А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Около трехсот лет тому назад, во время Северной войны, на службу в русскую армию поступил герцог Карл-Евгений де Круа. Он очень понравился Петру I, и тот, произведя его в генерал-фельдмаршалы, назначил главнокомандующим русскими войсками под Нарвой. Битва была проиграна. Де Круа попал в плен к шведам. Ему было позволено жить в Таллинне. Высокое звание, титул и общительный характер де Круа располагали к нему людей, которые охотно давали ему деньги в долг. Де Круа жил на широкую ногу. Играл в азартные игры, любил покутить. Но однажды утром слуга увидел, что хозяин умер. Горожане обсуждали, кто заплатит долги герцога де Круа... В конце концов решили: не отдавать тела де Круа городским властям для похорон до тех пор, пока не получат все деньги назад сполна. Власти восприняли это решение спокойно. Не хоронить, так не хоронить... Хлопот - никаких! Хоронить де Круа не стали. Положили герцога в простой еловый гроб и поставили возле церкви Нигулисте в усыпальницу фон Розена... Шло время. О герцоге почти совсем забыли.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Невероятно романтическая и пестрая история Таллинна началась почти 850 лет назад. По одной из легенд, а Таллинн полон ими, как старинный бабушкин сундук, датский король Вольдемар, захвативший к началу XII века весь север Эстонии, выехал со своей свитой на охоту. Увидев оленя небывалой красоты, Вольдемар приказал взять его живым. Но гордый зверь не дался в руки датчанам и бросился с высокой отвесной скалы. Восхищенный король решил возвести на этом месте город. Так, по преданию, возник Таллин, нынешняя столица Эстонской Республики. Его старое название, - Реваль, происходит от датского выражения, в переводе: «косуля упала».
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса.

Июнь — месяц, традиционно и заслужено ассоциирующийся не с началом учебного года, а с его завершением.

Единственное, вероятно, исключение — по крайней мере в таллиннской истории — датируется четвергом, 2 июня 1939 года: школа, распахнувшая двери в этот день, сама по себе была исключением из правил.

Расположенная не среди жилых кварталов, а в самом натуральном лесу. С соломенными крышами и стеклянными стенами — в придачу еще и раздвижными. С собственным бассейном и… электростанцией.

Открытие необычной школы почтил своим присутствием Константин Пятс: не только потому, надо полагать, что имя его было присвоено учебному заведению. Но и в знак особого интереса к социально-педагогическому новшеству.

Сила воздуха

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Здоровье среднестатистического горожанина по всей Европе вплоть до середины прошлого столетия оставляло желать лучшего.

Таллинн, на рубеже ХIX-ХХ веков превратившийся в крупный промышленный центр, не был тут исключением: народное название туберкулеза в эстонском языке — «квартирная хворь» — служит тому подтверждением.

До открытия антибиотиков основным — и единственно эффективным — методом лечения пресловутой «чахотки» оставался свежий воздух, лесной или морской, способный «провентилировать» пораженные микробом легкие.

К строительству легочных санаториев европейская медицина пришла лет сто пятьдесят назад. Спустя еще несколько десятилетий родилась мысль совместить лечение с… учебой: жертвами туберкулеза всё чаще становились дети и подростки.

Вскоре после окончания Первой мировой войны школы-интернаты санаторного типа стали открываться во многих государствах Европы. На восточном побережье Балтийского моря о сооружении их начали активно говорить в конце двадцатых годов.

Вопрос о необходимости строительства в Таллинне школы для детей, проживающих в неблагоприятных, с точки зрения эпидемиологии, квартирах, поднимался на страницах газет регулярно, однако перейти от слов к делу удалось лишь в середине тридцатых.

17 июля 1935 года государственный старейшина Константин Пятc в сопровождении руководителей эстонского отделения Красного Креста и главнокомандующего Силами обороны Йохана Лайдонера заложил краеугольный камень будущей школы.

Строить ее было решено подальше от городского шума, гари каминных и печных труб, уличной пыли и фабричного дыма: в Козе-Люкати, ближайшем к столице зеленом дачном пригороде, связанном с ней первоклассным шоссе.

Дорога была, что называется, накатана в прямом и переносном смыслах: здесь, на живописных берегах реки Пирита, еще с царских времен располагались летние пансионаты и дачи зажиточных таллиннцев.

Что там новоявленные буржуа — сам глава государства имел поблизости загородную резиденцию: хутор с приусадебным хозяйством, вокруг которого вырос позднее Таллиннский Ботанический сад.

Почти что Швеция

Летом ученики завтракали, обедали и ужинали прямо под открытым небом.

Летом ученики завтракали, обедали и ужинали прямо под открытым небом.

Со времен античности педагогика, вроде бы, считалась вотчиной сильного пола: лишь в самом конце XIX века женщина в роли учителя перестала быть явлением из ряда вон выходящим.

Не исключено, что руководствуясь подобными «новыми веяниями», проектирование первой школы санаторного типа доверили первой же эстонской женщине-архитектору Пауле Ильвес-Делашье.

Выпускница Будапештского технического университета, переселившаяся в Париж и вышедшая там замуж, она была вдохновенным последователем самого современного архитектурного стиля — функционализма.

В подчеркнуто функционалистической манере — простые, тяготеющие к «машинной эстетике» прямоугольный и цилиндрические объемы, обилие стекла и бетона — был решен ею и первоначальный проект школы в Козе-Люкати.

Подобный модернизм был для Эстонии тридцатых годов не то чтобы не знаком — не слишком привечаем. Особенно главой государства: как всякий авторитарный политический лидер тех лет, Пятc мнил себя, в известной степени, архитектором.

Пятсовская архитектура делала ставку на «представительность» и «народность». Под последним подразумевалось широкое использование строительных приемов и элементов, позаимствованных у облика традиционных крестьянских жилищ.

Переработать полученный из Парижа проект и «подогнать» его под более консервативные вкусы было поручено архитектору-остзейцу Константину Бёлау — мастеру сочетать новейшие инженерные решения со стилизацией под старину. С задачей Бёлау справился: не изменяя планировки комплекса, он смог обрядить его в привычные для архитектурного пейзажа Эстонии «одежды» — увенчанная остроконечной башенкой высокая черепичная крыша, резные эркеры.

Боковые флигеля архитектор решил и вовсе покрыть специально доставленным с острова Сааремаа тростником — в сочетании с обильным остеклением стен подобные крыши смотрелись, откровенно говоря, несколько неожиданно. Современникам подобное сочетание нравилось: повидавшие свет говорили, что настолько стильной и современной школы не сыскать ни в одной из стран Балтийского региона — разве что в Финляндии или Швеции.

Кто знает — может быть, именно поэтому таллиннской санаторной школе выпало в семидесятые годы XX века сыграть в кино роль шведского интерната в экранизации одной из повестей Астрид Линдгрен.

Светучения

Восхищали таллиннцев восьмидесятилетней давности не только сугубо эстетические вопросы, но и внутреннее устройство затерянного в пригородном лесу школьного комплекса.

«На первом этаже главного здания расположены кухня, столовая и рекреационные залы, — писала газета «Maahääl». — Между собой они разделены огромными стеклянными перегородками.

На втором этаже — детские спальни, умывальный комплекс, комната дежурной сестры и педагога. Окна выдаются из плоскости стены остекленными эркерами, что позволяет больше попадать внутрь солнечному свету.

Чуть в стороне — три стеклянных здания. С одной его стороны — огромное окно, с другой — раздвижная, как меха гармоники, стеклянная же стена. Здесь, защищенные от северного ветра, при хорошей погоде, дети смогут учиться».

Описывая оборудованную во дворе игровую площадку, издание сокрушалось, что спланирована она, по причине дефицита земли, несколько тесноватой, хотя и оснащена горками, качелями и всем прочим необходимым для отдыха.

При этом, как отмечал корреспондент, у санаторной школы имеется отдельный участок для учебного сада и подсобного огородного хозяйства, с которого ученики в будущем смогут получать овощи и зелень, выращенные при их непосредственном участии.

Поблизости планировалось соорудить и бассейн под открытым небом, совместив при этом приятное с полезным: затон для купания на реке Пирита должен был служить плотиной небольшой школьной электростанции.

С наступлением осени огни электрического освещения, горящие за прозрачными стенами учебных корпусов, должны были недвусмысленно свидетельствовать округе: учение — действительно свет.

Расти и набираться сил в его лучах предстояло сотне маленьких таллиннцев в возрасте от восьми до четырнадцати лет: санаторную школу было решено открыть для начала шестиклассной.

В будущем, впрочем, не исключалось, что к ним будут добавлены еще четыре класса — и тогда учебно-лечебное заведение сможет ходатайствовать о присвоении ему статуса полной гимназии.

***

«Вспомним, в каком диком состоянии находилось то место, где сейчас стоит эта новая школа, — напомнил присутствовавшим на церемонии освящения здания глава государства Константин Пятc.

Проходили века, и никто из носителей власти не задумывался над тем, что дети, принужденные жить в домах на узких улочках нашего города, носят в себе зародыши болезней еще до вступления на жизненный путь.

Как только мы стали хозяевами своей земли, мы никак не могли, просто не имели морального права, не подумать о тех, кто уже в ранней молодости заболевает вследствие недостатка солнца, воздуха, попечения и заботы.

На этом диком участке, где гнездились одни лишь гадюки, возник прекрасный очаг воспитания и просвещения. Это — лучший ответ на вопрос о том, чего способен достигнуть народ если он самостоятельно работает над своим развитием».

Увы, нормальное развитие лесной школы-интерната было прервано очень скоро. Всего через три года после начала учебной работы — в сентябре 1941 года — здание было реквизировано для нужд военного госпиталя войсками нацистской Германии. После изгнания с территории Эстонии вермахта комплекс на четыре года перешел в ведение советского военно-морского госпиталя. Школьный звонок и голоса учеников вновь зазвучали в его стенах только осенью 1948 года.

Звучат они и по сей день. И хотя туберкулез давно уже не является для таллиннских школьников угрозой номер один, учить и лечить санаторная школа успешно продолжает и по сей день.

В начале девяностых годов ей было возвращено имя Пятса. Пожалуй, заслуженно. Ведь для создания школы-санатория он некогда пожертвовал два с половиной гектара своих хуторских угодий.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!