А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Удивительно, но в планах барона фон Глена, Нымме, замышлялся не просто курортным предместьем, а полноценным конкурентом Таллинну. Мало того, что фон Глен основал здесь несколько предприятий – он планировал превратить Нымме в... морской порт. По вырубке, созданной по трассе канала, который должен был приводить корабли из Коплиской бухты к подножию Мустамяги, была полвека спустя проложена улица Эхитаяте теэ.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Самый, пожалуй, яркий и колоритный архитектор довоенного Таллинна — Александр Владовский — вновь вернулся к таллиннцам: книгой, посвященной его жизни и творчеству.

Без преувеличения — долгожданная презентация работы московского автора Андрея Пономарева состоялась на прошлой неделе в стенах Кадриоргского Художественного музея.

Автор книги «Архитектор-художник Александр Владовский. Материалы к творческой биографии» Андрей Пономарев во время ее презентации в банкетном зале Кадриоргского дворца.

Автор книги «Архитектор-художник Александр Владовский. Материалы к творческой биографии» Андрей Пономарев во время ее презентации в банкетном зале Кадриоргского дворца.

Еще точнее — в помещении банкетного зала, пристроенного в самом конце двадцатых годов прошлого столетия к тыльному, обращенному к верхнему саду, фасаду Екатерининского дворца.

Место, разумеется, было выбрано организаторами мероприятия неслучайно: автором пристройки, идеально стилизованной под архитектурный язык петровского барокко, был сам Александр Владовский.

Как и автором еще нескольких десятков зданий, возведенных от родного для зодчего столичного Санкт-Петербурга до глухой провинции Южной Эстонии, — разных по стилистике, но всегда — запоминающихся.
Талант Владовского настолько многогранен, что заставляет вспомнить о Ренессансе.

Гений места

«Меня часто спрашивают: считаю ли я Владовского несправедливо позабытым, — рассказывает Понмарев. — Я уже привык отвечать: нельзя забыть то, с чем никогда не был знаком».

В этой фразе — констатация факта: упорно оставлявший на своих работах «автограф» в виде закладной доски с именем и фамилией архитектор до недавнего времени оставался фигурой малоизвестной.

Отчасти остается он таковым и по сей день: из выстроенных Владовским на берегах Невы задний ни одно, к сожалению, не внесено в список памятников местного, не говоря уже о федеральном, значения.

Ситуация в Эстонии гораздо оптимистичнее: фасады большинства построек, возведенных по проектам Владовского, украшает металлический значок — свидетельство внесения в регистр национального достояния.

По-другому, наверное, и быть не должно: уроженец столицы Российской империи, выразитель вполне «имперских» художественных вкусов, архитектор, парадоксальным образом, состоялся именно в независимой Эстонской Республике.

При этом, как подчеркивает Пономарев, творить на ее территории он начал более чем за двадцать лет до ее создания: в 1908 году тридцатидвухлетний Владовский был назначен главным архитектором Крен-гольмской мануфактуры в Нарве.

«Тут надо понимать одну тонкость, — отмечает исследователь. — Нарва, действительно, относилась в ту пору к Санкт-Петербургской губернии. Но Кренгольм считался отдельной административной единицей, которая входила в Эстлянд-скую губернию.

Так что даже формально нарвские постройки Владовского царского периода возводились именно в Эстляндии. А раз так — то считать архитектора эмигрантом, беженцем из революционного Петрограда особых оснований нет.

Он начал работать в эстонских краях еще до революции, продолжил ее здесь же и в послереволюционный период. В Эстонии, уже ставшей советской, завершились его жизненный путь и творческая биография.

Русский, точнее, не совсем русским, происходившим из обрусевших поляков зодчий принадлежит ныне эстонскому искусству. Хотя при жизни — что скрывать — многие критики отказывали ему в этом».

После забвения

Причина забвения Владовского очевидна: убежденный академист, упорно не желавший становиться частью «архитектурного мейнстрима», он не вписывался в искусствоведческий канон советской эпохи.

«Думается, в Эстонии архитектор не был окончательно забыт во многом как раз и потому, что идеологический прессинг всегда ощущался здесь не так сильно, как в других частях СССР, — высказывает предположение Пономарев. — Статья о Владовском, небольшая, но всё-таки, присутствует в Эстонской советской энциклопедии. Более развернутая работа, посвященная его творческому наследию, вышла в сборнике по архитектуре и градостроительству опять-таки в Эстонской ССР».

Автором публикации, во многом вернувшей своеобразного зодчего читателям, стал таллиннский искусствовед Лео Гене Имеются свидетельства, что планировал он посвятить Владовскому научную монографию, но, к сожалению, не успел…

«Я столкнулся с Владовским, можно сказать, практически случайно, — признается Пономарев. — Занимался архитектурными памятниками Печорского края. Попалась на глаза статья о реставраторе тамошнего монастырского ансамбля Леониде Зурове.

Написано было сочно, живо, со знанием дела. Заинтересовался — кто же такой этот Александр Владовский, чьи имя и фамилия стояли под статьей. Обратился с этим вопросом к Интернету — первым наткнулся, кстати, на материал, опубликованный в «Столице».

Заинтересовался. Начал искать материалы целенаправленно. Попробовал даже разыскать людей, которые могли бы быть знакомы с Владовским. Осознал, увы, что, разминулся с ними лет приблизительно на двадцать-двадцать пять

Тот же Лео Гене: он наверняка знал больше нас. Он интервьюировал Юрия Шумакова по данному вопросу — стенограмма этой, увы, не слишком содержательной, беседы сохранилась в архиве таллиннского Музея архитектуры; я ее читал.

Никто из русских зодчих Эстонии не был прежде удостоен столь подробной книги.

***

Читал я, разумеется, и статьи, которые Владовский публиковал на страницах выходивших в Эстонии газет на русском языке, и написанный им роман «Вавилон»: иллюстрации там явно превосходят по качеству содержание, огромную помощь оказали мои таллинские единомышленники: Ирина Белобровцева, Аурика Меймре, Март Калм — без них работа с местным, таллиннским, эстонским, материалом была бы едва ли осуществима.

Предвижу вопрос с эстонским языком. Отвечаю: полгода ходил в Москве на языковые курсы. Но этого, конечно, недостаточно: заказывал переводы у петербургской переводчицы Майлис Худилайнен».

Новые поиски

Результат шестилетней работы впечатляет: массивный том почти альбомного формата объемом в четыреста тридцать страниц.

Пожалуй, ни один из работавших на территории Эстонии архитекторов — за исключением, разве что, создателя ансамбля Тартуского университета Вильгельма Краузе — не был еще удостоен столь подробного исследования.

И это удивительно вдвойне. Во-первых, потому что наследие мастера рассеяно по различным архивам и частным собраниям. Во-вторых — талант Владовского был настолько многогранен, что невольно вспоминаешь о человеке эпохи Ренессанса.

Архитектурные наброски, зарисовки, наконец реализованные и нереализованные проекты — лишь часть его творческого наследия. А еще — проекты мебели, газетные виньетки, иконы, художественная
критика, наконец — злободневные фельетоны…

«Полное название моей книги — «Архитектор-художник Александр Владовский. Материалы к творческой биографии», — подчеркивает Пономарев. — И называется она именно так потому, что монографию в академическом смысле еще предстоит написать.

Точно будет пополняться раздел по постройкам: выявить всё, спроектированное Владовским, еще только предстоит. Тут необходима долгая и кропотливая работа в архиве таллиннского Департамента городского планирования как минимум.

Свой труд автор называет прологом к будущей академической монографии.

что рано или поздно где-нибудь на антикварных аукционах могут «всплыть», допустим, письма, написанные или адресованные Владовскому, или иные ценные материалы».

Стоит добавить, что в нынешнем издании книги, к сожалению, не рассматривается и еще один интересный аспект: восприятие архитектурного творчества Владовского не только русской и эстонской, но и местной остзейской периодикой.

В любом случае, автор не скрывает: он намерен продолжить исследовательскую работу. А значит новый, расширенный, уточненный и дополненный вариант творческой биографии зодчего — не за горами.

Йосеф Кац











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллиннцы неоднократно обращались и к шведскому, и к русскому правительству с просьбой похоронить Де Круа. Ну вот, денег, собранных за просмотр тела де Круа набралось достаточно, чтобы рассчитаться с долгами, которые он наделал при жизни и решено было де Круа похоронить. На отпевание собралось всего несколько человек. Они думали, что последние, кто видит загадочную улыбку де Круа перед окончательным захоронением. Но судьба распорядилась иначе. После последней войны, когда восстанавливали разрушенную церковь Нигулисте, могила де Круа помешала реконструкции, и его перезахоронили. Теперь, когда вы войдете в "Концертный зал-музей Нигулисте", посмотрите внимательно на пол. Там, возле входа вы увидите большую надгробную плиту, под которой нашел свое очередное упокоение Карл-Евгений де Круа. Навсегда…
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!