А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В старые времена часто шутили, что Город хромает на одну ногу. Дело в том, что в Вышгород из Нижнего города когда-то вели лишь две улицы - Пикк Ялг (Длинная Нога) и Люхике Ялг (Короткая нога). В Таллинне есть улочки настолько узкие, что две дамы в громадных кринолинах никак не могли разойтись на них. Их кавалерам приходилось драться за право своей спутницы пройти по улице первой.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1149 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь не менее привлекателен и интересен.

Для нескольких поколений таллиннцев он стал таким же символом города, как Длинный Герман с Толстой Маргаритой, «Три сестры» с «Тремя братьями» или деревянная застройка предместий.

Сложно в наши дни даже и представить, что еще в начале минувшего столетия никакого сквера здесь не то что не было — не предвиделось даже в самой отдаленной перспективе.

Появившийся случайно в первой четверти XX века, едва не сгинувший ближе к началу второй его трети, он готовится преобразиться в начале нынешнего, третьего тысячелетия.

Бойкое место

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

О том, что за домами нечетной стороны Систренской улицы находится естественный плитняковый обрыв, гость административного центра Эстляндской губернии мог и не догадываться.

Разглядеть уступ глинта ни с тротуара, ни с проезжей части никакой возможности не было. Равно как и высящийся над ним вышгородский особняк Тизенгаузенов — уличная застройка мешала. Сто с лишним лет назад на месте сквера на улице Нунне высились жилые дома.

Формироваться здесь она начала, вероятно, на рубеже ХII-ХIV столетий и выглядела примерно так, как на уцелевшем после Второй мировой войны отрезке улицы Рюйтли: готические фронтоны над узкими фасадами.

Элементы средневековой архитектуры здешние здания утратили относительно рано: на прорисовках уличной застройки, выполненных служащими Ревельской инженерной команды в 1825 году, следы старины практически незаметны.

Тщетно искать их и на старейших фотографиях нынешней улицы Нунне, сделанных в самом конце позапрошлого века: их авторы запечатлели довольно-таки безликие постройки в духе аскетичного до унылости позднего классицизма.

Современным специалистам, возможно, удалось бы извлечь из-под позднейшей штукатурки какие-то элементы изначального архитектурного убранства — да вот достоять до внедрения принципов научной реставрации постройкам оказалось не дано.

Слишком уж на бойком месте они стояли: после того как в начале Коппельской дороги выросли корпуса Балтийского вокзала тихая прежде Систренская улица стала стремительно превращаться в одну из городских магистралей.

Там, где совсем недавно можно было встретить разве что жителей предместий, направляющихся на шумевший под стенами ратуши Большой рынок, отныне ежедневно проходили десятки, если не сотни приезжих.

Значительная часть их нуждалась в крыше над головой — хотя бы временной. Нет потому ничего удивительного, что владелец трех домов по нечетной стороне теперешней Нунне решил пойти им навстречу.

Мечты о Сааринене

Снос построек и благоустройство будущего сквера. Середина двадцатых годов XX столетия.

Снос построек и благоустройство будущего сквера. Середина двадцатых годов XX столетия.

«Еще одна новая гостиница» — гласил заголовок заметки, опубликованной в конце февраля 1912 года на страницах газеты «Tallinna Teataja».

Автор ее сообщал, что владелец торгового дома Гершон Гуткин задумал снести принадлежащие ему дома у подножия Тоомпеа, построив на их месте фешенебельный отель.

«Обустроен он будет в соответствии со всеми требованиями удобства и комфорта наших дней, — заверяло издание. — Среди прочего в нем намечен просторный концертный зал».

К будущему строительству Гуткин — один из «текстильных королей» тогдашнего Ревеля — подготовился основательно: проект пятиэтажного здания был заказан у архитектора Элиэля Сааринена.

Обогатиться еще одним шедевром работы одного из самых знаменитых мастеров финского модерна Таллинну на этот раз не посчастливилось: через два года грянула Мировая война следом за ней — Революция.

Вместо этого история таллиннского судопроизводства начала двадцатых годов обогатилась долгим и затяжным процессом между городскими властями и владельцем злополучной недвижимости на нечетной стороне улицы Нунне.

Отцы города требовали незамедлительного приведения ее в порядок. Гуткин, ссылаясь на то, что инфляция полностью поглотила отложенные на строительство отеля полмиллиона царских рублей, искал повод отложить начало работ.

Вместо того, чтобы снести стоящие добрые лет десять с вынутыми оконными рамами и разобранными крышами руины, он предлагал то выкрасить окружавший их дощатый забор, то украсить его к праздничным дням «венками и гирляндами».

Строительный отдел к этим занятным предложениям отнесся без всякого интереса. К 1923 году здания были вначале отчуждены у былого владельца, а после—снесены. Компенсацию за них выплатили хозяину минимальную.

Что делать с образовавшейся на бойком месте «промоиной» город, похоже, и сам толком не знал. Во всяком случае ни о каких планах ее застройки тогдашние средства массовой информации не сообщают.

Всё, что удалось тогда сделать, — засыпать фундаменты да подвалы средневековых построек песком, уложить сверху дерн и засеять сверху травой: на один сквер в Таллинне стало больше.

В кабине лифта

Сложно сказать, как столичными властями, но столичными жителями девяностолетней давности новый сквер явно воспринимался как нечто временное.

Осенью 1928 года некий инженер Р. Бритцке выступил на страницах прессы с инициативой: Таллинну, городу, который расположен на двух уровнях, жизненно необходим… лифт.

С выкладками инженера сложно было не согласиться: он тщательно подсчитал, что в течение одного рабочего дня из Нижнего города в Верхний и обратно поднимаются-спускаются порядка десяти тысяч человек.

Ежедневно преодолевать тридцать пять метров Тоомпеаского холма, по мнению Бритцке, куда удобнее было бы не на своих двоих, а в кабине лифта или, скорее, фуникулера рассчитанного пассажиров на восемь-десять.

Стоимость сооружения самого подъемника определялась в одиннадцать тысяч крон. Еще порядка сорока тысяч следовало пустить на строительство двух станций: верхней во дворе дома по адресу: улица Кохту, 12, нижней — в сквере на Нунне.

Строительный отдел принял предложение Бритцке в целом благосклонно, однако был вынужден констатировать: свободных средств у города нет. А вот если господину инженеру удастся привлечь инвестиции со стороны частного капитала…

Частному капиталу, увы, оказалось совсем не до того: в 1929 году разразился мировой экономический кризис К проекту сооружения подъемника на Тоомпеа удосужились вернуться вновь только во второй половине тридцатых годов.

На этот раз речь шла уже не о фуникулере, а определенно о лифте. «Спрятать» его шахту планировали в башне, возведенной из традиционного для облика Старого Таллинна материала — плитняка-доломита.

Помимо собственно подъемника сооружение должно было вмещать в себя и кафе, которое планировалось разместить на верхней платформе: через его окна вид на город обещал открываться потрясающий.

В начале 1936 года городская управа, вроде бы, решила дать проекту «добро» и подыскать акционеров, которые готовы были бы построить подъемник и получить право на пользование им.

Период пользования определили в двадцать четыре года, после чего сооружение должно было безвозмездно перейти во владение столичных властей.

Второе рождение

Сложись история Эстонии по-иному, не исключено, что амбициозный проект был бы, на радость таллиннцам и туристам, реализован.

Подготовка к его реализации, во всяком случае, велась: в 1939 году, например, установленная в сквере на Нунне скульптура косули работы Яана Коорта внезапно «переехала» в парк Хирве.

На свое привычное место она вернулась, вероятно, либо в самом конце сороковых, либо же в начале пятидесятых годов. Разговоры о возможном преобразовании зеленого оазиса во что-либо к той поре уже стихли.

Самому скверу, правда, выпало пережить еще одну трансформацию, назвать которую успешной язык не поворачивается: от уровня улицы он оказался отгорожен опорной стеной — и стал недоступен для свободного посещения.

Когда в точности, а главное — по какой причине это произошло, не помнят в наши дни толком ни старожилы, ни краеведы. Предполагают лишь, что где-то полвека назад — при прокладке через территорию сквера труб теплоцентрали.

По большому счету—это, наверное, и не столь важно. Потому что еще до конца предстоящего лета малообъяснимый элемент паркового ландшафта будет наконец ликвидирован: сквер вновь станет сквером, а не «задником» для скульптуры косули.

«В наших ближайших планах — сооружение лестниц, которые свяжут сквер с тротуаром улицы Нунне, — рассказывает старейшина Кесклиннаской части города Владимир Свет. — будут также проложены пешеходные дорожки и установлены скамейки.

Кроме того, начаты работы по реставрации опорной стены Тоомпеа. Надеемся, что к очередной годовщине восстановления независимости Эстонии она получит эффективную подсветку.

Можно сказать, что сквер на улице Нунне переживет второе рождение — и вернется к горожанам еще более благоустроенным и уютным».

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Фабрика "Rauaniit" в середине тридцатых годов прошлого века. На заднем плане — не уцелевшее двухэтажное здание, в котором предприятие было основано.

«1928. Строил Эфраим Леренманн»: от фабрики — к Академии художеств. Таллин

Нынешнее здание Эстонской художественной академии — памятник не только архитектуры, но и промышленной истории. А также — свидетельство многонациональности Таллинна. Три ...

Читать дальше...

Нарва. Ратушная площадь. Отъезд кортежа
императрицы Елизаветы Петровны. Справа - триумфальная арка. Рисунок Ф. Франкенберга, 1746 год. Из собрания Нарвской художественной галереи.

О визите императрицы Елизаветы Петровны в Ревель

В отличие от царя-реформатора Петра Великого, придававшего огромное значение Эстляндии и её столице Ревелю (Таллин) и совершавшего неоднократные визиты в ...

Читать дальше...

Кадриорг. Домик Петра Первого

Кадриорг: Осенняя прогулка по Таллину

Я очень люб­лю Кад­ри­орг - са­мый кра­си­вый и из­вест­ный парк Тал­ли­на. Ис­то­рия его воз­ник­но­ве­ния не­обыч­на. Этот не­пов­то­ри­мый уго­лок на­шей сто­ли­цы ...

Читать дальше...

Крест на улице Марта в Таллине

Есть в Таллинне удивительное место, связанное с одним из эпизодов Ливонской войны. В середине девяностых, случайно оказавшись в маленьком дворике на ...

Читать дальше...

Епископский сад в процессе трансформации из спортивной площадки в сквер. Фото тридцатых годов прошлого века. На первом плане — замурованный резервуар.

Подворье, спортплощадка, парк: метаморфозы Епископского сада в Таллине

Гуляя по Верхнему городу, не упустите возможности заглянуть в Епископский сад: зеленый оазис у подножья колокольни Домской церкви нынешним летом ...

Читать дальше...

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Недавно я совершил увлекательное путешествие по Северо-Западу России, по маршруту Ивангород - Кингисепп - Санкт-Петербург - Великий Новгород. Путешествие получилось ...

Читать дальше...

О самом первом православном храме в Таллине - церкви Святителя и Чудотворца Николая Мирликийского

Многие таллинцы и гости столицы Эстонии знают или слышали о Никольской церкви на улице Вене (Русской) в Старом городе. Но ...

Читать дальше...

К 225-й годовщине Ревельского морского сражения

Победа русских моряков в ревельском сражении сорвала планы шведов разбить русский флот по частям и приблизила заключение «Верельского мира». 2 (14) ...

Читать дальше...

Восстановить исторический ансамбль Старого еврейского кладбища на улице Магазийни (на фото) невозможно, но вернуть на его территорию уцелевшие надгробия город намеревается.

Археологические находки Рейди теэ в Таллине: камни утраченной памяти

Памятники уничтоженных в советское время исторических кладбищ Таллинна будут взяты под охрану, каталогизированы и возвращены туда, где они стояли более ...

Читать дальше...

Электрический трамвай, Тартуское шоссе, 1928 год.

130 лет: от конки на деревянных рельсах до современных трамваев в Таллине

Регулярное движение конного трамвая в Таллинне началось 130 лет назад, 24 августа. Первая одноколейная трамвайная линия шла от Русского рынка ...

Читать дальше...

Ноеый облик площади Вабадузе с памятником победы в Освободительной войне на проекте А. Котли и Э. Кеса. 1937 год. Крайнее здание справа — нынешняя мэрия.

Монумент на площади Свободы в Таллине: мечты, идеи, проекты и авторы

Таллиннский «памятник номер один» мог быть многофигурной композицией, вознесенным в небо мечом и даже... церковью. Идея увековечить образование Эстонской Республики ЯЗЫКОМ ...

Читать дальше...

Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!