А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Башня Кик-ин-де-Кек ("Загляни в кухню") называется так, потому что высота ее 45,5 метров, и раньше из ее бойниц можно было подсмотреть, что у кого на обед.
Хроники Таллина
Говорят так:
Строго говоря, марципан не конфеты. И уж абсолютно точно не булки. Само слово немецкое. За право называть себя родиной марципана вечно спорят Любек и Таллинн. По одной из легенд, изобрели марципан в Средневековье в немецком городе Любеке во время его осады. Когда в городе кончились продукты, местные кондитеры сделали из остатков миндаля и сахара первые марципаны.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1311 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Гуляя по Верхнему городу, не упустите возможности заглянуть в Епископский сад: зеленый оазис у подножья колокольни Домской церкви нынешним летом полностью преобразился.

Преображение это — из разряда тех, о которых можно сказать исключительно положительное.

Смотровая площадка, вид с которой открывался не на самый интересный сектор таллиннской панорамы, превратилась в уютный сквер, способный рассказать о прошлом столицы немало.

О резиденции главы католической церкви известно в Ревеле с первой трети XV века. В разные периоды своей истории нынешний Епископский сад выглядел по-разному, но всегда отражал те или иные тенденции в религиозной, общественной, политической жизни города и его обитателей.

Скромная резиденция

Епископский сад в процессе трансформации из спортивной площадки в сквер. Фото тридцатых годов прошлого века. На первом плане — замурованный резервуар.

Епископский сад в процессе трансформации из спортивной площадки в сквер. Фото тридцатых годов прошлого века. На первом плане — замурованный резервуар.

На своих южных «коллег и собратьев по званию и ремеслу» ревельский епископ времен владычества в окрестных землях католицизма определенно гядел с изрядной завистью.

Ладно, епископы дерптский и эзельвикский: они считались правителями не только церковными, но и светскими, и проживали в представительных замках, возведенными в столицах их государств — Дерпте и Аренсбурге.

Рижский архиепископ — даром что пребывал почти в перманентной вражде то с Ливонским орденом, то с городскими властями, то с обеими разом — обладал собственным замком, расположенным в черте крепостных стен Риги.

Чем довольствовался глава католиков Ревеля и всей Северной Эстонии первые два столетия после обращения местных жителей в христианскую веру — остается только догадываться; сведений о его резиденции в таллиннских архивах не сохранилось.

В письменных источниках первое упоминание о месте жительства здешнего епископа относится к 1420 году: отмечается, что проживал он неподалеку от вышгородского владения баронов Юкскюлей из Вигала, западнее кафедрального собора.

Еще через четыре года упоминается о наличие в епископской резиденции аулы — парадного зала, об облике которого можно только гадать: в 1433-м он, как и прочая жилая застройка Верхнего города, пал жертвой пожара.

Судя по всему, пепелище вскоре было отстроено: по крайней мере до начала Реформации ревельские епископы жили на территории Епископского сада. Не исключено, что резиденция использовалась и позже.

Большинство исследователей предполагает, что роковым для постройки стал вышгородский пожар 1581 года, после которого участок был передан во владение некому замковому фогту Билефельду.

С XVII века резиденция епископов на Тоомпеа расположена там же, где и в наши дни — на южной стороне площади Кирику. Память о прежнем ее месте расположения хранит сквер к западу от Домской церкви.

Спортивная слава

Топоним «Епископский сад» звучит вполне по-средневековому: не верится даже, что официальным оно стало еще на памяти живущего ныне поколения таллиннцев.

Любитель древности, обратившийся к городским планам полуторавековой давности, с удивлением обнаружит на его месте название не менее причудливое. Звучащее при этом не менее «старинно» — Turnplatz.

Стоит разочаровать любителей рыцарской романтики: к поединкам закованных в латы всадников название это отношения не имеет. А если имеет — то очень опосредованное: речь идет о претендентах на роль их наследников.

В последней трети XVIII столетия существовавшая к тому времени свыше четырехсот пятидесяти лет Домская школа была преобразована в так называемую «рыцарскую академию» — среднее учебное заведение для дворянских сыновей.

Фехтование и верховая езда входили в его расписание занятий изначально — без них благородному сословию было не обойтись и в эпоху Просвещения. Спустя полтора века на смену им пришли модные гимнастика и силовые упражнения.

В середине позапрошлого столетия двор у западного фасада Домской церкви стал школьной спортивной площадкой — первой в городе. Так что этимологически название Turnplatz восходит не к рыцарским турнирам, а к установленным на ней турникам.

Занимались в теперешнем Епископском саду сто с лишним лет назад различными видами спорта. Свидетельства тому, довольно неожиданным, надо сказать, образом, сохранились даже на почтовых открытках с изображением Тоомпеа.

Если приглядеться, то чуть ниже соборной звонницы можно различить высокое заграждение — установлено оно, надо понимать, было для того, чтобы мяч в самый разгар игры не вылетел за «пределы поля» — в парк Шнелли.

Мяч этот, скорее всего, был теннисным мячиком: судя по газетным объявлениям, уже в самом начале XX столетия спортивная площадка Домской школы была перестроена в корты для новой популярной игры.

В начале двадцатых годов прошлого столетия корты в будущем Епископском саду принадлежали Обществу христианских молодых людей. Позже — перешли к Тоомпеаской дружине Кайтселийта.

Желание расширить и модернизировать теннисную площадку привело лет девяносто назад к неожиданным последствиям.

На всякий пожарный

В субботу, 21 мая 1927 года, на крохотной вышгородской улочке Тоом-Кооли было непривычно многолюдно: зеваки, журналисты, комендант тоомпеаского замка и глава пожарной охраны столицы.

Было чему подивиться: за несколько дней до того рабочие, занимавшиеся выравниванием территории будущего теннисного корта, наткнулись на щит, сколоченный из ветхих от времени досок.

Щит попробовали убрать — и тотчас же обнаружили, что за ним открывается ведущий под землю ход. Проникнуть в него не удалось: ход был заполнен водой. Вода была чистой, холодной, но при этом — издавала скверный запах.

Слухи о таинственных подземельях, обнаруженных поблизости от Домской церкви и неподалеку от бывшей твердыни крестоносцев, стремительно распространились по городу: уж не наткнулись ли на легендарный ход до монастыря в Пирита?!

«Прежде всего решили откачать воду, — писала о находке газета «Waba Maa». — Послали за летучим отрядом пожарных с насосами. Когда они прибыли, выяснилось, что обоз никак не может въехать во двор под слишком низкой аркой ворот в стене.

На помощь пришло Общество христианских молодых мужчин с собственным насосом. За минуту откачали порядка восьмисот литров. Насос поработал еще с полчаса, после чего для обследования подземелья в темноту полез мужчина с длинной лестницей».

После произведенных замеров выяснилось: под теннисными кортами расположена каменная цистерна внушительных размеров. Высота ее составляла почти шесть с половиной метров, площадь основания — восемь с половиной на десять с половиной.

Обратились к архивам: кто, когда и зачем соорудил на Тоомпеа подземный резервуар. После долгих поисков городской архивариус Отто Грайфенхаген был вынужден признать: никакой документации по объекту обнаружить ему так и не удалось.

Предположение знаток старины, впрочем, высказал: уже в 1757 году документы отмечают наличие в Верхнем городе первого пожарного насоса. Логично, что воду для него не везли из Нижнего города, а запасали и хранили на Тоомпеа.

Грайфенхаген не исключал также, что каменную цистерну могли соорудить лет на шестьдесят раньше: непосредственно после пожара 1684 года, оказавшегося в истории Вышгорода последним, но едва ли не самым опустошительным.

Как использовать обнаруженное подземелье — никто толком не знал. После того как пожарные откачали имевшуюся в нем воду в городской ров на две трети, вход в резервуар решили попросту замуровать.

Вновь наткнулись на цистерну уже современные строители. Что примечательно: водой она была заполнена ровно на треть. То есть с естественными источниками соединения резервуар не имеет.

* * *

На информационном щите, установленном у входа в обновленный Епископский сад, подземный резервуар отмечен, но на поверхности парковых газонов и дорожек не маркирован никак.

Зато каменным мощением повторены контуры обнаруженных в ходе благоустройства сквера фундаментов средневековых зданий — жилища замкового фогта, а может быть — епископской резиденции.

Приведен в порядок и еще один памятник Средневековья: устье колодца — одного из двух известных до наших дней источников питьевой воды, которым жители Верхнего города пользовались до пуска в 1862 году водопровода.

Упоминания заслуживает и новая кованая ограда с воротами: не до конца понятно только, почему украсить ее решили исключительно «универсальными» геральдическими львами, позабыв о символике собственно епископских гербов?!

На территории парка установлены плиты с высеченными на их поверхности латинскими цифрами — своеобразный аналог «станций» иерусалимской Виа Долороса: улицы, на которой разыгрались последние моменты земной жизни Иисуса.

Одним словом — в Епископский сад стоит отныне прийти не только ради вида на подъездные пути Балтийского вокзала, деревья парка Шнелли да крыши предместий Кельмикюла, Кассисаба и Пельгулинн.

Зажатый плитняковыми стенами окрестных зданий сквер позволяет выбраться из лабиринта улиц Верхнего города — и вырваться из туристической суеты исторического центра Таллинна.

Коснуться взглядом самых истоков города. Расслышать за шелестом вновь высаженных и старинных деревьев тихое биение потаенного таллиннского сердца.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!