А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В Домском соборе /Доминиканской церкви/ похоронен мореплаватель Крузенштерн. А еще там есть "Плита счастья". Если стоя на ней загадать желание оно обязательно сбудется. И находится она недалеко от входа. Может это и есть «надгробие» неисправимого таллинского Дон Жуана!?
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1281 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 235 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Таллиннский «памятник номер один» мог быть многофигурной композицией, вознесенным в небо мечом и даже… церковью.

Идея увековечить образование Эстонской Республики ЯЗЫКОМ монументальной пропаганды немногим моложе самой государственности.

Едва отгремели пушки Освободительной войны — и в начале ноября 1920 года государственный старейшина Антс Пийп поднял вопрос о создании в столице Монумента свободы.

Ноеый облик площади Вабадузе с памятником победы в Освободительной войне на проекте А. Котли и Э. Кеса. 1937 год. Крайнее здание справа — нынешняя мэрия.проиаожленикоткпвгипикоди

Ноеый облик площади Вабадузе с памятником победы в Освободительной войне на проекте А. Котли и Э. Кеса. 1937 год. Крайнее здание справа — нынешняя мэрия.

И хотя в состав комитета по его строительству вошли такие знаковые фигуры тогдашней политики, как один из отцов эстонской независимости Константин Пятс, дальше разговоров дело не пошло.

Дело даже не в том, что для реализации амбициозного проекта у новорожденного по сути государства не было свободных материальных средств: похоже, никто толком не знал, как будущему памятнику надлежит выглядеть…

Курьез мэтра

Старейшим образчиком монументальной пластики Таллинна считается установленный в 1902 году памятник погибшей команде российского броненосца береговой обороны «Русалка».

Неудивительно, что именно к его автору — признанному мэтру Амандусу Адамсону — ровно двадцать лет спустя обратились с предложением начать работы над будущим Монументом свободы.

Уже к началу 1923 года скульптор выполнил восковую модель предполагаемого сооружения. На суд публики ее выставили в окне редакции газеты «Päevaleht» на перекрестке улиц Пикк, Ратаскаэву и Нунне.

Как отнеслись к предложенному проекту рядовые таллиннцы — судить затруднительно. Но профессиональных художественных критиков творение Адамсона повергло в откровенный шок: оценки его были резко отрицательными.

Несложно понять — почему: манера академиста Адамсона, уместная для монархии четвертьвековой давности, для молодой республики, родившейся в горниле Первой мировой войны, выглядела откровенным анахронизмом.

Помпезная многофигурная композиция явно перекликалась с так никогда и не завершенным проектом того же автора — памятником трехсотлетию дома Романовых, заложенным в 1913 году в Костроме.

На проекте таллиннского монумента место российских самодержцев должны были занять персонажи эстонской истории и мифологии: от Калевипоэга с чертом до генерала Йохана Лайдонера.

Идею Адамсона сочли курьезом и творческой неудачей, однако фотография модели памятника всё же попала в монографию «Эстонское искусство», изданную в 1940-1941 годах.

Львиные колонны

Установить монумент Адамсон предполагал на площади Вабадузе: на месте снятого памятника Петру. И, судя по всему, — с частичным использованием гранитного петровского пьедестала.

Предполагаемое место удовлетворяло не всех: в 1925 году Комитет увековечивания Освободительной войны постановил, что склон горки Харьюмяги, возвышающийся над площадью, куда как предпочтительнее.

Этим выбором руководствовались и три года спустя, когда из семи поступивших на конкурс перепланировки площади Вабадузе проектов первой премией решили наградить работу архитектора-остзейца Эриха Якоби.

Пространство, бывшее до того треугольным, он видел вытянутым прямоугольником. Та его сторона, что была обращена к бывшему Ингерманландскому бастиону, дополнялась колоннадой. За ней помещался куб мемориала Освободительной войны.

Колонны на пригорке дублировались тремя стелами, каждую из которых предполагалось увенчать изваянием геральдического символа Эстонии — льва. Соответственно, весь проект носил название «Kolm lõvi».

Все было бы хорошо, но строительство монументального комплекса условия проводившегося в 1928 году конкурса увязывали с возведением по периметру главной площади столицы новых представительных зданий.

Потянуть возведение целостного архитектурного ансамбля за раз было бы для столичной или даже общегосударственной казны нелегко. А тут еще, так некстати, грянул мировой экономический кризис.

Кроме того, эстонское государство настиг и кризис внутриполитический: парламентская демократия всё глубже заходила в тупик. К власти рвались праворадикальные силы.

Одним словом — на какое-то время стало не до сооружения «главного памятника». И проект, оригинальный и современный, оказался, что называется, положенным под сукно.

В унисон с названием

Из наиболее неожиданных вариантов увековечить победу в Освободительной войне, выдвинутых в первой половине тридцатых годов, по праву можно считать проект архитектора Романа Коолмана.

В начале ноября 1934 года он опубликовал на страницах «Päevaleht» статью, посвященную преобразованию градостроительного облика площади Вабадузе и судьбе старейшей ее постройки — Яановской церкви.

В отличие от большинства коллег по архитектурному цеху, он предлагал не сносить возведенную некогда фактически по «типовому проекту» неоготическую постройку, а перестроить ее и придать ей принципиально новое значение.

Нет никаких свидетельств о том, что Коолману была известна история возведения кирхи: в 1862 году, на момент закладки, ее трактовали как «подарок императора эстонскому приходу к празднованию Тысячелетия российской государственности».

Однако рассуждения архитектора, опубликованные на страницах газеты семьдесят с лишним лет спустя, звучат символически: модернизировав облик Яановской церкви, он предлагал превратить ее в мемориал обретения государственности.

«Если в ходе перестройки церкви удастся придать ей функции памятника, особенно же — если заложить ту же программу в проектируемые вновь церковные интерьеры, вопрос Монумента независимости решится сам собой. Композиционный центр новой площади Вабадузе станет звучать в унисон с ее названием: церковь-монумент Свободы», — был уверен архитектор Роман Коолман.

К небесам

При всей благозвучности предложение Коолмана широкого отклика в массах не снискало. Да и сам автор охладел к нему на стадии составления предварительных набросков.

Впрочем, недостатка идей по поводу будущего облика главного монумента страны в Эстонии тридцатых годов не наблюдалось однозначно: тема становилась с каждым годом всё актуальнее.

Оно и неудивительно: в 1931 году южные соседи начали, а через четыре года завершили возведение собственного Монумента свободы, сразу же ставшего одним из символов новой, латвийской Риги.

Нет сомнения, что именно рижский монумент послужил источником вдохновения для таллиннцев: идеи колоннад и кубических конструкций практически сходят на нет. Идеалом начинает видится вертикальная стела.

Трактовали ее при этом авторы проектов по-разному. Одни предлагали видеть в ней воплощения устремленности к высшим идеалам. Другие — копье или меч древнеэстонского воина, вознесенный в знак победы к небесам.

Были и те, кто предлагал совместить обе концепции. Например — поместить на вершину стелы конную фигуру эстонского дружинника эпохи борьбы с нашествием крестоносцев, а у подножия — солдата времен Освободительной войны.

Проработать концепцию до конца во всех деталях не успели, но на проекте перепланировки площади Вабадузе, отмеченном первым призом на конкурсе 1937 года, считывается она достаточно отчетливо и ясно.

Настолько ясно, что уже на следующий год, накануне празднования двадцатилетия независимости Эстонии, было решено: Монумент свободы будет установлен к ее четверть вековой годовщине.

***

Грянувшая вскоре Вторая мировая война поставила на этих планах крест. Равно как и последующая в 1940 году аннексия Эстонской Республики Советским Союзом.

Разговоры о строительстве в Таллинне Памятника независимости возобновились лишь полвека спустя, после восстановления эстонской государственности. От слов к делу перешли и вовсе уже в начале нынешнего столетия.

Нынешний Крест Свободы был открыт в 2009 году. И практически сразу же стал источником не только проблем чисто эксплуатационного характера, но и дискуссий о его неоднозначной, скажем так, художественной ценности.

Кто знает — не было бы и тех, и других споров меньше, если бы современные авторы обратились к проектам своих коллег, творивших на три четверти века ранее — в Эстонской Республике двадцатых-тридцатых годов.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Дом священника Стратановича полвека тому назад.

Шанс на возрождение: дом священника Стратановича в Кадриорге Дом Стратановича

Доминанта исторической застройки одной из кадриоргских улиц и, без преувеличения, шедевр деревянной архитектуры всего Таллинна спасен от гибели: начата реставрация ...

Читать дальше...

Mündi Baar. Бар Лисья Нора в Таллине

Мюнди-бар, или по другому, - Лисья Нора. Каким он был в разные годы. На первом снимке, рядышком расположился бар. "Вяйке ...

Читать дальше...

1962 Tallinn Viru tänaval müüdi raamatuid, nüüd lilli samas kohas

Таллин. улица Виру. 1962 год.

Где ныне продают цветы, в близком 1962 году, имелся книжный развал. Источник: ajapaik.ee  

Читать дальше...

Работы по демонтажу памятника Петру Великому начались в ночь с 29 на 30 апреля 1922 года.

Работы по демонтажу начались 29 апреля 1922 года памятник Петру Великому, стоявший на Петровской площади Таллинна (ныне площадь Свободы). Памятник первому ...

Читать дальше...

Первые советские кинотеатры в Таллине

В интернете появилось познавательное видео про историю кинотеатров в Таллине, в советский период.   

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
На улице Ратаскаеву, (Колодезная улица), можно увидеть старый колодец, в котором, по преданию, живет страшный гоблин. Когда-то ему на съедение жители бросали в колодец кошек.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!