А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
Хроники Таллина
Говорят так:
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1311 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из легендарных таллиннских предприятий.

О том, что в Таллинне есть здание арсенала, с осени позапрошлого года знают даже те, кто не был связан с ним лично: одноименный торговый центр вернул жителям столицы исторический топоним.

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Вслед за этим пришел черед возвращения прошлого — не то чтобы совсем позабытого, но, без преувеличения, основательно подзабытого за тот период, когда краснокирпичные корпуса на улице Эрика пустовали.

Невольному забвению способствовало и то, что во все времена и при всех режимах продукция, которую производили в цехах на границе Каламая и Карьямаа, была преимущественно военной. То есть — как правило, засекреченной.

Поспособствовало ли это делу обороноспособности — вопрос открытый. Но вот для исследователей-краеведов режим секретности оказал медвежью услугу: сведения о прошлом таллиннского арсенала дошли отрывочными и разрозненными.

Заполнить этот пробел помогут архивные данные, обнаруженные нынешней весной в недрах Министерства обороны и переданные нынешнему владельцу территории одного из ведущих предприятий былого Таллинна — руководству компании Arsenal Center OÜ.

Настоящий клад

Полтора десятка канцелярских папок, которые могут легко поместиться в картонной коробке, — на взгляд человека, далекого от исторических штудий, совсем не похожи на клад.

Но для специалиста они — подлинное сокровище: речь идет об архиве арсенала. Точнее — об уцелевших от него крупицах, ценных вдвойне потому, что собрание считалось утраченным.

«Судя по датам, которые оттиснуты штемпелями на документах, на хранение они поступили во второй половине восьмидесятых годов», — рассказывает руководитель Arsenal Center OÜ Ааду Оя.

Сложно сказать, кто и с какой целью вел сбор информации. Не исключено, что дирекция собиралась создать собственный заводской музей — такой существовал, например, на тогдашнем «Двигателе» и БСРЗ. Возможно, планировалось написать, подготовить к публикации, а затем и издать монографию, посвященную прошлому и настоящему предприятия: в одной из папок имеется начало рукописи объемом без малого в сорок страниц.

Среди переданных нам документов есть и анкетные листы, которые предназначались для тех, кто проработал в арсенале не один десяток лет, и подробные ответы на предложенные вопросы: читается порой как настоящая мемуаристика.

Конечно, надо понимать, что на документах этих ощутим отпечаток своего времени: акцент неизвестный нам составитель архива делал преимущественно на страницах, как было принято говорить в советскую пору, «революционной борьбы».
В папки подшиты копии с оригинальных документов почти столетней давности.

«Но, что значительно важнее, в архивные папки были бережно подшиты копии с оригинальных документов двадцатых-тридцатых годов, позволяющих воссоздать картину прошлого предприятия во всей полноте, — добавляет Оя. — Есть и несколько фотографий: как количество, так и качество их оставляет желать, к сожалению, лучшего, но сама возможность увидеть тех, кто работал на «Арсенале» почти сто лет назад, — уже замечательна».

Язык подробностей

В двадцатые годы на таллиннском «Арсенале» выпускали не только оружие, но и, например, оборудование для телефонных станций.

В двадцатые годы на таллиннском «Арсенале» выпускали не только оружие, но и, например, оборудование для телефонных станций.

Любителям старины или просто любопытным, обращавшим внимание на стенды исторической выставки в помещениях нынешнего «Арсенала», известен снимок: пушки, стоящие у дверей оружейного завода.

Строчка в набросках к истории предприятия, обнаруженная в архивных папках, рассказывает об их биографии: кто бы мог предположить, что в 1936 году орудия были переданы правительству… Республиканской Испании.

Известен факт, что в обороне Таллинна в 1941 году принимали участие пять английских танков времен Первой мировой войны, оставшихся от поставок российских белогвардейцев: в боевую готовность их привели рабочие «Арсенала».

А вот — свидетельство совсем иной эпохи: запрос начальнику предприятия относительно судьбы доставленной в заводские цеха фигуры демонтированного с площади Вабадузе памятника императору Петру, датированный февралем 1925 года.

Автор документа сетует: кредит на транспортировку и разделение скульптуры выделен предприятию не был, равно как нет никаких указаний относительного того, каким образом и как планируется использовать полученную таким образом бронзу.

Одновременно он предупреждает: в военной промышленности металл использовать едва ли удастся — ведь монумент был изготовлен из стандартного скульптурного сплава, который для лафетов и прочих частей пушек применить невозможно.

Теоретически пустить металл можно было на другое стратегическое производство — чеканку монет. Но подтверждений такого использования петровской бронзы, что бы ни утверждали легенды, в обнаруженной переписке отыскать не удалось.

Впрочем, не сами монеты, а заготовки для «денежного производства» на таллиннском «Арсенале» в середине двадцатых годов прошлого века, вне сомнения, изготовлялись: архивные документы свидетельствуют о подобном производстве.

Свидетельствуют они и о том, что иные сотрудники были готовы пойти на рискованный шаг — и заняться изготовлением из кружков-заготовок фальшивых монет в частном, так сказать, «надомном порядке».

«Рабочие, в особенности слесари, говорят между собой, что поделка не столь сложна, потому что штампы сравнительно просты, а заготовок можно достать вдоволь», — отмечается в одной из записок.

В подтверждение к документу были приложены тридцать экземпляров, изъятых у рабочих на проходной заготовок, к настоящему моменту, разумеется, давным-давно потерянных.

Запрос и ответ

Об оружейном и «денежном» производстве, существовавшем на таллиннском «Арсенале» в довоенные десятилетия, следы на страницах работ по истории Пыхья-Таллинна отыскать можно.

Меньше известно о выпуске «сопутствующей продукции»: дисков для автомобильных колес, запчастей к автодвигателям, а также — «ночных шкафов, кроватей, именных табличек на кроватях и канцелярских шкафов».

По мере того как завод начинал всё больше концентрироваться на выпуске собственно оборонной продукции, тем более серьезные проблемы возникали перед его руководством: оружие могло попасть не тому, кому предназначалось.

«Принимаются все меры, чтобы это оружие не хранилось в мастерских собранным и готовым к бою, — писал в 1925 году директор «Арсенала». — В противном случае оно может оказаться опасным не только для завода, но и для всего столичного гарнизона

Рабочие, занятые выделкой и сборкой оружия, умеют, конечно, пользоваться этим оружием. Шесть офицеров, находящихся в настоящее время на службе в «Арсенале», не смогут в случае выступления противостоять тремстам-четыремстам рабочим до прибытия помощи извне.

В настоящее время у нас занято шестьсот рабочих. В ближайшее время их число возрастет до тысячи. Среди такого большого количества людей, разумеется, тяжело, если вовсе не возможно, точно определить взгляды всех.

Могут попасть на работу и лица полностью враждебные к настоящему государственному строю, которые только и ждут удобного времени, чтобы использовать свое служебное положение.

1 мая сего года «Арсенал» не получил для своей защиты извне никакой помощи — даже местная дружина Кайтселийта дала на соответствующее требование предприятия отрицательный ответ».

Ответ главы таллиннского гарнизона гласил: «Частично верно, но солдат дать у меня нет. Вам следует в «Арсенале» установить порядок, при котором не будет возможности выносить оружие.

Во-вторых, из офицеров и служащих завода надо создать своеобразный «кулак» который может быть немедленно задействован при повторении каких-либо особых эксцессов»…

***

По пожелтевшим страницам архивных папок рассеяна масса историй — порой курьезных, порой — драматических, а главное — в массе своей никогда непубликовавшихся.

Вот, например, дело о том, как благое, в принципе, начинание обернулось проблемой: буфетчик заводской столовой начал отпускать рабочим в долг водку, что сказалось и на зарплатах, и на качестве продукции.

Рядом — прошение к руководству предприятия середины двадцатых годов: автор его, пытаясь выяснить причину увольнения, отмечает, что на «Арсенал» он пришел еще в 1917 году, — значит, завод заработал ранее, чем принято считать.

Имеются подробные сведения как о разрушении заводских цехов отступающими частями Красной Армии, так и данные о попытках возродить ремонт вооружения нацистскими оккупационными властями с задействованием труда военнопленных.

«Скажу честно: пока мы не можем сказать точно, каким образом мы будем задействовать архивные данные, переданные нам Министерством обороны, — говорит Оя. — Невооруженным глазом видно: материалов тут можно набрать на книгу.

Но ее написание — это всё-таки достаточно отдаленная перспектива. Пока же своевременнее будет речь вести о составлении исторической выставки, которая могла бы открыться в центре «Арсенал» в его очередной день рождения.

Так что — пока нам предстоит большая исследовательская работа, к которой предстоит привлечь специалистов. А осенью — добро пожаловать на праздник и, надеюсь — на презентацию ее результата!»

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Удивительно, но в планах барона фон Глена, Нымме, замышлялся не просто курортным предместьем, а полноценным конкурентом Таллинну. Мало того, что фон Глен основал здесь несколько предприятий – он планировал превратить Нымме в... морской порт. По вырубке, созданной по трассе канала, который должен был приводить корабли из Коплиской бухты к подножию Мустамяги, была полвека спустя проложена улица Эхитаяте теэ.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!