересности задуманного — тут архитектор Типпель был, вне сомнения, прав. Что же касается стремления сохранить исторический облик — скорее всего, кривил душой.

Уроженец Таллинна, за двадцать один год до написания газетной статьи окончивший Реальную школу на бульваре Эстония, он-то, конечно, прекрасно помнил, как выглядел район до марта 1944 года.

Выпускник архитектурного отделения Таллиннского технического университета он был знаком с историей градостроительства и осознавал неуместность зеленого массива в сердце средневекового города.

И всё-таки Типпель решился на эксперимент — эксперимент одновременно дерзновенный и рискованный, продиктованный, вероятно, не только послевоенными реалиями, но и довоенными мечтами.

Ведь сетование по поводу нехватки зелени в лабиринте улиц, площадей и переулков исторического ядра Ревеля — Таллинна звучала неизменным лейтмотивом местных газетных публикаций вот уже почта целый век.

За сто с лишним лет реализовать удалось до обидного мало: лишь бывший Зеленый рынок на развилке нынешних улиц Пикк и Олевимяги удалось упразднить и перепланировать в сквер под сенью каштанов и лип.

«Липовой кирхой», кстати, горожане немецкого происхождения, именовали в свое время церковь Нигулисте: у северной ее стороны, после ликвидации кладбища, были высажены именно эти декоративные деревья и проложены дорожки.

Возможно, именно это обстоятельство и подсказало планировщикам второй половины сороковых годов пойти на радикальный шаг: создать зеленое ожерелье и с противоположной, южной, стороны церковного здания.

Склон улицы Харью представлял собой трудный для восстановления объект. В любом случае, едва ли внушительный объем земляных работ заставил отказаться от восстановления погибших в войну домов на четной стороне улицы Харью или же возведения на их месте новых построек.

Хочется верить — градостроителями семидесятилетней давности руководило желание превратить центр столицы в «город-сад». Отчасти — наивное, но однозначно — искреннее.

Прощание с прошлым

Пятница, 9 апреля, выдалась в 1948 году сырой и пасмурной, а после полудня моросящий дождь и вовсе перерос в настоящий ливень.

Капризы весенней погоды не помешали: стоило прозвучать гудку, означавшему окончание рабочей смены, как к чернеющим руинам церкви Нигулисте стали собираться десятки горожан.

Участие в восстановительных работах было, говоря ироничным языком последующей эпохи, «добровольно-принудительным». Но таллиннцы семидесятилетней давности относились к нему со всей ответственностью.

Работа предстояла обширная. Для вывоза одного только строительного мусора через двор от улицы Рюйтли до улицы Харью пришлось проложить временную линию узкоколейки. Тут же установили и камнедробильные машины.

«Заместить» средневековый квартал сквером было экспериментом и вызовом. Сотрудники Городского музея впоследствии сокрушались: не слишком-то искушенные в искусствоведческих изысках волонтеры-восстановители, кидали в них порой обломки резных каменных деталей, достойных сохранения и экспонирования.

Нет нужды осуждать тогдашних таллиннцев за недостаточно почтительное отношение к наследию прошлого.

Для тех, кто выходил на восстановительные работы, вера в то, что они строят новый, лучший Таллинн была зачастую основной мотивацией.

«Смотри, как крепко выстроено-то было, — передает чувства и эмоции работавшей на носилках горожанки опубликованный в газете «Õhtuleht» фельетон. — Окаянные немцы думали, что навсегда тут для себя строят, на все времена, до скончания веков.

Вы только поглядите, какие у них стены были толстенные. Сырые даже среди лета… Приказывали строить солидно, шлифуя каждый камешек. С обоями в цветочек и портретами в золоченых рамках… Портретами тех самых немцев.

Лет шестьдесят назад был тут дом немецкого купца Шмидта. На улицу — магазин, во двор — квартира да склады. Я, вчерашняя деревенская девчушка, у него в прислуге была. Проходила тут свои «университеты» с утра до ночи.

Восемнадцать человек в семье было, не считая учеников с подмастерьями. А госпожа еще и судом небесным пугала, поторапливая: колокола Нигулисте уже звонят! Был тот дом мне пыточной камерой и монастырской кельей…»

Стихи и цифры

Кто никаких чувств к довоенной застройке улицы Харью по понятным причинам не испытывал — так это иногородние участники работ по благоустройству: таких хватало с лихвой.

Для современного человека неудивительно, что среди них встречались, например, ученики флотского военностроительного училища из Ленинграда — в столице ЭССР они проходили летнюю практику.

Удивительнее, что помочь таллиннцам приходили участники спортивных команд, прибывших в Таллинн на соревнования, или творческие коллективы — не так уж и важно, по разнарядке или зову сердца.
Помощь была кстати: работы, первоначально намеченные сроком в четыре ближайших месяца, решили завершить досрочно — к 21 июня. Как было принято говорить в ту пору — «к годовщине восстановления советской власти».

Нет сомнения, что официальная трактовка даты вызывала у тогдашних таллиннцев различные оценки. Но их желание как можно скорее стереть из городского пейзажа следы недавних военных разрушений — сомнению не подлежит.

Язык цифр, суховатый по определению, свидетельствует: масштаб работ был впечатляющим. Восемьдесят тысяч таллиннцев приняли в них участие — причем пятьдесят тысяч из них были жителями не Центрального, а прочих районов столицы.

В общей сложности ими было отработано сорок тысяч часов. Пятьдесят тысяч кубических метров строительного мусора было вывезено на переработку. Восемь с половиной тысяч кубических метров пригодного доломита было передано на стройки.

«Горбом опаленным стена нависала.
Над нами, как ночь среди белого дня
В табличке два слова — «Угроза обвала.
Читали мы узким проходом идя»,

— рифмовал на страницах «Советской Эстонии» недавние воспоминания Виктор Симберг.

«Сегодня — приди и смотри в изумлении,

— с восторгом продолжат делиться увиденным на улице Харью поэт.

— Пройди вдоль газонов, вглядись, оптянись,
Широкие белого камня ступени,
С зеленых террас опускаются вниз».

«Скульптурные группы. Цветочные чаши,
Сверкает асфальт, как зеркальный экран,
А в центре ансамбля, лучами украшен,
На солнце искрится и плещет фонтан…»

***

Парку на западной стороне Харью сохраниться до наших дней в том виде, который восхищал горожан семидесятилетней давности, оказалось не суждено.

В середине восьмидесятых годов он был ликвидирован: городские власти решили застроить выбомбленную в войну территорию, начали предварительные раскопки — а там грянула перестройка, и стало не до реализации градостроительных проектов.

Лишь в 2006 году, после бурных дебатов и многолетнего запустения, вскрытые некогда фундаменты и подвалы разрушенных домов вновь были укрыты грунтом, а на месте «проплешины» была воссоздана рекреационная зона.

Свою созданную семьдесят лет назад предшественницу она не повторяет в точности — да и не стремится к тому. Но таллиннцы и гости города, похоже, искренне полюбили ее — и это самое главное.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!