А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Говорят так:
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1306 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Таллиннский «памятник номер один» мог быть многофигурной композицией, вознесенным в небо мечом и даже… церковью.

Идея увековечить образование Эстонской Республики ЯЗЫКОМ монументальной пропаганды немногим моложе самой государственности.

Едва отгремели пушки Освободительной войны — и в начале ноября 1920 года государственный старейшина Антс Пийп поднял вопрос о создании в столице Монумента свободы.

Ноеый облик площади Вабадузе с памятником победы в Освободительной войне на проекте А. Котли и Э. Кеса. 1937 год. Крайнее здание справа — нынешняя мэрия.проиаожленикоткпвгипикоди

Ноеый облик площади Вабадузе с памятником победы в Освободительной войне на проекте А. Котли и Э. Кеса. 1937 год. Крайнее здание справа — нынешняя мэрия.

И хотя в состав комитета по его строительству вошли такие знаковые фигуры тогдашней политики, как один из отцов эстонской независимости Константин Пятс, дальше разговоров дело не пошло.

Дело даже не в том, что для реализации амбициозного проекта у новорожденного по сути государства не было свободных материальных средств: похоже, никто толком не знал, как будущему памятнику надлежит выглядеть…

Курьез мэтра

Старейшим образчиком монументальной пластики Таллинна считается установленный в 1902 году памятник погибшей команде российского броненосца береговой обороны «Русалка».

Неудивительно, что именно к его автору — признанному мэтру Амандусу Адамсону — ровно двадцать лет спустя обратились с предложением начать работы над будущим Монументом свободы.

Уже к началу 1923 года скульптор выполнил восковую модель предполагаемого сооружения. На суд публики ее выставили в окне редакции газеты «Päevaleht» на перекрестке улиц Пикк, Ратаскаэву и Нунне.

Как отнеслись к предложенному проекту рядовые таллиннцы — судить затруднительно. Но профессиональных художественных критиков творение Адамсона повергло в откровенный шок: оценки его были резко отрицательными.

Несложно понять — почему: манера академиста Адамсона, уместная для монархии четвертьвековой давности, для молодой республики, родившейся в горниле Первой мировой войны, выглядела откровенным анахронизмом.

Помпезная многофигурная композиция явно перекликалась с так никогда и не завершенным проектом того же автора — памятником трехсотлетию дома Романовых, заложенным в 1913 году в Костроме.

На проекте таллиннского монумента место российских самодержцев должны были занять персонажи эстонской истории и мифологии: от Калевипоэга с чертом до генерала Йохана Лайдонера.

Идею Адамсона сочли курьезом и творческой неудачей, однако фотография модели памятника всё же попала в монографию «Эстонское искусство», изданную в 1940-1941 годах.

Львиные колонны

Установить монумент Адамсон предполагал на площади Вабадузе: на месте снятого памятника Петру. И, судя по всему, — с частичным использованием гранитного петровского пьедестала.

Предполагаемое место удовлетворяло не всех: в 1925 году Комитет увековечивания Освободительной войны постановил, что склон горки Харьюмяги, возвышающийся над площадью, куда как предпочтительнее.

Этим выбором руководствовались и три года спустя, когда из семи поступивших на конкурс перепланировки площади Вабадузе проектов первой премией решили наградить работу архитектора-остзейца Эриха Якоби.

Пространство, бывшее до того треугольным, он видел вытянутым прямоугольником. Та его сторона, что была обращена к бывшему Ингерманландскому бастиону, дополнялась колоннадой. За ней помещался куб мемориала Освободительной войны.

Колонны на пригорке дублировались тремя стелами, каждую из которых предполагалось увенчать изваянием геральдического символа Эстонии — льва. Соответственно, весь проект носил название «Kolm lõvi».

Все было бы хорошо, но строительство монументального комплекса условия проводившегося в 1928 году конкурса увязывали с возведением по периметру главной площади столицы новых представительных зданий.

Потянуть возведение целостного архитектурного ансамбля за раз было бы для столичной или даже общегосударственной казны нелегко. А тут еще, так некстати, грянул мировой экономический кризис.

Кроме того, эстонское государство настиг и кризис внутриполитический: парламентская демократия всё глубже заходила в тупик. К власти рвались праворадикальные силы.

Одним словом — на какое-то время стало не до сооружения «главного памятника». И проект, оригинальный и современный, оказался, что называется, положенным под сукно.

В унисон с названием

Из наиболее неожиданных вариантов увековечить победу в Освободительной войне, выдвинутых в первой половине тридцатых годов, по праву можно считать проект архитектора Романа Коолмана.

В начале ноября 1934 года он опубликовал на страницах «Päevaleht» статью, посвященную преобразованию градостроительного облика площади Вабадузе и судьбе старейшей ее постройки — Яановской церкви.

В отличие от большинства коллег по архитектурному цеху, он предлагал не сносить возведенную некогда фактически по «типовому проекту» неоготическую постройку, а перестроить ее и придать ей принципиально новое значение.

Нет никаких свидетельств о том, что Коолману была известна история возведения кирхи: в 1862 году, на момент закладки, ее трактовали как «подарок императора эстонскому приходу к празднованию Тысячелетия российской государственности».

Однако рассуждения архитектора, опубликованные на страницах газеты семьдесят с лишним лет спустя, звучат символически: модернизировав облик Яановской церкви, он предлагал превратить ее в мемориал обретения государственности.

«Если в ходе перестройки церкви удастся придать ей функции памятника, особенно же — если заложить ту же программу в проектируемые вновь церковные интерьеры, вопрос Монумента независимости решится сам собой. Композиционный центр новой площади Вабадузе станет звучать в унисон с ее названием: церковь-монумент Свободы», — был уверен архитектор Роман Коолман.

К небесам

При всей благозвучности предложение Коолмана широкого отклика в массах не снискало. Да и сам автор охладел к нему на стадии составления предварительных набросков.

Впрочем, недостатка идей по поводу будущего облика главного монумента страны в Эстонии тридцатых годов не наблюдалось однозначно: тема становилась с каждым годом всё актуальнее.

Оно и неудивительно: в 1931 году южные соседи начали, а через четыре года завершили возведение собственного Монумента свободы, сразу же ставшего одним из символов новой, латвийской Риги.

Нет сомнения, что именно рижский монумент послужил источником вдохновения для таллиннцев: идеи колоннад и кубических конструкций практически сходят на нет. Идеалом начинает видится вертикальная стела.

Трактовали ее при этом авторы проектов по-разному. Одни предлагали видеть в ней воплощения устремленности к высшим идеалам. Другие — копье или меч древнеэстонского воина, вознесенный в знак победы к небесам.

Были и те, кто предлагал совместить обе концепции. Например — поместить на вершину стелы конную фигуру эстонского дружинника эпохи борьбы с нашествием крестоносцев, а у подножия — солдата времен Освободительной войны.

Проработать концепцию до конца во всех деталях не успели, но на проекте перепланировки площади Вабадузе, отмеченном первым призом на конкурсе 1937 года, считывается она достаточно отчетливо и ясно.

Настолько ясно, что уже на следующий год, накануне празднования двадцатилетия независимости Эстонии, было решено: Монумент свободы будет установлен к ее четверть вековой годовщине.

***

Грянувшая вскоре Вторая мировая война поставила на этих планах крест. Равно как и последующая в 1940 году аннексия Эстонской Республики Советским Союзом.

Разговоры о строительстве в Таллинне Памятника независимости возобновились лишь полвека спустя, после восстановления эстонской государственности. От слов к делу перешли и вовсе уже в начале нынешнего столетия.

Нынешний Крест Свободы был открыт в 2009 году. И практически сразу же стал источником не только проблем чисто эксплуатационного характера, но и дискуссий о его неоднозначной, скажем так, художественной ценности.

Кто знает — не было бы и тех, и других споров меньше, если бы современные авторы обратились к проектам своих коллег, творивших на три четверти века ранее — в Эстонской Республике двадцатых-тридцатых годов.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллинн имеет свой флаг - с тремя голубыми и тремя белыми полосками, он был частично заимствован из древнего датского флага. Как гласит легенда, флаг упал с небес после битвы за крепость Таллинна. Однако, другая легенда утверждает, что упавший с неба флаг, был дарован Господом Богом датчанам, и с тех самых пор, стал государственным флагом Дании: белый опрокинутый крест на красном фоне.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!