А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
Хроники Таллина
Говорят так:
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Прежде, чем обрести современный облик, нынешнему парку Таммсааре довелось пережить на своем долгом веку целый ряд радикальных градостроительных «перевоплощений».

Путь от пустыря за околицей до благоустроенной городской среды начала третьего тысячелетия занял у парка, расположенного в самом центре столицы, более ста двадцати лет.

Этот долгий период отнюдь не был временем пассивного ожидания: в различных ролях и под разными названиями теперешний парк Таммсааре на протяжении более чем века менялся вместе с самим городом.

Торговый пролог

Сложно представить, что сто десять лет назад на месте нынешнего театра «Эстония» и парка Таммсааре стояли крестьянские подводы и шумел рынок.

Сложно представить, что сто десять лет назад на месте нынешнего театра «Эстония» и парка Таммсааре стояли крестьянские подводы и шумел рынок.

Занимавший в тройке крупнейших торговых городов средневековой Ливонии почетное второе место Ревель обходился двумя рынками: на Ратушной площади и на площади Вана-Тург.

XVIII столетие пополнило семейство ревельских рынков еще тремя: один — под окнами губернаторского дворца на Тоомпеа, другой — на месте сквера Рохелине тург, третий — на площади Виру.

Ситуация стала стремительно меняться века полтора назад: демилитаризованный после Крымской войны город начал развиваться, расти, и рыночной торговле стало на прежних местах тесновато.

В середине девяностых годов отцы города всерьез озаботились поиском нового места для главного городского торжища: чтобы и от традиционных мест было бы недалеко, и — за пределами крепостных стен.

Участок между срытыми к тому времени воротами Карья и Виру соответствовал этим требованиям идеально. С восточной стороны его фланкировал Русский рынок, с южной — Сенной, на нынешней площади Вабадузе.

Все лето 1896 года на бывшей эспланаде шли подготовительные работы: разравнивалась насыпь прежних укреплений, укладывались плиты тротуаров, прокладывалась сеть водопровода и газового освещения.

В последний день октября по новому, или же девятнадцатого числа по старому, календарному стилю Новый рынок впервые принял подводы съехавшихся из деревни торговцев и многотысячную толпу покупателей-горожан.

Современники были в восторге: по словам тогдашних газет, недовольство рынком могли выражать разве что карманники и прочие жулики — им на светлом и просторном месте стало сложнее проворачивать свои делишки.

Четыре года спустя после открытия на Новом рынке появился мясной павильон или рыночный холл; каменная постройка, спроектированная лифляндским архитектором Вильгельмом фон Стриком.

Вместе с неоготичеекой важней-весовой, стоявшей на краю нынешнего Пярнуского шоссе, оба здания создавали своеобразный ансамбль — одновременно стильный и функциональный.

Пора планов

Всё было бы ничего, если бы темпы урбанизации Ревеля на рубеже XIX-XX веков не приобрели характер демографического взрыва.

За неполных полвека численность таллиннцев выросла в три раза. То, что веками считалось предместьем по «ту сторону городских укреплений», буквально на глазах оказывалось в самом сердце современного города.

Судьба сыграла с Новым рынком злую шутку. Уже лет через пятнадцать после его открытия городской думе становилоеь всё яснее: рано или поздно ему обязательно придется перебираться на какую-нибудь дальнюю окраину.

Что и говорить: крестьянские подводы и кучи мусора не слишком-то гармонировали со вновь построенными по соседству зданиями Немецкого театра и театра «Эстония». Да и разного рода лавочки-будочки стали расти по периметру торжища так некстати.

Согласно принятому в 1913 году генеральному плану развития Ревеля, территория Нового и Русского рынка должна была быть полностью перепланирована и превратиться в достойную оправу для комплекса Новой ратуши.

Первая мировая война и революция перечеркнули столь амбициозные планы. Но прощание пространства к юго-востоку от Старого города с торговыми функциями во втором десятилетии прошлого века всё же началось.

Летом 1918 года, во времена оккупации Таллинна войсками кайзеровской Германии, торговля на Русском рынке была запрещена. Новый рынок тоже едва теплился: в городе разразился продовольственный кризис.

После завершения Освободительной войны он мало-помалу был преодолен. Наступление же на рыночных торговцев продолжилось; в начале двадцатых были снесены будки вдоль бульвара Эстония.

К середине того же десятилетия благоустроена была восточная сторона нынешнего парка Таммсааре. А еще через десять лет разговоры о ликвидации всего Нового рынка зазвучали в полный голос.

Перенести его планировали в квартал между улицей Гонсиори и Нарвским шоссе. А на былом месте выстроить здание муниципалитета, переименовав окрестности в площадь Новой ратуши.

Триумф геометрии

«Где раньше стояли лавочки любителей коммерции,
Поднимется площадь центральная,
— столицы нашей сердце», — лихо рифмовала первый послевоенный генплан Таллинна поэтесса Дебора Вааранди.

На деле вышло не так гладко: расчистить руины сгоревшего в марте 1944 года рыночного холла и новой важни успели оперативно. Возвести комплекс административных зданий — так и не сподобились.

Уже к концу сороковых годов становилось ясно: огромное выбомбленное пространство в центре города надо приводить в подобающий вид. Рынок отсюда перевели в 1947 году, за озеленение и благоустройство взялись спустя три года.

Проект его был выполнен Харальдом Хейнсааром — ландшафтным архитектором, который, несмотря на свой относительно молодой возраст считался признанным авторитетом. И тридцативосьмилетний мастер не ударил лицом в грязь.

Работа его, удостоенная в 1950 году Государственной премии Эстонской ССР, всецело отвечала эстетическим идеалам сталинского ампира: строгая симметрия, прямо прочерченные дорожки, зонирование зеленых насаждений в зависимости от высоты.

В царстве торжественно-официозной геометрии нашлось место и для «простых человеческих слабостей»; ближе к театру «Эстония» установили ларек е прохладительными напитками, у Пярнуского шоссе — детскую песочницу.

Не совсем понятно, существовал ли когда-нибудь в реальности композиционный центр парка — декоративный фонтан: во всяком случае, на фотографиях конца пятидесятых годов место его занимает круглая клумба с вазоном на постаменте.

Осталась нереализованной и задумка создать небольшой водоем на месте бывшего рыночного холла: в пояснительной записке отмечается, что его можно было бы использовать как пожарный резервуар для театра «Эстония».

Новые веяния

Сложно сказать, по какой причине первые пять лет своего существования парк в самом сердце Таллинна оставался безымянным.

Имя ему присвоили в дни полувековой годовщины расстрела рабочей манифестации царскими войсками: не сложно догадаться, что в названии был упомянут революционный 1905 год.

Память о нем хранил к тому времени скромный памятник «Колесо истории», установленный перед театром «Эстония» во второй половине тридцатых годов: автором его был скульптор Юхан Раудсепп.

В 1959 году его место заняла пафосная многофигурная композиция, созданная Лембитом Палутедером: за слишком уж театральную патетику горожане окрестили его малопочтительным прозвищем «Мама, лови такси, папе плохо!»

На том формирование паркового ансамбля и завершилось — на последующие тридцать почти лет. А потом приблизилась очередная знаменательная дата: 1978 год — столетие со дня рождения классика эстонской литературы Антона Хансена Таммсааре.

Памятник ему был открыт в юго-восточной части тогдашнего Парка 16 октября 1905 года неслучайно: скончавшийся за считанные месяцы до аннексии Эстонской Республики Советским Союзом писатель частенько посещал Новый рынок.

Монумент работы Яака Соанса вписался настолько естественно, будто он стоял в центре Таллинна всегда. Стоит ли удивляться, что уже в начале восьмидесятых годов за его окрестностями закрепилось в народе название парка Таммсааре?!

Официально на карте города прописалось оно в 1989 году. Совсем скоро Эстония восстановила государственную независимость, что не замедлило сказаться на судьбе зеленого оазиса — поначалу косвенно, затем — напрямую.

Перво-наперво была удалена общереспубликанская доска почета: с начала шестидесятых стояла она приблизительно на месте северного фасада рыночного холла. Потом возникли и идеи его воссоздания.

Идеи так и остались идеями, разделив судьбу предложения середины девяностых годов задумки построить в парке Таммсааре Фонтан независимости: посчитали, что климат у нас слишком уж суров.

Единственное, чем обогатился парк в те годы, — торговый павильон модернистской архитектуры. Отдавая дань уважения творчеству Таммсааре, нарекли его «Новым Варгамяэ».

* * *

Нынешняя реконструкция парка Таммсааре в общих чертах завершилась на минувшей неделе — открытия дожидается только кафе на месте утраченного рыночного холла.

Каким запомнится обновленный облик парка таллиннцам — покажет время. Но то, что в будущем его наверняка будут ждать перемены и дополнения, — сомневаться, пожалуй, не приходится.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!