А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Строго говоря, марципан не конфеты. И уж абсолютно точно не булки. Само слово немецкое. За право называть себя родиной марципана вечно спорят Любек и Таллинн. По одной из легенд, изобрели марципан в Средневековье в немецком городе Любеке во время его осады. Когда в городе кончились продукты, местные кондитеры сделали из остатков миндаля и сахара первые марципаны.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1131 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие.

С транслитерацией названий подавляющего большинства столичных церквей у сотрудников таллиннских СМИ, выходящих на русском языке, особых проблем не возникает. Обликом новая церковь должна была отличаться от средневековых предшественниц.

Церковь прихода Вефиль на первоначальном проекте 1935 года...

Церковь прихода Вефиль на первоначальном проекте 1935 года…

Но нет, как известно, правил без исключения: сакральная постройка по адресу: улица Преэси, 5, за два последних десятилетия нервов репортерам и редакторам подпортить смогла немало.

Это по-эстонски звучит просто и естественно: Peeteli kirik. А попробуй-ка с ходу перевести имя церкви на русский? В лучшем случае родится невнятное «Пеэтельская». В худшем — созвучная «Вифлеемская».

Подобные переводческие казусы — свидетельство слабого знакомства не только с библейской топографией, но и с русской периодикой, которая издавалась в столице Эстонии до Второй Мировой войны.

Ее-то сотрудники никаких сомнений по поводу мнимой топонимической загадки, похоже, не испытывали. Сакральная постройка в Пельгулинне была для них «Вефильской кирхой». Или — «церковью прихода Вефиль».

Библейские аллюзии

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

…,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Вефиль в Синодальном переводе Библии, изначально же — Бейт-Эль, что на иврите значит «Дом Божий», — один из главных городов древнего Израильского царства.

Своим названием, согласно Книге Бытия, он обязан патриарху Иакову: именно здесь он увидел во сне соединяющую землю и небеса лестницу. И понял, что ему открылся Всевышний.

Не совсем ясно, впрочем, чем именно этот ветхозаветный сюжет настолько вдохновил членов созданного в Пельгулинне 23 апреля 1927 года прихода Эстонской евангелической лютеранской церкви.

Однако нет причин сомневаться: именно он вдохновлял прихожан при выборе названия. Возможно — в силу того, что топоним «Пельгулинн» — смысловой аналог описанного в Библии «города-убежища».

Защиту в них, согласно Пятикнижию Моисея, могли получить лица, совершившие непреднамеренное убийство, и, проживая в пределах их стен, раз и навсегда получить защиту от алчущих кровной мести.

Правда, среди шести упомянутых Ветхим Заветом городов-убежищ Бейт-Эль, или Вефиль, отсутствовал. Но таллиннский Пельгулинн, если верить городским легендам, исполнял в седом Средневековье вполне схожие функции.

Убежища в Пельгулинне искали проштрафившиеся перед ревельской властью. Территория эта относилась к владениям Верхнего города: руки у магистрата до нее не дотягивались. Смог укрыться в здешних лесах — значит, неподсуден.

Леса, если и не вырубили, то изрядно проредили во время двух осад Ревеля в годину Ливонской войны. Небольшое поселение на их месте возникло уже в конце ХVII века, но расцвет Пельгулинна настал только двумя столетиями позже.

Здесь, на заболоченных, бесперспективных, с точки зрения земледелия, территориях, активно начало строиться недорогое жилье для приходивших в город на заработки вчерашних крестьян.

К началу прошлого, XX, века предместье Пельгулинн стало одним из основных эстонских «противовесов» преимущественно немецкому по населению центру губернского города Ревеля.

Дух эпохи

Эстонскому району была необходима собственная, эстонская, церковь — не имевшая средневекового прошлого и отличная от сакральных построек ганзейских времен чисто внешне.

Проект кирхи для Пельгулинна, составленный в 1935 году архитектором Виктором Рейнхардтом, требованиям этим удовлетворял вполне: прообразы его можно отыскать в церковном зодчестве тогдашней Дании.

Настроениям в эстонском обществе тридцатых годов такой вариант соответствовал: если к остзейскому наследию относились с откровенной прохладой, то к отголоскам датского периода в истории Эстонии — вполне позитивно.

Похоронили проект Рейнхардта соображения не эстетические, а финансовые. К искреннему сожалению: будь он реализован, в городе, «датском» по своему происхождению, появился бы образчик собственно датской архитектуры.

Проект, разработанный Эугеном Захариусом в следующем году, столь радикально с местной архитектурной традицией не рвал. А главное — был, вероятно, более осуществим на практике. В том числе — и в силу своего подчеркнутого аскетизма.

Не прибегая к внешнему декору, здание Эуген Захариус спроектировал эффектное. Многое, если не всё, было в нем в новинку.

Асимметрично поставленная колокольня. Паровое отопление и электрическое освещение. Модернистские витражи.

«С открытием Вефильской церкви жители Пельгулинна обзавелись собственным храмом, — писала «Rahvaleht». — Ее остроконечная башня видна над крышами далеко от улицы Преэси, где она расположена».

Последнее обстоятельство было особенно ценно. По сути, небо столицы пронзил первый шпиль, воздвигнутый за годы независимости. Вертикалями прежних эпох отыскался достойный ответ.

Пора утрат

Вторую мировую войну Пельгулинн пережил без существенных потерь, хотя бомбардировкой марта 1944 года задело и здешнюю церковь.

Взрывной волной, в частности, выбило окна, а с ними — и витражи. Из-под потолка обрушились стильные люстры — но всё же это было несравнимо с утратами той же Нигулисте.

Роковыми для памятника сакральной архитектуры стали не военные сороковые, а сугубо, казалось бы, мирные шестидесятые годы. Первая их половина: время возобновления гонений на религию.

Затерянная на отдаленной окраине церковь глаза тогдашним властям мозолила, к счастью, не слишком: в отличие от православной своей сестры на улице Манеэжи — до сноса здания дело не дошло.

Распорядиться с добротной каменной постройкой решили по-иному: в 1962 году храм закрыли и передали Эстонскому телевидению. Внутреннее пространство разгородили, приспособив под студию звукозаписи и съемочный павильон.

Ставшие ненужными огромные окна замуровали. Устремленный в небо шпиль — демонтировали.

Старожилы припоминают: к следующей весне выбеленное здание необъяснимым образом само по себе посерело — словно укуталось в траур.

Знающие люди были в курсе: в прежней кирхе снимались телеконцерты и возводились декорации для съемок фильмов — здесь, в частности, рождались сцены из таких культовых некогда лент, как «Венская почтовая марка» и «Арабелла — дочь пирата».

Для рядовых же жителей окрестных районов — тех особенно, кто приехал в Таллинн или же родился в нем уже после начала шестидесятых годов, массивное здание угрюмо-серого цвета казалось непонятным, чуждым, откровенно загадочным.

***

Безвременье растянулось на три десятилетия. Лишь в 1992 году телевизионщики из амортизированных помещений съехали. Следом за прихожанами в возвращенный храм пришли строители — работы им хватило не на один год.

В ноябре 2006 года над выбеленными наново стенами вновь вознесся стройный медный шпиль.

Венчающий его крест на золоченом яблоке указывал конфессиональную принадлежность храма однозначно.

Одним загадочным строением на территории Пыхья-Таллинна стало меньше.

Но это — именно та утрата, которую никак не назовешь ни горькой, ни досадной. Ни утратой, пожалуй, как таковой.

Скорее — это обретение. Обретение предместьем Пельгулинн самой характерной архитектурной доминанты. А названием самого предместья — еще и стародавнего, исконного, значения.

Ведь добрых двадцать лет церковь прихода Вефиль дает приют детям, которые нуждаются в социальной защите. А значит, роль убежища Пельгулинн выполняет по-прежнему.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

1 комментарий к записи “Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине”

  • TLN:

    «Для рядовых же жителей окрестных районов — тех особенно, кто приехал в Таллинн или же родился в нем уже после начала шестидесятых годов, массивное здание угрюмо-серого цвета казалось непонятным, чуждым, откровенно загадочным»_ Именно так!!! Когда я, впервые ребенком случайно вышел на эту церковь, именно такие чувства она породила. И захотелось побыстрее покинуть это место. Хорошо это помню.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Мужик обеспечивает пернатых кормом. Март 2018. Таллин, Ратушная площадь.

Мужик обеспечивает пернатых кормом. Март 2018. Таллин, Ратушная площадь. Чайки, любовь и голуби в Средневековом Таллине. Март 2018 года. Мужик обеспечивает ...

Читать дальше...

Аномальная зона в Таллине. Ратушную площадь располовининло снегом!

Аномальная зона в Таллине. Ратушную площадь располовининло снегом! Март 2018 года. Сторона Тепла, и Сторона Холода.    

Читать дальше...

Ратман Якоб Иоганн фон Гонзиор и его супруга Амалия Констанция. Снимок шестидесятых годов позапрошлого столетия.

Наследие ратмана Якоба Гонзиора: фонд, улица, социальное жилье в Ревеле

Начало очередного ремонта одной из основных магистралей центра столицы заставляет вновь вспомнить человека, которого величали «таллиннским Рокфеллером». Корреспондент издания "Esmaspäev", присвоивший ...

Читать дальше...

Таллин: В Старый Город пришла Весна!

В Старый Город пришла Весна! Наши таллинские красавицы вместе с Городским Стражником поднимают настроение. Автор видеоблога «Переулки.Таллин»: http://ee.dobro.ee Linda Ronstadt - You're ...

Читать дальше...

Воспоминания Старого Томаса

Таллинская фабрика «Калев» знакомит сладкоежек с историей. Например, в магазинах Эстонии можно отыскать коробку конфет «Tales of Talliin / Истории ...

Читать дальше...

Плакат кинофильма «Красная палатка» в советском прокате. 1969 год.

Полярный порт Кингсбей в Рыбной гавани: как Клаудиа Кардинале по Каламая в Таллине гуляла

Пол века тому назад в Таллинне проходили съемки советско-итальянской художественной киноленты «Красная палатка». «Таллиннцы уже привыкли к тому, что улицы и ...

Читать дальше...

Городской Стражник Ревеля, поздравляет ВСЕХ женщин с праздником 8 марта

Городской Стражник Ревеля, поздравляет ВСЕХ женщин с праздником 8 марта, и дарит настроение! Автор видеоблога «Переулки.Таллин»: http://ee.dobro.ee  

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!