А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Богатство и процветание города всецело зависели от торговли, главным образом транзитной, между Западной Европой и Новгородом, а через него и другими русскими городами. 22 февраля 1346 года Таллинн получил от Ганзейского союза право складочного пункта в Новгородской торговле. Из Франции и Португалии привозили много соли. «Таллинн построен на соли» - гласит средневековая поговорка. И, действительно, только в течение одного дня, 15 июля 1442 года, в Таллинн пришло 57 кораблей с солью. Количество соли, привозимой в Таллинн, в некоторые годы превышало 1,200 млн. кг. На соль обменивалось в те времена зерно, занимавшее главное место среди товаров, которые вывозили из города. Соль по здешнему обычаю никто не имел право взвешивать на своих весах. Для этого на ратушной площади имелось специальное здание – «важня», известное с XIV века. В 1554 году в северной части площади была построена Новая важня. Это было двухэтажное здание с высокой крышей, украшенное барельефными медальонами с изображением граждан города. Здание важни погибло в 1944 году, а барельефы хранятся в музее. Место, на котором стояла важня, отмечено вымосткой – линией в два камня поперек основной вымостки площади.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Ратушная площадь, интересна, например, тем, что именно здесь была установлена праматерь всех русских новогодних елок. По свидетельству историков, Петр I, в 1710 году увидел наряженную елку и повелел отныне на Руси тоже такие ставить. Так что, событию этому, более трёхсот лет.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на русский язык.

Водяной, обитающий где-то в глубинах озера, из которого Таллинн скоро вот уже семь столетий черпает питьевую воду — персонаж городского фольклора едва ли не самый популярный.

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

На слабую популярность в литературе он тоже пожаловаться не может: впервые введенный в письменную традицию Фридрихом Рейнгольдом Крейцвальдом, он прописался в ней давно и основательно.

Минувший, двадцатый, век увековечил Озерного старца одноименной детской пьесой Оскара Лутса и юношеской поэмой Деборы Вааранди, по сути — зарифмованным изложением первого послевоенного генплана развития Таллинна.

Но никто, пожалуй, еще не писал доселе о легендарном обитателе бездонных глубин Юлемисте так, как сделал это в начале нынешнего, третьего, тысячелетия признанный мэтр современной эстонской литературы, прозаик и киносценарист Арво Валтон.

Слои повествования

Жанр своего произведения сам автор определяет как «стародавняя история». Издатель его русского перевода, директор издательства KPD Валентина Кашина — как «роман-сказка».

Оба правы в равной степени. И оба — не дают валтоновскому «Старцу из озера Юлемисте» универсальной исчерпывающей характеристики. Потому, наверное, что это едва ли возможно.

Книга многослойна, как доломит, из которого сложены стены и своды старейших таллиннских построек. На страницах ее находится место и фольклорным мотивам, и историческим реалиям, и истории любви.

Любовь, — та самая, «что движет солнце и светила», — краеугольный камень сюжета.

Вот только вспыхнула она в очень непростое время. И в месте, для романтических взаимоотношений не самом, скажем так, подходящем.

Ревель на пороге Ливонской войны — город, раздираемый сословно-национальными противоречиями, прощающийся со Средневековьем и втягиваемый в водоворот событий Нового времени, — подмостки развития романа между Вамбо и Матильдой.

Он — вольный рыбак с Юлемисте, сирота с той поры, как его отца позвал к себе загадочный «Хозяин озера». Она — горожанка, дочь мастера-скорняка, без пяти минут невеста на выданье, на которую засматриваются даже дворянские сынки с Тоомпеа.

Нет нужды пересказывать историю их знакомства, возникновения взаимного чувства, создания семьи, отношения к этому неоднозначному, мягко говоря, союзу родственников супруги — в перипетии сюжета читатель погрузится самостоятельно.

Знакомый с таллиннской стариной не понаслышке, он сможет отыскать в нем массу отсылок к реальным событиям середины XVI века на восточном берегу Балтийского моря — с войнами, моровыми поветриями, бродячими пророками.

Главное — странствуя по страницам книги Арво Валтона, он, без преувеличения, совершит путешествие в самую гущу ревельской жизни без малого шестисотлетней давности — гущу сочную, острую, осязаемую.

Стоит, пожалуй, упомянать, что заслуга здесь — не только автора, но и переводчика, сумевшего сохранить умышленно архаичный слог оригинала: в не слишком привычной для себя этой роли выступил биолог
Алексей Туровский. А также — иллюстратора: Яан Таммсаар, вовсе не просто, как заявлено на обложке, «нарисовал картинки» — он превратил книгу в подлинное произведение графического искусства.

Недетская сказка

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Валентина Кашина уверена: книга Арво Валтона адресована, в первую очередь, взрослому читателю.

Что ж — иные описания могут шокировать своей безыскусной натуралистичностью. Иные — откровенно напугать жестокостью, на взгляд современного человека — немотивированной.

Конечно, в первую очередь взрослый читатель сможет оценить и всю многогранность иллюстраций: Яан Таммсаар виртуально вплетает в них мотивы искусства Старого Таллинна, едва ли знакомые ребенку.

Но сама сказочная манера рассказчика, его владение словом и фольклорным материалом, временами — преднамеренная «простота» изложения делают «Старца из Юлемисте» доступным, по крайней мере, школьнику.

От Валтона это ожидаемо: автору киносценария «Последней реликвии» не занимать мастерства пересказа событий прошлого языком захватывающего фильма, в равной степени понятного и старому, и молодому своему современнику.

Но, перевернув последнюю страницу «Старца из Юлемисте», думаешь даже не столько об этом. Сколько о том, что сказочный слог — едва ли не единственно подходящий для рассказа о временах давних, суровых и, зачастую, вопиюще несправедливых.

Мир, в котором живут, любят, страдают Вамбо и Матильда, равно как и полтора десятка второстепенных персонажей, — суров и жесток. Выживает в нем даже не сильнейший (все равны перед чумой и мечом), а случайный избранник Фортуны.

Понять ее слепой выбор — дело безнадежное. Отвести предначертанное — по силам только смутным, потусторонним силам, чья мотивация поступков покоится на неких неписаных древних законах, постичь которые человеческим разумом — невозможно.

Обрести в этом мире даже не счастье — просто покой простым смертным, «малым сим» возможно, разве что покинув его, переселившись в мир иной — подводный, под покровительство Владыки озера. Загадочного, грозного, справедливого.

Но как бы ни пытался скрасить автор уход под его защиту Вамбо с женой и ребенком, как ни раскрашивает их «жизнь» в озерных владениях сказочным антуражем, понятно — сказка выходит с концом не слишком-то веселым.

Средство от этой щемящей печали, впрочем, подсказано одним из ключевых фигур цивилизации западноевропейского Средневековья — основателем францисканского ордена Франциском Ассизским.

Поэт, живший на берегах Балтики полтора века назад, смог сформулировать его учение в пронзительных строках: «Колокол вечности кличет домой. Скоро. Так будем как вечные дети».

И если светлый, пронзительный, не запыленный и не замыленный, в самом высоком смысле детский взор взрослому читателю удалось сберечь — «Старец из Юлемисте» тронет его.

Стихия воды

«Время в городе Таллинне отсчитывали по-разному. Одни по календарю, другие от одной власти до другой, считали время и от любви до любви.

Озеро Юлемисте отгородили. По берегу озера настроили большие здания, древние мельницы остались в воспоминаниях. Речку Хярьяпеа упрятали под землю, а по улице Веэренни, где некогда был проложен водовод, раскатывали безлошадные повозки.

Леса в окрестностях Таллинна сплошь повытоптали, но для невидимых хранителей лесных пространство пока оставалось.

Вместо вырубленного подсаживали новый лес, однако промеж ровных рядов прямых стволов хранителям лесным было неуютно.

Многое, очень многое изменилось со временем. Как менялось прежде, так будет меняться и впредь. Но люди по-прежнему верили, что есть нечто вечное и будет оно неизменным всегда. Слишком краток век человеческий, слишком суетны люди»…

Строки заключительной главы «Старца из Юлемисте» созвучны мыслям директора издательства КПД. «Образ воды, как информационного чистого потока, близок мне. Мы живем в нем, не замечая этого и не отдавая в том отчета», — размышляет Кашина.

«Литература должна очищать, можно сказать — «промывать» читателя, — продолжает она. — Даже больше —просветлять его. Очень надеюсь, что и книга Валтона, в которой тема воды — одна из ключевых, окажется достойна этой высокой миссии.

Когда я, лет десять назад, впервые взяла ее в руки — тогда еще изданную на эстонском языке, я поняла: это любовь. Буквально влюбившись в нее, я задалась целью познакомить с ней и русскоговорящего читателя.

«Старца из Юлемисте» можно читать вне зависимости от того, насколько ты знаком с таллиннской стороной, вне зависимости от того, живешь ты в Таллинне или же наоборот — за пределами Эстонии.

Можно просто держать книгу в руках как, без преувеличения, выдающийся образец оформительского искусства, всякий раз обнаруживая в иллюстрациях и дизайне страниц что-то новое.

Для меня нет никаких сомнений, что она найдет своего читателя. И встреча с ней будет событием, запоминающимся надолго».

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!