А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Метроном
  • Blog stats
    • 1202 posts
    • 4 comments
    • 19 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 232 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Нынешнее здание Эстонской художественной академии — памятник не только архитектуры, но и промышленной истории. А также — свидетельство многонациональности Таллинна.

Три буквы — ЕКА, означающие, собственно, аббревиатуру от слов «Эстонская художественная академия» на фасаде дома по адресу: бульвар Пыхья, 7 смотрятся так, словно были тут всегда.

Не верится даже, что появились они на своем нынешнем месте всего только минувшим летом: в рамках реставрации производственного здания и приспособления его для новых задач и нужд — образовательных.

Таллиннцы постарше помнят: над продольным, восточным, обращенным в сторону Старого города фасадом долгие годы, если не десятилетия, высились буквы вывески «Punanae Koit»: название одноименной фабрики.

И лишь самые почтенные из таллиннских старожилов могли бы воскресить в памяти времена, когда предприятие носило имя «Rauaniit» и считалось одним из флагманов текстильной промышленности довоенной Эстонской Республики.

Не хуже Парижа

Фабрика "Rauaniit" в середине тридцатых годов прошлого века. На заднем плане — не уцелевшее двухэтажное здание, в котором предприятие было основано.

Фабрика «Rauaniit» в середине тридцатых годов прошлого века. На заднем плане — не уцелевшее двухэтажное здание, в котором предприятие было основано.

В повседневном обиходе жителей Таллинна девяносто-восьмидесятилетней давности бытовало, впрочем, и разговорное название — «фабрика Леренманна».

Эфраим Леренманн, ее директор, владелец и основатель, был уроженцем Курляндской губернии — теперешнего латвийского городка Тукумса. Отец его, выходец из Литвы, сделал карьеру от торговца-коробейника до владельца оптового склада в Риге.

В возрасте двадцати пяти лет Эфраим перебрался в Ревель. Год спустя, в 1914-м, основал здесь мануфактурно-галантерейный магазин-склад. Еще через четыре года, во время оккупации города кайзеровскими войсками, решил взяться за производство.

Власть в ту пору менялась куда быстрее, чем оформлялась документация. Разрешение на открытие в Таллинне фабрики по производству подвязок и подтяжек Леренманн получил уже от властей независимой Эстонии. Введена в строй она была в декабре 1919 года.

Времена были беспокойные: только-только отгремели последние сражения Освободительной войны. Едва ли не первым крупным заказом для новоиспеченного предприятия стало изготовление партии шнурков для армейских ботинок.

Мирные времена принесли иные заказы: проще, пожалуй, было бы перечислить ту текстильную продукцию, которую в двадцатые-тридцатые годы фабрика Леренманна не выпускала, — как говорится, на любой карман и художественный вкус.

«Стоит напомнить, что именно здесь, впервые в Эстонии, начали выпускать все разновидности натурального шелка: крепдешин, креп-жоржет, креп-сатин самого богатого выбора узоров, — перечисляла в 1934 году газета «Пяэвалехт». — Даже самая требовательная дама, которая прежде предпочитала исключительно парижскую и прочую зарубежную мануфактуру, обходится нынче исключительно отечественным шелком, что свидетельствует о его качестве».

Дух эпохи

Несмотря на громкое название («Rauaniit» переводится как «Стальная нить»), биографию свою будущий гигант текстильной промышленности начинал в откровенно стесненных условиях.

В статье, посвящений десятилетию предприятия, вспоминали: первые образцы привезенного из-за границы материала пришлось окрашивать… непосредственно на дому у новоявленного промышленника.

Уже в 1920 году Леренманн сумел приобрести первое производственное помещение: каменный двухэтажный дом на тогдашнем бульваре Раннавярава, где прежде помещалась популярная у каламаяского люда баня.

После минимальной перестройки для десяти работников место здесь нашлось. Но когда уже через два года из Германии были доставлены первые станки и машины, стало ясно: расширение производственной территории — вопрос времени.

Время подошло к 1927 году: получив добро на возведение нового фабричного корпуса от городских властей, Леренманн решил обратиться к Герберту Йохансону — одному из самых популярных, плодовитых и талантливых архитекторов своего поколения.

Можно предположить, что заказчик и зодчий были знакомы давно: за семь лет до того Йохансон перестроил расположенный на углу улиц Харью и Мюйривахе средневековый жилой дом. Принадлежал он Давиду Леренманну — брату фабриканта.

Выполняя для семейства Леренманнов первый заказ, Йохансон проявил себя традиционалистом-стилизатором. Принимаясь семь лет спустя за выполнение второго — продемонстрировал свой талант на ниве функционализма.

Казаться «красивым» производственное здание на развилке теперешнего бульвара Пыхья и улицы Коцебу отнюдь не стремится: место для декора на его гладко оштукатуренных фасадах исключается в принципе.

Эффект создается самим объемом здания, его пропорциями и диковинными шестигранниками окон, продублированными утраченными впоследствии вентиляционными отверстиями под карнизом. Фабричное здание не стремилось «казаться красивым» — оно было таким на деле.

Глядя на фабричный корпус работы Йохансона, понимаешь: построен он в ту пору, когда словосочетание «машинная эстетика» еще не стало расхожим клише. Дух эпохи передан здесь во всей полноте звучания.

Новая заря

Если судить по газетным публикациям, двадцатилетие со дня своего основания фабрика «Rauaniit» праздновала в конце 1939 года в самом оптимистичном расположении духа.

Как заверяла реклама, каждый третий носок или чулок на ноге жителя Эстонии был выпущен предприятием-юбиляром, а к следующей круглой дате таковым должен был стать и вовсе каждый второй.

Тридцатый день рождения фабрика Леренманна встречала уже под иным названием; накануне десятой годовщины присоединения Эстонской Республики к СССР она была переименована в «Punane Koit» — «Красная заря».

Основателя и бессменного ее руководителя к тому времени уже давно не было в живых; в июне 1941 года Эфраим Леренманн, как «эксплуататор рабочего класса» попал в списки депортируемых и через год скончался в лагере.

Во время мартовской бомбардировки Таллинна одна из явно предназначавшихся железнодорожному узлу авиабомб попала в комплекс фабричных построек, уничтожив самую старую из них — плитняковый дом, служивший когда-то баней.

Сама фабрика, к счастью, пострадала меньше, чем многие другие таллиннские предприятия: пускай далеко еще не в довоенном объеме, но всё же возобновить на ней производство удалось уже к октябрьским праздникам 1944 года.

Чем дальше двигалась Эстония по пути «построения развитого социализма», тем более однообразной становился, к сожалению, ассортимент выпускаемой былым предприятием Леренманна продукции.

Модники, конечно, любили пощеголять в капроновых носках, которые фабрика «Punane Koit» начала выпускать через четыре года после окончания Второй Мировой войны, — едва ли не первой во всем Советском Союзе.
Но уже к концу шестидесятых фабрика прекратила выпуск костюмов из тканей собственного производства — как, собственно, и самих тканей, способных некогда конкурировать с парижскими.

«Чулочно-носочная» специализация стала для предприятия полвека назад основной. Причем традиция эта не прервалась: под маркой «Suva» продукция эта популярна и по сей день.

Только вот выпускается она нынче не на историческом месте у восточной кромки Каламая, а на границе Мустамяэ и Кадака, в современных корпусах на улице Акадеэмия теэ.

* * *
Превращением бывших производственных территорий в нечто торгово-коммерчески-развлекательное жителя современного Таллинна давно уже не удивить.

Преображение же бывших фабричных корпусов в учебное заведение, отвечающее самым взыскательным требованиям текущего третьего тысячелетия, — это, вне сомнения, что-то новенькое. И, безусловно, отрадное.

Архитекторы, взявшиеся превращать бывшую текстильную фабрику в корпуса Эстонской художественной академии, подошли к стоящей перед ними задаче одновременно творчески и с почти академическим пиететом.

Исчез корпус, построенный в начале семидесятых годов прошлого века на том месте, где до войны стояла двухэтажная «колыбель» предприятия: приобретенная в 1919 году Леренманном баня. Место ее заняла «вставка» из стекла и бетона.

Звучавшие поначалу идеи снизить здание на один этаж и сменить пробитые в послевоенные годы прямоугольные окна шестигранниками вентиляционных отверстий, спроектированные некогда Хаберманом, напротив, так и остались на бумаге.

На стадии проекта осталось и неожиданное предложение увенчать наиболее эффектный фасад здания массивной скульптурой… крылатого коня — легендарного Пегаса, который изображен на официальной эмблеме Художественной академии.

Вследствие отказа список таллиннских курьезов не пополнился еще одним — эффектным и по-своему оригинальным. Зато сохранился облик здания, максимально приближенный к тому, каким он был в лучшие годы.

Хочется верить, что не сгинул и текст, выложенный гравием на асфальте у входа на углу бульвара Пыхья и улицы Коцебу: «1928. Ehitas Ephraim Lerenmann» — «1928. Строил Эфраим Леренманн».

Йосеф Кац
«Стоилца»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

ТАЛЛИННСКИЕ ФЛЮГЕРА И КОВАНЫЕ ИЗДЕЛИЯ

В компании с опытным экскурсоводом, Татьяной, и Русским Старым Томасом! Рекомендуем взять с собой подзорную трубу или бинокль! Цена экскурсии: ...

Читать дальше...

Особняк Лютера до марта 1944 года. Видна утраченная форма венчающего башню шлема.

Былой особняк фабриканта Лютера: «Дворец счастья» на Пярнуском шоссе в Таллине.

Таллиннский дворец бракосочетания на Пярнуском шоссе — уникальный «сплав» подлинного модерна начала XX века с его удачной стилизацией, созданной без ...

Читать дальше...

Фото: Ирина Шлеева Одно из старейших жилых зданий Копли – и, одновременно, значимая веха в истории таллиннского градостроительства – оказалось под угрозой гибели.

Пятая линия, одиннадцатый дом: реквием ветерану застройки Копли в Таллине

Останется ли самый «открыточный вид» Копли с домом на 5-ой линии (слева) исключительно на фотографиях, сделанных до рокового мартовского дня ...

Читать дальше...

Таллинский розыгрыш 1 апреля 1966 года.

На страничке Фкейсбука, уважаемый Йосеф Кац рассказал, каким розыгрышем одарили журналисты газеты "Ыхтулехт", своих читателей в далеком 1966 году: Нигулисте ...

Читать дальше...

Здание кинотеатра Раху в Таллине. Основан в пятидесятых годах. Приговорен в 2007, уничтожен будет в 2019-м.

Дом бывшего кинотеатра, "Раху", (а бывших кинотеатров не бывает), приобретает перед смертию своей, естественный вид. Слетает рекламная никчемная казиношная шелухонь. ...

Читать дальше...

Позднесредневековая реконструкция утраченного оригинала карты, составленной аль-Идриси в 1154 году.

Ревель-Таллин: восемь веков точка отсчета

На государственном уровне нынешний год официально провозглашен годом эстонского языка. На уровне столичном — вполне бы мог считаться годом восьмисотлетия ...

Читать дальше...

Рыболовецкое судно, названное в честь капитана Георга Каска, до сих пор бороздит моря — хотя теперь и под иным именем.

Георг Каск, капитан и траулер: две достойные даты

Со дня рождения одного из создателей рыбной промышленности Эстонии второй половины XX века — капитана Георга Каска — пройдет в ...

Читать дальше...

Церковь Святого Духа — со времен Реформации оплот эстонского языка в немецком по духу и языку правящей элиты Ревеле конца Средневековья — начала Нового времени.

«Mynno toyuetan, nink wannun»: эстонский в средневековом Ревеле

Эстонский язык звучал в Таллинне задолго до того как летом 1919 года впервые в своей истории обрел статус государственного. День родного ...

Читать дальше...

Главный фасад здания бани на улице Вана-Каламая, 9а полвека тому назад.

Баня на улице Вана-Каламая в Таллине: Мельпомена в парилке

Старейшей из действующих и одновременно — самой красивой общественной бане Таллинна исполняется девяносто лет. Фраза «сходил в театр, заодно и помылся» ...

Читать дальше...

Празднование Дня независимости Эстонии на площади Вабадузе в 1919 году.

24 февраля 1919 года: дебют Дня независимости Эстонии

День независимости Эстонской Республики был впервые отпразднован ровно сто лет назад. Список государственных праздников Эстонской Республики День независимости открывает не столько ...

Читать дальше...

Пуск механизма ратушных часов. Фото из журнала "Pilt ja Sõna", 1957 год.

«Зоркий глаз ратушного фасада»: таллинские столичные часы номер один

Часы таллиннской ратуши сообщают точное время горожанам и гостям города вот уже более полутора столетий. Сложно даже осознать, что являются они ...

Читать дальше...

Орудие береговой батареи Морской крепости императора Петра Великого на острове Нарген (Найссаар). Снимок до 1917 года.

Морская крепость Петра Великого в Ревеле: не выученный урок истории

Ровно сто один год назад неприятелю было сдано одно из самых совершенных фортификационных сооружений на побережье Балтийского моря. Что удивительно ...

Читать дальше...

Нечетная сторона застройки бульвара Эстония накануне Второй мировой войны. Дом Рубинштейна — по центру.

Дом Рубинштейна на бульваре Эстония: утраченный акцент таллиннского «сити»

За невыразительным, если не сказать—безликим, послевоенным фасадом на нечетной стороне бульвара Эстония скрывается один из самых представительных жилых домов столицы ...

Читать дальше...

Хозяйственная постройка на мызе Харку
© SPUTNIK / ВЛАДИМИР БАРСЕГЯН

Мир эстонских мыз — скромное обаяние семейных усадеб

На автобусе вместе с группой любознательных туристов и гидом Дмитрием Унтом корреспондент Sputnik Эстония отправилась в увлекательное путешествие, чтобы заглянуть ...

Читать дальше...

© SPUTNIK / ВАДИМ АНЦУПОВ
Это руины бывших зданий в нижней части Копли, которые станут частью новых домов

Гадкий утенок Копли: вчера, сегодня, завтра самого необычного района Таллинна

Sputnik Эстония совершил путешествие в прошлое, настоящее и будущее самого колоритного и отчужденного района Таллинна, который в скором времени превратится ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.


Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В старые времена часто шутили, что Город хромает на одну ногу. Дело в том, что в Вышгород из Нижнего города когда-то вели лишь две улицы - Пикк Ялг (Длинная Нога) и Люхике Ялг (Короткая нога). В Таллинне есть улочки настолько узкие, что две дамы в громадных кринолинах никак не могли разойтись на них. Их кавалерам приходилось драться за право своей спутницы пройти по улице первой.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!