А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
Хроники Таллина
Говорят так:
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад имела все шансы прописаться в городской топонимике.

Будь подготовленный в 1965-1968 годах план реконструкции квартала между улицами Ратаскаеву, Люхике-Ялг и склоном холма Тоомпеа реализован — горожане и гости столицы посещали бы арт-кафе «Зиттов».

А дом, где прославленный живописец эпохи Ренессанса, вероятно, жил, и практически наверняка — скончался, вернул бы себе облик, близкий к тому, который был известен таллиннцам без малого пятивековой давности.

Богатый наследник

Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Байка, согласно которой художник происходил из не самых, мягко говоря, богатых горожан и фамилию свою он якобы унаследовал от прадеда, городского золотаря, ничего общего с реальностью не имеет.

Если и имелись у Зиттова какие-то предки «низкого сословия» — то разве что со стороны матери Маргареты, дочери некоего Олафа Андерссона Мэльнаре, судя по всему, — потомка мельника то ли из шведов, то ли из ошведившихся финнов.

Что же касается отца, Клавеса ван дер Зиттова, то в Ливонию он прибыл в середине XV столетия с территории современной Германии. Вероятнее всего, из провинции Мекленбург, где имеется населенный пункт под названием Зиттау, или Циттау.

В 1454 году Зиттов-старший был принят в число ревельских бюргеров. Тогда же он стал членом гильдии Святого Канута, объединявшей элиту местных ремесленников, через четверть века заняв в ней пост асессора — второго человека после старейшины.

Человек талантливый и уважаемый, Клавес ван дер Зиттов умел обращать талант и уважение в звонкую монету. Шутка ли — к концу своей жизни он владел в городе сразу тремя домовладениями: одним — на улице Лай, еще двумя — на улице Ратаскаеву.

Здания по адресу: Ратаскаеву, 20 и Ратаскаеву, 22 стали впоследствии яблоком раздора между Михкелем Зиттовым и вторым мужем его матери — неким Дидериком ван Катвиком, брак с которым Маргарета заключила после кончины Клавеса.

После долгой судебной тяжбы отцы города приняли сторону живописца: в пятницу, идущую за Днем всех святых года господнего 1518-го, магистрат объявил, что единственный законный хозяин домовладения живописец Михкель.

С 1982 года удостовериться в этом может каждый желающий: мемориальная доска, выполненная в оригинальной манере скульптора Яака Соанса, украшает фасад дома под номером 22 по улице Ратаскаеву.

Сам дом, правда, перестроен до неузнаваемости: для того чтобы заподозрить в нем памятник средневекового зодчества, надо иметь не просто богатое воображение, — познания в истории архитектуры.

Пора утрат

Место, на котором стоял дом, приобретенный Клавесом ван дер Зиттовым в 1475 году, было, что называется «намоленным».

Во второй половине XIV века здесь стоял дом мастера Мандроуве — то ли Ханса, то ли Конрада: оба брата-однофамильца были известны в тогдашнем Ревеле как искусные ювелиры.

Судя по всему, состоял он из двух частей — собственно жилое помещение со складскими помещениями на верхних этажах и амбар, расположенный над ведущим во двор проездом.

После смерти Михкеля Зиттова домовладение многократно меняло хозяев: вдова его была впоследствии замужем трижды. Рачительных домовладельцев среди них не было: здание приходило в запустение.

Лишь в 1650 году, когда владельцем недвижимости стал член ландратской комиссии — исполнительного органа самоуправления Эстляндской провинции Йохан фон Рехенборг, дом был вновь отремонтирован.

После того как свирепствовавшая в дни осады Ревеля петровской армией чума выморила последних наследников ландратского советника, здание перешло во владение председателя ландрата Ганса Генриха фон Тизенгаузена.

На протяжении двух последующих столетий владельцы комплекса зданий, принадлежавших некогда отцу и сыну Зиттовым, в той или иной степени были связаны с органами местного самоуправления Эстляндской губернии.

Сами фамилии их читаются в выписке из матрикула — списка дворянских родбв остзейского края: губернский секретарь фон Латкен, председатели ландтага бароны фон Мореншильд и фон Рамм….

Неясно, при ком именно из них интерьер здания пополнился массивным гипсовым рельефом с изображением военных трофеев под пышной короной — памятником искусства барокко.

Приобретений на протяжении XVIII-XIX столетий оказалось меньше, чем утрат: детали интерьера, которые могли помнить Зиттова, оказались утрачены — по всей видимости, уже навсегда.

Роковым для комплекса зданий оказался 1883 год, когда фасад здания был подвергнут перестройке: средневековые фронтоны срезали, заменив их унылым горизонтальным карнизом.
Дом, в котором Михкель Зиттов жил и скончался, утратил средневековый облик.

Через сорок лет здание вновь было перестроено: из двухэтажного оно стало трехэтажным. И вновь архитектурная мысль тут, как говорится, увы, «даже не ночевала».

Квартал художников

«Ратаскаеву, 22 — самое объемное домовладение в квартале, — отмечается в отчете, составленном в середине шестидесятых годов прошлого века таллиннским «Коммуналпроектом».

Ныне оно представляет собой большой, высокий, можно сказать, производящий впечатление полностью чуждого тела, первоначальный облик которого сформировался в значительно более поздний период.

Об архитектурном оформлении фасадов нельзя и говорить, так как оформлены они предельно лаконично. Перестройки 1883, 1921 и 1932 годов изменили весь характер застройки и снизили его художественную ценность».

Согласно принятой в современном Таллинне реставрационной концепции, в этой горькой констатации вполне можно было бы и поставить точку. Но полвека назад взгляды реставраторов были куда как более радикальными.

Идея вернуть Старому городу, «в значительной степени утратившему свой облик в годы капитализма», была в ту пору главенствующей. Если не вовсе целеполагающей: утраченную старину казалось вполне возможным воссоздать вновь.

Проект «Зиттов», рожденный в 1965-1968 годах коллективом под руководством Рейна Цобеля и Хельми Юпрус, предусматривал одновременно реконструкцию утраченных архитектурных памятников и радикальную модернизацию их ближайших окрестностей.

Согласно ему, весь квартал между улицами Ратаскаеву, Люхике-Ялг и подножием Тоомпеа должен был передан в распоряжение современных наследников дела Клавеса и Михкеля Зиттовых — членом Союза художников Эстонской ССР.

В семейном гнезде Зиттовых предполагалось разместить общежитие для студентов Художественной академии, в домах по адресу: Ратаскаеву, 20-16 — квартиры и ателье художников, в здании под номером 14 — творческий клуб.

Самые радикальные перемены ждали жилище на углу Ратаскаеву и Люхике-Ялг: здесь предполагалось разместить кафе «Зиттов» — своего рода «ответ» расположенному неподалеку писательскому кафе «Пегас».

Для этого дом, перестроенный полтора века назад губернским архитектором Бантельманом в духе классицизма, должен был утратить существующий фасад, обзаведясь «историческим силуэтом».

Абрис его, действительно, напоминал о строительных традициях ревельского средневековья. Но почти все пространство фасада должно было быть остеклено и украшено витражом.

Клавес ван дер Зиттов, в свое время выполнявший работы по художественной росписи церковных окон, был бы таким решением, возможно, воодушевлен, как и его сын Михкель.

У охраны архитектурных памятников было иное мнение. Проект был сочтен слишком радикальным А главное — дорогостоящим: последний довод и определил, вероятно, его судьбу.

* * *

Был в истории Таллинна двадцатилетней давности печальный отрезок, когда память о прославленном земляке на какой-то период вовсе сгинула с городских улиц: после перекраски фасада мемориальная доска с фасада на Ратаскаеву, 22 исчезла.

Какое-то время она находилась в подвале, где обосновался ресторан «Мастер Михкель» — именно так Зиттов чаще всего упоминался при жизни как в документах ревельского магистрата, так и в придворной переписке монархов Испании.

По прошествии нескольких лет заведение общественного питания сгинуло куда-то. Доска работы Яака Соанса вернулась на свое законное место. Очень хотелось бы верить — на этот раз уже окончательно и бесповоротно.

Как хотелось бы верить и в то, что рано или поздно появится в Таллинне мемориальный музей Михкеля Зиттова. Или, хотя бы, нареченный в его честь живописный переулок, или же двор Старого города.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!