А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В Домском соборе /Доминиканской церкви/ похоронен мореплаватель Крузенштерн. А еще там есть "Плита счастья". Если стоя на ней загадать желание оно обязательно сбудется. И находится она недалеко от входа. Может это и есть «надгробие» неисправимого таллинского Дон Жуана!?
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Метроном
  • Blog stats
    • 1196 posts
    • 4 comments
    • 19 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 232 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия Пауля Бурмана.

Живописцу Паулю Бурману определенно не повезло.

Если его и не путают с братом — архитектором Карлом Бурманом, то вспоминают, чаще всего, как первого в эстонской живописи художника-анималиста.

Оно, конечно, абсолютно справедливо. И вполне заслужено — но не «братьями меньшими» едиными: один из самых ярких «портретов» весеннего Таллинна выпало создать именно ему, Паулю Бурману, чуть более ста лет назад.

Взгляд со стороны

«Ратушная площадь» Пауля Бурмана — картина из собрания Энна Кунила. 1916 год.

«Ратушная площадь» Пауля Бурмана — картина из собрания Энна Кунила. 1916 год.

В истории эстонского искусства Пауль Бурман стоит несколько в стороне — особняком, так сказать.

Первая встреча будущего художника с Эстонией состоялась в возрасте четырех лет: отец-остзеец, не сыскав счастья на Украине, счел разумным вернуться с семьей в родные эстляндские края.

Гимназическое образование Пауль получал в Реальном училище императора Петра Великого. Имя самодержца не должно вводить в заблуждение: школа эта считалась в Ревеле оплотом немецкого духа.

Художественные навыки Бурман оттачивал в учебных заведениях Санкт-Петербурга, Москвы, Риги, наконец — Парижа городов, по масштабам и сути своей — интернациональных, космополитичных, столичных.

Начала живописи он, правда, постигал в школе-студии Антса Лайкмаа — патриарха эстонского искусства С 1910 года его работы экспонировались на выставках эстонского искусства, но эстонским языком в совершенстве так толком никогда и не овладел.

Наиболее тесные знакомства с земляками-эстонцами сложились у Пауля Бурмана, когда в 1912-1913 годах он жил в Париже, плотно общаясь с будущими членами художественно-литературного объединения «Noor Eesti».

Из Франции двадцатипятилетний художник отправляется в творческую поездку по Германии, но Мировая война заставила вернуться домой. Посетив Крым, в 1915-м Пауль Бурман окончательно осел в Ревеле.

А еще через год, если принимать датировку искусствоведов на веру, написал едва ли не самую успешную, а с недавних пор — и самую узнаваемую таллиннскую картину: «Ратушную площадь».

И неудивительно: городской пейзаж в ту пору считался вотчиной преимущественно немецких художников — открыть для себя город эстонским живописцам только предстояло.

Реликты прошлого

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Собственно, никакой Ратушной площади в Ревеле начала XX века не было — был Большой рынок.
И хотя рыночная торговля вот уже добрых полтора десятилетия перебралась туда, где нынче идет реконструкция парка Таммсааре, отголосок былой специализации площади на полотно Бурмана попал.

Слева панораму северного фронта застройки закрывает низкая одноэтажная постройка—лавки и магазинчики, пристроенные на рубеже ХVII-ХVIII столетий к зданию важни — палаты контрольных городских весов.

Чуть поодаль стоит с полдюжины извозчичьих пролеток — было бы странно, если бы Бурман, буквально одержимый лошадьми, не воспользовался этим мотивом для введения в пространство картины любимых животных.

Не исключено, впрочем, что появились они здесь не только исключительно в силу авторских симпатий: едва ли не всю вторую половину позапрошлого века ревельские «водители кобылы» боролись за право парковать экипажи именно здесь.

Магистрат, а позднее — городская дума с желанием этим время от времени боролись. Дескать, под стоянку выделен участок от Башмачной улицы до Малой Монашеской — и нечего претендовать на иные: и без того пешеходам в средневековом центре тесновато.

К началу Первой мировой войны у отцов города добавилась новя городская боль: на ревельские улицы всё чаще стали выезжать автомобили. Так что властям стало, как говорится, не слишком до извозчиков — на шоферов бы управу найти!

Так что нельзя исключать: в день, когда Бурман сел перед мольбертом, установленным, видимо, у окна дома на углу нынешних улиц Дункри и Куллассепа, одноконные экипажи у лавочек важни и вправду стояли.

Явочным, что называется, порядком — без официального на то разрешения. Но оказались запечатлены живописцем — и тем самым, скорее всего даже не подозревая о том, обрели художественное бессмертие.

Игры с реальностью

Живописное полотно, как ни крути, всё-таки не фотографический снимок: художнику, а уж такому, как Пауль Бурман, — в особенности, ничего не стоило чуть «подкорректировать» увиденную реальность.

Современники называли его «запоздалым провозвестником импрессионизма» — художественного направления, для которого сиюминутное впечатление важнее и ценнее, чем скрупулезная точность отдельных деталей.

Едва ли не первыми импрессионисты в свое время вышли из замкнутого пространства студии на пленэр. Писать картину на основании сделанных предварительно эскизов казалось им не то чтобы недопустимым — попросту немыслимым.

Познакомившийся с творчеством импрессионистов в Париже Бурман принял их идеологию и творческую программу целиком и полностью. Однако (опять-таки, если верна датировка «Ратушной площади») почему-то решил отступить от принципов.

Отступление это бросается в глаза знатоку таллиннской старины неизбежно: прямо по центру картины красуется бывшее здание мясного ряда — дом по адресу: Раэкоя, 15, современному таллиннцу известный как ресторан русской кухни «Тройка».

Приглядевшись, совсем не трудно заметить: фасад его несколько отличается от того, что высится на восточной стороне Ратушной площади. Выглядит он куда более старомодно, чем в наши дни, если не сказать — откровенно архаично.

Так оно и есть: украшенный двумя готическими нишами фронтон числился наиболее древним в Ревеле. И утрата его в угоду архитектурным симпатиям домовладельца начала XX века уже тогда воспринималась с досадой.

Кулисой в стиле необарокко, спроектированной Карлом Юргенсоном, фасад здания обзавелся не позднее 1915 года. Увидеть его год спустя в том виде, в каком запечатлен он на полотне Бурмана, было невозможно.

Ошибочна ли датировка создания картины 1916 годом? Или же художник, сам того не заметив, изобразил здание не таким, как было оно в реальности, а таким, как чем-то запомнилось оно ему прежде?

Историческая палитра

Как бы не обстояло дело в действительности, самое ценное в «Ратушной площади» Бурмана — не абрис архитектурных памятников, а насыщенная, солнечная, весенняя палитра.

Колористом художник был отменным: все мыслимые переливы — от палевого до мандаринового — щедро
расплескались у него по фасадам окрестных зданий и черепичным крышам.

Иссиня-черная жесть, которой покрыт дом по адресу: Ратушная площадь, 17 в правой части картины — и та блестит черноземом на дне лужи. Лишь угол самой ратуши удивляет невнятностью окраса.

Здесь Бурман не изменил реальности: сложно теперь, пожалуй, уже и представить, но в детстве даже ныне здравствующих таллиннских старожилов дом заседания городских властей не был седовато-серым, доломитовым.

Впервые каменные ратушные стены были оштукатурены, по всей видимости, в первой половине XVII столетия. Планировалось даже расписать их портретами шведских монархов по главному фасаду, но дальше планов дело не пошло.

На старейших изображениях ревельской ратуши, датированных второй половиной следующего, XVIII, века, следов доломитовой кладки тоже не отличить: входивший в моду классицизм требовал плотной, гладкой, равномерной штукатурки.

На акварелях и раскрашенных литографиях цвет ратушной штукатурки до середины позапрошлого столетия варьируется между соломенным и канареечным. Вполне во вкусе эпохи: «желтизна правительственных зданий» станет позднее ее «брендом»

На рубеже пятидесятых-шестидесятых годов XIX века в ревельскую архитектуру начал проникать историцизм. В духе его была «отреставрирована» и ратуша: окнам придали стрельчатую форму, а фасады пущей «старины» ради перекрасили в оливковый.

Лет сто с небольшим назад ревнители местной старины обсуждали: пора, мол, вернуть городской думе ее исторический облик, очистив от позднейших «доделок» с «переделками», но, опятъ-таки, Первая мировая война помешала.

Она же, кстати, спасла для потомков два киоска под причудливыми барочными крышами, прилепившиеся к западному фасаду ратуши: решение удалить их как позднейшие было принято отцами города весной 1914-го.

Один из уцелевших благодаря военному лихолетью ларьков заметен и на полотне Бурмана Сложись история чуть по-иному — и оно, вероятно, могло стать последним свидетельством существования пристройки.

***

Паулю Бурману было отведено прожить менее полувека: 3 июня 1934 года, сорокашестилетним, он скончался. Работы его вошли в золотой фонд эстонского искусства и в художественную летопись Таллинна.

Ознакомиться с самой весенней из них — «Ратушной площадью» — равно как и с другими работами эстонских художников первой половины XX века из коллекции Энна Кунила, можно на выставке «Радость в центре города».

В помещениях таллиннской ратуши она проработает еще две недели — до 1 мая. Так что, если еще не были, — стоит поспешить. Хотя бы затем, чтобы увидеть ревельскую весну столетней давности во всей ее красе…

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Рыболовецкое судно, названное в честь капитана Георга Каска, до сих пор бороздит моря — хотя теперь и под иным именем.

Георг Каск, капитан и траулер: две достойные даты

Со дня рождения одного из создателей рыбной промышленности Эстонии второй половины XX века — капитана Георга Каска — пройдет в ...

Читать дальше...

Церковь Святого Духа — со времен Реформации оплот эстонского языка в немецком по духу и языку правящей элиты Ревеле конца Средневековья — начала Нового времени.

«Mynno toyuetan, nink wannun»: эстонский в средневековом Ревеле

Эстонский язык звучал в Таллинне задолго до того как летом 1919 года впервые в своей истории обрел статус государственного. День родного ...

Читать дальше...

Главный фасад здания бани на улице Вана-Каламая, 9а полвека тому назад.

Баня на улице Вана-Каламая в Таллине: Мельпомена в парилке

Старейшей из действующих и одновременно — самой красивой общественной бане Таллинна исполняется девяносто лет. Фраза «сходил в театр, заодно и помылся» ...

Читать дальше...

Празднование Дня независимости Эстонии на площади Вабадузе в 1919 году.

24 февраля 1919 года: дебют Дня независимости Эстонии

День независимости Эстонской Республики был впервые отпразднован ровно сто лет назад. Список государственных праздников Эстонской Республики День независимости открывает не столько ...

Читать дальше...

Пуск механизма ратушных часов. Фото из журнала "Pilt ja Sõna", 1957 год.

«Зоркий глаз ратушного фасада»: таллинские столичные часы номер один

Часы таллиннской ратуши сообщают точное время горожанам и гостям города вот уже более полутора столетий. Сложно даже осознать, что являются они ...

Читать дальше...

Орудие береговой батареи Морской крепости императора Петра Великого на острове Нарген (Найссаар). Снимок до 1917 года.

Морская крепость Петра Великого в Ревеле: не выученный урок истории

Ровно сто один год назад неприятелю было сдано одно из самых совершенных фортификационных сооружений на побережье Балтийского моря. Что удивительно ...

Читать дальше...

Нечетная сторона застройки бульвара Эстония накануне Второй мировой войны. Дом Рубинштейна — по центру.

Дом Рубинштейна на бульваре Эстония: утраченный акцент таллиннского «сити»

За невыразительным, если не сказать—безликим, послевоенным фасадом на нечетной стороне бульвара Эстония скрывается один из самых представительных жилых домов столицы ...

Читать дальше...

Хозяйственная постройка на мызе Харку
© SPUTNIK / ВЛАДИМИР БАРСЕГЯН

Мир эстонских мыз — скромное обаяние семейных усадеб

На автобусе вместе с группой любознательных туристов и гидом Дмитрием Унтом корреспондент Sputnik Эстония отправилась в увлекательное путешествие, чтобы заглянуть ...

Читать дальше...

© SPUTNIK / ВАДИМ АНЦУПОВ
Это руины бывших зданий в нижней части Копли, которые станут частью новых домов

Гадкий утенок Копли: вчера, сегодня, завтра самого необычного района Таллинна

Sputnik Эстония совершил путешествие в прошлое, настоящее и будущее самого колоритного и отчужденного района Таллинна, который в скором времени превратится ...

Читать дальше...

Ходы, фундаменты, пороховой погреб бастион Сконе в Таллине, раскрывает секреты.

Что скрывает внутри себя самый большой из пояса былых таллиннских бастионов и какой была его биография на протяжении последних трех ...

Читать дальше...

Барон Николай фон Глен сам спроектировал замок и принимал активное участие в его строительстве. Фото: Вадим Анцупов

Таллиннский район Нымме — город, который построил Глен

Один из самых зелёных районов Таллинна — Нымме — когда-то был самостоятельным городом и престижным местом отдыха. Город Нымме был ...

Читать дальше...

Как Петр I в Ревеле мызы покупал

В начале 18 века, после первого посещения Ревеля, Петр I полюбил этот город и вместе с супругой и светлейшим князем ...

Читать дальше...

В конце года в Кадриоргском дворце состоялась презентация весьма объемного труда Игоря Коробова «Эстляндское имматрикулированное дворянство».

Разоблачение Михельсона, в новой книге Эстляндское имматрикулированное дворянство

В конце декабря в Таллинне состоялось событие, которого многие – по вполне понятным причинам – не заметили. Предпраздничная пора – ...

Читать дальше...

Автор Игорь Коробов и редактор Артур Модебадзе во время презентации книги ««Эстляндское имматрикулированное рыцарство» на ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction в Москве в декабре минувшего года.

Уникальное, без преувеличения, издание на русском языке посвященное истории Эстляндского рыцарства, увидело свет в Таллинне.

От самого слова «гербовник» веет почтенностью, седой стариной и сладковатым запахом пыли. Ему бы стоять в архивном зале Национальной библиотеки, рядом ...

Читать дальше...

«Вилсанди», «Стенсо» и «Ханси»: эстонские суда на Дороге Жизни

Три четверти века назад — 19 ноября 1944 года — завершился один из самых трагических эпизодов Второй мировой войны: была ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!