Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В 1940 году, после вхождения Эстонии в Советский Союз, Нымме был присоединен к Таллинну на правах района. Разговоры о восстановлении статуса города велись в начале 80-х годов, но то время жители побоялись лишиться снабжения, полагающегося столице союзной республики. Сегодня представить себе Таллинн без Нымме уже невозможно. Как и Нымме – без Таллинна.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Таллинн имеет свой флаг - с тремя голубыми и тремя белыми полосками, он был частично заимствован из древнего датского флага. Как гласит легенда, флаг упал с небес после битвы за крепость Таллинна. Однако, другая легенда утверждает, что упавший с неба флаг, был дарован Господом Богом датчанам, и с тех самых пор, стал государственным флагом Дании: белый опрокинутый крест на красном фоне.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1358 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.6 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия Пауля Бурмана.

Живописцу Паулю Бурману определенно не повезло.

Если его и не путают с братом — архитектором Карлом Бурманом, то вспоминают, чаще всего, как первого в эстонской живописи художника-анималиста.

Оно, конечно, абсолютно справедливо. И вполне заслужено — но не «братьями меньшими» едиными: один из самых ярких «портретов» весеннего Таллинна выпало создать именно ему, Паулю Бурману, чуть более ста лет назад.

Взгляд со стороны

«Ратушная площадь» Пауля Бурмана — картина из собрания Энна Кунила. 1916 год.

«Ратушная площадь» Пауля Бурмана — картина из собрания Энна Кунила. 1916 год.

В истории эстонского искусства Пауль Бурман стоит несколько в стороне — особняком, так сказать.

Первая встреча будущего художника с Эстонией состоялась в возрасте четырех лет: отец-остзеец, не сыскав счастья на Украине, счел разумным вернуться с семьей в родные эстляндские края.

Гимназическое образование Пауль получал в Реальном училище императора Петра Великого. Имя самодержца не должно вводить в заблуждение: школа эта считалась в Ревеле оплотом немецкого духа.

Художественные навыки Бурман оттачивал в учебных заведениях Санкт-Петербурга, Москвы, Риги, наконец — Парижа городов, по масштабам и сути своей — интернациональных, космополитичных, столичных.

Начала живописи он, правда, постигал в школе-студии Антса Лайкмаа — патриарха эстонского искусства С 1910 года его работы экспонировались на выставках эстонского искусства, но эстонским языком в совершенстве так толком никогда и не овладел.

Наиболее тесные знакомства с земляками-эстонцами сложились у Пауля Бурмана, когда в 1912-1913 годах он жил в Париже, плотно общаясь с будущими членами художественно-литературного объединения «Noor Eesti».

Из Франции двадцатипятилетний художник отправляется в творческую поездку по Германии, но Мировая война заставила вернуться домой. Посетив Крым, в 1915-м Пауль Бурман окончательно осел в Ревеле.

А еще через год, если принимать датировку искусствоведов на веру, написал едва ли не самую успешную, а с недавних пор — и самую узнаваемую таллиннскую картину: «Ратушную площадь».

И неудивительно: городской пейзаж в ту пору считался вотчиной преимущественно немецких художников — открыть для себя город эстонским живописцам только предстояло.

Реликты прошлого

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Собственно, никакой Ратушной площади в Ревеле начала XX века не было — был Большой рынок.
И хотя рыночная торговля вот уже добрых полтора десятилетия перебралась туда, где нынче идет реконструкция парка Таммсааре, отголосок былой специализации площади на полотно Бурмана попал.

Слева панораму северного фронта застройки закрывает низкая одноэтажная постройка—лавки и магазинчики, пристроенные на рубеже ХVII-ХVIII столетий к зданию важни — палаты контрольных городских весов.

Чуть поодаль стоит с полдюжины извозчичьих пролеток — было бы странно, если бы Бурман, буквально одержимый лошадьми, не воспользовался этим мотивом для введения в пространство картины любимых животных.

Не исключено, впрочем, что появились они здесь не только исключительно в силу авторских симпатий: едва ли не всю вторую половину позапрошлого века ревельские «водители кобылы» боролись за право парковать экипажи именно здесь.

Магистрат, а позднее — городская дума с желанием этим время от времени боролись. Дескать, под стоянку выделен участок от Башмачной улицы до Малой Монашеской — и нечего претендовать на иные: и без того пешеходам в средневековом центре тесновато.

К началу Первой мировой войны у отцов города добавилась новя городская боль: на ревельские улицы всё чаще стали выезжать автомобили. Так что властям стало, как говорится, не слишком до извозчиков — на шоферов бы управу найти!

Так что нельзя исключать: в день, когда Бурман сел перед мольбертом, установленным, видимо, у окна дома на углу нынешних улиц Дункри и Куллассепа, одноконные экипажи у лавочек важни и вправду стояли.

Явочным, что называется, порядком — без официального на то разрешения. Но оказались запечатлены живописцем — и тем самым, скорее всего даже не подозревая о том, обрели художественное бессмертие.

Игры с реальностью

Живописное полотно, как ни крути, всё-таки не фотографический снимок: художнику, а уж такому, как Пауль Бурман, — в особенности, ничего не стоило чуть «подкорректировать» увиденную реальность.

Современники называли его «запоздалым провозвестником импрессионизма» — художественного направления, для которого сиюминутное впечатление важнее и ценнее, чем скрупулезная точность отдельных деталей.

Едва ли не первыми импрессионисты в свое время вышли из замкнутого пространства студии на пленэр. Писать картину на основании сделанных предварительно эскизов казалось им не то чтобы недопустимым — попросту немыслимым.

Познакомившийся с творчеством импрессионистов в Париже Бурман принял их идеологию и творческую программу целиком и полностью. Однако (опять-таки, если верна датировка «Ратушной площади») почему-то решил отступить от принципов.

Отступление это бросается в глаза знатоку таллиннской старины неизбежно: прямо по центру картины красуется бывшее здание мясного ряда — дом по адресу: Раэкоя, 15, современному таллиннцу известный как ресторан русской кухни «Тройка».

Приглядевшись, совсем не трудно заметить: фасад его несколько отличается от того, что высится на восточной стороне Ратушной площади. Выглядит он куда более старомодно, чем в наши дни, если не сказать — откровенно архаично.

Так оно и есть: украшенный двумя готическими нишами фронтон числился наиболее древним в Ревеле. И утрата его в угоду архитектурным симпатиям домовладельца начала XX века уже тогда воспринималась с досадой.

Кулисой в стиле необарокко, спроектированной Карлом Юргенсоном, фасад здания обзавелся не позднее 1915 года. Увидеть его год спустя в том виде, в каком запечатлен он на полотне Бурмана, было невозможно.

Ошибочна ли датировка создания картины 1916 годом? Или же художник, сам того не заметив, изобразил здание не таким, как было оно в реальности, а таким, как чем-то запомнилось оно ему прежде?

Историческая палитра

Как бы не обстояло дело в действительности, самое ценное в «Ратушной площади» Бурмана — не абрис архитектурных памятников, а насыщенная, солнечная, весенняя палитра.

Колористом художник был отменным: все мыслимые переливы — от палевого до мандаринового — щедро
расплескались у него по фасадам окрестных зданий и черепичным крышам.

Иссиня-черная жесть, которой покрыт дом по адресу: Ратушная площадь, 17 в правой части картины — и та блестит черноземом на дне лужи. Лишь угол самой ратуши удивляет невнятностью окраса.

Здесь Бурман не изменил реальности: сложно теперь, пожалуй, уже и представить, но в детстве даже ныне здравствующих таллиннских старожилов дом заседания городских властей не был седовато-серым, доломитовым.

Впервые каменные ратушные стены были оштукатурены, по всей видимости, в первой половине XVII столетия. Планировалось даже расписать их портретами шведских монархов по главному фасаду, но дальше планов дело не пошло.

На старейших изображениях ревельской ратуши, датированных второй половиной следующего, XVIII, века, следов доломитовой кладки тоже не отличить: входивший в моду классицизм требовал плотной, гладкой, равномерной штукатурки.

На акварелях и раскрашенных литографиях цвет ратушной штукатурки до середины позапрошлого столетия варьируется между соломенным и канареечным. Вполне во вкусе эпохи: «желтизна правительственных зданий» станет позднее ее «брендом»

На рубеже пятидесятых-шестидесятых годов XIX века в ревельскую архитектуру начал проникать историцизм. В духе его была «отреставрирована» и ратуша: окнам придали стрельчатую форму, а фасады пущей «старины» ради перекрасили в оливковый.

Лет сто с небольшим назад ревнители местной старины обсуждали: пора, мол, вернуть городской думе ее исторический облик, очистив от позднейших «доделок» с «переделками», но, опятъ-таки, Первая мировая война помешала.

Она же, кстати, спасла для потомков два киоска под причудливыми барочными крышами, прилепившиеся к западному фасаду ратуши: решение удалить их как позднейшие было принято отцами города весной 1914-го.

Один из уцелевших благодаря военному лихолетью ларьков заметен и на полотне Бурмана Сложись история чуть по-иному — и оно, вероятно, могло стать последним свидетельством существования пристройки.

***

Паулю Бурману было отведено прожить менее полувека: 3 июня 1934 года, сорокашестилетним, он скончался. Работы его вошли в золотой фонд эстонского искусства и в художественную летопись Таллинна.

Ознакомиться с самой весенней из них — «Ратушной площадью» — равно как и с другими работами эстонских художников первой половины XX века из коллекции Энна Кунила, можно на выставке «Радость в центре города».

В помещениях таллиннской ратуши она проработает еще две недели — до 1 мая. Так что, если еще не были, — стоит поспешить. Хотя бы затем, чтобы увидеть ревельскую весну столетней давности во всей ее красе…

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пожарный расчёт. г.Таллин, Коплиская пожарная станция 1948 год.

Коплиская пожарная станция в Таллине, празднует 110-летие!

Сегодня нашей спасательной команде Копли 110 лет! пожарная станция, созданная для защиты завода Беккера, порта и поселения, в настоящее время ...

Читать дальше...

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!