А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Хроники Таллина
Говорят так:
Есть внешне ничем не примечательная улочка в районе Вышгорода. И даже, кажется, официального названия не имеет. Но интересна тем, что она - самая узкая в городе. Отсюда и народное название "улица пьяного рыцаря". Мол, когда рыцарь пьян настолько, что ходить не в состоянии, он мог по ней пройтись, опираясь руками за дома, находящихся с двух сторон. Однажды две дамы в пышных платьях застопорили на ней движение. Одновременно они пройти по ней не могли, а уступить одна-другой дорогу - не желали. Народу вокруг собралось - тьма! Все ругаются, а сделать ничего не могут. Один молодчик из простых людей сообразил как быть. Говорит, пусть та, что моложе уступит дорогу той, что старше. Дамы настолько перепугались, что одновременно развернулись боком и протиснулись мимо друг-друга по улице.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад имела все шансы прописаться в городской топонимике.

Будь подготовленный в 1965-1968 годах план реконструкции квартала между улицами Ратаскаеву, Люхике-Ялг и склоном холма Тоомпеа реализован — горожане и гости столицы посещали бы арт-кафе «Зиттов».

А дом, где прославленный живописец эпохи Ренессанса, вероятно, жил, и практически наверняка — скончался, вернул бы себе облик, близкий к тому, который был известен таллиннцам без малого пятивековой давности.

Богатый наследник

Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Байка, согласно которой художник происходил из не самых, мягко говоря, богатых горожан и фамилию свою он якобы унаследовал от прадеда, городского золотаря, ничего общего с реальностью не имеет.

Если и имелись у Зиттова какие-то предки «низкого сословия» — то разве что со стороны матери Маргареты, дочери некоего Олафа Андерссона Мэльнаре, судя по всему, — потомка мельника то ли из шведов, то ли из ошведившихся финнов.

Что же касается отца, Клавеса ван дер Зиттова, то в Ливонию он прибыл в середине XV столетия с территории современной Германии. Вероятнее всего, из провинции Мекленбург, где имеется населенный пункт под названием Зиттау, или Циттау.

В 1454 году Зиттов-старший был принят в число ревельских бюргеров. Тогда же он стал членом гильдии Святого Канута, объединявшей элиту местных ремесленников, через четверть века заняв в ней пост асессора — второго человека после старейшины.

Человек талантливый и уважаемый, Клавес ван дер Зиттов умел обращать талант и уважение в звонкую монету. Шутка ли — к концу своей жизни он владел в городе сразу тремя домовладениями: одним — на улице Лай, еще двумя — на улице Ратаскаеву.

Здания по адресу: Ратаскаеву, 20 и Ратаскаеву, 22 стали впоследствии яблоком раздора между Михкелем Зиттовым и вторым мужем его матери — неким Дидериком ван Катвиком, брак с которым Маргарета заключила после кончины Клавеса.

После долгой судебной тяжбы отцы города приняли сторону живописца: в пятницу, идущую за Днем всех святых года господнего 1518-го, магистрат объявил, что единственный законный хозяин домовладения живописец Михкель.

С 1982 года удостовериться в этом может каждый желающий: мемориальная доска, выполненная в оригинальной манере скульптора Яака Соанса, украшает фасад дома под номером 22 по улице Ратаскаеву.

Сам дом, правда, перестроен до неузнаваемости: для того чтобы заподозрить в нем памятник средневекового зодчества, надо иметь не просто богатое воображение, — познания в истории архитектуры.

Пора утрат

Место, на котором стоял дом, приобретенный Клавесом ван дер Зиттовым в 1475 году, было, что называется «намоленным».

Во второй половине XIV века здесь стоял дом мастера Мандроуве — то ли Ханса, то ли Конрада: оба брата-однофамильца были известны в тогдашнем Ревеле как искусные ювелиры.

Судя по всему, состоял он из двух частей — собственно жилое помещение со складскими помещениями на верхних этажах и амбар, расположенный над ведущим во двор проездом.

После смерти Михкеля Зиттова домовладение многократно меняло хозяев: вдова его была впоследствии замужем трижды. Рачительных домовладельцев среди них не было: здание приходило в запустение.

Лишь в 1650 году, когда владельцем недвижимости стал член ландратской комиссии — исполнительного органа самоуправления Эстляндской провинции Йохан фон Рехенборг, дом был вновь отремонтирован.

После того как свирепствовавшая в дни осады Ревеля петровской армией чума выморила последних наследников ландратского советника, здание перешло во владение председателя ландрата Ганса Генриха фон Тизенгаузена.

На протяжении двух последующих столетий владельцы комплекса зданий, принадлежавших некогда отцу и сыну Зиттовым, в той или иной степени были связаны с органами местного самоуправления Эстляндской губернии.

Сами фамилии их читаются в выписке из матрикула — списка дворянских родбв остзейского края: губернский секретарь фон Латкен, председатели ландтага бароны фон Мореншильд и фон Рамм….

Неясно, при ком именно из них интерьер здания пополнился массивным гипсовым рельефом с изображением военных трофеев под пышной короной — памятником искусства барокко.

Приобретений на протяжении XVIII-XIX столетий оказалось меньше, чем утрат: детали интерьера, которые могли помнить Зиттова, оказались утрачены — по всей видимости, уже навсегда.

Роковым для комплекса зданий оказался 1883 год, когда фасад здания был подвергнут перестройке: средневековые фронтоны срезали, заменив их унылым горизонтальным карнизом.
Дом, в котором Михкель Зиттов жил и скончался, утратил средневековый облик.

Через сорок лет здание вновь было перестроено: из двухэтажного оно стало трехэтажным. И вновь архитектурная мысль тут, как говорится, увы, «даже не ночевала».

Квартал художников

«Ратаскаеву, 22 — самое объемное домовладение в квартале, — отмечается в отчете, составленном в середине шестидесятых годов прошлого века таллиннским «Коммуналпроектом».

Ныне оно представляет собой большой, высокий, можно сказать, производящий впечатление полностью чуждого тела, первоначальный облик которого сформировался в значительно более поздний период.

Об архитектурном оформлении фасадов нельзя и говорить, так как оформлены они предельно лаконично. Перестройки 1883, 1921 и 1932 годов изменили весь характер застройки и снизили его художественную ценность».

Согласно принятой в современном Таллинне реставрационной концепции, в этой горькой констатации вполне можно было бы и поставить точку. Но полвека назад взгляды реставраторов были куда как более радикальными.

Идея вернуть Старому городу, «в значительной степени утратившему свой облик в годы капитализма», была в ту пору главенствующей. Если не вовсе целеполагающей: утраченную старину казалось вполне возможным воссоздать вновь.

Проект «Зиттов», рожденный в 1965-1968 годах коллективом под руководством Рейна Цобеля и Хельми Юпрус, предусматривал одновременно реконструкцию утраченных архитектурных памятников и радикальную модернизацию их ближайших окрестностей.

Согласно ему, весь квартал между улицами Ратаскаеву, Люхике-Ялг и подножием Тоомпеа должен был передан в распоряжение современных наследников дела Клавеса и Михкеля Зиттовых — членом Союза художников Эстонской ССР.

В семейном гнезде Зиттовых предполагалось разместить общежитие для студентов Художественной академии, в домах по адресу: Ратаскаеву, 20-16 — квартиры и ателье художников, в здании под номером 14 — творческий клуб.

Самые радикальные перемены ждали жилище на углу Ратаскаеву и Люхике-Ялг: здесь предполагалось разместить кафе «Зиттов» — своего рода «ответ» расположенному неподалеку писательскому кафе «Пегас».

Для этого дом, перестроенный полтора века назад губернским архитектором Бантельманом в духе классицизма, должен был утратить существующий фасад, обзаведясь «историческим силуэтом».

Абрис его, действительно, напоминал о строительных традициях ревельского средневековья. Но почти все пространство фасада должно было быть остеклено и украшено витражом.

Клавес ван дер Зиттов, в свое время выполнявший работы по художественной росписи церковных окон, был бы таким решением, возможно, воодушевлен, как и его сын Михкель.

У охраны архитектурных памятников было иное мнение. Проект был сочтен слишком радикальным А главное — дорогостоящим: последний довод и определил, вероятно, его судьбу.

* * *

Был в истории Таллинна двадцатилетней давности печальный отрезок, когда память о прославленном земляке на какой-то период вовсе сгинула с городских улиц: после перекраски фасада мемориальная доска с фасада на Ратаскаеву, 22 исчезла.

Какое-то время она находилась в подвале, где обосновался ресторан «Мастер Михкель» — именно так Зиттов чаще всего упоминался при жизни как в документах ревельского магистрата, так и в придворной переписке монархов Испании.

По прошествии нескольких лет заведение общественного питания сгинуло куда-то. Доска работы Яака Соанса вернулась на свое законное место. Очень хотелось бы верить — на этот раз уже окончательно и бесповоротно.

Как хотелось бы верить и в то, что рано или поздно появится в Таллинне мемориальный музей Михкеля Зиттова. Или, хотя бы, нареченный в его честь живописный переулок, или же двор Старого города.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!