А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Церковь Св. Олафа, построенная в XIII веке и перестроенная в XV веке. Свое название она получила по имени строившего ее архитектора, упавшего с ее башни. По легенде, когда его тело коснулось земли, из его рта выползла змея. По другой легенде, церковь Оливисте, получила название не по имени архитектора, а по мастера, согласившегося покрасить плохо доступный для маляров шпиль прихода. Олев был скромен, и не желал известности, поэтому, работал по ночам. Но однажды его увидели и узнали. С земли, закричали его имя. Мастер разволновался и слетел с высоты вниз. На само же деле, церковь названа так в честь одного из королей Швеции.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь не менее привлекателен и интересен.

Для нескольких поколений таллиннцев он стал таким же символом города, как Длинный Герман с Толстой Маргаритой, «Три сестры» с «Тремя братьями» или деревянная застройка предместий.

Сложно в наши дни даже и представить, что еще в начале минувшего столетия никакого сквера здесь не то что не было — не предвиделось даже в самой отдаленной перспективе.

Появившийся случайно в первой четверти XX века, едва не сгинувший ближе к началу второй его трети, он готовится преобразиться в начале нынешнего, третьего тысячелетия.

Бойкое место

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

О том, что за домами нечетной стороны Систренской улицы находится естественный плитняковый обрыв, гость административного центра Эстляндской губернии мог и не догадываться.

Разглядеть уступ глинта ни с тротуара, ни с проезжей части никакой возможности не было. Равно как и высящийся над ним вышгородский особняк Тизенгаузенов — уличная застройка мешала. Сто с лишним лет назад на месте сквера на улице Нунне высились жилые дома.

Формироваться здесь она начала, вероятно, на рубеже ХII-ХIV столетий и выглядела примерно так, как на уцелевшем после Второй мировой войны отрезке улицы Рюйтли: готические фронтоны над узкими фасадами.

Элементы средневековой архитектуры здешние здания утратили относительно рано: на прорисовках уличной застройки, выполненных служащими Ревельской инженерной команды в 1825 году, следы старины практически незаметны.

Тщетно искать их и на старейших фотографиях нынешней улицы Нунне, сделанных в самом конце позапрошлого века: их авторы запечатлели довольно-таки безликие постройки в духе аскетичного до унылости позднего классицизма.

Современным специалистам, возможно, удалось бы извлечь из-под позднейшей штукатурки какие-то элементы изначального архитектурного убранства — да вот достоять до внедрения принципов научной реставрации постройкам оказалось не дано.

Слишком уж на бойком месте они стояли: после того как в начале Коппельской дороги выросли корпуса Балтийского вокзала тихая прежде Систренская улица стала стремительно превращаться в одну из городских магистралей.

Там, где совсем недавно можно было встретить разве что жителей предместий, направляющихся на шумевший под стенами ратуши Большой рынок, отныне ежедневно проходили десятки, если не сотни приезжих.

Значительная часть их нуждалась в крыше над головой — хотя бы временной. Нет потому ничего удивительного, что владелец трех домов по нечетной стороне теперешней Нунне решил пойти им навстречу.

Мечты о Сааринене

Снос построек и благоустройство будущего сквера. Середина двадцатых годов XX столетия.

Снос построек и благоустройство будущего сквера. Середина двадцатых годов XX столетия.

«Еще одна новая гостиница» — гласил заголовок заметки, опубликованной в конце февраля 1912 года на страницах газеты «Tallinna Teataja».

Автор ее сообщал, что владелец торгового дома Гершон Гуткин задумал снести принадлежащие ему дома у подножия Тоомпеа, построив на их месте фешенебельный отель.

«Обустроен он будет в соответствии со всеми требованиями удобства и комфорта наших дней, — заверяло издание. — Среди прочего в нем намечен просторный концертный зал».

К будущему строительству Гуткин — один из «текстильных королей» тогдашнего Ревеля — подготовился основательно: проект пятиэтажного здания был заказан у архитектора Элиэля Сааринена.

Обогатиться еще одним шедевром работы одного из самых знаменитых мастеров финского модерна Таллинну на этот раз не посчастливилось: через два года грянула Мировая война следом за ней — Революция.

Вместо этого история таллиннского судопроизводства начала двадцатых годов обогатилась долгим и затяжным процессом между городскими властями и владельцем злополучной недвижимости на нечетной стороне улицы Нунне.

Отцы города требовали незамедлительного приведения ее в порядок. Гуткин, ссылаясь на то, что инфляция полностью поглотила отложенные на строительство отеля полмиллиона царских рублей, искал повод отложить начало работ.

Вместо того, чтобы снести стоящие добрые лет десять с вынутыми оконными рамами и разобранными крышами руины, он предлагал то выкрасить окружавший их дощатый забор, то украсить его к праздничным дням «венками и гирляндами».

Строительный отдел к этим занятным предложениям отнесся без всякого интереса. К 1923 году здания были вначале отчуждены у былого владельца, а после—снесены. Компенсацию за них выплатили хозяину минимальную.

Что делать с образовавшейся на бойком месте «промоиной» город, похоже, и сам толком не знал. Во всяком случае ни о каких планах ее застройки тогдашние средства массовой информации не сообщают.

Всё, что удалось тогда сделать, — засыпать фундаменты да подвалы средневековых построек песком, уложить сверху дерн и засеять сверху травой: на один сквер в Таллинне стало больше.

В кабине лифта

Сложно сказать, как столичными властями, но столичными жителями девяностолетней давности новый сквер явно воспринимался как нечто временное.

Осенью 1928 года некий инженер Р. Бритцке выступил на страницах прессы с инициативой: Таллинну, городу, который расположен на двух уровнях, жизненно необходим… лифт.

С выкладками инженера сложно было не согласиться: он тщательно подсчитал, что в течение одного рабочего дня из Нижнего города в Верхний и обратно поднимаются-спускаются порядка десяти тысяч человек.

Ежедневно преодолевать тридцать пять метров Тоомпеаского холма, по мнению Бритцке, куда удобнее было бы не на своих двоих, а в кабине лифта или, скорее, фуникулера рассчитанного пассажиров на восемь-десять.

Стоимость сооружения самого подъемника определялась в одиннадцать тысяч крон. Еще порядка сорока тысяч следовало пустить на строительство двух станций: верхней во дворе дома по адресу: улица Кохту, 12, нижней — в сквере на Нунне.

Строительный отдел принял предложение Бритцке в целом благосклонно, однако был вынужден констатировать: свободных средств у города нет. А вот если господину инженеру удастся привлечь инвестиции со стороны частного капитала…

Частному капиталу, увы, оказалось совсем не до того: в 1929 году разразился мировой экономический кризис К проекту сооружения подъемника на Тоомпеа удосужились вернуться вновь только во второй половине тридцатых годов.

На этот раз речь шла уже не о фуникулере, а определенно о лифте. «Спрятать» его шахту планировали в башне, возведенной из традиционного для облика Старого Таллинна материала — плитняка-доломита.

Помимо собственно подъемника сооружение должно было вмещать в себя и кафе, которое планировалось разместить на верхней платформе: через его окна вид на город обещал открываться потрясающий.

В начале 1936 года городская управа, вроде бы, решила дать проекту «добро» и подыскать акционеров, которые готовы были бы построить подъемник и получить право на пользование им.

Период пользования определили в двадцать четыре года, после чего сооружение должно было безвозмездно перейти во владение столичных властей.

Второе рождение

Сложись история Эстонии по-иному, не исключено, что амбициозный проект был бы, на радость таллиннцам и туристам, реализован.

Подготовка к его реализации, во всяком случае, велась: в 1939 году, например, установленная в сквере на Нунне скульптура косули работы Яана Коорта внезапно «переехала» в парк Хирве.

На свое привычное место она вернулась, вероятно, либо в самом конце сороковых, либо же в начале пятидесятых годов. Разговоры о возможном преобразовании зеленого оазиса во что-либо к той поре уже стихли.

Самому скверу, правда, выпало пережить еще одну трансформацию, назвать которую успешной язык не поворачивается: от уровня улицы он оказался отгорожен опорной стеной — и стал недоступен для свободного посещения.

Когда в точности, а главное — по какой причине это произошло, не помнят в наши дни толком ни старожилы, ни краеведы. Предполагают лишь, что где-то полвека назад — при прокладке через территорию сквера труб теплоцентрали.

По большому счету—это, наверное, и не столь важно. Потому что еще до конца предстоящего лета малообъяснимый элемент паркового ландшафта будет наконец ликвидирован: сквер вновь станет сквером, а не «задником» для скульптуры косули.

«В наших ближайших планах — сооружение лестниц, которые свяжут сквер с тротуаром улицы Нунне, — рассказывает старейшина Кесклиннаской части города Владимир Свет. — будут также проложены пешеходные дорожки и установлены скамейки.

Кроме того, начаты работы по реставрации опорной стены Тоомпеа. Надеемся, что к очередной годовщине восстановления независимости Эстонии она получит эффективную подсветку.

Можно сказать, что сквер на улице Нунне переживет второе рождение — и вернется к горожанам еще более благоустроенным и уютным».

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллин капитулировал перед победоносными русскими войсками 29 сентября 1710 года. Царь Петр впервые посетил город в декабре 1711 года, он остановился в доме на Тоомпеа, в настоящее время - дом № 4 на площади Лосси. В последующие годы царь останавливался в своем городском дворце (на месте дома № 8, по улице Толли). В 1714 году Петр приобрел поместье, названное им в честь царицы Екатериненталем (Долина Екатерины). Тогда же был построен Старый дворец (Домик Петра), небольшое здание в силе барокко. В 1718 году началось строительство Нового дворца, причем Петр собственноручно положил в северном углу стены дворца три кирпича - они не оштукатурены и видны в стене.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!