Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном музее КuМu.

Название экспозиции, которая откроется уже в нынешнюю пятницу, 8 июня, звучит несколько суховато: «Михкель Зиттов. Эстонский художник при европейских дворах эпохи Ренессанса».

И эмоциональнее, и фактологически вернее, пожалуй, было бы назвать Зиттова «ренессансным мастером родом из Ревеля» — причем мастером, без преувеличения, общеевропейского масштаба.

А посвященную ему выставку — «Возвращением домой». Не самого мастера — он и так нашел вечный покой в земле родного города без малого пятьсот лет назад. А его работ, каждая из которых — подлинный шедевр.

Двойная символика

Мемориальная доска на доме, в котором жил в Таллинне Михкель Зиттов.

Мемориальная доска на доме, в котором жил в Таллинне Михкель Зиттов.

«Разговор о том, как здорово и замечательно было бы привезти в Таллинн работы одного из самых прославленных его уроженцев, велись, на самом деле, давно, — рассказывает искусствовед Эвелина Ведом. — Мечты и желания начали обретать реальные формы года полтора назад. И тогда же стало ясно: то, что долгожданную выставку работ Зиттова удастся провести не раньше 2018 года, на самом деле очень символично.

Я бы даже сказала — символично вдвойне. С одной стороны — нынешний год юбилейный, так что уникальную экспозицию можно трактовать как подарок жителям нашей страны к столетней годовщине провозглашения независимости.

Не стоит забывать и еще об одной круглой дате: ровно пятьсот лет назад, в 1518 году, Зиттов, придворный живописец нескольких европейских монархов, вернулся в свой родной город — как оказалось, чтобы уже никогда больше его не покинуть.

Так что нынешняя выставка — это в своем роде возвращение. Возвращение к современным таллиннцам — впрочем, как и гостям Таллинна, — работ, которые были когда-то созданы уроженцем этого города за сотни и тысячи миль от родных мест».

Еще более далекие странствия выпали на долю работ Зиттова после кончины их создателя. Недаром экспозиция, которая готовится открыться в таллиннском музее, начала свое турне на противоположной стороне глобуса — в Америке.

Есть в этом определенный символ: первую экспедицию к берегам Нового Света снарядили Изабелла Кастильская и Фердинанд Католик, запечатленные некогда кистью их придворного живописца, уроженца далекого Ревеля.

Но еще больше в этом — посмертного признания таланта Зиттова: Национальная галерея, равно как и другие музейные собрания Соединенных Штатов, хранят ныне едва ли не большую часть уцелевших работ мастера.

Как уточняет Ведом, представлены на выставке будут также произведения из коллекций Лувра, Лондонской Национальной галереи, Музея истории искусств в Вене, Берлинской картинной галереи.

Идея организовать в Таллинне выставку работ Михкеля Зиттова родилась уже давно.

Что отрадно особенно: именно в Таллинн приедет и самая «территориально близкая» к нам картина Зиттова — «Несение креста» из московского Музея изобразительных искусств имени Пушкина.

Знак качества

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Специалистам известно: родившийся и скончавшийся в Ревеле живописец работал, преимущественно, далеко от родных мест.

Были, впрочем, в его биографии и таллиннские периоды: вынужденный приезжать на родину по делам, от творческих изысканий далеких, Зиттов, разумеется, писал картины и здесь.

«Надо понимать: такого, выражаясь современным языком, «художественного рынка», как в Испании, Фландрии или даже Дании, в Ливонии XVI века попросту не существовало, — отмечает Ведом. — Местным художественным вкусам в ту пору светская живопись, по всей видимости, была еще неведома: для портретов, в которых талант Зиттова раскрывался наиболее широко, глубоко и ярко, просто не было заказчиков».
Что оставалось? На самом-то деле — не так уж и много. Прежде всего — росписи церковных алтарей. А помимо этого — работы, которые, на первый взгляд, больше подходили бы не живописцу-виртуозу, а ремесленнику-маляру.

Зиттов не чурался подобных заказов. Так, в архивах Ревельского магистрата сохранился счет за выполненную мастером работу—золочение неких деревянных роз, которыми были украшены своды центрального нефа церкви Олевисте.

Работал он и в церкви, где был крещен, — Нигулисте: здесь Зиттовым были то ли изготовлены полностью, то ли вызолочены только украшения церковных часов — полумесяц, фигурки Смерти, шута, святого Иеронима.

Как выглядели они — можно только догадываться: то, что не было уничтожено в эпоху протестантского иконоборчества или не было уничтожено опустошительными пожарами, оказалось списано попросту за ветхостью.

«Желание обнаружить на территории современной Эстонии некогда созданные Зиттовым произведения искусства вполне объяснимо, — говорит Ведом. — Все-таки — мастер мирового масштаба, знаменитость.

Проблема только в том, что сам живописец, похоже, был в успешности подобных поисков благодарными потомками словно бы и не сильно-то заинтересован: работы свои он никогда не подписывал.

Во-первых, подпись произведений искусства в ту пору еще не была общераспространенной практикой. Во-вторых — Зиттов, придворный живописец, в этом особо и не нуждался.

У него же был гарантированный заказчик: та или иная королевская семья. Так что отсутствие авторского автографа — своего рода «знак качества», хотя искусствоведам от этого не легче».

Легенда и быль

В определенном смысле биография Зиттова — классическая иллюстрация к тезису о том, что нет пророка в своем отечестве.

После кончины (а скончался художник в 1525 году от свирепствовавшей в Ревеле чумы) он был благополучно забыт. Само имя его вновь стало известно искусствоведам только накануне Первой мировой войны.

Только накануне Второй мировой удалось обнаружить документы, подтверждающие таллиннское происхождение художника. А широкую известность Зиттов получил и того позже — полвека назад, в первой половине семидесятых годов.

Всплеском интереса к себе ренессансный живописец во многом оказался обязан классику современной эстонской литературы Яану Кроссу — автору новеллы «Четыре монолога по поводу Святого Георгия», вошедшей в сборник «На глазах у Клио».

После смерти о знаменитом живописце благополучно забыли на несколько веков.

Произведение безусловно талантливое, но, прежде всего, беллетрист-ское, оно, волей-неволей, породило ряд мифов, которые вошли в таллиннский контекст не просто глубоко, но органично, превратившись едва ли не в его неотъемлемую часть.

Самый распространенный из них — заблуждение о том, что местные ремесленники, дескать, наотрез отказались принимать вернувшегося из далеких краев Зиттова в члены гильдии Святого Канута, обязав его, словно подмастерье, изготовить пробную работу.

Якобы именно такой работой стала деревянная расписная скульптура Святого Георгия с драконом, попавшая в фонды Музея средневекового искусства в церкви Нигулисте из часовни в местечке Пюхалепа на острове Хийумаа.

«Современные специалисты однозначно сходятся во мнении: вся история с изваянием Георгия-змееборца — красивая, но всё-таки легенда — констатирует Ведом. — Документов, подтверждающих ее, нет.

А вот что есть — есть достаточно серьезные основания полагать, что как минимум одно произведение искусства созданное если и не самим Зиттовым, то точно — под его руководством, в Таллинне имеется.

Исследование, которое было произведено в рамках подготовки нынешнего проекта свидетельствует о том, что в мастерской Зиттова были созданы створки так называемого алтаря Страстей Христовых.

Работал над ними сам мастер или же кто-то из подмастерьев его мастерской — сказать сложно. Но манера изображения одного лица — абсолютно, если можно так выразиться, «зиттовская».

Так что можно сказать, что нынешней выставкой мастер действительно вернулся в Таллинн. Ведь если большинство экспонатов вернется в зарубежные собрания, то створки алтаря — останутся».

***

Выставка «Михкель Зиттов. Эстонский художник при европейских дворах эпохи Ренессанса», которая открылась в Художественном музее КuМu 8 июня, проработает до 16 сентября. Мастер-классы по выставке на русском языке состоятся 19 июня, 3 июля, 17 июля, 31 июля, 14 августа, 28 августа и 11 сентября.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Между прочим…
Есть внешне ничем не примечательная улочка в районе Вышгорода. И даже, кажется, официального названия не имеет. Но интересна тем, что она - самая узкая в городе. Отсюда и народное название "улица пьяного рыцаря". Мол, когда рыцарь пьян настолько, что ходить не в состоянии, он мог по ней пройтись, опираясь руками за дома, находящихся с двух сторон. Однажды две дамы в пышных платьях застопорили на ней движение. Одновременно они пройти по ней не могли, а уступить одна-другой дорогу - не желали. Народу вокруг собралось - тьма! Все ругаются, а сделать ничего не могут. Один молодчик из простых людей сообразил как быть. Говорит, пусть та, что моложе уступит дорогу той, что старше. Дамы настолько перепугались, что одновременно развернулись боком и протиснулись мимо друг-друга по улице.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!