А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1275 posts
    • 4 comments
    • 33 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 235 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Нынешнее здание Эстонской художественной академии — памятник не только архитектуры, но и промышленной истории. А также — свидетельство многонациональности Таллинна.

Три буквы — ЕКА, означающие, собственно, аббревиатуру от слов «Эстонская художественная академия» на фасаде дома по адресу: бульвар Пыхья, 7 смотрятся так, словно были тут всегда.

Не верится даже, что появились они на своем нынешнем месте всего только минувшим летом: в рамках реставрации производственного здания и приспособления его для новых задач и нужд — образовательных.

Таллиннцы постарше помнят: над продольным, восточным, обращенным в сторону Старого города фасадом долгие годы, если не десятилетия, высились буквы вывески «Punanae Koit»: название одноименной фабрики.

И лишь самые почтенные из таллиннских старожилов могли бы воскресить в памяти времена, когда предприятие носило имя «Rauaniit» и считалось одним из флагманов текстильной промышленности довоенной Эстонской Республики.

Не хуже Парижа

Фабрика "Rauaniit" в середине тридцатых годов прошлого века. На заднем плане — не уцелевшее двухэтажное здание, в котором предприятие было основано.

Фабрика «Rauaniit» в середине тридцатых годов прошлого века. На заднем плане — не уцелевшее двухэтажное здание, в котором предприятие было основано.

В повседневном обиходе жителей Таллинна девяносто-восьмидесятилетней давности бытовало, впрочем, и разговорное название — «фабрика Леренманна».

Эфраим Леренманн, ее директор, владелец и основатель, был уроженцем Курляндской губернии — теперешнего латвийского городка Тукумса. Отец его, выходец из Литвы, сделал карьеру от торговца-коробейника до владельца оптового склада в Риге.

В возрасте двадцати пяти лет Эфраим перебрался в Ревель. Год спустя, в 1914-м, основал здесь мануфактурно-галантерейный магазин-склад. Еще через четыре года, во время оккупации города кайзеровскими войсками, решил взяться за производство.

Власть в ту пору менялась куда быстрее, чем оформлялась документация. Разрешение на открытие в Таллинне фабрики по производству подвязок и подтяжек Леренманн получил уже от властей независимой Эстонии. Введена в строй она была в декабре 1919 года.

Времена были беспокойные: только-только отгремели последние сражения Освободительной войны. Едва ли не первым крупным заказом для новоиспеченного предприятия стало изготовление партии шнурков для армейских ботинок.

Мирные времена принесли иные заказы: проще, пожалуй, было бы перечислить ту текстильную продукцию, которую в двадцатые-тридцатые годы фабрика Леренманна не выпускала, — как говорится, на любой карман и художественный вкус.

«Стоит напомнить, что именно здесь, впервые в Эстонии, начали выпускать все разновидности натурального шелка: крепдешин, креп-жоржет, креп-сатин самого богатого выбора узоров, — перечисляла в 1934 году газета «Пяэвалехт». — Даже самая требовательная дама, которая прежде предпочитала исключительно парижскую и прочую зарубежную мануфактуру, обходится нынче исключительно отечественным шелком, что свидетельствует о его качестве».

Дух эпохи

Несмотря на громкое название («Rauaniit» переводится как «Стальная нить»), биографию свою будущий гигант текстильной промышленности начинал в откровенно стесненных условиях.

В статье, посвящений десятилетию предприятия, вспоминали: первые образцы привезенного из-за границы материала пришлось окрашивать… непосредственно на дому у новоявленного промышленника.

Уже в 1920 году Леренманн сумел приобрести первое производственное помещение: каменный двухэтажный дом на тогдашнем бульваре Раннавярава, где прежде помещалась популярная у каламаяского люда баня.

После минимальной перестройки для десяти работников место здесь нашлось. Но когда уже через два года из Германии были доставлены первые станки и машины, стало ясно: расширение производственной территории — вопрос времени.

Время подошло к 1927 году: получив добро на возведение нового фабричного корпуса от городских властей, Леренманн решил обратиться к Герберту Йохансону — одному из самых популярных, плодовитых и талантливых архитекторов своего поколения.

Можно предположить, что заказчик и зодчий были знакомы давно: за семь лет до того Йохансон перестроил расположенный на углу улиц Харью и Мюйривахе средневековый жилой дом. Принадлежал он Давиду Леренманну — брату фабриканта.

Выполняя для семейства Леренманнов первый заказ, Йохансон проявил себя традиционалистом-стилизатором. Принимаясь семь лет спустя за выполнение второго — продемонстрировал свой талант на ниве функционализма.

Казаться «красивым» производственное здание на развилке теперешнего бульвара Пыхья и улицы Коцебу отнюдь не стремится: место для декора на его гладко оштукатуренных фасадах исключается в принципе.

Эффект создается самим объемом здания, его пропорциями и диковинными шестигранниками окон, продублированными утраченными впоследствии вентиляционными отверстиями под карнизом. Фабричное здание не стремилось «казаться красивым» — оно было таким на деле.

Глядя на фабричный корпус работы Йохансона, понимаешь: построен он в ту пору, когда словосочетание «машинная эстетика» еще не стало расхожим клише. Дух эпохи передан здесь во всей полноте звучания.

Новая заря

Если судить по газетным публикациям, двадцатилетие со дня своего основания фабрика «Rauaniit» праздновала в конце 1939 года в самом оптимистичном расположении духа.

Как заверяла реклама, каждый третий носок или чулок на ноге жителя Эстонии был выпущен предприятием-юбиляром, а к следующей круглой дате таковым должен был стать и вовсе каждый второй.

Тридцатый день рождения фабрика Леренманна встречала уже под иным названием; накануне десятой годовщины присоединения Эстонской Республики к СССР она была переименована в «Punane Koit» — «Красная заря».

Основателя и бессменного ее руководителя к тому времени уже давно не было в живых; в июне 1941 года Эфраим Леренманн, как «эксплуататор рабочего класса» попал в списки депортируемых и через год скончался в лагере.

Во время мартовской бомбардировки Таллинна одна из явно предназначавшихся железнодорожному узлу авиабомб попала в комплекс фабричных построек, уничтожив самую старую из них — плитняковый дом, служивший когда-то баней.

Сама фабрика, к счастью, пострадала меньше, чем многие другие таллиннские предприятия: пускай далеко еще не в довоенном объеме, но всё же возобновить на ней производство удалось уже к октябрьским праздникам 1944 года.

Чем дальше двигалась Эстония по пути «построения развитого социализма», тем более однообразной становился, к сожалению, ассортимент выпускаемой былым предприятием Леренманна продукции.

Модники, конечно, любили пощеголять в капроновых носках, которые фабрика «Punane Koit» начала выпускать через четыре года после окончания Второй Мировой войны, — едва ли не первой во всем Советском Союзе.
Но уже к концу шестидесятых фабрика прекратила выпуск костюмов из тканей собственного производства — как, собственно, и самих тканей, способных некогда конкурировать с парижскими.

«Чулочно-носочная» специализация стала для предприятия полвека назад основной. Причем традиция эта не прервалась: под маркой «Suva» продукция эта популярна и по сей день.

Только вот выпускается она нынче не на историческом месте у восточной кромки Каламая, а на границе Мустамяэ и Кадака, в современных корпусах на улице Акадеэмия теэ.

* * *
Превращением бывших производственных территорий в нечто торгово-коммерчески-развлекательное жителя современного Таллинна давно уже не удивить.

Преображение же бывших фабричных корпусов в учебное заведение, отвечающее самым взыскательным требованиям текущего третьего тысячелетия, — это, вне сомнения, что-то новенькое. И, безусловно, отрадное.

Архитекторы, взявшиеся превращать бывшую текстильную фабрику в корпуса Эстонской художественной академии, подошли к стоящей перед ними задаче одновременно творчески и с почти академическим пиететом.

Исчез корпус, построенный в начале семидесятых годов прошлого века на том месте, где до войны стояла двухэтажная «колыбель» предприятия: приобретенная в 1919 году Леренманном баня. Место ее заняла «вставка» из стекла и бетона.

Звучавшие поначалу идеи снизить здание на один этаж и сменить пробитые в послевоенные годы прямоугольные окна шестигранниками вентиляционных отверстий, спроектированные некогда Хаберманом, напротив, так и остались на бумаге.

На стадии проекта осталось и неожиданное предложение увенчать наиболее эффектный фасад здания массивной скульптурой… крылатого коня — легендарного Пегаса, который изображен на официальной эмблеме Художественной академии.

Вследствие отказа список таллиннских курьезов не пополнился еще одним — эффектным и по-своему оригинальным. Зато сохранился облик здания, максимально приближенный к тому, каким он был в лучшие годы.

Хочется верить, что не сгинул и текст, выложенный гравием на асфальте у входа на углу бульвара Пыхья и улицы Коцебу: «1928. Ehitas Ephraim Lerenmann» — «1928. Строил Эфраим Леренманн».

Йосеф Кац
«Стоилца»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Дом священника Стратановича полвека тому назад.

Шанс на возрождение: дом священника Стратановича в Кадриорге Дом Стратановича

Доминанта исторической застройки одной из кадриоргских улиц и, без преувеличения, шедевр деревянной архитектуры всего Таллинна спасен от гибели: начата реставрация ...

Читать дальше...

Mündi Baar. Бар Лисья Нора в Таллине

Мюнди-бар, или по другому, - Лисья Нора. Каким он был в разные годы. На первом снимке, рядышком расположился бар. "Вяйке ...

Читать дальше...

1962 Tallinn Viru tänaval müüdi raamatuid, nüüd lilli samas kohas

Таллин. улица Виру. 1962 год.

Где ныне продают цветы, в близком 1962 году, имелся книжный развал. Источник: ajapaik.ee  

Читать дальше...

Работы по демонтажу памятника Петру Великому начались в ночь с 29 на 30 апреля 1922 года.

Работы по демонтажу начались 29 апреля 1922 года памятник Петру Великому, стоявший на Петровской площади Таллинна (ныне площадь Свободы). Памятник первому ...

Читать дальше...

Первые советские кинотеатры в Таллине

В интернете появилось познавательное видео про историю кинотеатров в Таллине, в советский период.   

Читать дальше...

Всё хорошо, Таллин 1992 / Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992

Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Всё хорошо, Таллин, 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992. Vennaskond "Kõik on hea". ...

Читать дальше...

Таллинская весна 1960 года. Столица Эстонии ровно 60 лет назад.

В том году, то есть ровно 60 лет назад, кардинально изменился облик таллиннского Певческого поля вследствие того, что было построено ...

Читать дальше...

Таксофоны.

ФОТО: Lembit Soonpere, Eesti Filmiarhiiv

Эстония в советские годы: вещи, о которых многие из нас уже не помнят

В то время, когда люди старшего поколения ищут свои трудовые книжки, молодым людям стоит напомнить о вещах и явлениях, которые ...

Читать дальше...

Интерьеры бастионных ходов Таллинна в наши дни – в той их части, где размещена экспозиция резных камней.

От казематов к музейным залам: вчера и сегодня бастионных ходов Таллина

Десять лет назад одним белым пятном на карте Таллинна стало меньше: для посетителей открылись подземные ходы, скрытые в недрах бывшего ...

Читать дальше...

Акварель Йоханнеса Хау, изображающая ул. Виру по направлению к Ратушной площади в 1830-х годах.

Восемь столетий Таллинна: век пятнадцатый, каменный

Век пятнадцатый – от основания же города третий – применительно к таллиннской истории по праву можно именовать «каменным». Не в том, ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Лев и орел - "царственные животное и птица" олицетворяют силу и мощь государства. Поэтому именно они в различных вариантах наиболее часто встречаются в гербах различных государств еще со времен средневековья. Не может не возникнуть вопроса, почему животных на Эстляндском гербе, называют леопардами, ведь они гораздо в большей степени похожи на львов? Да и в описаниях в одних случаях их представляют как львов, а в других - как леопардов. Нет, то не небрежность авторов и тем более не ошибка. В геральдике, в дисциплине о гербах, или даже "науке о гербах", все это четко обусловлено. Название животного зависит от его положения. Льва, стоящего на задних лапах, именуют львом. Изображают его на щите в профиль с высунутым языком и обращенным к спине концом хвоста. Лев, изображенный в щите идущим, с прямо повернутой головою, называется леопардом. Если же лев изображен в гербе идущим, но в профиль, то в соответствии с правилами геральдики перед нами леопардовый лев или лев-леопард.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!