А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В одном из преданий говорится, будто датчане решили неожиданно напасть на город, перебить его жителей и овладеть имуществом эстов. Заговорщики хранили свои намерения в строжайшей тайне, но некоего Тоомаса, знаменосца датчан, стала мучить совесть. Он выдал магистрату план нападения. В городе выставили усиленный дозор. Было решено впустить злоумышленников в город, а потом на какой-нибудь узкой улочке напасть на них и уничтожить всех до единого. События развернулись именно таким образом, и смута была пресечена. Знаменосцу оказали особую честь - шпиль Ратуши украсили фигуркой воина со знаменем. Новый флюгер назвали именем Тоомаса.
Хроники Таллина
Говорят так:
Богатство и процветание города всецело зависели от торговли, главным образом транзитной, между Западной Европой и Новгородом, а через него и другими русскими городами. 22 февраля 1346 года Таллинн получил от Ганзейского союза право складочного пункта в Новгородской торговле. Из Франции и Португалии привозили много соли. «Таллинн построен на соли» - гласит средневековая поговорка. И, действительно, только в течение одного дня, 15 июля 1442 года, в Таллинн пришло 57 кораблей с солью. Количество соли, привозимой в Таллинн, в некоторые годы превышало 1,200 млн. кг. На соль обменивалось в те времена зерно, занимавшее главное место среди товаров, которые вывозили из города. Соль по здешнему обычаю никто не имел право взвешивать на своих весах. Для этого на ратушной площади имелось специальное здание – «важня», известное с XIV века. В 1554 году в северной части площади была построена Новая важня. Это было двухэтажное здание с высокой крышей, украшенное барельефными медальонами с изображением граждан города. Здание важни погибло в 1944 году, а барельефы хранятся в музее. Место, на котором стояла важня, отмечено вымосткой – линией в два камня поперек основной вымостки площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1307 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Самый, пожалуй, яркий и колоритный архитектор довоенного Таллинна — Александр Владовский — вновь вернулся к таллиннцам: книгой, посвященной его жизни и творчеству.

Без преувеличения — долгожданная презентация работы московского автора Андрея Пономарева состоялась на прошлой неделе в стенах Кадриоргского Художественного музея.

Автор книги «Архитектор-художник Александр Владовский. Материалы к творческой биографии» Андрей Пономарев во время ее презентации в банкетном зале Кадриоргского дворца.

Автор книги «Архитектор-художник Александр Владовский. Материалы к творческой биографии» Андрей Пономарев во время ее презентации в банкетном зале Кадриоргского дворца.

Еще точнее — в помещении банкетного зала, пристроенного в самом конце двадцатых годов прошлого столетия к тыльному, обращенному к верхнему саду, фасаду Екатерининского дворца.

Место, разумеется, было выбрано организаторами мероприятия неслучайно: автором пристройки, идеально стилизованной под архитектурный язык петровского барокко, был сам Александр Владовский.

Как и автором еще нескольких десятков зданий, возведенных от родного для зодчего столичного Санкт-Петербурга до глухой провинции Южной Эстонии, — разных по стилистике, но всегда — запоминающихся.
Талант Владовского настолько многогранен, что заставляет вспомнить о Ренессансе.

Гений места

«Меня часто спрашивают: считаю ли я Владовского несправедливо позабытым, — рассказывает Понмарев. — Я уже привык отвечать: нельзя забыть то, с чем никогда не был знаком».

В этой фразе — констатация факта: упорно оставлявший на своих работах «автограф» в виде закладной доски с именем и фамилией архитектор до недавнего времени оставался фигурой малоизвестной.

Отчасти остается он таковым и по сей день: из выстроенных Владовским на берегах Невы задний ни одно, к сожалению, не внесено в список памятников местного, не говоря уже о федеральном, значения.

Ситуация в Эстонии гораздо оптимистичнее: фасады большинства построек, возведенных по проектам Владовского, украшает металлический значок — свидетельство внесения в регистр национального достояния.

По-другому, наверное, и быть не должно: уроженец столицы Российской империи, выразитель вполне «имперских» художественных вкусов, архитектор, парадоксальным образом, состоялся именно в независимой Эстонской Республике.

При этом, как подчеркивает Пономарев, творить на ее территории он начал более чем за двадцать лет до ее создания: в 1908 году тридцатидвухлетний Владовский был назначен главным архитектором Крен-гольмской мануфактуры в Нарве.

«Тут надо понимать одну тонкость, — отмечает исследователь. — Нарва, действительно, относилась в ту пору к Санкт-Петербургской губернии. Но Кренгольм считался отдельной административной единицей, которая входила в Эстлянд-скую губернию.

Так что даже формально нарвские постройки Владовского царского периода возводились именно в Эстляндии. А раз так — то считать архитектора эмигрантом, беженцем из революционного Петрограда особых оснований нет.

Он начал работать в эстонских краях еще до революции, продолжил ее здесь же и в послереволюционный период. В Эстонии, уже ставшей советской, завершились его жизненный путь и творческая биография.

Русский, точнее, не совсем русским, происходившим из обрусевших поляков зодчий принадлежит ныне эстонскому искусству. Хотя при жизни — что скрывать — многие критики отказывали ему в этом».

После забвения

Причина забвения Владовского очевидна: убежденный академист, упорно не желавший становиться частью «архитектурного мейнстрима», он не вписывался в искусствоведческий канон советской эпохи.

«Думается, в Эстонии архитектор не был окончательно забыт во многом как раз и потому, что идеологический прессинг всегда ощущался здесь не так сильно, как в других частях СССР, — высказывает предположение Пономарев. — Статья о Владовском, небольшая, но всё-таки, присутствует в Эстонской советской энциклопедии. Более развернутая работа, посвященная его творческому наследию, вышла в сборнике по архитектуре и градостроительству опять-таки в Эстонской ССР».

Автором публикации, во многом вернувшей своеобразного зодчего читателям, стал таллиннский искусствовед Лео Гене Имеются свидетельства, что планировал он посвятить Владовскому научную монографию, но, к сожалению, не успел…

«Я столкнулся с Владовским, можно сказать, практически случайно, — признается Пономарев. — Занимался архитектурными памятниками Печорского края. Попалась на глаза статья о реставраторе тамошнего монастырского ансамбля Леониде Зурове.

Написано было сочно, живо, со знанием дела. Заинтересовался — кто же такой этот Александр Владовский, чьи имя и фамилия стояли под статьей. Обратился с этим вопросом к Интернету — первым наткнулся, кстати, на материал, опубликованный в «Столице».

Заинтересовался. Начал искать материалы целенаправленно. Попробовал даже разыскать людей, которые могли бы быть знакомы с Владовским. Осознал, увы, что, разминулся с ними лет приблизительно на двадцать-двадцать пять

Тот же Лео Гене: он наверняка знал больше нас. Он интервьюировал Юрия Шумакова по данному вопросу — стенограмма этой, увы, не слишком содержательной, беседы сохранилась в архиве таллиннского Музея архитектуры; я ее читал.

Никто из русских зодчих Эстонии не был прежде удостоен столь подробной книги.

***

Читал я, разумеется, и статьи, которые Владовский публиковал на страницах выходивших в Эстонии газет на русском языке, и написанный им роман «Вавилон»: иллюстрации там явно превосходят по качеству содержание, огромную помощь оказали мои таллинские единомышленники: Ирина Белобровцева, Аурика Меймре, Март Калм — без них работа с местным, таллиннским, эстонским, материалом была бы едва ли осуществима.

Предвижу вопрос с эстонским языком. Отвечаю: полгода ходил в Москве на языковые курсы. Но этого, конечно, недостаточно: заказывал переводы у петербургской переводчицы Майлис Худилайнен».

Новые поиски

Результат шестилетней работы впечатляет: массивный том почти альбомного формата объемом в четыреста тридцать страниц.

Пожалуй, ни один из работавших на территории Эстонии архитекторов — за исключением, разве что, создателя ансамбля Тартуского университета Вильгельма Краузе — не был еще удостоен столь подробного исследования.

И это удивительно вдвойне. Во-первых, потому что наследие мастера рассеяно по различным архивам и частным собраниям. Во-вторых — талант Владовского был настолько многогранен, что невольно вспоминаешь о человеке эпохи Ренессанса.

Архитектурные наброски, зарисовки, наконец реализованные и нереализованные проекты — лишь часть его творческого наследия. А еще — проекты мебели, газетные виньетки, иконы, художественная
критика, наконец — злободневные фельетоны…

«Полное название моей книги — «Архитектор-художник Александр Владовский. Материалы к творческой биографии», — подчеркивает Пономарев. — И называется она именно так потому, что монографию в академическом смысле еще предстоит написать.

Точно будет пополняться раздел по постройкам: выявить всё, спроектированное Владовским, еще только предстоит. Тут необходима долгая и кропотливая работа в архиве таллиннского Департамента городского планирования как минимум.

Свой труд автор называет прологом к будущей академической монографии.

что рано или поздно где-нибудь на антикварных аукционах могут «всплыть», допустим, письма, написанные или адресованные Владовскому, или иные ценные материалы».

Стоит добавить, что в нынешнем издании книги, к сожалению, не рассматривается и еще один интересный аспект: восприятие архитектурного творчества Владовского не только русской и эстонской, но и местной остзейской периодикой.

В любом случае, автор не скрывает: он намерен продолжить исследовательскую работу. А значит новый, расширенный, уточненный и дополненный вариант творческой биографии зодчего — не за горами.

Йосеф Кац











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
На большом гербе Эстонской Республики, на золотом фоне исполненного в стиле барокко щита, изображены три льва-леопарда синего цвета с языками красного цвета и глазами серебряного цвета, которые идут, если смотреть со стороны щита, направо, устремив взоры на зрителя. С трех сторон щит окаймлен венком из двух скрещенных дубовых веток золотистого цвета. Основой герба Эстонии стал датский герб XIII столетия. Этот герб вместе с флагом передал Таллину король Вольдемар II в 1219 году. Официально герб утвердили в 1925 году. На сохранившейся наиболее ранней печати Таллина, относящейся к 1277 году, изображены три идущих коронованных леопарда с головами в анфас на треугольном гербовом щите. Леопарды были синими, располагались они на золотом поле.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!