А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1135 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на русский язык.

Водяной, обитающий где-то в глубинах озера, из которого Таллинн скоро вот уже семь столетий черпает питьевую воду — персонаж городского фольклора едва ли не самый популярный.

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

На слабую популярность в литературе он тоже пожаловаться не может: впервые введенный в письменную традицию Фридрихом Рейнгольдом Крейцвальдом, он прописался в ней давно и основательно.

Минувший, двадцатый, век увековечил Озерного старца одноименной детской пьесой Оскара Лутса и юношеской поэмой Деборы Вааранди, по сути — зарифмованным изложением первого послевоенного генплана развития Таллинна.

Но никто, пожалуй, еще не писал доселе о легендарном обитателе бездонных глубин Юлемисте так, как сделал это в начале нынешнего, третьего, тысячелетия признанный мэтр современной эстонской литературы, прозаик и киносценарист Арво Валтон.

Слои повествования

Жанр своего произведения сам автор определяет как «стародавняя история». Издатель его русского перевода, директор издательства KPD Валентина Кашина — как «роман-сказка».

Оба правы в равной степени. И оба — не дают валтоновскому «Старцу из озера Юлемисте» универсальной исчерпывающей характеристики. Потому, наверное, что это едва ли возможно.

Книга многослойна, как доломит, из которого сложены стены и своды старейших таллиннских построек. На страницах ее находится место и фольклорным мотивам, и историческим реалиям, и истории любви.

Любовь, — та самая, «что движет солнце и светила», — краеугольный камень сюжета.

Вот только вспыхнула она в очень непростое время. И в месте, для романтических взаимоотношений не самом, скажем так, подходящем.

Ревель на пороге Ливонской войны — город, раздираемый сословно-национальными противоречиями, прощающийся со Средневековьем и втягиваемый в водоворот событий Нового времени, — подмостки развития романа между Вамбо и Матильдой.

Он — вольный рыбак с Юлемисте, сирота с той поры, как его отца позвал к себе загадочный «Хозяин озера». Она — горожанка, дочь мастера-скорняка, без пяти минут невеста на выданье, на которую засматриваются даже дворянские сынки с Тоомпеа.

Нет нужды пересказывать историю их знакомства, возникновения взаимного чувства, создания семьи, отношения к этому неоднозначному, мягко говоря, союзу родственников супруги — в перипетии сюжета читатель погрузится самостоятельно.

Знакомый с таллиннской стариной не понаслышке, он сможет отыскать в нем массу отсылок к реальным событиям середины XVI века на восточном берегу Балтийского моря — с войнами, моровыми поветриями, бродячими пророками.

Главное — странствуя по страницам книги Арво Валтона, он, без преувеличения, совершит путешествие в самую гущу ревельской жизни без малого шестисотлетней давности — гущу сочную, острую, осязаемую.

Стоит, пожалуй, упомянать, что заслуга здесь — не только автора, но и переводчика, сумевшего сохранить умышленно архаичный слог оригинала: в не слишком привычной для себя этой роли выступил биолог
Алексей Туровский. А также — иллюстратора: Яан Таммсаар, вовсе не просто, как заявлено на обложке, «нарисовал картинки» — он превратил книгу в подлинное произведение графического искусства.

Недетская сказка

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Валентина Кашина уверена: книга Арво Валтона адресована, в первую очередь, взрослому читателю.

Что ж — иные описания могут шокировать своей безыскусной натуралистичностью. Иные — откровенно напугать жестокостью, на взгляд современного человека — немотивированной.

Конечно, в первую очередь взрослый читатель сможет оценить и всю многогранность иллюстраций: Яан Таммсаар виртуально вплетает в них мотивы искусства Старого Таллинна, едва ли знакомые ребенку.

Но сама сказочная манера рассказчика, его владение словом и фольклорным материалом, временами — преднамеренная «простота» изложения делают «Старца из Юлемисте» доступным, по крайней мере, школьнику.

От Валтона это ожидаемо: автору киносценария «Последней реликвии» не занимать мастерства пересказа событий прошлого языком захватывающего фильма, в равной степени понятного и старому, и молодому своему современнику.

Но, перевернув последнюю страницу «Старца из Юлемисте», думаешь даже не столько об этом. Сколько о том, что сказочный слог — едва ли не единственно подходящий для рассказа о временах давних, суровых и, зачастую, вопиюще несправедливых.

Мир, в котором живут, любят, страдают Вамбо и Матильда, равно как и полтора десятка второстепенных персонажей, — суров и жесток. Выживает в нем даже не сильнейший (все равны перед чумой и мечом), а случайный избранник Фортуны.

Понять ее слепой выбор — дело безнадежное. Отвести предначертанное — по силам только смутным, потусторонним силам, чья мотивация поступков покоится на неких неписаных древних законах, постичь которые человеческим разумом — невозможно.

Обрести в этом мире даже не счастье — просто покой простым смертным, «малым сим» возможно, разве что покинув его, переселившись в мир иной — подводный, под покровительство Владыки озера. Загадочного, грозного, справедливого.

Но как бы ни пытался скрасить автор уход под его защиту Вамбо с женой и ребенком, как ни раскрашивает их «жизнь» в озерных владениях сказочным антуражем, понятно — сказка выходит с концом не слишком-то веселым.

Средство от этой щемящей печали, впрочем, подсказано одним из ключевых фигур цивилизации западноевропейского Средневековья — основателем францисканского ордена Франциском Ассизским.

Поэт, живший на берегах Балтики полтора века назад, смог сформулировать его учение в пронзительных строках: «Колокол вечности кличет домой. Скоро. Так будем как вечные дети».

И если светлый, пронзительный, не запыленный и не замыленный, в самом высоком смысле детский взор взрослому читателю удалось сберечь — «Старец из Юлемисте» тронет его.

Стихия воды

«Время в городе Таллинне отсчитывали по-разному. Одни по календарю, другие от одной власти до другой, считали время и от любви до любви.

Озеро Юлемисте отгородили. По берегу озера настроили большие здания, древние мельницы остались в воспоминаниях. Речку Хярьяпеа упрятали под землю, а по улице Веэренни, где некогда был проложен водовод, раскатывали безлошадные повозки.

Леса в окрестностях Таллинна сплошь повытоптали, но для невидимых хранителей лесных пространство пока оставалось.

Вместо вырубленного подсаживали новый лес, однако промеж ровных рядов прямых стволов хранителям лесным было неуютно.

Многое, очень многое изменилось со временем. Как менялось прежде, так будет меняться и впредь. Но люди по-прежнему верили, что есть нечто вечное и будет оно неизменным всегда. Слишком краток век человеческий, слишком суетны люди»…

Строки заключительной главы «Старца из Юлемисте» созвучны мыслям директора издательства КПД. «Образ воды, как информационного чистого потока, близок мне. Мы живем в нем, не замечая этого и не отдавая в том отчета», — размышляет Кашина.

«Литература должна очищать, можно сказать — «промывать» читателя, — продолжает она. — Даже больше —просветлять его. Очень надеюсь, что и книга Валтона, в которой тема воды — одна из ключевых, окажется достойна этой высокой миссии.

Когда я, лет десять назад, впервые взяла ее в руки — тогда еще изданную на эстонском языке, я поняла: это любовь. Буквально влюбившись в нее, я задалась целью познакомить с ней и русскоговорящего читателя.

«Старца из Юлемисте» можно читать вне зависимости от того, насколько ты знаком с таллиннской стороной, вне зависимости от того, живешь ты в Таллинне или же наоборот — за пределами Эстонии.

Можно просто держать книгу в руках как, без преувеличения, выдающийся образец оформительского искусства, всякий раз обнаруживая в иллюстрациях и дизайне страниц что-то новое.

Для меня нет никаких сомнений, что она найдет своего читателя. И встреча с ней будет событием, запоминающимся надолго».

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Мужик обеспечивает пернатых кормом. Март 2018. Таллин, Ратушная площадь.

Мужик обеспечивает пернатых кормом. Март 2018. Таллин, Ратушная площадь. Чайки, любовь и голуби в Средневековом Таллине. Март 2018 года. Мужик обеспечивает ...

Читать дальше...

Аномальная зона в Таллине. Ратушную площадь располовининло снегом!

Аномальная зона в Таллине. Ратушную площадь располовининло снегом! Март 2018 года. Сторона Тепла, и Сторона Холода.    

Читать дальше...

Ратман Якоб Иоганн фон Гонзиор и его супруга Амалия Констанция. Снимок шестидесятых годов позапрошлого столетия.

Наследие ратмана Якоба Гонзиора: фонд, улица, социальное жилье в Ревеле

Начало очередного ремонта одной из основных магистралей центра столицы заставляет вновь вспомнить человека, которого величали «таллиннским Рокфеллером». Корреспондент издания "Esmaspäev", присвоивший ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!