Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Одно из сокровищ собрания Морского музея Эстонии — ледокол «Суур Тылль» — празднует в этом году сразу две знаменательные даты.

Первая — сто пять лет с момента спуска на воду на верфи тогдашнего немецкого Штеттина, где был он изготовлен специально для работ в акватории Ревельского порта.

Вторая — тридцатилетие возвращения в Таллинн в качестве музейного экспоната и уникальной частицы морской истории сразу нескольких государств: Эстонии, России, Финляндии.

Эхо юбилея

Ледокол «Суур Тыпль» у причала Таллиннской гавани. Снимок 1937 года.

Ледокол «Суур Тыпль» у причала Таллиннской гавани. Снимок 1937 года.

Сто лет назад балтийский климат был не менее переменчивым, но более суровым: Таллиннская бухта в ту пору замерзала регулярно. А раз так — то без ледокольного флота было здешнему порту не обойтись.

Потребность в ледоколах ощущалась здесь всегда. Особенно она усилилась после того, как Ревель стал основной базой Морской крепости имени Петра Великого — укрепрайона, прикрывающего подступы к Санкт-Петербургу.

До Первой мировой войны оставались считанные годы, но контуры будущих альянсов вырисовывались пока туманно. Потому, наверное, новый ледокол для работы в акватории Финского залива был заказан России у будущего противника — Германии.

Будущий «Суур Тылль» был заложен в 1912 году на верфях одного из наиболее крупных и солидных немецких судостроительных предприятий — AG Vulcan Stettin: строили здесь как военные корабли всех классов, так и гражданские лайнеры.

В конце 1913 года ледокол был спущен на воду. Весь тот год проходил в России под знаком трехсотлетнего юбилея императорского дома Романовых — и судно получило имя первого представителя правящей династии, царя Михаила Федоровича.

По меркам своего времени ледокол был современным судном. Его маневренные качества были выше всякой похвалы — в первую очередь, благодаря тому, что он обладал технической новинкой — третьим гребным винтом, расположенным в носу.

Имелся, правда, и один недостаток: машины двигателя, по старинке, были приспособлены для работы на угле — хотя фирма-производитель уже несколько лет ставила на свои суда котлы, работающие на жидком топливе.

Первым капитаном, который принимал ледокол, стал контр-адмирал в отставке Григорий Хагман. Под его командой «Царь Михаил Федорович» прибыл к порту приписки и встал у причала Ревельского порта.

Совсем вскоре грянули пушки Первой мировой войны. Ледокол был мобилизован для защиты империи и включен в состав Балтийского флота — началась долгая военная служба.

Иные имена

Первый ее период вполне мог оказаться для «Михаила Федоровича» если не откровенно рутинным, то уж определенно — вовсе не героическим.

Походы с оружием и другими грузами на борту на северный берег Финского залива в Гельсингфорс, зимой — обколка льда в порту приписки и провод кораблей на «чистую воду» — вот, собственно, и всё.

Работы ледоколу прибавилось, когда германский военно-морской флот начал рваться в Рижский залив и Моонзундский архипелаг приобрел важное стратегическое значение. В августе 1915 года здесь начались бои.

Одной из задач судна стала доставка на острова вооружения, топлива и продовольствия. В частности, на Сааремаа ледокол доставлял артиллерию, на полуостров Сырве — части батареи береговой обороны.

На удивление, за всю войну «Михаил Федорович» не получил даже царапины — и это с учетом того, что походы ему приходилась осуществлять в условиях минной опасности и при активных действиях подводных лодок германского противника.

Утратило в Первую мировую судно не плавучесть, а… имя: былое «монархическое» название было после Февральской революции сменено на «Волынец» — в память Волынского полка, первым перешедшего на сторону Временного правительства.

Наступил непростой 1918 год. Мирные переговоры в Брест-Литовске были сорваны. В ночь на 18 февраля войска кайзеровской Германии перешли в наступление по всему фронту, включая и прибалтийский театр военных действий.

Корабли и суда Балтийского флота оказались в бухте Ревеля под угрозой захвата. Выводить их в Гельсингфорс выпало ледоколам «Волынец» и «Ермак». Оттуда вскоре пришлось срочно передислоцироваться в Кронштадт…

Возвратившийся в столицу ставшей независимой Финляндии ледокол был интернирован правительством этой страны, сменил флаг и имя, став «Вяйнямёйненом» — тезкой героя финского эпоса.

Визиты в свой прежний порт приписки ледокол отнюдь не прекратил: на нем из Хельсинки прибывали в Таллинн финны, шведы, датчане — добровольцы Освободительной войны.

В конце 1922 года, после длительных дипломатических согласований, ледокол был передан Эстонии, сменив имя в четвертый раз, на этот раз наречен он был — «Суур Тылль».

Несгибаемый богатырь

Если верить легендам, то древний великан Суур Тылль жил на острове Сааремаа и едва ли покидал когда-нибудь его пределы.

Между тем, портом приписки для одноименного ледокола стал, конечно же, не крохотный Курессааре, а Таллинн — основной порт страны, через который следовали восемьдесят восемь процентов всех морских грузов.

Для Таллиннского порта это было ценное приобретение — во всех смыслах этих слов. Ведь если три прочих обслуживающих столичную гавань ледоколов были оценены страховщиками в 63 миллиона марок, то один «Суур Тылль» — в 176 миллионов.

В 1940 году Эстония оказалась в составе СССР, а самый мощный ледокол Таллиннского порта — в списках Балтийского морского пароходства. С нападением на Советский Союз Третьего рейха «Суур Тыллю» вновь пришлось вспоминать боевой опыт. Построенному на немецкой верфи судну дважды выпало воевать с Германией.

В первые военные месяцы судно совершило несколько переходов в Кронштадт. 13 июля 1941 года, идя в составе небольшого отряда, оно было атаковано шестью кораблями противника. Капитан дважды уклонялся от торпед, и они прошли мимо.

Выпало «Суур Тыллю» принять участие и в эвакуации Балтийского флота из осажденного вермахтом Таллинна — в знаменитом Таллиннском переходе, который считается наиболее трагической страницей в истории балтийского судоходства.

Приняв на борт несколько сот гражданских лиц и группу курсантов военно-морского училища, ледокол вместе с подлодками «Калев» и «Лембит» одними из последних покинули окруженный неприятелем город и взяли курс на Ленинград.

Можно только удивляться, но на фоне общих, к сожалению, очень тяжелых, потерь эвакуируемых плавсредств все корабли, которые носили имена эстонских национальных героев, уцелели и дошли до кронштадтских причалов. Имя легендарного богатыря хранило «Суур Тылль» от торпед и авиабомб врага.

Мобилизованный в состав отряда особого назначения флота, ледокол получил вооружение в виде легкой зенитной артиллерии, сменил капитана и личный состав. На его борт взошли моряки-балтийцы.

Для них, призванных со всего СССР, имя легендарного вождя древних эстов в борьбе с «железными людьми» — немецкими крестоносцами — не говорило ничего: «Суур Тылль» вновь переименовали.

Под «революционным» названием «Волынец» ледокол принимал участие в эвакуации моряков с полуострова Ханко. Получив повреждения, он вернулся в Кронштадт и встал на ремонт.

Отремонтировать его удалось только после снятия блокады. Демобилизованный в 1948 году, ледокол обслуживал линию «Ленинград — Таллинн», а позже работал в разных портах Балтики.

Музейный причал

Последний курс капитального ремонта и модернизации «Волынец» прошел в 1952 году в Финляндии. Впоследствии он выполнял свойственные для судов подобного класса задачи.

Справлялся он с ними не хуже других, однако с каждым годом становилось ясно: век парового флота подходит к концу. Даже переделка котлов под жидкое топливо не может предотвратить его.

В начале восьмидесятых годов ледокол был окончательно амортизирован. Казалось уже практически неизбежным: еще несколько лет, и судно-ветеран будет списано и отправится на переплавку.

«Волынцу» повезло: директор Морского музея Эстонской ССР Анте Пярн узнал, что дни судна сочтены. Он отправился в Ленинград, осмотрел его и смог обменять историческую реликвию на триста тонн железного лома.

11 октября 1988 года ледокол начал свой неспешный путь в давнишний порт приписки. Правда, поначалу из города Ломоносова его доставили в Палдиски, но, главное — судно перешло музею и было спасено для истории.

Еще через четыре года ледоколу было возвращено имя «Суур Тылль». Тщательно отреставрированный в год своего столетия, он стоит ныне у стенки музейного причала Летной гавани.

С первых минут пребывания на его борту сразу же ощущаешь: ты находишься внутри подлинной истории. А те, кто был связан с морем, чувствует здесь неразрывность времен.

Невольно начинаешь чувствовать уважение и гордость за поколения моряков, которые служили на «Суур Тылле», — вне зависимости от своей национальности и названия судна.

Семен Смеян,
капитан I ранга в отставке
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!