А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1153 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса.

Июнь — месяц, традиционно и заслужено ассоциирующийся не с началом учебного года, а с его завершением.

Единственное, вероятно, исключение — по крайней мере в таллиннской истории — датируется четвергом, 2 июня 1939 года: школа, распахнувшая двери в этот день, сама по себе была исключением из правил.

Расположенная не среди жилых кварталов, а в самом натуральном лесу. С соломенными крышами и стеклянными стенами — в придачу еще и раздвижными. С собственным бассейном и… электростанцией.

Открытие необычной школы почтил своим присутствием Константин Пятс: не только потому, надо полагать, что имя его было присвоено учебному заведению. Но и в знак особого интереса к социально-педагогическому новшеству.

Сила воздуха

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Здоровье среднестатистического горожанина по всей Европе вплоть до середины прошлого столетия оставляло желать лучшего.

Таллинн, на рубеже ХIX-ХХ веков превратившийся в крупный промышленный центр, не был тут исключением: народное название туберкулеза в эстонском языке — «квартирная хворь» — служит тому подтверждением.

До открытия антибиотиков основным — и единственно эффективным — методом лечения пресловутой «чахотки» оставался свежий воздух, лесной или морской, способный «провентилировать» пораженные микробом легкие.

К строительству легочных санаториев европейская медицина пришла лет сто пятьдесят назад. Спустя еще несколько десятилетий родилась мысль совместить лечение с… учебой: жертвами туберкулеза всё чаще становились дети и подростки.

Вскоре после окончания Первой мировой войны школы-интернаты санаторного типа стали открываться во многих государствах Европы. На восточном побережье Балтийского моря о сооружении их начали активно говорить в конце двадцатых годов.

Вопрос о необходимости строительства в Таллинне школы для детей, проживающих в неблагоприятных, с точки зрения эпидемиологии, квартирах, поднимался на страницах газет регулярно, однако перейти от слов к делу удалось лишь в середине тридцатых.

17 июля 1935 года государственный старейшина Константин Пятc в сопровождении руководителей эстонского отделения Красного Креста и главнокомандующего Силами обороны Йохана Лайдонера заложил краеугольный камень будущей школы.

Строить ее было решено подальше от городского шума, гари каминных и печных труб, уличной пыли и фабричного дыма: в Козе-Люкати, ближайшем к столице зеленом дачном пригороде, связанном с ней первоклассным шоссе.

Дорога была, что называется, накатана в прямом и переносном смыслах: здесь, на живописных берегах реки Пирита, еще с царских времен располагались летние пансионаты и дачи зажиточных таллиннцев.

Что там новоявленные буржуа — сам глава государства имел поблизости загородную резиденцию: хутор с приусадебным хозяйством, вокруг которого вырос позднее Таллиннский Ботанический сад.

Почти что Швеция

Летом ученики завтракали, обедали и ужинали прямо под открытым небом.

Летом ученики завтракали, обедали и ужинали прямо под открытым небом.

Со времен античности педагогика, вроде бы, считалась вотчиной сильного пола: лишь в самом конце XIX века женщина в роли учителя перестала быть явлением из ряда вон выходящим.

Не исключено, что руководствуясь подобными «новыми веяниями», проектирование первой школы санаторного типа доверили первой же эстонской женщине-архитектору Пауле Ильвес-Делашье.

Выпускница Будапештского технического университета, переселившаяся в Париж и вышедшая там замуж, она была вдохновенным последователем самого современного архитектурного стиля — функционализма.

В подчеркнуто функционалистической манере — простые, тяготеющие к «машинной эстетике» прямоугольный и цилиндрические объемы, обилие стекла и бетона — был решен ею и первоначальный проект школы в Козе-Люкати.

Подобный модернизм был для Эстонии тридцатых годов не то чтобы не знаком — не слишком привечаем. Особенно главой государства: как всякий авторитарный политический лидер тех лет, Пятc мнил себя, в известной степени, архитектором.

Пятсовская архитектура делала ставку на «представительность» и «народность». Под последним подразумевалось широкое использование строительных приемов и элементов, позаимствованных у облика традиционных крестьянских жилищ.

Переработать полученный из Парижа проект и «подогнать» его под более консервативные вкусы было поручено архитектору-остзейцу Константину Бёлау — мастеру сочетать новейшие инженерные решения со стилизацией под старину. С задачей Бёлау справился: не изменяя планировки комплекса, он смог обрядить его в привычные для архитектурного пейзажа Эстонии «одежды» — увенчанная остроконечной башенкой высокая черепичная крыша, резные эркеры.

Боковые флигеля архитектор решил и вовсе покрыть специально доставленным с острова Сааремаа тростником — в сочетании с обильным остеклением стен подобные крыши смотрелись, откровенно говоря, несколько неожиданно. Современникам подобное сочетание нравилось: повидавшие свет говорили, что настолько стильной и современной школы не сыскать ни в одной из стран Балтийского региона — разве что в Финляндии или Швеции.

Кто знает — может быть, именно поэтому таллиннской санаторной школе выпало в семидесятые годы XX века сыграть в кино роль шведского интерната в экранизации одной из повестей Астрид Линдгрен.

Светучения

Восхищали таллиннцев восьмидесятилетней давности не только сугубо эстетические вопросы, но и внутреннее устройство затерянного в пригородном лесу школьного комплекса.

«На первом этаже главного здания расположены кухня, столовая и рекреационные залы, — писала газета «Maahääl». — Между собой они разделены огромными стеклянными перегородками.

На втором этаже — детские спальни, умывальный комплекс, комната дежурной сестры и педагога. Окна выдаются из плоскости стены остекленными эркерами, что позволяет больше попадать внутрь солнечному свету.

Чуть в стороне — три стеклянных здания. С одной его стороны — огромное окно, с другой — раздвижная, как меха гармоники, стеклянная же стена. Здесь, защищенные от северного ветра, при хорошей погоде, дети смогут учиться».

Описывая оборудованную во дворе игровую площадку, издание сокрушалось, что спланирована она, по причине дефицита земли, несколько тесноватой, хотя и оснащена горками, качелями и всем прочим необходимым для отдыха.

При этом, как отмечал корреспондент, у санаторной школы имеется отдельный участок для учебного сада и подсобного огородного хозяйства, с которого ученики в будущем смогут получать овощи и зелень, выращенные при их непосредственном участии.

Поблизости планировалось соорудить и бассейн под открытым небом, совместив при этом приятное с полезным: затон для купания на реке Пирита должен был служить плотиной небольшой школьной электростанции.

С наступлением осени огни электрического освещения, горящие за прозрачными стенами учебных корпусов, должны были недвусмысленно свидетельствовать округе: учение — действительно свет.

Расти и набираться сил в его лучах предстояло сотне маленьких таллиннцев в возрасте от восьми до четырнадцати лет: санаторную школу было решено открыть для начала шестиклассной.

В будущем, впрочем, не исключалось, что к ним будут добавлены еще четыре класса — и тогда учебно-лечебное заведение сможет ходатайствовать о присвоении ему статуса полной гимназии.

***

«Вспомним, в каком диком состоянии находилось то место, где сейчас стоит эта новая школа, — напомнил присутствовавшим на церемонии освящения здания глава государства Константин Пятc.

Проходили века, и никто из носителей власти не задумывался над тем, что дети, принужденные жить в домах на узких улочках нашего города, носят в себе зародыши болезней еще до вступления на жизненный путь.

Как только мы стали хозяевами своей земли, мы никак не могли, просто не имели морального права, не подумать о тех, кто уже в ранней молодости заболевает вследствие недостатка солнца, воздуха, попечения и заботы.

На этом диком участке, где гнездились одни лишь гадюки, возник прекрасный очаг воспитания и просвещения. Это — лучший ответ на вопрос о том, чего способен достигнуть народ если он самостоятельно работает над своим развитием».

Увы, нормальное развитие лесной школы-интерната было прервано очень скоро. Всего через три года после начала учебной работы — в сентябре 1941 года — здание было реквизировано для нужд военного госпиталя войсками нацистской Германии. После изгнания с территории Эстонии вермахта комплекс на четыре года перешел в ведение советского военно-морского госпиталя. Школьный звонок и голоса учеников вновь зазвучали в его стенах только осенью 1948 года.

Звучат они и по сей день. И хотя туберкулез давно уже не является для таллиннских школьников угрозой номер один, учить и лечить санаторная школа успешно продолжает и по сей день.

В начале девяностых годов ей было возвращено имя Пятса. Пожалуй, заслуженно. Ведь для создания школы-санатория он некогда пожертвовал два с половиной гектара своих хуторских угодий.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Автор книги «Архитектор-художник Александр Владовский. Материалы к творческой биографии» Андрей Пономарев во время ее презентации в банкетном зале Кадриоргского дворца.

Зодчий Александр Владовский: эскиз творческой биографии Таллинца

Самый, пожалуй, яркий и колоритный архитектор довоенного Таллинна — Александр Владовский — вновь вернулся к таллиннцам: книгой, посвященной его жизни ...

Читать дальше...

Сквер на улице Марта, ба с памятным крестом Бласиуса Хохгреве в наши дни.

Оправа старейшему памятнику в Таллине: сквер у креста Бласиуса Хохгреве

Один из оригинальных памятников таллиннской старины получил недавно достойную «оправу» — благоустроенный сквер на улице Марта. В свое время всякий уважающий ...

Читать дальше...

О значимой дате в истории Таллина

318 лет назад, в 1710 году, российские войска приступили к летне-осенней кампании Северной войны на землях современных Латвии и Эстонии. Успех ...

Читать дальше...

Сложно представить, что сто десять лет назад на месте нынешнего театра «Эстония» и парка Таммсааре стояли крестьянские подводы и шумел рынок.

Парк имени Таммсааре в Таллине: круговорот вечных перемен

Прежде, чем обрести современный облик, нынешнему парку Таммсааре довелось пережить на своем долгом веку целый ряд радикальных градостроительных «перевоплощений». Путь от ...

Читать дальше...

Фабрика "Rauaniit" в середине тридцатых годов прошлого века. На заднем плане — не уцелевшее двухэтажное здание, в котором предприятие было основано.

«1928. Строил Эфраим Леренманн»: от фабрики — к Академии художеств. Таллин

Нынешнее здание Эстонской художественной академии — памятник не только архитектуры, но и промышленной истории. А также — свидетельство многонациональности Таллинна. Три ...

Читать дальше...

Нарва. Ратушная площадь. Отъезд кортежа
императрицы Елизаветы Петровны. Справа - триумфальная арка. Рисунок Ф. Франкенберга, 1746 год. Из собрания Нарвской художественной галереи.

О визите императрицы Елизаветы Петровны в Ревель

В отличие от царя-реформатора Петра Великого, придававшего огромное значение Эстляндии и её столице Ревелю (Таллин) и совершавшего неоднократные визиты в ...

Читать дальше...

Кадриорг. Домик Петра Первого

Кадриорг: Осенняя прогулка по Таллину

Я очень люб­лю Кад­ри­орг - са­мый кра­си­вый и из­вест­ный парк Тал­ли­на. Ис­то­рия его воз­ник­но­ве­ния не­обыч­на. Этот не­пов­то­ри­мый уго­лок на­шей сто­ли­цы ...

Читать дальше...

Крест на улице Марта в Таллине

Есть в Таллинне удивительное место, связанное с одним из эпизодов Ливонской войны. В середине девяностых, случайно оказавшись в маленьком дворике на ...

Читать дальше...

Епископский сад в процессе трансформации из спортивной площадки в сквер. Фото тридцатых годов прошлого века. На первом плане — замурованный резервуар.

Подворье, спортплощадка, парк: метаморфозы Епископского сада в Таллине

Гуляя по Верхнему городу, не упустите возможности заглянуть в Епископский сад: зеленый оазис у подножья колокольни Домской церкви нынешним летом ...

Читать дальше...

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Недавно я совершил увлекательное путешествие по Северо-Западу России, по маршруту Ивангород - Кингисепп - Санкт-Петербург - Великий Новгород. Путешествие получилось ...

Читать дальше...

О самом первом православном храме в Таллине - церкви Святителя и Чудотворца Николая Мирликийского

Многие таллинцы и гости столицы Эстонии знают или слышали о Никольской церкви на улице Вене (Русской) в Старом городе. Но ...

Читать дальше...

К 225-й годовщине Ревельского морского сражения

Победа русских моряков в ревельском сражении сорвала планы шведов разбить русский флот по частям и приблизила заключение «Верельского мира». 2 (14) ...

Читать дальше...

Восстановить исторический ансамбль Старого еврейского кладбища на улице Магазийни (на фото) невозможно, но вернуть на его территорию уцелевшие надгробия город намеревается.

Археологические находки Рейди теэ в Таллине: камни утраченной памяти

Памятники уничтоженных в советское время исторических кладбищ Таллинна будут взяты под охрану, каталогизированы и возвращены туда, где они стояли более ...

Читать дальше...

Электрический трамвай, Тартуское шоссе, 1928 год.

130 лет: от конки на деревянных рельсах до современных трамваев в Таллине

Регулярное движение конного трамвая в Таллинне началось 130 лет назад, 24 августа. Первая одноколейная трамвайная линия шла от Русского рынка ...

Читать дальше...

Ноеый облик площади Вабадузе с памятником победы в Освободительной войне на проекте А. Котли и Э. Кеса. 1937 год. Крайнее здание справа — нынешняя мэрия.

Монумент на площади Свободы в Таллине: мечты, идеи, проекты и авторы

Таллиннский «памятник номер один» мог быть многофигурной композицией, вознесенным в небо мечом и даже... церковью. Идея увековечить образование Эстонской Республики ЯЗЫКОМ ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!