А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Удивительно, но в планах барона фон Глена, Нымме, замышлялся не просто курортным предместьем, а полноценным конкурентом Таллинну. Мало того, что фон Глен основал здесь несколько предприятий – он планировал превратить Нымме в... морской порт. По вырубке, созданной по трассе канала, который должен был приводить корабли из Коплиской бухты к подножию Мустамяги, была полвека спустя проложена улица Эхитаяте теэ.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Таллинн - всегда был и остается одним из старейших ганзейских городов, справедливо величая себя одним из «прекрасно сохранившихся средневековых европейских городов», прекрасно сочетая средневековые церкви и дома в готическом стиле с современной инфраструктурой.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Одно из сокровищ собрания Морского музея Эстонии — ледокол «Суур Тылль» — празднует в этом году сразу две знаменательные даты.

Первая — сто пять лет с момента спуска на воду на верфи тогдашнего немецкого Штеттина, где был он изготовлен специально для работ в акватории Ревельского порта.

Вторая — тридцатилетие возвращения в Таллинн в качестве музейного экспоната и уникальной частицы морской истории сразу нескольких государств: Эстонии, России, Финляндии.

Эхо юбилея

Ледокол «Суур Тыпль» у причала Таллиннской гавани. Снимок 1937 года.

Ледокол «Суур Тыпль» у причала Таллиннской гавани. Снимок 1937 года.

Сто лет назад балтийский климат был не менее переменчивым, но более суровым: Таллиннская бухта в ту пору замерзала регулярно. А раз так — то без ледокольного флота было здешнему порту не обойтись.

Потребность в ледоколах ощущалась здесь всегда. Особенно она усилилась после того, как Ревель стал основной базой Морской крепости имени Петра Великого — укрепрайона, прикрывающего подступы к Санкт-Петербургу.

До Первой мировой войны оставались считанные годы, но контуры будущих альянсов вырисовывались пока туманно. Потому, наверное, новый ледокол для работы в акватории Финского залива был заказан России у будущего противника — Германии.

Будущий «Суур Тылль» был заложен в 1912 году на верфях одного из наиболее крупных и солидных немецких судостроительных предприятий — AG Vulcan Stettin: строили здесь как военные корабли всех классов, так и гражданские лайнеры.

В конце 1913 года ледокол был спущен на воду. Весь тот год проходил в России под знаком трехсотлетнего юбилея императорского дома Романовых — и судно получило имя первого представителя правящей династии, царя Михаила Федоровича.

По меркам своего времени ледокол был современным судном. Его маневренные качества были выше всякой похвалы — в первую очередь, благодаря тому, что он обладал технической новинкой — третьим гребным винтом, расположенным в носу.

Имелся, правда, и один недостаток: машины двигателя, по старинке, были приспособлены для работы на угле — хотя фирма-производитель уже несколько лет ставила на свои суда котлы, работающие на жидком топливе.

Первым капитаном, который принимал ледокол, стал контр-адмирал в отставке Григорий Хагман. Под его командой «Царь Михаил Федорович» прибыл к порту приписки и встал у причала Ревельского порта.

Совсем вскоре грянули пушки Первой мировой войны. Ледокол был мобилизован для защиты империи и включен в состав Балтийского флота — началась долгая военная служба.

Иные имена

Первый ее период вполне мог оказаться для «Михаила Федоровича» если не откровенно рутинным, то уж определенно — вовсе не героическим.

Походы с оружием и другими грузами на борту на северный берег Финского залива в Гельсингфорс, зимой — обколка льда в порту приписки и провод кораблей на «чистую воду» — вот, собственно, и всё.

Работы ледоколу прибавилось, когда германский военно-морской флот начал рваться в Рижский залив и Моонзундский архипелаг приобрел важное стратегическое значение. В августе 1915 года здесь начались бои.

Одной из задач судна стала доставка на острова вооружения, топлива и продовольствия. В частности, на Сааремаа ледокол доставлял артиллерию, на полуостров Сырве — части батареи береговой обороны.

На удивление, за всю войну «Михаил Федорович» не получил даже царапины — и это с учетом того, что походы ему приходилась осуществлять в условиях минной опасности и при активных действиях подводных лодок германского противника.

Утратило в Первую мировую судно не плавучесть, а… имя: былое «монархическое» название было после Февральской революции сменено на «Волынец» — в память Волынского полка, первым перешедшего на сторону Временного правительства.

Наступил непростой 1918 год. Мирные переговоры в Брест-Литовске были сорваны. В ночь на 18 февраля войска кайзеровской Германии перешли в наступление по всему фронту, включая и прибалтийский театр военных действий.

Корабли и суда Балтийского флота оказались в бухте Ревеля под угрозой захвата. Выводить их в Гельсингфорс выпало ледоколам «Волынец» и «Ермак». Оттуда вскоре пришлось срочно передислоцироваться в Кронштадт…

Возвратившийся в столицу ставшей независимой Финляндии ледокол был интернирован правительством этой страны, сменил флаг и имя, став «Вяйнямёйненом» — тезкой героя финского эпоса.

Визиты в свой прежний порт приписки ледокол отнюдь не прекратил: на нем из Хельсинки прибывали в Таллинн финны, шведы, датчане — добровольцы Освободительной войны.

В конце 1922 года, после длительных дипломатических согласований, ледокол был передан Эстонии, сменив имя в четвертый раз, на этот раз наречен он был — «Суур Тылль».

Несгибаемый богатырь

Если верить легендам, то древний великан Суур Тылль жил на острове Сааремаа и едва ли покидал когда-нибудь его пределы.

Между тем, портом приписки для одноименного ледокола стал, конечно же, не крохотный Курессааре, а Таллинн — основной порт страны, через который следовали восемьдесят восемь процентов всех морских грузов.

Для Таллиннского порта это было ценное приобретение — во всех смыслах этих слов. Ведь если три прочих обслуживающих столичную гавань ледоколов были оценены страховщиками в 63 миллиона марок, то один «Суур Тылль» — в 176 миллионов.

В 1940 году Эстония оказалась в составе СССР, а самый мощный ледокол Таллиннского порта — в списках Балтийского морского пароходства. С нападением на Советский Союз Третьего рейха «Суур Тыллю» вновь пришлось вспоминать боевой опыт. Построенному на немецкой верфи судну дважды выпало воевать с Германией.

В первые военные месяцы судно совершило несколько переходов в Кронштадт. 13 июля 1941 года, идя в составе небольшого отряда, оно было атаковано шестью кораблями противника. Капитан дважды уклонялся от торпед, и они прошли мимо.

Выпало «Суур Тыллю» принять участие и в эвакуации Балтийского флота из осажденного вермахтом Таллинна — в знаменитом Таллиннском переходе, который считается наиболее трагической страницей в истории балтийского судоходства.

Приняв на борт несколько сот гражданских лиц и группу курсантов военно-морского училища, ледокол вместе с подлодками «Калев» и «Лембит» одними из последних покинули окруженный неприятелем город и взяли курс на Ленинград.

Можно только удивляться, но на фоне общих, к сожалению, очень тяжелых, потерь эвакуируемых плавсредств все корабли, которые носили имена эстонских национальных героев, уцелели и дошли до кронштадтских причалов. Имя легендарного богатыря хранило «Суур Тылль» от торпед и авиабомб врага.

Мобилизованный в состав отряда особого назначения флота, ледокол получил вооружение в виде легкой зенитной артиллерии, сменил капитана и личный состав. На его борт взошли моряки-балтийцы.

Для них, призванных со всего СССР, имя легендарного вождя древних эстов в борьбе с «железными людьми» — немецкими крестоносцами — не говорило ничего: «Суур Тылль» вновь переименовали.

Под «революционным» названием «Волынец» ледокол принимал участие в эвакуации моряков с полуострова Ханко. Получив повреждения, он вернулся в Кронштадт и встал на ремонт.

Отремонтировать его удалось только после снятия блокады. Демобилизованный в 1948 году, ледокол обслуживал линию «Ленинград — Таллинн», а позже работал в разных портах Балтики.

Музейный причал

Последний курс капитального ремонта и модернизации «Волынец» прошел в 1952 году в Финляндии. Впоследствии он выполнял свойственные для судов подобного класса задачи.

Справлялся он с ними не хуже других, однако с каждым годом становилось ясно: век парового флота подходит к концу. Даже переделка котлов под жидкое топливо не может предотвратить его.

В начале восьмидесятых годов ледокол был окончательно амортизирован. Казалось уже практически неизбежным: еще несколько лет, и судно-ветеран будет списано и отправится на переплавку.

«Волынцу» повезло: директор Морского музея Эстонской ССР Анте Пярн узнал, что дни судна сочтены. Он отправился в Ленинград, осмотрел его и смог обменять историческую реликвию на триста тонн железного лома.

11 октября 1988 года ледокол начал свой неспешный путь в давнишний порт приписки. Правда, поначалу из города Ломоносова его доставили в Палдиски, но, главное — судно перешло музею и было спасено для истории.

Еще через четыре года ледоколу было возвращено имя «Суур Тылль». Тщательно отреставрированный в год своего столетия, он стоит ныне у стенки музейного причала Летной гавани.

С первых минут пребывания на его борту сразу же ощущаешь: ты находишься внутри подлинной истории. А те, кто был связан с морем, чувствует здесь неразрывность времен.

Невольно начинаешь чувствовать уважение и гордость за поколения моряков, которые служили на «Суур Тылле», — вне зависимости от своей национальности и названия судна.

Семен Смеян,
капитан I ранга в отставке
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Тут, в Старом Таллине, на твою голову сплошняком сыплются разнообразные "привидения - Белые Дамы", "меткие стрелки - Тоомасы", "связавшиеся с дьяволом - Олевы", "черноголовые братья", и прочие "колодцы желаний". И ты слушаешь, слушаешь взахлёб, отвесив челюсть, потому что не просто знаешь, а уже нутром чуешь, что вот эти доски, вмурованные в площадь, действительно указывают на место единственной публичной казни священника в городе, а не воткнуты сюда пару лет назад предприимчивыми гражданами для заманивания туристов. Таллинну не имеет смысла пускаться на такое низкопробное трюкачество, которым грешит вся туристическая Европа, ибо здесь сохранилось и дошло до нас даже слишком много для человеческого индивидуума того самого неуютного средневековья. С замками, рыцарями, купцами, принцессами, ведьмами, колдунами и прочей атрибутикой...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!