А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Есть внешне ничем не примечательная улочка в районе Вышгорода. И даже, кажется, официального названия не имеет. Но интересна тем, что она - самая узкая в городе. Отсюда и народное название "улица пьяного рыцаря". Мол, когда рыцарь пьян настолько, что ходить не в состоянии, он мог по ней пройтись, опираясь руками за дома, находящихся с двух сторон. Однажды две дамы в пышных платьях застопорили на ней движение. Одновременно они пройти по ней не могли, а уступить одна-другой дорогу - не желали. Народу вокруг собралось - тьма! Все ругаются, а сделать ничего не могут. Один молодчик из простых людей сообразил как быть. Говорит, пусть та, что моложе уступит дорогу той, что старше. Дамы настолько перепугались, что одновременно развернулись боком и протиснулись мимо друг-друга по улице.
Хроники Таллина
Говорят так:
В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев. Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29. Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе. Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии, Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца. Хук напомнил царю о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то Петр и наделил Хука и его наследников привилегией растить перед своим домом два дерева, чтобы они давали тень в теплые летние дни . Так и растут эти единственные на улицах Нижнего города деревья. Нынешние липы были посажены в прошлом столетии, видимо, на смену первым, высаженным при царе Петре.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие.

С транслитерацией названий подавляющего большинства столичных церквей у сотрудников таллиннских СМИ, выходящих на русском языке, особых проблем не возникает. Обликом новая церковь должна была отличаться от средневековых предшественниц.

Церковь прихода Вефиль на первоначальном проекте 1935 года...

Церковь прихода Вефиль на первоначальном проекте 1935 года…

Но нет, как известно, правил без исключения: сакральная постройка по адресу: улица Преэси, 5, за два последних десятилетия нервов репортерам и редакторам подпортить смогла немало.

Это по-эстонски звучит просто и естественно: Peeteli kirik. А попробуй-ка с ходу перевести имя церкви на русский? В лучшем случае родится невнятное «Пеэтельская». В худшем — созвучная «Вифлеемская».

Подобные переводческие казусы — свидетельство слабого знакомства не только с библейской топографией, но и с русской периодикой, которая издавалась в столице Эстонии до Второй Мировой войны.

Ее-то сотрудники никаких сомнений по поводу мнимой топонимической загадки, похоже, не испытывали. Сакральная постройка в Пельгулинне была для них «Вефильской кирхой». Или — «церковью прихода Вефиль».

Библейские аллюзии

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

…,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Вефиль в Синодальном переводе Библии, изначально же — Бейт-Эль, что на иврите значит «Дом Божий», — один из главных городов древнего Израильского царства.

Своим названием, согласно Книге Бытия, он обязан патриарху Иакову: именно здесь он увидел во сне соединяющую землю и небеса лестницу. И понял, что ему открылся Всевышний.

Не совсем ясно, впрочем, чем именно этот ветхозаветный сюжет настолько вдохновил членов созданного в Пельгулинне 23 апреля 1927 года прихода Эстонской евангелической лютеранской церкви.

Однако нет причин сомневаться: именно он вдохновлял прихожан при выборе названия. Возможно — в силу того, что топоним «Пельгулинн» — смысловой аналог описанного в Библии «города-убежища».

Защиту в них, согласно Пятикнижию Моисея, могли получить лица, совершившие непреднамеренное убийство, и, проживая в пределах их стен, раз и навсегда получить защиту от алчущих кровной мести.

Правда, среди шести упомянутых Ветхим Заветом городов-убежищ Бейт-Эль, или Вефиль, отсутствовал. Но таллиннский Пельгулинн, если верить городским легендам, исполнял в седом Средневековье вполне схожие функции.

Убежища в Пельгулинне искали проштрафившиеся перед ревельской властью. Территория эта относилась к владениям Верхнего города: руки у магистрата до нее не дотягивались. Смог укрыться в здешних лесах — значит, неподсуден.

Леса, если и не вырубили, то изрядно проредили во время двух осад Ревеля в годину Ливонской войны. Небольшое поселение на их месте возникло уже в конце ХVII века, но расцвет Пельгулинна настал только двумя столетиями позже.

Здесь, на заболоченных, бесперспективных, с точки зрения земледелия, территориях, активно начало строиться недорогое жилье для приходивших в город на заработки вчерашних крестьян.

К началу прошлого, XX, века предместье Пельгулинн стало одним из основных эстонских «противовесов» преимущественно немецкому по населению центру губернского города Ревеля.

Дух эпохи

Эстонскому району была необходима собственная, эстонская, церковь — не имевшая средневекового прошлого и отличная от сакральных построек ганзейских времен чисто внешне.

Проект кирхи для Пельгулинна, составленный в 1935 году архитектором Виктором Рейнхардтом, требованиям этим удовлетворял вполне: прообразы его можно отыскать в церковном зодчестве тогдашней Дании.

Настроениям в эстонском обществе тридцатых годов такой вариант соответствовал: если к остзейскому наследию относились с откровенной прохладой, то к отголоскам датского периода в истории Эстонии — вполне позитивно.

Похоронили проект Рейнхардта соображения не эстетические, а финансовые. К искреннему сожалению: будь он реализован, в городе, «датском» по своему происхождению, появился бы образчик собственно датской архитектуры.

Проект, разработанный Эугеном Захариусом в следующем году, столь радикально с местной архитектурной традицией не рвал. А главное — был, вероятно, более осуществим на практике. В том числе — и в силу своего подчеркнутого аскетизма.

Не прибегая к внешнему декору, здание Эуген Захариус спроектировал эффектное. Многое, если не всё, было в нем в новинку.

Асимметрично поставленная колокольня. Паровое отопление и электрическое освещение. Модернистские витражи.

«С открытием Вефильской церкви жители Пельгулинна обзавелись собственным храмом, — писала «Rahvaleht». — Ее остроконечная башня видна над крышами далеко от улицы Преэси, где она расположена».

Последнее обстоятельство было особенно ценно. По сути, небо столицы пронзил первый шпиль, воздвигнутый за годы независимости. Вертикалями прежних эпох отыскался достойный ответ.

Пора утрат

Вторую мировую войну Пельгулинн пережил без существенных потерь, хотя бомбардировкой марта 1944 года задело и здешнюю церковь.

Взрывной волной, в частности, выбило окна, а с ними — и витражи. Из-под потолка обрушились стильные люстры — но всё же это было несравнимо с утратами той же Нигулисте.

Роковыми для памятника сакральной архитектуры стали не военные сороковые, а сугубо, казалось бы, мирные шестидесятые годы. Первая их половина: время возобновления гонений на религию.

Затерянная на отдаленной окраине церковь глаза тогдашним властям мозолила, к счастью, не слишком: в отличие от православной своей сестры на улице Манеэжи — до сноса здания дело не дошло.

Распорядиться с добротной каменной постройкой решили по-иному: в 1962 году храм закрыли и передали Эстонскому телевидению. Внутреннее пространство разгородили, приспособив под студию звукозаписи и съемочный павильон.

Ставшие ненужными огромные окна замуровали. Устремленный в небо шпиль — демонтировали.

Старожилы припоминают: к следующей весне выбеленное здание необъяснимым образом само по себе посерело — словно укуталось в траур.

Знающие люди были в курсе: в прежней кирхе снимались телеконцерты и возводились декорации для съемок фильмов — здесь, в частности, рождались сцены из таких культовых некогда лент, как «Венская почтовая марка» и «Арабелла — дочь пирата».

Для рядовых же жителей окрестных районов — тех особенно, кто приехал в Таллинн или же родился в нем уже после начала шестидесятых годов, массивное здание угрюмо-серого цвета казалось непонятным, чуждым, откровенно загадочным.

***

Безвременье растянулось на три десятилетия. Лишь в 1992 году телевизионщики из амортизированных помещений съехали. Следом за прихожанами в возвращенный храм пришли строители — работы им хватило не на один год.

В ноябре 2006 года над выбеленными наново стенами вновь вознесся стройный медный шпиль.

Венчающий его крест на золоченом яблоке указывал конфессиональную принадлежность храма однозначно.

Одним загадочным строением на территории Пыхья-Таллинна стало меньше.

Но это — именно та утрата, которую никак не назовешь ни горькой, ни досадной. Ни утратой, пожалуй, как таковой.

Скорее — это обретение. Обретение предместьем Пельгулинн самой характерной архитектурной доминанты. А названием самого предместья — еще и стародавнего, исконного, значения.

Ведь добрых двадцать лет церковь прихода Вефиль дает приют детям, которые нуждаются в социальной защите. А значит, роль убежища Пельгулинн выполняет по-прежнему.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







1 комментарий к записи “Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине”

  • TLN:

    «Для рядовых же жителей окрестных районов — тех особенно, кто приехал в Таллинн или же родился в нем уже после начала шестидесятых годов, массивное здание угрюмо-серого цвета казалось непонятным, чуждым, откровенно загадочным»_ Именно так!!! Когда я, впервые ребенком случайно вышел на эту церковь, именно такие чувства она породила. И захотелось побыстрее покинуть это место. Хорошо это помню.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!