А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
На улице Ратаскаэву (Колесного колодца) жил некий легкомысленный домовладелец, который промотал все свое состояние. Однажды ночью, потеряв надежду поправить свои дела, он решил покончить с собой. В эту роковую минуту в дом к нему постучался неизвестный и попросил позволения устроить следующей ночью на верхнем этаже его дома свадебный пир. Незнакомец, посулил за это несчастному хозяину несметные богатства, но при одном условии - никто не должен подслушивать и подсматривать, иначе того постигнет смерть. Домовладелец принял предложение. Вечером следующего дня к подъезду дома на Ратаскаэву начали съезжаться роскошные кареты, в окнах верхнего этажа зажглись яркие огни, заскрипела лестница, будто по ней поднималось огромное число людей. Из верхней залы доносились звуки чудесной музыки, весь дом ходил ходуном - казалось, плясали тысячи гостей. Но едва колокола на городских башнях пробили час ночи, как погасли огни на верхнем этаже, и все стихло. Наваждение исчезло. Домовладелец же, еще накануне весь в долгах и думавший покинуть сей бренный мир, сказочно разбогател за ночь и стал кутить пуще прежнего. Правда, внезапно умер его слуга, который успел признаться перед смертью священнику, что был тайным свидетелем свадьбы черта в доме своего хозяина. Черт справляет так свадьбу, - поведал священнику несчастный.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1139 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад имела все шансы прописаться в городской топонимике.

Будь подготовленный в 1965-1968 годах план реконструкции квартала между улицами Ратаскаеву, Люхике-Ялг и склоном холма Тоомпеа реализован — горожане и гости столицы посещали бы арт-кафе «Зиттов».

А дом, где прославленный живописец эпохи Ренессанса, вероятно, жил, и практически наверняка — скончался, вернул бы себе облик, близкий к тому, который был известен таллиннцам без малого пятивековой давности.

Богатый наследник

Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Байка, согласно которой художник происходил из не самых, мягко говоря, богатых горожан и фамилию свою он якобы унаследовал от прадеда, городского золотаря, ничего общего с реальностью не имеет.

Если и имелись у Зиттова какие-то предки «низкого сословия» — то разве что со стороны матери Маргареты, дочери некоего Олафа Андерссона Мэльнаре, судя по всему, — потомка мельника то ли из шведов, то ли из ошведившихся финнов.

Что же касается отца, Клавеса ван дер Зиттова, то в Ливонию он прибыл в середине XV столетия с территории современной Германии. Вероятнее всего, из провинции Мекленбург, где имеется населенный пункт под названием Зиттау, или Циттау.

В 1454 году Зиттов-старший был принят в число ревельских бюргеров. Тогда же он стал членом гильдии Святого Канута, объединявшей элиту местных ремесленников, через четверть века заняв в ней пост асессора — второго человека после старейшины.

Человек талантливый и уважаемый, Клавес ван дер Зиттов умел обращать талант и уважение в звонкую монету. Шутка ли — к концу своей жизни он владел в городе сразу тремя домовладениями: одним — на улице Лай, еще двумя — на улице Ратаскаеву.

Здания по адресу: Ратаскаеву, 20 и Ратаскаеву, 22 стали впоследствии яблоком раздора между Михкелем Зиттовым и вторым мужем его матери — неким Дидериком ван Катвиком, брак с которым Маргарета заключила после кончины Клавеса.

После долгой судебной тяжбы отцы города приняли сторону живописца: в пятницу, идущую за Днем всех святых года господнего 1518-го, магистрат объявил, что единственный законный хозяин домовладения живописец Михкель.

С 1982 года удостовериться в этом может каждый желающий: мемориальная доска, выполненная в оригинальной манере скульптора Яака Соанса, украшает фасад дома под номером 22 по улице Ратаскаеву.

Сам дом, правда, перестроен до неузнаваемости: для того чтобы заподозрить в нем памятник средневекового зодчества, надо иметь не просто богатое воображение, — познания в истории архитектуры.

Пора утрат

Место, на котором стоял дом, приобретенный Клавесом ван дер Зиттовым в 1475 году, было, что называется «намоленным».

Во второй половине XIV века здесь стоял дом мастера Мандроуве — то ли Ханса, то ли Конрада: оба брата-однофамильца были известны в тогдашнем Ревеле как искусные ювелиры.

Судя по всему, состоял он из двух частей — собственно жилое помещение со складскими помещениями на верхних этажах и амбар, расположенный над ведущим во двор проездом.

После смерти Михкеля Зиттова домовладение многократно меняло хозяев: вдова его была впоследствии замужем трижды. Рачительных домовладельцев среди них не было: здание приходило в запустение.

Лишь в 1650 году, когда владельцем недвижимости стал член ландратской комиссии — исполнительного органа самоуправления Эстляндской провинции Йохан фон Рехенборг, дом был вновь отремонтирован.

После того как свирепствовавшая в дни осады Ревеля петровской армией чума выморила последних наследников ландратского советника, здание перешло во владение председателя ландрата Ганса Генриха фон Тизенгаузена.

На протяжении двух последующих столетий владельцы комплекса зданий, принадлежавших некогда отцу и сыну Зиттовым, в той или иной степени были связаны с органами местного самоуправления Эстляндской губернии.

Сами фамилии их читаются в выписке из матрикула — списка дворянских родбв остзейского края: губернский секретарь фон Латкен, председатели ландтага бароны фон Мореншильд и фон Рамм….

Неясно, при ком именно из них интерьер здания пополнился массивным гипсовым рельефом с изображением военных трофеев под пышной короной — памятником искусства барокко.

Приобретений на протяжении XVIII-XIX столетий оказалось меньше, чем утрат: детали интерьера, которые могли помнить Зиттова, оказались утрачены — по всей видимости, уже навсегда.

Роковым для комплекса зданий оказался 1883 год, когда фасад здания был подвергнут перестройке: средневековые фронтоны срезали, заменив их унылым горизонтальным карнизом.
Дом, в котором Михкель Зиттов жил и скончался, утратил средневековый облик.

Через сорок лет здание вновь было перестроено: из двухэтажного оно стало трехэтажным. И вновь архитектурная мысль тут, как говорится, увы, «даже не ночевала».

Квартал художников

«Ратаскаеву, 22 — самое объемное домовладение в квартале, — отмечается в отчете, составленном в середине шестидесятых годов прошлого века таллиннским «Коммуналпроектом».

Ныне оно представляет собой большой, высокий, можно сказать, производящий впечатление полностью чуждого тела, первоначальный облик которого сформировался в значительно более поздний период.

Об архитектурном оформлении фасадов нельзя и говорить, так как оформлены они предельно лаконично. Перестройки 1883, 1921 и 1932 годов изменили весь характер застройки и снизили его художественную ценность».

Согласно принятой в современном Таллинне реставрационной концепции, в этой горькой констатации вполне можно было бы и поставить точку. Но полвека назад взгляды реставраторов были куда как более радикальными.

Идея вернуть Старому городу, «в значительной степени утратившему свой облик в годы капитализма», была в ту пору главенствующей. Если не вовсе целеполагающей: утраченную старину казалось вполне возможным воссоздать вновь.

Проект «Зиттов», рожденный в 1965-1968 годах коллективом под руководством Рейна Цобеля и Хельми Юпрус, предусматривал одновременно реконструкцию утраченных архитектурных памятников и радикальную модернизацию их ближайших окрестностей.

Согласно ему, весь квартал между улицами Ратаскаеву, Люхике-Ялг и подножием Тоомпеа должен был передан в распоряжение современных наследников дела Клавеса и Михкеля Зиттовых — членом Союза художников Эстонской ССР.

В семейном гнезде Зиттовых предполагалось разместить общежитие для студентов Художественной академии, в домах по адресу: Ратаскаеву, 20-16 — квартиры и ателье художников, в здании под номером 14 — творческий клуб.

Самые радикальные перемены ждали жилище на углу Ратаскаеву и Люхике-Ялг: здесь предполагалось разместить кафе «Зиттов» — своего рода «ответ» расположенному неподалеку писательскому кафе «Пегас».

Для этого дом, перестроенный полтора века назад губернским архитектором Бантельманом в духе классицизма, должен был утратить существующий фасад, обзаведясь «историческим силуэтом».

Абрис его, действительно, напоминал о строительных традициях ревельского средневековья. Но почти все пространство фасада должно было быть остеклено и украшено витражом.

Клавес ван дер Зиттов, в свое время выполнявший работы по художественной росписи церковных окон, был бы таким решением, возможно, воодушевлен, как и его сын Михкель.

У охраны архитектурных памятников было иное мнение. Проект был сочтен слишком радикальным А главное — дорогостоящим: последний довод и определил, вероятно, его судьбу.

* * *

Был в истории Таллинна двадцатилетней давности печальный отрезок, когда память о прославленном земляке на какой-то период вовсе сгинула с городских улиц: после перекраски фасада мемориальная доска с фасада на Ратаскаеву, 22 исчезла.

Какое-то время она находилась в подвале, где обосновался ресторан «Мастер Михкель» — именно так Зиттов чаще всего упоминался при жизни как в документах ревельского магистрата, так и в придворной переписке монархов Испании.

По прошествии нескольких лет заведение общественного питания сгинуло куда-то. Доска работы Яака Соанса вернулась на свое законное место. Очень хотелось бы верить — на этот раз уже окончательно и бесповоротно.

Как хотелось бы верить и в то, что рано или поздно появится в Таллинне мемориальный музей Михкеля Зиттова. Или, хотя бы, нареченный в его честь живописный переулок, или же двор Старого города.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Ноеый облик площади Вабадузе с памятником победы в Освободительной войне на проекте А. Котли и Э. Кеса. 1937 год. Крайнее здание справа — нынешняя мэрия.

Монумент на площади Свободы в Таллине: мечты, идеи, проекты и авторы

Таллиннский «памятник номер один» мог быть многофигурной композицией, вознесенным в небо мечом и даже... церковью. Идея увековечить образование Эстонской Республики ЯЗЫКОМ ...

Читать дальше...

Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Церковь Св. Олафа, построенная в XIII веке и перестроенная в XV веке. Свое название она получила по имени строившего ее архитектора, упавшего с ее башни. По легенде, когда его тело коснулось земли, из его рта выползла змея. По другой легенде, церковь Оливисте, получила название не по имени архитектора, а по мастера, согласившегося покрасить плохо доступный для маляров шпиль прихода. Олев был скромен, и не желал известности, поэтому, работал по ночам. Но однажды его увидели и узнали. С земли, закричали его имя. Мастер разволновался и слетел с высоты вниз. На само же деле, церковь названа так в честь одного из королей Швеции.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!