А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Говорят так:
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1325 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Самый, пожалуй, яркий и колоритный архитектор довоенного Таллинна — Александр Владовский — вновь вернулся к таллиннцам: книгой, посвященной его жизни и творчеству.

Без преувеличения — долгожданная презентация работы московского автора Андрея Пономарева состоялась на прошлой неделе в стенах Кадриоргского Художественного музея.

Автор книги «Архитектор-художник Александр Владовский. Материалы к творческой биографии» Андрей Пономарев во время ее презентации в банкетном зале Кадриоргского дворца.

Автор книги «Архитектор-художник Александр Владовский. Материалы к творческой биографии» Андрей Пономарев во время ее презентации в банкетном зале Кадриоргского дворца.

Еще точнее — в помещении банкетного зала, пристроенного в самом конце двадцатых годов прошлого столетия к тыльному, обращенному к верхнему саду, фасаду Екатерининского дворца.

Место, разумеется, было выбрано организаторами мероприятия неслучайно: автором пристройки, идеально стилизованной под архитектурный язык петровского барокко, был сам Александр Владовский.

Как и автором еще нескольких десятков зданий, возведенных от родного для зодчего столичного Санкт-Петербурга до глухой провинции Южной Эстонии, — разных по стилистике, но всегда — запоминающихся.
Талант Владовского настолько многогранен, что заставляет вспомнить о Ренессансе.

Гений места

«Меня часто спрашивают: считаю ли я Владовского несправедливо позабытым, — рассказывает Понмарев. — Я уже привык отвечать: нельзя забыть то, с чем никогда не был знаком».

В этой фразе — констатация факта: упорно оставлявший на своих работах «автограф» в виде закладной доски с именем и фамилией архитектор до недавнего времени оставался фигурой малоизвестной.

Отчасти остается он таковым и по сей день: из выстроенных Владовским на берегах Невы задний ни одно, к сожалению, не внесено в список памятников местного, не говоря уже о федеральном, значения.

Ситуация в Эстонии гораздо оптимистичнее: фасады большинства построек, возведенных по проектам Владовского, украшает металлический значок — свидетельство внесения в регистр национального достояния.

По-другому, наверное, и быть не должно: уроженец столицы Российской империи, выразитель вполне «имперских» художественных вкусов, архитектор, парадоксальным образом, состоялся именно в независимой Эстонской Республике.

При этом, как подчеркивает Пономарев, творить на ее территории он начал более чем за двадцать лет до ее создания: в 1908 году тридцатидвухлетний Владовский был назначен главным архитектором Крен-гольмской мануфактуры в Нарве.

«Тут надо понимать одну тонкость, — отмечает исследователь. — Нарва, действительно, относилась в ту пору к Санкт-Петербургской губернии. Но Кренгольм считался отдельной административной единицей, которая входила в Эстлянд-скую губернию.

Так что даже формально нарвские постройки Владовского царского периода возводились именно в Эстляндии. А раз так — то считать архитектора эмигрантом, беженцем из революционного Петрограда особых оснований нет.

Он начал работать в эстонских краях еще до революции, продолжил ее здесь же и в послереволюционный период. В Эстонии, уже ставшей советской, завершились его жизненный путь и творческая биография.

Русский, точнее, не совсем русским, происходившим из обрусевших поляков зодчий принадлежит ныне эстонскому искусству. Хотя при жизни — что скрывать — многие критики отказывали ему в этом».

После забвения

Причина забвения Владовского очевидна: убежденный академист, упорно не желавший становиться частью «архитектурного мейнстрима», он не вписывался в искусствоведческий канон советской эпохи.

«Думается, в Эстонии архитектор не был окончательно забыт во многом как раз и потому, что идеологический прессинг всегда ощущался здесь не так сильно, как в других частях СССР, — высказывает предположение Пономарев. — Статья о Владовском, небольшая, но всё-таки, присутствует в Эстонской советской энциклопедии. Более развернутая работа, посвященная его творческому наследию, вышла в сборнике по архитектуре и градостроительству опять-таки в Эстонской ССР».

Автором публикации, во многом вернувшей своеобразного зодчего читателям, стал таллиннский искусствовед Лео Гене Имеются свидетельства, что планировал он посвятить Владовскому научную монографию, но, к сожалению, не успел…

«Я столкнулся с Владовским, можно сказать, практически случайно, — признается Пономарев. — Занимался архитектурными памятниками Печорского края. Попалась на глаза статья о реставраторе тамошнего монастырского ансамбля Леониде Зурове.

Написано было сочно, живо, со знанием дела. Заинтересовался — кто же такой этот Александр Владовский, чьи имя и фамилия стояли под статьей. Обратился с этим вопросом к Интернету — первым наткнулся, кстати, на материал, опубликованный в «Столице».

Заинтересовался. Начал искать материалы целенаправленно. Попробовал даже разыскать людей, которые могли бы быть знакомы с Владовским. Осознал, увы, что, разминулся с ними лет приблизительно на двадцать-двадцать пять

Тот же Лео Гене: он наверняка знал больше нас. Он интервьюировал Юрия Шумакова по данному вопросу — стенограмма этой, увы, не слишком содержательной, беседы сохранилась в архиве таллиннского Музея архитектуры; я ее читал.

Никто из русских зодчих Эстонии не был прежде удостоен столь подробной книги.

***

Читал я, разумеется, и статьи, которые Владовский публиковал на страницах выходивших в Эстонии газет на русском языке, и написанный им роман «Вавилон»: иллюстрации там явно превосходят по качеству содержание, огромную помощь оказали мои таллинские единомышленники: Ирина Белобровцева, Аурика Меймре, Март Калм — без них работа с местным, таллиннским, эстонским, материалом была бы едва ли осуществима.

Предвижу вопрос с эстонским языком. Отвечаю: полгода ходил в Москве на языковые курсы. Но этого, конечно, недостаточно: заказывал переводы у петербургской переводчицы Майлис Худилайнен».

Новые поиски

Результат шестилетней работы впечатляет: массивный том почти альбомного формата объемом в четыреста тридцать страниц.

Пожалуй, ни один из работавших на территории Эстонии архитекторов — за исключением, разве что, создателя ансамбля Тартуского университета Вильгельма Краузе — не был еще удостоен столь подробного исследования.

И это удивительно вдвойне. Во-первых, потому что наследие мастера рассеяно по различным архивам и частным собраниям. Во-вторых — талант Владовского был настолько многогранен, что невольно вспоминаешь о человеке эпохи Ренессанса.

Архитектурные наброски, зарисовки, наконец реализованные и нереализованные проекты — лишь часть его творческого наследия. А еще — проекты мебели, газетные виньетки, иконы, художественная
критика, наконец — злободневные фельетоны…

«Полное название моей книги — «Архитектор-художник Александр Владовский. Материалы к творческой биографии», — подчеркивает Пономарев. — И называется она именно так потому, что монографию в академическом смысле еще предстоит написать.

Точно будет пополняться раздел по постройкам: выявить всё, спроектированное Владовским, еще только предстоит. Тут необходима долгая и кропотливая работа в архиве таллиннского Департамента городского планирования как минимум.

Свой труд автор называет прологом к будущей академической монографии.

что рано или поздно где-нибудь на антикварных аукционах могут «всплыть», допустим, письма, написанные или адресованные Владовскому, или иные ценные материалы».

Стоит добавить, что в нынешнем издании книги, к сожалению, не рассматривается и еще один интересный аспект: восприятие архитектурного творчества Владовского не только русской и эстонской, но и местной остзейской периодикой.

В любом случае, автор не скрывает: он намерен продолжить исследовательскую работу. А значит новый, расширенный, уточненный и дополненный вариант творческой биографии зодчего — не за горами.

Йосеф Кац











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Главное здание больницы Общества общественного призрения с характерными вентиляционными трубами. Рисунок, выполненный по памяти в середине ХХ века.

От богаделен и госпиталей до больничных комплексов

Специальные здания для ухода за больными и их лечения предки нынешних таллиннцев начали строить еще до того, как поселение у ...

Читать дальше...

Северный, обращенный к Старому городу фасад театра и концертного зала «Эстония» в 1913 году: на первый взгляд – похоже, но приглядевшись, можно найти массу отличий.

Театр «Эстония»: метаморфозы фасада

За более чем вековую историю существования здания театра и концертного зала «Эстония» его северный, обращенный к Старому городу, фасад менял ...

Читать дальше...

Вход в здание Большой гильдии, стилизованный под сени сказочного терема 
в дни проведения Первой русской выставки Эстонии.

Смотр достижений нацменьшинства: Первая русская выставка

Первая русская выставка Эстонии, прошедшая в Таллинне весной 1931 года, привлекла всеобщее внимание и стала существенной вехой на пути межкультурного ...

Читать дальше...

Нынешний детский сад «Лотте» в Кадриорге – помещения ситцевой мануфактуры Х. Фрезе.

Восемь столетий Таллинна: век XVIII, просвещенный

Грань между Средними веками и Новым временем во многом условная – однако не будет ошибкой считать, что Таллинн по-настоящему переступил ...

Читать дальше...

Портреты космонавтов на фасаде таллиннского кафе «Москва».
Фото первой половины шестидесятых годов.

Таллинн, апрель 1961-го: космос становится ближе

Никогда до того – да, пожалуй, и никогда после, вплоть до дня сегодняшнего – космические дали не были так близки ...

Читать дальше...

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Новая кадриоргская оранжерея в представлении ее архитекторов.

Лето круглый год: в Кадриорг вернется оранжерея

Начать восстановление оранжереи, некогда бывшей неотъемлемой частью садово-паркового ансамбля в Кадриорге, городские власти планируют еще до конца нынешнего года. К числу ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!