А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
На улице Ратаскаеву, (Колодезная улица), можно увидеть старый колодец, в котором, по преданию, живет страшный гоблин. Когда-то ему на съедение жители бросали в колодец кошек.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
По одной из легенд, Таллинн основан на могильном кургане. Холм Тоомпеа считается надгробием Калева, легендарного короля эстов. Его безутешная вдова Линда долгие месяцы стаскивала на место погребения огромные валуны. Так и вырос холм Тоомпеа. А Линда, устав от таких нечеловеческих трудов, присела отдохнуть… и превратилась в камень. В 1920 г. в парке у стен города таллинцы установили памятник плачущей от изнеможения Линде. Камень же, виден из таллинского озера Юлемисте, а само оно образовано из наплаканных Линдой слёз.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Один из оригинальных памятников таллиннской старины получил недавно достойную «оправу» — благоустроенный сквер на улице Марта.

В свое время всякий уважающий себя мальчишка с улицы Асула знал: жила некогда в Таллинне девушка по имени Марта.

Проворная да расторопная, служила она то ли прислугой, то ли приказчицей у богатого купца, приглянулась хозяйскому сынку, да так сильно, что тот, недолго думая, решил взять ее в жены.

Крест Хохгреве и мемориальная доска в честь павших Черноголовых. Рисунок сороковых годов XX века.

Крест Хохгреве и мемориальная доска в честь павших Черноголовых. Рисунок сороковых годов XX века.

Родителям подобный мезальянс оказался не по нраву. Нашли они лжесвидетелей, которые взялись нежеланную невесту оговорить: дескать, ворожбой она и колдовством юношу к себе приворотила.

Эпоха на дворе стояла суровая, средневековая: потащили несчастную к судье, и тот, едва только показав обвиняемой в тюремном подвале орудия пыток, все необходимые показания из нее мигом и вытянул.

Сожгли невинную за городом, подальше от крепостных стен. Однако — поблизости от проезжего тракта, дабы каждый, кто в Ревель бредет или едет, мог удостовериться, как пагубно к помощи потусторонних сил прибегать.

Позже каменный крест на месте пожарища воздвигли: массивный, грузный, издалека всякому заметный. А когда проложили в окрестностях его новую улицу, нарекли ее, разумеется, именем Марта — в память о несчастной девице…

Точная датировка

В топографической точности создателей позднесоветского таллиннского фольклора не обвинить: и улица Марта на городской карте имеется, и крест вполне средневекового вида на ней стоит.

Правда, к охоте на ведьм отношения он не имеет ни малейшего. Да и иметь не мог бы — даже чисто хронологически: гонения на «сообщников дьявола» начались в Ревеле лет через сто после его установки.

Точная дата, когда появился он неподалеку от въезда в город со стороны Риги и Пярну, неизвестна. События же, в честь которых крест был установлен, известны досконально, с точностью до года и дня.

Всякий, владеющий нижненемецким языком, а еще больше — навыками дешифровки археологической эпиграфики, может, хотя и с трудом, прочесть полуосыпавшийся текст на обратной стороне загадочного монумента.

Высеченная готичеекой фрактурой надпись гласит, что 11 сентября года господнего 1560-го на этом месте в схватке с безжалостными московитами сложил свою голову ревельский бюргер Бласиус Хохгреве.

Формальная логика подсказывает: раньше зтой даты крест на будущей улице Марта появиться, ясное дело, не мог. Многим позже, непосредственно увековеченных на монументе событий — тоже.

Иными словами, перед нами — старейший в современном Таллинне памятник, установленный никак не менее четырех с половиной сотен лет назад, во второй трети XVI столетия.

Один из трех

Сквер на улице Марта, ба с памятным крестом Бласиуса Хохгреве в наши дни.

Сквер на улице Марта, ба с памятным крестом Бласиуса Хохгреве в наши дни.

Внимание ценителей ревельской старины каменный крест Бласиуса Хохгреве привлекал издавна.

Старейшая зарисовка его облика была осуществлена, видимо, по просьбе рижского краеведа Кристофа Иоганна Бротце в самом начале позапрошлого века местным пастором Филиппом Кёрбером.

О кресте «по дороге к Пернау» писал и посетивший Ревель в 1820 году будущий декабрист, литератор Александр Бестужев — Марлинский. Упоминают памятник и путеводители конца XIX — начала XX вв.

Тому, в честь кого, собственно, старейший в Таллинне монумент был установлен, до самого последнего времени исследователи особенного внимания не уделяли, ограничиваясь лишь упоминанием его имени и фамилии.

Носители фамилии Хохгреве между тем отслеживаются в списке ревельских налогоплательщиков где-то с тридцатых годов XVI столетия, и Бласиус, похоже, был первым ее представителем, поселившимся в здешних краях.

Во время масленичных пиршеств 1538 года он исполнял в Братстве Черноголовых должность барабанщика. Через семь лет женился и был принят в состав Большой гильдии — типичная биография тогдашнего ревельского купца.

Что было в ней необычного, так это размах коммерческой деятельности Бласиуса: торговые дела он вел на просторах от Амстердама до Новгорода. Говорят, не грешил он и контрабандой: торговал с городами финского берега, не входившими в Ганзу.

Когда грянула Ливонская война и торговле пришел конец, мириться С таким положением дел Бласиус не пожелал. На собственные деньги он снарядил корабль, нанял на него команду каперов и отправил их отбивать у Ивана Грозного Нарву.

Хотя рискованное предприятие одобрил магистр Ливонского ордена Готхард Кетлер, из затеи нарвского похода ничего не вышло. Более того, скоро от конных разъездов грозного царя московитов, оборонять пришлось сам Ревель.

Можно предполагать, что Хохгреве, некогда сам бывший Черноголовым, имел навыки воинской службы и потому возглавил отряд смельчаков, который решил сразиться с осаждающим неприятелем на подступах к городу.

Битва для участников операции в ближнем тылу противника окончилась для горожан плачевно: большинство ее участников полегли на песчаных холмах по левую и правую стороны от Пярнуской дороги.
Место трех стычек было отмечено тремя памятными знаками; еще один крест в честь командира Людеке фон Ойтена и общая мемориальная плита в память о десяти рядовых братьях-Черноголовых.

Еще лет семьдесят назад они были известны всякому жителю предместья Китсеюола, и мало кто мог предположить, что уцелеть на изначальном месте суждено вскорости лишь одному.

Пора забвения

Сложно сейчас сказать, по какой именно причине памятники старины, расположенные запределами Старого города, попали в пятидесятые годы прошлого века в очевидную немилость.

Первым снесли каменный столп у обочины нынешней улицы Халли-ванамехе, обозначавший границы городской территории в Средние века: дескать, он сбивал с толку… приземляющиеся самолеты.

Вслед за стародавним межевым знаком пришел черед и мемориальной группы в окрестностях вокзала Таллинн — Вяйке: плита в честь павших Черноголовых и основание креста фон Ойтена были безжалостно снесены.

Почему — остается только гадать. Возможно, сослужила тут службу трактовка событий Ливонской войны в тогдашней историографии: негоже оказалось хранить память противников «прогрессивного государя Ивана Васильевича».

Памятнику на улице Марта повезло, можно сказать, случайно: окружающая его застройка в марте 1944 года не пострадала, срочной необходимости в ее замене современным жильем не было — и о кресте на время попросту забыли.

В шестидесятых годах подули иные ветры: историческая ценность стала выше идеологической. О стоящем на задворках второстепенной улицы монументе вновь вспомнили, а в 1964 году даже взяли под охрану государства.

Тогда же памятнику попытались вернуть изначальный облик, очистили его от слоя коричневой краски, которой он зачем-то был выкрашен доморощенными «реставраторами» первой половины тридцатых годов.

Нельзя сказать, что на известности его это сказалось хоть сколько-нибудь: даже пояснительную табличку — когда именно, а тем более почему и в честь каких событий крест был воздвигнут — так и не установили.

Более того — пескоструйный отмывочный аппарат удалил с поверхности монумента не только масляную краску неуместный бордово-коричневый колер, но и различимые до неудачной покраски следы полихромии.

Ведь, как и прочие образчики камнерезного искусства средневекового Ревеля, кенотаф Хохгреве, вне сомнения, был некогда расписан, как именно — можно теперь, увы, только догадываться…

* * *

Еще совсем недавно можно было печально констатировать: на бумаге остался и проект благоустройства сквера у креста, составленный в 2001 году.

Дожидаться лучших времен пришлось ему более полутора десятка лет. 20 июня этого года работы по благоустройству сквера на улице Марта, 6а были благополучно завершены.

Как отметил на церемонии его открытия старейшина Кесклиннаской части города Владимир Свет, жители Китсекюла обрели еще один зеленый оазис. А все таллиннцы — возможность насладиться памятником старины.

И не так уж важно, пожалуй, против кого воевал без малого пять столетий назад увековеченный плитняковым крестом бюргер Бласиус Хохгреве. Важнее, что погиб он, защищая родной город.

А раз так, то защищать памятник ему от капризов балтийской погоды и разрушительного хода времени — прямая обязанность современных городских властей и горожан.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!