А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Хроники Таллина
Говорят так:
Когда-то в усадьбе Вана-Вигала жил барон, в чьем услужении было множество духов. Поехал он однажды в Таллинн через озеро Юлемисте. Барон строго-настрого запретил кучеру оглядываться во время езды по воде. Карета мчалась как по зеркалу. Когда она приблизилась к берегу, где было мелко, кучер все-же посмотрел назад. К своему великому изумлению он увидел, что вокруг кареты суетились духи, - слуги Вана-Вигалаского барона: они переносили доски из-за колес кареты и ставили их впереди нее - так они строили мост, по которому ехала карета. Как только кучер оглянулся, карета с упряжкой лошадей провалилась в воду. Но так как берег был совсем близко, кони вытащили карету на сушу и никто не утонул.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса.

Июнь — месяц, традиционно и заслужено ассоциирующийся не с началом учебного года, а с его завершением.

Единственное, вероятно, исключение — по крайней мере в таллиннской истории — датируется четвергом, 2 июня 1939 года: школа, распахнувшая двери в этот день, сама по себе была исключением из правил.

Расположенная не среди жилых кварталов, а в самом натуральном лесу. С соломенными крышами и стеклянными стенами — в придачу еще и раздвижными. С собственным бассейном и… электростанцией.

Открытие необычной школы почтил своим присутствием Константин Пятс: не только потому, надо полагать, что имя его было присвоено учебному заведению. Но и в знак особого интереса к социально-педагогическому новшеству.

Сила воздуха

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Здоровье среднестатистического горожанина по всей Европе вплоть до середины прошлого столетия оставляло желать лучшего.

Таллинн, на рубеже ХIX-ХХ веков превратившийся в крупный промышленный центр, не был тут исключением: народное название туберкулеза в эстонском языке — «квартирная хворь» — служит тому подтверждением.

До открытия антибиотиков основным — и единственно эффективным — методом лечения пресловутой «чахотки» оставался свежий воздух, лесной или морской, способный «провентилировать» пораженные микробом легкие.

К строительству легочных санаториев европейская медицина пришла лет сто пятьдесят назад. Спустя еще несколько десятилетий родилась мысль совместить лечение с… учебой: жертвами туберкулеза всё чаще становились дети и подростки.

Вскоре после окончания Первой мировой войны школы-интернаты санаторного типа стали открываться во многих государствах Европы. На восточном побережье Балтийского моря о сооружении их начали активно говорить в конце двадцатых годов.

Вопрос о необходимости строительства в Таллинне школы для детей, проживающих в неблагоприятных, с точки зрения эпидемиологии, квартирах, поднимался на страницах газет регулярно, однако перейти от слов к делу удалось лишь в середине тридцатых.

17 июля 1935 года государственный старейшина Константин Пятc в сопровождении руководителей эстонского отделения Красного Креста и главнокомандующего Силами обороны Йохана Лайдонера заложил краеугольный камень будущей школы.

Строить ее было решено подальше от городского шума, гари каминных и печных труб, уличной пыли и фабричного дыма: в Козе-Люкати, ближайшем к столице зеленом дачном пригороде, связанном с ней первоклассным шоссе.

Дорога была, что называется, накатана в прямом и переносном смыслах: здесь, на живописных берегах реки Пирита, еще с царских времен располагались летние пансионаты и дачи зажиточных таллиннцев.

Что там новоявленные буржуа — сам глава государства имел поблизости загородную резиденцию: хутор с приусадебным хозяйством, вокруг которого вырос позднее Таллиннский Ботанический сад.

Почти что Швеция

Летом ученики завтракали, обедали и ужинали прямо под открытым небом.

Летом ученики завтракали, обедали и ужинали прямо под открытым небом.

Со времен античности педагогика, вроде бы, считалась вотчиной сильного пола: лишь в самом конце XIX века женщина в роли учителя перестала быть явлением из ряда вон выходящим.

Не исключено, что руководствуясь подобными «новыми веяниями», проектирование первой школы санаторного типа доверили первой же эстонской женщине-архитектору Пауле Ильвес-Делашье.

Выпускница Будапештского технического университета, переселившаяся в Париж и вышедшая там замуж, она была вдохновенным последователем самого современного архитектурного стиля — функционализма.

В подчеркнуто функционалистической манере — простые, тяготеющие к «машинной эстетике» прямоугольный и цилиндрические объемы, обилие стекла и бетона — был решен ею и первоначальный проект школы в Козе-Люкати.

Подобный модернизм был для Эстонии тридцатых годов не то чтобы не знаком — не слишком привечаем. Особенно главой государства: как всякий авторитарный политический лидер тех лет, Пятc мнил себя, в известной степени, архитектором.

Пятсовская архитектура делала ставку на «представительность» и «народность». Под последним подразумевалось широкое использование строительных приемов и элементов, позаимствованных у облика традиционных крестьянских жилищ.

Переработать полученный из Парижа проект и «подогнать» его под более консервативные вкусы было поручено архитектору-остзейцу Константину Бёлау — мастеру сочетать новейшие инженерные решения со стилизацией под старину. С задачей Бёлау справился: не изменяя планировки комплекса, он смог обрядить его в привычные для архитектурного пейзажа Эстонии «одежды» — увенчанная остроконечной башенкой высокая черепичная крыша, резные эркеры.

Боковые флигеля архитектор решил и вовсе покрыть специально доставленным с острова Сааремаа тростником — в сочетании с обильным остеклением стен подобные крыши смотрелись, откровенно говоря, несколько неожиданно. Современникам подобное сочетание нравилось: повидавшие свет говорили, что настолько стильной и современной школы не сыскать ни в одной из стран Балтийского региона — разве что в Финляндии или Швеции.

Кто знает — может быть, именно поэтому таллиннской санаторной школе выпало в семидесятые годы XX века сыграть в кино роль шведского интерната в экранизации одной из повестей Астрид Линдгрен.

Светучения

Восхищали таллиннцев восьмидесятилетней давности не только сугубо эстетические вопросы, но и внутреннее устройство затерянного в пригородном лесу школьного комплекса.

«На первом этаже главного здания расположены кухня, столовая и рекреационные залы, — писала газета «Maahääl». — Между собой они разделены огромными стеклянными перегородками.

На втором этаже — детские спальни, умывальный комплекс, комната дежурной сестры и педагога. Окна выдаются из плоскости стены остекленными эркерами, что позволяет больше попадать внутрь солнечному свету.

Чуть в стороне — три стеклянных здания. С одной его стороны — огромное окно, с другой — раздвижная, как меха гармоники, стеклянная же стена. Здесь, защищенные от северного ветра, при хорошей погоде, дети смогут учиться».

Описывая оборудованную во дворе игровую площадку, издание сокрушалось, что спланирована она, по причине дефицита земли, несколько тесноватой, хотя и оснащена горками, качелями и всем прочим необходимым для отдыха.

При этом, как отмечал корреспондент, у санаторной школы имеется отдельный участок для учебного сада и подсобного огородного хозяйства, с которого ученики в будущем смогут получать овощи и зелень, выращенные при их непосредственном участии.

Поблизости планировалось соорудить и бассейн под открытым небом, совместив при этом приятное с полезным: затон для купания на реке Пирита должен был служить плотиной небольшой школьной электростанции.

С наступлением осени огни электрического освещения, горящие за прозрачными стенами учебных корпусов, должны были недвусмысленно свидетельствовать округе: учение — действительно свет.

Расти и набираться сил в его лучах предстояло сотне маленьких таллиннцев в возрасте от восьми до четырнадцати лет: санаторную школу было решено открыть для начала шестиклассной.

В будущем, впрочем, не исключалось, что к ним будут добавлены еще четыре класса — и тогда учебно-лечебное заведение сможет ходатайствовать о присвоении ему статуса полной гимназии.

***

«Вспомним, в каком диком состоянии находилось то место, где сейчас стоит эта новая школа, — напомнил присутствовавшим на церемонии освящения здания глава государства Константин Пятc.

Проходили века, и никто из носителей власти не задумывался над тем, что дети, принужденные жить в домах на узких улочках нашего города, носят в себе зародыши болезней еще до вступления на жизненный путь.

Как только мы стали хозяевами своей земли, мы никак не могли, просто не имели морального права, не подумать о тех, кто уже в ранней молодости заболевает вследствие недостатка солнца, воздуха, попечения и заботы.

На этом диком участке, где гнездились одни лишь гадюки, возник прекрасный очаг воспитания и просвещения. Это — лучший ответ на вопрос о том, чего способен достигнуть народ если он самостоятельно работает над своим развитием».

Увы, нормальное развитие лесной школы-интерната было прервано очень скоро. Всего через три года после начала учебной работы — в сентябре 1941 года — здание было реквизировано для нужд военного госпиталя войсками нацистской Германии. После изгнания с территории Эстонии вермахта комплекс на четыре года перешел в ведение советского военно-морского госпиталя. Школьный звонок и голоса учеников вновь зазвучали в его стенах только осенью 1948 года.

Звучат они и по сей день. И хотя туберкулез давно уже не является для таллиннских школьников угрозой номер один, учить и лечить санаторная школа успешно продолжает и по сей день.

В начале девяностых годов ей было возвращено имя Пятса. Пожалуй, заслуженно. Ведь для создания школы-санатория он некогда пожертвовал два с половиной гектара своих хуторских угодий.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!